Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Давайте вместе решать проблемы

Павловский Анатолий Николаевич

А.Н.ПАВЛОВСКИЙ – старший партнер юридической фирмы «Городисский и партнеры»

Проблема, с которой столкнулись патентные поверенные, вызвана направлением Палатой по патентным спорам уведомлений о поступивших возражениях против выдачи патентов (патенты выданы на имя иностранных лиц, которых представляли патентные поверенные нашей фирмы). В уведомлении указано, что оно направлено также иностранному лицу. При этом экземпляр материалов возражения (на русском языке) приложен только к уведомлению, направленному за границу. В связи с этим мы бы хотели рассмотреть действующие правовые нормы, которые бы подтвердили или опровергли новую практику работы Палаты по патентным спорам.

Традиционно Палата по патентным спорам, как и ее правопредшественники, направляла указанные уведомления с приложением материалов возражения патентообладателю (или его представителю, не являющемуся патентным поверенным), если ему законодательством предоставлено право вести дела с Роспатентом не через патентного поверенного, либо его патентному поверенному. Такой порядок установлен законодательно: согласно п. 2 ст. 15 Патентного закона Российской Федерации иностранные лица (физические и юридические) ведут дела с Роспатентом через российских патентных поверенных. Такая же норма установлена и в отношении дел, рассматриваемых Палатой по патентным спорам (п. 2.1 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам[1], утвержденных приказом Роспатента от 22 апреля 2003 г. № 56 (далее – Правила)).

Данная норма является международным стандартом и направлена на облегчение процедуры (см.: Комментарий Г.Боденхаузена к Парижской конвенции по охране промышленной собственности (п. (3) ст. 2): «К той же категории процедурных вопросов относится обязанность, возлагаемая законодательством многих стран на лиц, не имеющих места жительства или предприятий в этих странах, – указать адрес уполномоченного для ведения переписки в этой стране или назначить поверенного с тем, чтобы облегчить процедуру»).

Оппоненты этой международной практики отвечают, что ст. 36 Патентного закона прямо указывает на то, что иностранные физические и юридические лица пользуются правами, предусмотренными Законом, наравне с физическими и юридическими лицами Российской Федерации в силу международных договоров Российской Федерации или на основе принципа взаимности. А далее, с учетом этой нормы Закона, а также в соответствии с п. 3.1 Правил ФГУ «Палата по патентным спорам» направляет экземпляр возражения вместе с уведомлением о принятии его к рассмотрению обладателю на территории Российской Федерации исключительного права на изобретение, с предложением до даты проведения заседания коллегии Палаты по патентным спорам представить отзыв в Палату по патентным спорам и лицу, подавшему возражение.

Но если оперировать какой-либо нормой, чтобы доказать обоснованность нововведений, надо эту норму не исказить. Оппоненты трактуют эту норму права следующим образом: «Права, предоставленные национальным законом отечественным лицам, автоматически распространяются в отношении иностранных лиц».

В п. 3.1 Правил указано, что уведомление направляется патентообладателю, и не указано на ограничение того, что если патентообладатель – иностранное лицо, то уведомление ему необходимо направлять через его патентного поверенного. Отсутствие такого ограничения и истолковано оппонентами как правовое основание для направления уведомления иностранному лицу непосредственно. При этом решающую для данного вопроса норму права, установленную п. 2 ст. 15 Патентного закона, ограничивающую права иностранных лиц в ведении дел с Роспатентом только через российских патентных поверенных, не учитывают.

Следует констатировать, что упомянутое ограничение прав иностранных лиц, установленное названным пунктом Закона, является реализацией прав, предоставленных всем государствам – участникам Парижской конвенции по охране промышленной собственности (п. (3) ст. 2). При этом содержание общепринятой в мире нормы права, установленной ст. 36 Патентного закона Российской Федерации, заключается не в том, что все права, предоставляемые национальным законом отечественным лицам, автоматически распространяется и на иностранных лиц, а в том, что это равенство в правах регулируется международными договорами либо принципом взаимности.

Ограничение для иностранных лиц в части ведения дел с патентными ведомствами только через отечественных патентных поверенных предусмотрено законодательствами практически всех стран мира и, как отмечено выше, основано на п. (3) ст. 2 Парижской конвенции. С некоторыми странами – бывшими субъектами СССР – Российской Федерацией заключены договоры, устанавливающие равенство прав лиц этих стран в отношении ведения дел с патентными ведомствами этих стран. Этот факт отражает реализацию упомянутого общепринятого в мире положения (ст. 36 Патентного закона Российской Федерации) о соблюдении равенства прав отечественных и иностранных лиц на основе международных договоров.

