Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Статус исполнений в четвертой части ГК РФ

Кодификация законов по интеллектуальной собственности создала предпосылки для сопоставления и уточнения некоторых понятий. Свои замечания предлагают вниманию читателей и законодателя заместитель начальника управления по интеллектуальной собственности ФГУП «Уральский электромеханический завод», канд. техн. наук В.Н.Штенников и специалист по интеллектуальной собственности И.А.Беляева (г. Екатеринбург).

Согласно п. 1 ст. 1225 ГК РФ «результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются:… исполнения…».

Напомним содержание ст. 1228 ГК РФ: «Автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат. Не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие…».

Во-первых, необходимо разобраться с терминологией.

С одной стороны, согласно ст. 1313 ГК РФ «исполнителем (автором исполнения) признается гражданин, творческим трудом которого создано исполнение, – артист-исполнитель…, а также режиссер-постановщик спектакля (лицо, осуществившее постановку театрального, циркового, кукольного, эстрадного или иного театрально-зрелищного представления) и дирижер». С другой стороны, законодатель использует в Кодексе термин «исполнение» в ином, нетворческом смысле. Действительно в ст. 1237, 1243, 1267, 1289 применяются такие выражения как: исполнение лицензионного договора, исполнение организациями по управлению правами на коллективной основе договоров с правообладателями, исполнение соответствующих полномочий, неисполнение этой обязанности, срок исполнения договора авторского заказа, срок исполнения договора, если договор к этому времени не исполнен.

Таким образом, использование в четвертой части ГК термина «исполнение» в значении охраняемого результата интеллектуальной деятельности согласно ст. 1225 и по смыслу ст. 1237, 1243, 1267, 1289 противоречит друг другу.

Во-вторых, попробуем выяснить, насколько оправданным является включение исполнения в перечень объектов интеллектуальной собственности исходя из положений ст. 1228, 1270, 1313 ГК РФ. Согласно п. 2 ст. 1270 «публичное исполнение произведения – это представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств...». То есть это воспроизведение, а не создание, не творение и даже не переработка. Нетворческий характер термина «исполнение» подтверждают словари С.И.Ожегова, Д.Н.Ушакова, В.И.Даля. Исполнить – воспроизвести перед слушателями, зрителями (произведение искусства). Исполнить романс. Исполнить танец. Воспроизвести – воссоздать, возобновить, повторить в копии. Воспроизвести картину.

Таким образом, по определению ГК РФ и ряда словарей термин «исполнение» близок по смыслу к терминам «повторение», «копирование», а не «создание», «творение». Обратим внимание на тот факт, что исполнение по определению п. 2 ст. 1270 ГК РФ является частным случаем использования произведения: «Использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности:… публичное исполнение произведения, то есть представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств)…». В перечисленных и ряде других статей ГК термин используется в смысле повторения, воспроизведения, копирования, в частности, как обстоятельство, подтверждающее возникновение авторских прав (см. п. 3 ст. 1259, ст. 1244).

По нашему мнению, признание исполнений интеллектуальной собственностью приведет к негативному прецеденту, провоцирующему притязания любого лица претендовать на получение исключительных прав только по факту использования объекта интеллектуальной собственности. Последнее обстоятельство совершенно не соответствует духу международных соглашений по интеллектуальной собственности.

Обращаем внимание, что в международном праве по интеллектуальной собственности термин «исполнение», как объект интеллектуальной собственности, не используется, а исполнители не являются авторами объектов интеллектуальной собственности. Согласно Договору ВОИС по исполнениям и фонограммам исполнители – это актеры, певцы, музыканты, танцоры и другие лица, которые играют роль, поют, читают, декламируют, играют на музыкальном инструменте, интерпретируют или иным образом исполняют литературные или художественные произведения либо произведения фольклора.

В упомянутой нами ст. 1313 ГК исполнителем признается также режиссер-постановщик. Трудно согласиться с определением режиссера-постановщика как исполнителя произведения. По нашему мнению, он не просто воспроизводит, а перерабатывает произведение. Адаптирует, переделывает, но не повторяет в копии. Режиссер-постановщик является автором производного произведения, то есть использует произведение, переделывая, а не представляя в первоначальном виде.

Собственно исполнение, являясь воспроизведением перед слушателем или зрителем, не может быть творческим по определению, даже если в оригинальном произведении режиссером-постановщиком что-то переделано. Только внесение изменений в оригинальное произведение, его переработка, создание производного произведения – творческий процесс. Причем кто переделал, тот и творец. Исполнитель – тот, кто повторяет, а значит, не творит.

Приведем пример другого использования термина «исполнение» – исполнение договора. В этом случае исполнение предполагает выполнение всех требований без изменения. Добавление творчества к исполнению договора – это невыполнение требований потребителя. Исполнительность и исполнение – антонимы терминам «творчество», «новаторство», «новизна».

Один из авторов этих строк, имея большой опыт работы в качестве музыканта, хотел бы отметить следующее. Музыкальное творчество начинается только там, где начинается аранжировка (переработка оригинального произведения до начала исполнения) или импровизация (переработка во время исполнения). Игра по нотам (записанным или заученным) – это использование ранее созданного произведения без творчества. Где в аранжировке, импровизации граница между оригинальным и производным произведением – это отдельный вопрос. По нашему мнению, любая аранжировка или импровизация – это творчество, охраняемый результат интеллектуальной (точнее творческой, художественной) деятельности, что соответствует нормам международных договоров. Так, в соответствии со ст. 2 (3) Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений: «Переводы, адаптации, музыкальные аранжировки и другие переделки литературного или художественного произведения охраняются наравне с оригинальными произведениями, без ущерба правам автора оригинального произведения».

Если приведенные рассуждения распространить на всех артистов, то именно работа режиссера-постановщика, импровизация актера, а не воспроизведение уже придуманного – творческий процесс. Сказанное не означает, что актер не может быть одновременно и режиссером, то есть до выступления или в процессе него переделать произведение и воспроизвести «домашнюю заготовку» или вставить импровизацию.

Таким образом, словосочетание, использованное в ст. 1313, «гражданин, творческим трудом которого создано исполнение» (другими словами, творческим трудом которого повторено произведение), по нашему убеждению, некорректно, так как повторение (копирование) не может быть творческим.

Подводя итог сказанному, предлагаем исключить исполнения из перечня охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, употребляя этот термин лишь в значении действия, не требующего творческого подхода (исполнение требований, исполнение договора и т.д).