Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Чье изобретение в датчиках фазы?

Дедков Е.А.«Калужане ловят фазу» - под таким заголовком была опубликована заметка в № 3 журнала «За рулем» за 2002 г. Она сообщала о начале продаж ОАО «Калужский завод «Автоприбор» нового датчика фазы 24.3847 для автомобилей ГАЗ (назначение датчика - регулирование впрыска топлива в двигатель автомобиля). Также сообщалось, что конструкция датчика защищена свидетельством на полезную модель. В дальнейшем ОАО «Калужский завод «Автоприбор» выпустило на рынок модификацию данного датчика для автомобилей ВАЗ под номером 26.3847.

Данные обстоятельства послужили поводом для длительного и интересного судебного разбирательства. В екатеринбургский офис фирмы «Городисский и партнеры» обратилось ООО «НПП «Лантан-1» (г. Екатеринбург) - наукоемкое предприятие, которое на базе Уральского государственного университета разрабатывает и продает комплектующие для автомобильной промышленности, ООО «НПП «Лантан-1» указывало на неправомерное использование ОАО «Калужский завод «Автоприбор» в производимых датчиках фазы 24.3847 и 26.3847 принадлежащего ему изобретения «Датчик положения зуба зубчатого колеса» (патент № 2207575 с приоритетом от 10 апреля 2001 г.).

Проведенное исследование показало, что доводы ООО «НПП «Лантан-1» об использовании в датчиках фазы 24.3847 и 26.3847 изобретения по патенту № 2207575 обоснованны. В связи с этим были собраны доказательства, подтверждающие состав правонарушения ОАО «Калужский завод «Автоприбор», а также предпринята попытка урегулировать с калужским производителем спор в досудебном порядке.

Переговоры не дали результата, и стороны встретились в Арбитражном суде Калужской области. ООО «НПП «Лантан-1» потребовало запретить ОАО «Калужский завод «Автоприбор» изготовлять, применять, предлагать к продаже, продавать, иным образом вводить в гражданский оборот датчики фазы 26.3847 и 24.3847, а также хранить их для этих целей.

При рассмотрении дела были затронуты следующие вопросы патентного права:

разрешение спора при наличии у спорящих сторон собственных патентов, защищающих конструкцию датчиков;
разрешение вопроса об использовании запатентованного изобретения истца в продукции ответчика;
разрешение вопроса о наличии у ответчика права преждепользования в отношении производимых им датчиков.

Следует заметить, что вопрос о коллизии двух патентов в патентных спорах рассматривается в проекте информационного письма Высшего арбитражного суда Российской Федерации «о некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собствен-ности», размещенном в Интернете на официальном сайте данного судебного органа. В качестве альтернативных вариантов разрешения коллизии в проекте, по сути, зафиксированы позиции истца и ответчика по делу о датчиках фазы для автомобилей ВАЗ и ГАЗ. В связи с этим рассмотренное в Арбитражном суде Калужской области дело представляет определенный теоретический и практический интерес.

Итак, возражая на исковое заявление, представитель ОАО «Калужский завод «Автоприбор» заявил, что в производимых им датчиках фазы используются его собственные запатентованные технические решения (патент на изобретение № 2244309, патенты на полезные модели № 19921, 41371). При этом уникальность ситуации заключалась в том, что патент ответчика на полезную модель № 19921 «Ферромагнитный датчик» имел ту же дату приоритета, что и патент истца на изобретение «Датчик положения зуба зубчатого колеса» - 10 апреля 2001 г.

По мнению ответчика, истцу следовало сначала добиться аннулирования данных патентов в административном порядке в Палате по патентным спорам, а поскольку этого не сделано, суд должен отказать в удовлетворении исковых требований.

Вторым аргументом ответчика был довод о том, что в производимых им датчиках фазы не используется изобретение ООО «НПП «Лантан-1» по патенту № 2207575. Данное обстоятельство ответчик доказывал заключениями привлеченных им специалистов.

Мы же возражали против позиции ОАО «Калужский завод «Автоприбор», согласно которой использование его собственных запатентованных технических решений влечет отказ в иске. На наш взгляд, данные доводы не могли опровергнуть довод о том, что в продукте ответчика используется изобретение истца. Исходя из существа заявленных исковых требований, в процессе, по нашему мнению, выяснению подлежали следующие обстоятельства: использует ли ответчик изобретение истца, и, если использует, является ли такое использование противоправным. Вопрос об использовании в датчиках фазы 24.3847 и 26.3847 каких-либо иных запатентованных объектов не связан с основанием и предметом заявленного иска, и его разрешение не способно повлиять на квалификацию спорных отношений (часть 2 ст. 65 АПК РФ). Кроме того, мы ссылались на п. 1 ст. 10 Патентного закона Российской Федерации, согласно которому «никто не вправе использовать запатентованное изобретение ... без согласия патентообладателя».

Чтобы доказать факт использования изобретения ООО «НПП «Лантан-1» в датчиках фазы ответчика, в суде было заявлено ходатайство о назначении экспертизы. Ходатайство удовлетворили, и проведение экспертизы суд поручил государственному эксперту ФГУ ФИПС.

Экспертиза подтвердила факт использования изобретения истца «Датчик положения зуба зубчатого колеса» в датчиках фазы ответчика 26.3847 и 24.3847. Все попытки ответчика и привлеченного им для участия в деле московского патентного поверенного поставить под сомнение обоснованность выводов судебной экспертизы и добиться проведения дополнительной и повторной экспертиз не увенчались успехом.