В п. 2 ст. 15 Патентного закона сказано, что «в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, физические лица, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации, или иностранные юридические лица могут осуществлять самостоятельную подачу заявок, уплату патентных пошлин и иные действия в соответствии с международным договором Российской Федерации». Этот подход предусмотрен, например, Договором о патентном праве (PLT), участником которого со 2 июня 2000 г. является Россия. Автор присутствовал при обсуждении этих положений при подписании PLT и помнит, как представители многих патентных ведомств и международных организаций выступали даже против подачи заявок напрямую в патентные ведомства физическими или юридическими лицами. А уж вопрос о расширении юридически значимых действий, а тем более направлении возражений напрямую между патентным ведомством и иностранным заявителем даже не обсуждался.

Федеральным законом от 12 февраля 2001 г. № 10-83 «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам» Россия присоединилась к названной Конвенции, в соответствии с которой направление указанных документов гражданам и юридическим лицам из страны – участницы Конвенции в другую страну осуществляется только через определенные органы получающей страны, которые и вручают их гражданам и юридическим лицам своей страны. Указанные уведомления Палаты по патентным спорам относятся к документам, предусмотренным этой Конвенцией.

На этом же принципе, в частности, основан порядок направления национальным патентным ведомством страны – участницы Мадридского соглашения о международной регистрации знаков – так называемого предварительного отказа по международной заявке не непосредственно правообладателю этого знака, а через Международное бюро ВОИС.

Таким образом, направление Палатой по патентным спорам возражения с уведомлением о принятии его к рассмотрению непосредственно иностранному лицу, а не его патентному поверенному противоречит законодательству. Да и почему бы не направлять материалы заявок патентному поверенному? Ведь иностранные лица выдают патентным поверенным доверенности, подтверждающие правомочия последних вести все предусмотренные законом действия от имени доверителя. Направление Палатой по патентным спорам уведомления о принятом к рассмотрению возражении не патентному поверенному, а иностранному лицу можно расценить как ее недоверие правомочиям, предоставленным иностранным лицом патентному поверенному на основании доверенности.

Это недоверие может возникнуть только в случае истечения срока действия доверенности по заявке, находящейся в деле. Но тогда возникает вопрос: на каком основании в таком случае патентному поверенному направляется уведомление о заседании коллегии по рассмотрению возражения, а не требование представления доверенности, оформленной в установленном порядке?

Кстати, об установленном порядке. Бесконфликтной работе Роспатента с патентными поверенными во многом бы способствовала разработка формы доверенности единого образца, которая сняла бы многие вопросы и уменьшила объем переписки.

Мы, конечно, понимаем, что принятый порядок направлен на исключение случаев ненадлежащего уведомления иностранного патентообладателя о поступившем возражении по адресу для переписки, указанному в опубликованных сведениях о патенте РФ. Благое пожелание, к сожалению, в большинстве случаев заканчивается неудачей. Многие патентообладатели не получают указанные уведомления. Да и как они могут их получить, если иметь в виду, что крупные иностранные фирмы подают тысячи патентных заявок в различные страны через разных патентных поверенных, которые находятся не по адресу фирмы-заявителя?

Как найти компромиссное решение, которое удовлетворит заявителя, Роспатент и патентных поверенных?

Было бы логичнее, соблюдая нормы международного права, направлять полный комплект (уведомление с приложением материалов возражения) патентному поверенному, а уведомить на соответствующем языке иностранного правообладателя, указав, что один экземпляр уведомления с приложенными к нему материалами возражения направлен патентному поверенному. По меньшей мере, поставленная цель уведомления правообладателя о принятом к рассмотрению возражении, если не напрямую, то через патентного поверенного, была бы достигнута. В этом случае иностранный правообладатель определился бы со своим патентным поверенным: либо им остался тот, через которого был получен охранный документ, либо вновь назначенный.

Уважаемые руководители Роспатента, давайте вместе решим эту проблему, чтобы не мешать работе.


[1] Патенты и лицензии. 2003. № 7. С. 44.