Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Нужен ли перечень существенных признаков для промышленных образцов?

Ревинский Олег Витальевич

О.В.РЕВИНСКИЙ – патентовед, канд. юрид. наук

В первом полугодии 2009 г., когда по тематике «Патентное право» мне со студентами нужно было «проходить» административные регламенты Роспатента, был опубликован лишь регламент по промышленным образцам. Но, как говорится, нет худа без добра: благодаря этому обстоятельству мне пришлось штудировать этот регламент вместе с моими студентами, даже с небольшим опережением по фазе, чтобы не ударить в грязь лицом. И это дало прекрасную возможность поглубже разобраться со столь необычным для меня объектом, как промышленный образец. Вот уж воистину: хочешь научиться чему-либо сам – начни учить этому других.

Необычность эта состоит для меня (а как выяснилось впоследствии, и для моих студентов) в направленности этого объекта патентного права не на техническую сущность, как в случае изобретений и полезных моделей, а на внешний вид изделий. Не зря же, по мнению многих специалистов в области промышленной собственности, пишущих на эту тему или преподающих соответствующий курс, промышленный образец по многим своим характеристикам гораздо ближе к авторскому, нежели к патентному праву.

Вспомним, как определяется промышленный образец в п. 1 ст. 1352 ГК: «В качестве промышленного образца охраняется художественно-конструкторское решение изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, определяющее его внешний вид». И сравним это определение с тем, как охарактеризованы объекты авторского права в п. 3 ст. 1259 ГК: «Авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения,… в объемно-пространственной форме». Совершенно очевидно, что внешний вид изделий, характеризуемый формой, конфигурацией, орнаментом и сочетанием цветов (п. 1 ст. 1352 ГК) – как раз то, что охраняется авторским правом, так как относится к изобразительной или объемно-пространственной форме.

Различие между объектами авторского права и промышленными образцами сводится в основном к тому, что авторское право ориентировано в большей степени на объекты искусства или науки, тогда как в случае промышленного образца речь идет, как правило, об утилитарных предметах. Но объекты авторского права уникальны (по крайней мере, оригинальны, что явным образом следует из указаний на творческий характер труда авторов произведений науки, литературы или искусства – см., например, ст. 1257 и 1259 ГК), а вот промышленные образцы, хотя и оригинальны, но прямо предназначены для тиражирования и введения в хозяйственный оборот. Именно принципиальная повторимость (пусть и с некоторыми отклонениями) внешнего вида поступающих на рынок изделий требует их охраны не авторским, а патентным правом.

«Нацеленность» промышленного образца именно на внешний вид обусловила тот факт, что во всем мире для характеристики этого объекта используют изображение его внешнего вида, а не текстовую характеристику типа формулы изобретения (полезной модели). Вот как, например, охарактеризован промышленный образец в патенте США № D589.488: «Орнаментальный промышленный образец для мобильного телефона, как показано и описано». То есть для определения факта использования такого промышленного образца, будь то судебное разбирательство или рассмотрение спора в палате апелляций, нужно сравнить внешний вид спорного изделия с изображением, приведенным в соответствующем патенте.

Но как в п. 1 ст. 6 Патентного закона Российской Федерации, так и в п. 2 ст. 1352 ГК указано, что «промышленный образец является новым, если совокупность его существенных признаков, нашедших отражение на изображениях изделия и приведенных в перечне существенных признаков промышленного образца (пункт 2 статьи 1377), не известна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца». Здесь важно именно упоминание перечня существенных признаков, наличие которого согласно подпункту 5) п. 2 ст. 1377 ГК является обязательным в заявке на выдачу патента на промышленный образец.

Вот и стали заявители или патентоведы составлять эти перечни признаков для своих промышленных образцов. И здесь, на мой взгляд, таится большая опасность.

Связана эта опасность с тем, что каждое слово – это всегда обобщение. Каждое определяемое словом понятие – это всегда результат абстрагирования от некоторых конкретных признаков, то есть результат отсечения каких-то второстепенных (в конкретном случае) признаков для обособления основных, доминантных (для конкретного случая). Следовательно, словесная характеристика, сколь бы подробной она ни была, всегда характеризует не только объект, для которого она составлена, но и любой другой объект, отличающийся от данного признаками, которые составители такой характеристики сочли второстепенными. При этом «первостепенность» или «второстепенность» определяет именно составитель соответствующего перечня. Поэтому такой перечень всегда субъективен и мало подходит для цели, ради которой, насколько мне известно, и вводилось его нормативное использование – облегчение судебных разбирательств.

Иными словами, словесная характеристика внешнего вида какого-либо объекта (перечень его признаков) всегда и неизбежно шире, чем реальный характеризуемый этим перечнем внешний вид этого объекта. То есть возможна ситуация, когда под перечень подпадут другие объекты, которые в отсутствие этого перечня были бы признаны отличными от промышленного образца по этому патенту.

