Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Ненадлежащее уведомление правообладателя и его последствия

Роспатенту имеет смысл задуматься над тем, чем может закончиться ненадлежащее уведомление правообладателя при рассмотрении дел в Палате по патентным спорам, – считают канд. юрид. наук А.С.Иванов и канд. техн. наук В.Ю.Джермакян (ООО «Юридическая фирма «Городисский и партнеры»).

Как это не покажется парадоксальным, но Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам[1] напрямую не предусматривают обязанность Палаты по патентным спорам уведомлять обладателя исключительного права на товарный знак о дате и месте рассмотрения заявления о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием.

Направление правообладателю экземпляра поступившего заявления вместе с копией уведомления о принятии его к рассмотрению не может подменить отсутствие нормы, обязывающей Роспатент надлежащим образом уведомить непосредственно правообладателя о дате и месте рассмотрения заявления. Указание даты и места проведения коллегии на уведомлении о принятии заявления, направляемого в адрес лица, подавшего заявление, не может рассматриваться в качестве надлежащего уведомления, направляемого в адрес правообладателя.

Однако Правила устанавливают, что неявка любого лица, имеющего право участвовать в рассмотрении дела и уведомленного о дате и месте проведения заседания коллегии, не может служить препятствием к рассмотрению дела (третий абзац п. 4.3 Правил). Каким образом данная процедура будет урегулирована в административном регламенте, покажет время, а к чему привело существующее положение, видно из судебных дел, признавших недействительными решения Палаты по патентным спорам о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков.

Товарный знак № 93390

Решением Палаты по патентным спорам от 27 января 2005 г. была досрочно прекращена правовая охрана изобразительного товарного знака по свидетельству № 93390 в отношении товаров 19 класса МКТУ – плитки облицовочные неметаллические.

ООО «ЦентрИнвестрой», являясь правообладателем товарного знака, оспорило решение Палаты по патентным спорам в арбитражном суде. Решением Арбитражного суда г. Москвы от 25 августа 2005 г., оставленным без изменения постановлением от 27 октября 2005 г. Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-11871/05-АК по делу № А40-23407/05-110-179, в удовлетворении требований было отказано.

В кассационной жалобе ООО «ЦентрИнвестрой» поставило вопрос об отмене судебных актов, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, повлекших за собой нарушение прав правообладателя. Кассационная инстанция Федерального арбитражного суда Московского округа находит, что принятые по делу судебные акты подлежат отмене по п. 2 ст. 287 АПК РФ в связи с неправильным применением судами норм материального и процессуального права. По делу следует вынести новое решение, которым заявленные требования удовлетворить. Решение Палаты по патентным спорам признано недействительным.

При этом суд кассационной инстанции исходил из следующего. Судом установлено, что решением Палаты по патентным спорам от 27 января 2005 г. была досрочно прекращена правовая охрана изобразительного товарного знака № 93390 в отношении товаров 19 класса МКТУ «плитки облицовочные неметаллические», правообладателем которого являлось по договору об уступке прав ООО «ЦентрИнвестрой». Суд согласился с решением Палаты по патентным спорам о том, что правообладатель не представил доказательств использования товарного знака непрерывно в течение трех лет после его регистрации.

Кассационная инстанция не может согласиться с выводами суда, поскольку суды обосновали свои выводы, рассмотрев доводы и соображения правообладателя, которые не были предметом исследования Палаты по патентным спорам, то есть фактически подменив принадлежащие Палате функции. Как следует из решения Палаты по патентным спорам, решение о досрочном прекращении действия товарного знака было принято в отсутствие правообладателя – ООО «ЦентрИнвестрой».

Суды, ссылаясь на п. 1 ст. 17 закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», указали, что правообладатель обязан известить федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности об изменении своего наименования, фамилии, имени или отчества, о сокращении перечня товаров, в отношении которых зарегистрирован товарный знак, об изменении отдельных элементов товарного знака, не меняющем его существа, о других изменениях, относящихся к регистрации товарного знака. Поскольку правообладатель не известил Палату по патентным спорам об изменении своего юридического адреса, Палата посчитала возможным рассмотреть вопрос о прекращении действия товарного знака в его отсутствие.

Кассационная инстанция не согласилась с таким выводом, поскольку ст. 17 Закона о товарных знаках не обязывает правообладателя сообщать исполнительному органу по интеллектуальной собственности изменение своего юридического адреса. Обязанность указать юридический адрес правообладателя и известить его о дате рассмотрения заявления о досрочном прекращении действия товарного знака Правила возлагают на лицо, обратившееся с заявлением о досрочном прекращении действия товарного знака, и Палату по патентным спорам.