Тогда ОАО «Калужский завод «Авто-прибор» выдвинул новый довод, направленный на защиту от предъявленного иска, - наличие у него права преждепользования в отношении производимых им датчиков фазы. Ответчик добился отложения рассмотрения дела и перерыв в судебном заседании использовал для подготовки документов, которые, по его мнению, должны были доказать наличие у него права преждепользования.

Исследование представленных ответчиком доказательств позволило нам сделать заключение о том, что ссылки на наличие у него права преждепользования необоснованны, так как не выполнялись в совокупности все условия, установленные ст. 12 Патентного закона. По нашему мнению, ответчик пытался обосновать преждепользование изготовлением им датчиков фазы иной модификации под номером 21.3855.

Решением Арбитражного суда Калужской области от 29 января 2007 г. по делу № А23-6704/05Г-8-288 исковые требования ООО «НПП «Лантан-1» были удовлетворены в полном объеме.

Арбитражный суд указал:

по доказыванию факта использования изобретения истца в продукте ответчика: «... Экспертное заключение соответствует требованиям ст. 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; в нем отсутствуют неточности и противоречия, которые могли бы привести к возникновению сомнений в обоснованности заключения эксперта ...»;
по наличию у ответчика права преждепользования: «... Письменные документы и чертежи не являются, по мнению суда, надлежащими доказательствами, поскольку не позволяют однозначно установить одновременного наличия обстоятельств, с которыми законодатель связывает возможность ограничения исключительных прав и использования запатентованного объекта без санкции правообладателя, а также отно-симость данных документов к изделиям 24.3847 и 26.3847, выпускаемых ответчиком»;
по оценке ссылок ответчика на собственные патенты: «Использование в изделиях ответчика 24.3847 и 26,3847 принадлежащих ответчику охранных документов на полезную модель и изобретение не исключает использование в данных изделиях охраняемого патентом изобретения истца».

На данное решение ответчик подал апелляционную жалобу, в которой повторял свою позицию по делу, а также ссылался на якобы имевшиеся процессуальные нарушения суда первой инстанции. Двадцатый Арбитражный апелляционный суд (г. Тула) своим постановлением от 6 июня 2007 г. оставил без изменения решение Арбитражного суда Калужской области, а апелляционную жалобу ОАО «Калужский завод «Автоприбор» - без удовлетворения.

При этом суд апелляционной инстанции указал:

«Довод апеллятора о том, что в производимых датчиках фазы 24.3847 и 26.3847 использованы принадлежащие ОАО «Калужский завод «Автоприбор» охранные документы на полезную модель и изобретение, не означают неиспользование в спорных изделиях охраняемого патентом изобретения истца и не отменяют обязанности ответчика по соблюдению Патентного закона в отношении патента, принадлежащего истцу»;

«ООО «НПП «Лантан-1» не оспаривает охранные документы, выданные ответчику, а требует прекращения нарушения права на использование изделий, охраняемых патентом. В силу ст. 31 Патентного закона РФ споры о нарушении исключительного права на изобретения, о праве преждепользования рассматриваются в судебном порядке».

На принятые судебные акты ответчик подал кассационную жалобу. Федеральный арбитражный суд Центрального округа (г. Брянск) постановлением от 2 октября 2007 г, (дата оглашения резолютивной части постановления) оставил их без изменения, а поданную жалобу - без удовлетворения. На момент написания статьи данное постановление не было получено, однако заинтересованные лица смогут с ним ознакомиться с помощью справочных правовых систем.

На наш взгляд, подход арбитражных судов в данном деле является верным, и именно его следует закрепить в вышеупомянутом информационном письме Высшего арбитражного суда Российской Федерации. Кроме того, именно такое разрешение казуса при наличии нескольких охранных документов еще до революции предлагал А.А.Пиленко. В работе «Право изобретателя» (М,: Статут, 2001) он писал: «... Ссылка на собственный патент не может быть репликой в процессе о контрафакции: обвиняемый может защищаться лишь путем активного нападения... на патент обвинителя» (с. 516); «Патентное право есть право запрещения, обращенное ко всем третьим лицам» (с. 657).

Собственно именно этот вывод следует из системного толкования норм действующего Патентного закона Российской Федерации, в соответствии с п. 1 ст. 10 которого патентообладателю принадлежит исключительное право на изобретение. Никто не вправе использовать запатентованное изобретение без разрешения патентообладателя. Данная норма имеет оговорку: «за исключением случаев, если такие действия в соответствии настоящим Законом не являются нарушением исключительного права патентообладателя». Такие исключения установлены в ст. 11 «Действия, не признаваемые нарушением исключительного права патентообладателя», ст. 12 «Право преждепользования» и ст. 30 «Право послепользования» Патентного закона. Соответственно во всех иных случаях использование запатентованного изобретения без разрешения патентообладателя влечет применение мер гражданско-правовой защиты и ответственности. Кроме того, п. 4 ст. 10 Закона прямо предусматри вает ситуацию, из которой следует, что если использование изобретения влечет использование чужого изобретения, такое использование является неправомерным до момента получения разрешения от владельца «мешающего» патента.

Остается надеяться, что готовящееся информационное письмо Высшего арбитражного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» поставит точку в споре о применении норм патентного права, и в судебной практике возобладает подход, который арбитражные суды продемонстрировали в деле о датчиках фазы.