Внешний вид, в отличие от сущностных признаков изобретения или полезной модели, определяет впечатление, которое то или иное изделие производит на субъекта. Не зря же в Административном регламенте по промышленным образцам[1] в п. 9.5(1) есть указание на то, что правовая охрана не предоставляется решениям, способным ввести в заблуждение пользователя изделия, и к таким решениям отнесены, «в частности, решения, воспроизводящие или включающие элементы, тождественные или производящие общее впечатление (выделено мною. – О.Р.), которое может привести к смешению» с различными уже известными объектами.

Давайте разберемся, как создается общее впечатление. Известно, что пилот ведомого самолета, летя в тесном строю за ведущим, определяет изменение расстояния в паре самолетов по увеличению или уменьшению видимого размера ведущего самолета. Обычно это изменение становится заметным, когда видимый линейный размер ведущего самолета изменяется примерно на 1/3. Кроме того, известно, что пилот современного реактивного самолета при полете на большой высоте с огромной скоростью, находясь в состоянии стресса, теряет примерно 1/3 своих способностей, в том числе и к распознаванию образов (не зря все команды пилотам с земли дублируются). Следовательно, можно считать, что в нормальных условиях человек может распознавать изменение линейных размеров наблюдаемого объекта в случае, когда это изменение составляет 20 – 25%.

Все сказанное, на мой взгляд, применимо и к нашему рассмотрению. Изменение, хотя бы одного линейного размера во внешнем виде любого объекта, должно становиться заметным наблюдателю, если превышает 1/4 начального размера.

Изменение масштаба всего изображения не считается изменением внешнего вида (см. п. 22.5.5(2.2) раздела Административного регламента по промышленным образцам). Таким изменением может быть только изменение некоторых, причем, в первую очередь, доминирующих элементов изображения. Скажем, удаление одной из 16 надписей на ленте, обвивающей колосья в гербе Советского Союза, после преобразования Карело-Финской Республики в автономию практически осталось незамеченным. А вот бывший герб РСФСР, хотя и имел такие же колосья, обвитые лентами, резко отличался от герба СССР заменой земного шара, расположенного в центре, на фигурный картуш с буквами РСФСР. Заметным изменением может быть не только замена основных элементов, но и воспринимаемое наблюдателем изменение размеров одного или нескольких из них, не говоря уж об изменении их формы. К примеру, современный двуглавый российский орел имеет поднятые крылья с развернутыми по кругу перьями, тогда как двуглавый орел на первом российском гербе, а также на первом гербе после падения самодержавия в России имел поднятые крылья с более длинными перьями, параллельно опущенными вниз, так что его образ явно отличался от современного.

С учетом сказанного примем, что заметным изменением, позволяющим считать один зрительный образ отличным от другого, будет такое изменение формы одного или нескольких из основных (доминирующих) элементов, при котором часть линейных размеров этой формы изменяется по меньшей мере (для гарантии) наполовину. А теперь в качестве иллюстрации того, что перечень существенных признаков промышленного образца конкретного внешнего вида может характеризовать и объекты отличного внешнего вида, приведем несколько примеров.

В патенте Российской Федерации на промышленный образец № 69751 охарактеризованы два варианта светильника. Первый имеет следующий перечень существенных признаков.

«Светильник, характеризующийся:
   составом основных композиционных элементов: основание в виде уплощенного параллелепипеда, квадратного в плане, короткая стойка, абажур;
   выполнением абажура в виде полого усеченного конуса, расположенного на стойке, с отверстием в нижней части и с круглым отверстием в верхней части меньшего диаметра;
   выполнением абажура с диаметром нижней части, превышающим ширину основания, и с диаметром верхней части, соизмеримым с шириной основания;
   расположением стойки по центру основания;
   выполнением стойки из двух частей: верхней, вертикально ориентированной в виде стержня, нижней в виде диска, расположенного в центре основания, с плавным переходом одной части в другую с радиусным скруглением»
(рис. 1).

Светильник, охарактеризованный перечнем существенных признаков
Рис. 1. Светильник, охарактеризованный перечнем существенных признаков по патенту РФ № 69751

Как еще могут выглядеть светильники, полностью удовлетворяющие этому же перечню (см. рис. 2)?

Светильники, полностью удовлетворяющие перечню существенных признаков по патенту РФ № 69751
Рис. 2. Светильники, полностью удовлетворяющие перечню существенных признаков по патенту РФ № 69751

Это, очевидно, не весь ряд возможных внешних видов светильника, которые будут отвечать тому же перечню существенных признаков, создавая при этом совершенно иной зрительный образ, нежели запатентованный светильник. И это не говоря уже о таких недостатках приведенного перечня, как дублирование признаков (расположение стойки по центру основания – расположение диска той же стойки в центре основания), неопределенность термина «отверстие в нижней части» (получается, что отверстие может быть любой формы), наличие признака «короткая стойка» без указания меры этой «короткости».

В последнем случае, по-видимому, предполагалось, что определение «короткая» в первом варианте будет отличать такой светильник от его второго варианта (рис. 3), перечень которого отличается заменой слова «короткая» на слово «высокая» и употреблением этого же определения для вертикально ориентированной верхней части стойки в виде стержня.