Располагая данными, что правообладатель не извещен о таком рассмотрении, Палата по патентным спорам рассмотрела поданное заявление в его отсутствие. При этом доводы и возражения правообладателя против прекращения действия товарного знака по свидетельству № 93390 рассмотрены не были, чем существенно нарушены права и интересы ООО «ЦентрИнвестрой».

По мнению кассационного суда, Палата по патентным спорам формально подошла к рассмотрению заявления, ограничившись констатацией факта, что возражения на поданное заявление не представлены, не учла, что ввиду неизвещения правообладатель лишен возможности реализовать защиту своего права. При разрешении спора суды, рассмотрев доводы правообладателя, фактически подменили исполнительный орган по интеллектуальной собственности, что не может быть признано правильным.

В результате Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил:

   решение Арбитражного суда г. Москвы от 25 августа 2005 г. и постановление от 27 октября 2005 г. № 09АП-11871/05-АК Девятого арбитражного апелляционного суда по делу № А40-23407/05-11-0-179 отменить;
   признать недействительным решение Палаты по патентным спорам от 27 января 2005 г. о досрочном прекращении правовой охраны изобразительного товарного знака по свидетельству № 93390.

Несмотря на то, что регистрация данного товарного знака была в последующем досрочно прекращена после очередного рассмотрения заявления по существу на вновь назначенной коллегии Палаты по патентным спорам, мотивация в постановлении кассационной инстанции ФАС Московского округа относительно ненадлежащего уведомления правообладателя не потеряла актуальности.

Товарный знак № 194619

Более многогранным и сложным являлось рассмотрение в Арбитражном суде г. Москвы[2] спора с участием иностранного правообладателя[3] в связи с досрочным прекращением правовой охраны товарного знака № 194619 на основании решения коллегии Палаты по патентным спорам от 9 марта 2007 г.

Компания «Свит лайф АГ» (прежнее наименование правообладателя – компания «Уок поинт АГ») является правообладателем товарного знака «РИО®» по свидетельству № 194619 с приоритетом от 29 апреля 1999 г., зарегистрированного в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 29 сентября 2000 г. Первоначальный владелец – ЗАО «Сентрис» (Москва, Россия).

Компания «Болтон алиментари СпА» (Швейцария) обратилась в Палату по патентным спорам с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака № 194619 «РИО®» в связи с его неиспользованием. По результатам рассмотрения данного заявления Палата по патентным спорам удовлетворила его и полностью прекратила правовую охрану этого товарного знака на территории РФ. Соответствующее решение было принято на заседании коллегии Палаты по патентным спорам 1 февраля 2007 г., утверждено руководителем Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам 9 марта 2007 г. и передано представителю правообладателя 25 мая 2007 г.

Правообладатель считает, что вышеназванное решение не соответствует Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам (Гаага, 15 ноября 1965 г.), участницами которой являются Россия и Швейцария (далее – Конвенция), закону РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», Правилам подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, а также нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как уже упоминалось, ни Правила, ни федеральное законодательство, ни другие нормативные правовые акты РФ никак не регламентируют порядок уведомления лиц, имеющих право участвовать в рассмотрении дела на заседании коллегии Палаты по патентным спорам. Конвенция подлежит применению в гражданских или торговых делах во всех случаях, при которых судебный или внесудебный документ необходимо направить для передачи или вручения за границей (ст. 1). Как следует из преамбулы, подписание Конвенции было продиктовано стремлением подписавших ее государств принять меры для того, чтобы обеспечить своевременное доведение до сведения адресата судебных и внесудебных документов, подлежащих вручению за границей.

Согласно рекомендациям, одобренным специальной комиссией, работавшей с 28 октября по 4 ноября 2003 г. и включавшей в себя делегатов всех стран-участниц, в том числе России, используемый в Конвенции термин «гражданские и торговые дела» подлежит автономному толкованию, то есть независимо от его толкования в праве запрашивающего или запрашиваемого государства или в праве и того, и другого государства одновременно. Как отмечено в рекомендациях, учитывая достаточно тонкую грань между частным и публичным правом, историческое развитие делает возможным более свободное толкование этих слов. Например, было согласовано, что такие вопросы, как банкротство, страхование и трудоустройство, подпадают под сферу действия данной Конвенции (п. 69 рекомендаций).

Глава 1 (ст. 2 – 16) Конвенции детально регламентирует порядок вручения за границей судебных документов. В соответствии с ним полномочный орган или судебное должностное лицо запрашивающего государства направляет центральному органу запрашиваемого государства запрос, составленный в соответствии с образцом, прилагаемым к Конвенции, без необходимости легализации или выполнения других эквивалентных формальностей. В силу заявления, сделанного Россией в порядке ст. 21 Конвенции, к числу органов, компетентных согласно законодательству РФ обращаться с запросом о правовой помощи, отнесены все федеральные органы исполнительной власти, в том числе Палата по патентным спорам.

