Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



В США продолжается битва за «Московскую» водку

М.А.ВОЛЧЕНКО – американский адвокат и сотрудник юридической фирмы «Дуэйн Моррис ЛЛП» (г. Филадельфия, США)

29 апреля 2009 г. апелляционный суд федерального округа США пересмотрел решение патентного ведомства США об отказе в регистрации товарного знака «Московская». Заявитель – компания «Спиритс интернэшнл Б.В.» – не отрицал, что водка, маркированная товарным знаком «Московская», не будет производиться в Москве и вообще не будет иметь никакого отношения к Москве (и, очевидно, к России). Суд отменил решение апелляционной палаты по рассмотрению споров по товарным знакам при патентном ведомстве США, согласно которому было утверждено решение об отказе в регистрации товарного знака «Московская» компанией «Спиритс».

К слову, автор данной статьи в недоумении: кому же на деле принадлежит известный товарный знак? На сайте Союзплодимпорта указано, что товарный знак «Московская» для водки по-прежнему принадлежит этой компании. Непонятно, тогда при чем здесь «Спиритс»? Суд, впрочем, в вопрос о том, кто является правообладателем знака, не вникал.

Компания «Спиритс» сумела убедить суд, что отказ в регистрации был необоснованным. Суд удовлетворил ее апелляцию, по крайней мере, частично и отправил дело на новое рассмотрение в патентное ведомство.

Суть проблемы в следующем. По закону США о товарных знаках запрещается регистрация товарного знака, если таковой состоит из географического обозначения, которое вводит или может ввести в заблуждение потребителя. Например, в наименовании коньяка есть слово «французский», а коньяк произведен где-нибудь в деревне Новые Васюки. Такое использование географического наименования, безусловно, введет потребителя в заблуждение. Причем в США действует судебный прецедент: товарные знаки на иностранных языках, как правило, переводятся на английский язык. Такое правило называют здесь доктриной иностранных эквивалентов. А затем, уже после перевода, осуществляется экспертиза с учетом степени распознаваемости обозначения в качестве товарного знака и корректности по отношению к возможным ожиданиям потребителя.

Пример. Если бы владелец известной сети кофеен «Кофе Хаус» попытался зарегистрировать свой товарный знак (словесное обозначение «Кофе Хаус») в России по американским законам, у него бы эта попытка скорее всего не удалась. «Кофе Хаус» в транслитерации представляет собой «coffee house», что в переводе с английского означает «кофейня». В США (как, впрочем, и в России) нельзя регистрировать общепринятое обозначение заведения в качестве товарного знака. Как и в России, в США было бы недопустимо зарегистрировать «Ресторан» в качестве товарного знака, обозначающего ресторан. Такая регистрация создала бы монополию на слово или обозначение, которым правомерно хотели бы пользоваться конкуренты. К примеру, англоязычный иностранец в России вполне может использовать название «coffee house Shokoladnitsa» (кофе хаус «Шоколадница» или кофейня «Шоколадница»). По американскому праву такое использование является правомерным (fair use) и не будет нарушением товарного знака.

Возвращаемся к судебному делу о регистрации товарного знака для водки «Московская». Патентное ведомство США установило, что «Московская» в переводе на английский язык может означать «произведено в Москве». Патентное ведомство отметило, что на русском языке разговаривают, по крайней мере, 706 тыс. человек, проживающих в США (по данным официальной переписи США 2000 г.). Следовательно, по мнению патентного ведомства, множество людей будет введено в заблуждение указанным товарным знаком.

Однако апелляционный суд не согласился с такой интерпретацией закона. Суд посчитал, что патентное ведомство неправильно истолковало закон. По мнению суда, патентное ведомство не приняло во внимание следующий вопрос: а составляют ли русскоязычные значительную часть потребительского рынка водки в США? Суд заметил, что 706 тыс. человек – это около 0,25% населения США. (Не буду обсуждать данные переписи 2000 г. и их использование судом. По некоторым оценкам, только в Нью-Йорке и его пригородах проживает около миллиона русскоязычных.) Суд посчитал, что даже если все русскоязычные потребители США будут введены в заблуждение, – это недостаточное доказательство, и отменил решение патентного ведомства об отказе в регистрации.

Суд, однако, подчеркнул, что это решение неокончательное. Любопытно следующее предположение суда: «Возможно, русскоязычное население составляет наибольшую долю потребителей водки в США». (Даже не знаю, как реагировать на это высказывание: обижаться или гордиться?) Вполне реально, что коренные американцы, не владеющие русским языком, тоже могут посчитать, что «Московская» означает «made in Moscow». Если обе группы сложить, продолжает рассуждать суд, то значительная часть потребителей, вероятно, может быть введена в заблуждение.

Итак, суд, не приняв окончательного решения, направил дело на новое рассмотрение для выяснения дополнительных обстоятельств. Длительная история регистрации одного из самых известных водочных товарных знаков продолжается, и мы будем с интересом следить за развитием событий.