Рис. 3

Понятно, что и для второго варианта все показанные выше модификации, только с высокой стойкой, также будут соответствовать переченю существенных признаков этого варианта. А ведь рассмотренный перечень составляли, надеюсь, опытные патентные поверенные. Но, как видим, даже опыт не дает гарантий избежать субъективности и ошибок. Что уж говорить о таком промышленном образце, как приведенный в патенте Российской Федерации № 69728: «Изделие абсорбирующее гигиеническое, характеризующееся:

   криволинейным контуром;
   наличием замкнутой кривой линии в виде овала и расположенных вокруг нее групп линий на верхней стороне, создающих образ стилизованного цветка»
(рис. 4).


Рис. 4

Приведем только пару «образов стилизованного цветка», имеющих в середине «кривую линию в виде овала» и «расположенные вокруг нее группы линий», которые создают совершенно иной зрительный образ (рис. 5).


Рис. 5

А на рис. 6 покажем лишь некоторые «криволинейные контуры», заведомо отличные от приведенного в упомянутом патенте.


Рис. 6

Напрашивается вывод либо о неспособности, либо о небрежности составителей такого перечня, под который при желании можно «подвести» многие другие изделия.

Еще пример, на этот раз чисто изобразительный. В патенте Российской Федерации № 69733 представлен такой промышленный образец:

   «Панель потолочная, характеризующаяся:
   выполнением в виде плоского элемента квадратной формы с декоративным рисунком на лицевой поверхности;
   симметричным композиционным построением рисунка из стилизованных растительных элементов, переплетенных с элементами на основе геометрических фигур и расположенных в углах панели;

   отличающаяся:
   прорисовкой растительных элементов в виде тонких веток с завитками и ланцетовидными листьями, пересекающих элементы на основе геометрических фигур и прямые отрезки с завитками на концах, расположенные параллельно боковым сторонам;
   наличием пары симметричных завитков, отходящих от отрезков и соединяющихся между собой;
   цветографическим решением декоративного рисунка, выполненного темным цветом с белым контуром на светлом фоне, проработанном с тональным переходом от светлого в центре к более темному по углам;
   выполнением поверхности панели плоской, гладкой фактуры»
(рис. 7).


Рис. 7

Здесь налицо старание составителя подчеркнуть особенности как самой панели, так и нанесенного на нее рисунка. Но и в этом случае вполне можно представить себе иной рисунок, подпадающий под действие того же перечня существенных признаков (см. рис. 8).


Рис. 8

В первом из противопоставленных примеров (рис. 2) изменены линейные размеры некоторых основных элементов, во втором – размер овала и заменены группы линий. В третьем примере (рис. 6) изменена форма криволинейного контура, а в четвертом (рис. 8) – положение завитков на прямых отрезках, элементы на основе геометрических фигур и направление ланцетовидных листьев. То есть все противопоставленные примеры точно соответствуют приведенным перечням существенных признаков, но имеют при этом отличный от запатентованных промышленных образцов внешний вид.

Конечно, можно было бы для уточнения существенных признаков во всех указанных и иных случаях приводить более развернутые характеристики, учитывающие соотношения линейных и угловых размеров, направление линий и т.п., но нужна ли вообще такая точность там, где речь идет о внешнем виде и, более того, о зрительном впечатлении, а не о технической сущности?

Отметим попутно, что все приведенные выше патенты демонстрируют, помимо уже указанного недостатка, состоящего в более широком охвате перечнем существенных признаков, приведенном в каждом из них, объектов с иным зрительным образом внешнего вида, еще и трудность в составлении такого перечня даже для опытных патентоведов. Разумеется, эта трудность не столь значительна, и при определенном навыке ее вполне можно обойти. Вопрос в том, нужно ли вообще бороться с этой трудностью или все же обратиться к ее первопричине?

А причина уже продемонстрирована вышеприведенными примерами. Так что, на мой взгляд, совершенно излишне было отягощать ст. 1352 и 1377 ГК и соответствующие разделы Административного регламента по промышленным образцам этими перечнями. Пользы от них, даже на начальном этапе применения, не так уж и много, а вот вреда, пусть пока в значительной степени потенциального, гораздо больше. Есть внешний вид, запечатленный на изображениях, – вот пусть и разбираются уполномоченные специалисты, насколько он одинаков у реального объекта и у запатентованного промышленного образца, насколько разнятся создаваемые ими зрительные образы. И чтобы никакие перечни, неизбежно обобщающие какие-то детали, не мешали этому разбирательству своей якобы большей определенностью.

Напомним, кстати, что в п. 9.8(5) Административного регламента по полезным моделям[2] есть недвусмысленное указание на то, что замена характеристики признака в формуле полезной модели отсылкой к чертежам, содержащимся в заявке, допускается в случае, когда без такой отсылки признак невозможно охарактеризовать так, чтобы формула была ясной и понятной специалистам. Но если в одном нормативном документе разрешается ссылаться на чертежи, когда даже сущностный признак нельзя или очень трудно описать словами, то почему другие нормативные документы из той же области требуют такого описания для чисто видовых признаков?


[1] Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на промышленный образец и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на промышленный образец//Патенты и лицензии. 2009. № 3. С. 12.
[2] Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на полезную модель и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на полезную модель//Патенты и лицензии. 2009. № 5. С. 28.