По смыслу ст. 17 Конвенции приведенный выше порядок вручения судебных документов может быть применен также для вручения внесудебных документов. Таким образом, Роспатент, будучи федеральным органом исполнительной власти РФ, был вправе напрямую обратиться в верховный суд кантона Цуг – один из центральных органов Швейцарии – с запросом о вручении правообладателю уведомления о дате и месте заседания коллегии Палаты по патентным спорам, которая входит в структурное подчинение Роспатента.

Роспатент совместно с Палатой по патентным спорам не воспользовались приведенной выше процедурой. Вместо этого уведомление о дате и месте заседания и его краткий (выборочный) перевод на английский язык были направлены правообладателю по почте простым письмом. Такой способ уведомления не предусмотрен ни одним из действующих нормативных правовых актов Российской Федерации. Использование этого способа уведомления привело к нарушению прав и интересов правообладателя и сделало невозможным его участие в заседании коллегии Палаты по патентным спорам, состоявшемся 1 февраля 2007 г. Это было единственное заседание, которое Палата по патентным спорам провела в рамках данного дела.

Уведомление о дате и месте заседания коллегии было доставлено правообладателю 25 января 2007 г., то есть за неделю до даты его проведения. Недельный срок, который имелся у правообладателя, объективно был недостаточным для того, чтобы совершить ряд подготовительных действий, необходимых для участия представителя правообладателя в заседании коллегии Палаты по патентным спорам, а также защиты исключительного права правообладателя в отношении товарного знака № 194619 «РИО®». К числу таких действий следует отнести перевод уведомления и прилагавшихся к нему документов на немецкий язык, поиск российского патентного поверенного и заключение с ним соответствующего договора, подготовку и систематизацию доказательств использования товарного знака № 194619 «РИО®», перевод всех необходимых документов на русский язык, передачу указанных доказательств и документов российскому патентному поверенному и т.д.

Имелся и ряд других причин, связанных с особенностями деятельности правообладателя и его внутренней организационной структуры. Правообладатель – крупная коммерческая организация, осуществляющая деятельность на территории нескольких государств. Многочисленная входящая корреспонденция передается в секретариат, который в течение нескольких дней систематизирует ее и распределяет по отделам и сотрудникам компании. Такой порядок приема входящей корреспонденции характерен для большинства крупных компаний.

После того как уведомление Палаты по патентным спорам было переведено секретариатом правообладателя на немецкий язык, оно было направлено руководителю компании, так как затрагивавшиеся в нем вопросы находятся в его компетенции. Однако руководитель компании был в служебной командировке в Китае и, следовательно, не мог своевременно отреагировать на поступившее уведомление. Отсутствие руководителя компании – уважительная причина, которая наряду с перечисленными выше моментами объясняет невозможность участия правообладателя в заседании коллегии Палаты по патентным спорам, состоявшемся 1 февраля 2007 г.

Способ уведомления правообладателя, использованный Палатой по патентным спорам, противоречит ст. 10 Конвенции, которая устанавливает, что отправка соответствующих документов лицам, находящимся за границей, непосредственно по почте допускается только в том случае, если запрашиваемое государство не заявит возражений против использования такого способа уведомления. В рассматриваемом случае запрашиваемое государство (Швейцария) заявило такое возражение при подписании Конвенции. Как следует из заявления Швейцарии, на ее территории не может применяться ни один из способов вручения документов, перечисленных в ст. 10 Конвенции, в том числе предусматривающий отправку документов по почте.

Необоснованно также использование английского языка для уведомления правообладателя о дате и месте заседания коллегии Палаты по патентным спорам. Правообладатель является юридическим лицом, учрежденным в соответствии с правом швейцарского кантона Цуг. Официальный язык там немецкий, который наряду с французским, итальянским и ретророманским языками образуют группу официальных языков Швейцарии.

По смыслу ст. 5 Конвенции центральный орган может потребовать, чтобы документ, подлежащий вручению, был составлен или переведен на официальный язык или один из официальных языков запрашиваемого государства. В данном случае такое требование установлено. Согласно заявлению Швейцарии ни один документ не может быть вручен в порядке, предусмотренном ст. 5 Конвенции, если он не составлен на немецком, французском или итальянском языке или не переведен на один из этих языков в зависимости от того, какой из них является официальным в той части Швейцарии, на территории которой необходимо произвести вручение.

Таким образом, способ уведомления правообладателя, использованный Палатой по патентным спорам, не основан на действующих нормативных правовых актах Российской Федерации и напрямую противоречит Конвенции. Такой способ уведомления сделал объективно невозможным участие правообладателя в заседании 1 февраля 2007 г. и тем самым лишил его возможности представить свои доводы и доказательства по существу рассматривавшегося дела. Решение, принятое Палатой по патентным спорам, является незаконным, так как дело рассматривалось в отсутствие правообладателя, который не был надлежащим образом уведомлен о дате и месте заседания коллегии Палаты.

Палата по патентным спорам правильно определила правовую базу, подлежащую применению при рассмотрении заявления о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака № 194619 «РИО®» в связи с его неиспользованием. В частности, было отмечено, что п. 3 ст. 22 Закона о товарных знаках следует применять в редакции, действовавшей на момент подачи заявки на регистрацию соответствующего товарного знака. Согласно п. 3 ст. 22 Закона действие регистрации товарного знака может быть прекращено досрочно полностью или частично на основании решения Высшей патентной палаты, принятого по заявлению любого лица, в связи с неиспользованием товарного знака непрерывно в течение пяти лет с даты регистрации или пяти лет, предшествующих подаче такого заявления. С учетом названной правовой нормы период, для которого необходимо представить доказательства использования товарного знака № 194619 «РИО®», может быть ограничен следующими временными рамками: 1 декабря 2001 г. – 1 декабря 2006 г.

Правильно определив правовую базу, подлежащую применению, Палата по патентным спорам, тем не менее, приняла неправильное по существу решение, поскольку провела заседание без участия правообладателя и, как следствие, не приняла во внимание имевшиеся у него доказательства.

В силу п. 1 ст. 22 Закона о товарных знаках использованием товарного знака считается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, и (или) их упаковке правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основе лицензионного договора в соответствии со ст. 26 Закона. Абзац второй п. 1 ст. 22 Закона устанавливает, что использованием может быть признано также применение товарного знака в рекламе, печатных изданиях, на официальных бланках, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, проводимых в Российской Федерации, при наличии уважительных причин неприменения товарного знака на товарах и (или) их упаковке.

Товарный знак № 194619 «РИО®» интенсивно использовался в России в течение указанного выше периода времени. Использование осуществлялось и продолжает осуществляться следующим образом: по поручению заявителя компания «Свит лайф, лтд.» (Китай) производит диетическую пищевую продукцию (прежде всего сахарозаменитель), маркируемую товарным знаком № 194619, которая поставляется в Россию для последующей реализации на ее территории. Поставка осуществляется на основании дистрибьюторского соглашения между правообладателем и компанией ЗАО «Диадар» (Москва). В свою очередь, дистрибьютор поставляет приобретенную продукцию магазинам розничной торговли для ее сбыта конечным потребителям.

Доказательством фактического использования товарного знака № 194619 «РИО®» в России за указанный период времени являются следующие документы:

письмо-поручение от 5 января 2005 г., которым правообладатель поручает компании «Свит лайф, лтд.» (Китай) производить заменитель сахара, маркированный товарным знаком № 194619, в определенном количестве для поставки на российский рынок;

договор дистрибуции товаров от 1 марта 2005 г., заключенный между правообладателем и ЗАО «Диадар», предметом которого является поставка пищевых добавок, включая сахарозаменитель, маркированных товарным знаком № 194619, а также дополнительное соглашение к нему от 5 марта 2005 г.;

транспортные накладные, выписанные правообладателем на имя ООО «Контур» (Санкт-Петербург) и ООО «Абсолют» (Санкт-Петербург) за период с 2005 по 2006 г.;

государственные таможенные декларации, содержащие отметку о пересечении продукцией государственной границы РФ за 2005 – 2006 гг.;

счета за поставку продукции, выставленные правообладателем на имя ООО «Контур» и ООО «Абсолют» в 2005 – 2006 гг.;

товарные накладные, подтверждающие осуществление поставок продукции правообладателя, маркированной товарным знаком № 194619, организациям, оказывающим услуги розничной торговли в 2002 – 2006 гг.;

сертификаты соответствия и санитарно-эпидемиологические заключения на продукцию правообладателя, маркированную товарным знаком № 194619, выданные органами сертификации РФ (в том числе Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека), содержащие сведения об изготовителе продукции и ее основных характеристиках;

рекламные материалы, опубликованные в Интернете, в том числе содержащие предложение к продаже продукции правообладателя, маркированной данным товарным знаком;

образец упаковки сахарозаменителя «РИО», произведенной для правообладателя 10 октября 2003 г. и адаптированной к российскому рынку.

В отношении представленных рекламных материалов следует отметить, что часть из них в соответствии со ст. 494 ГК РФ является публичной офертой, поскольку содержит все существенные условия договора розничной купли-продажи, к которым ст. 454 – 455 ГК РФ относят наименование товара, его количество и цену, если ее нельзя установить из условий договора и если она не является регулируемой в смысле ст. 424 ГК РФ.

Вышеперечисленные документы, по мнению правообладателя, подтверждают использование товарного знака № 194619 «РИО®» в России непосредственно правообладателем в отношении товаров, для которых этот товарный знак зарегистрирован (товары 5 класса МКТУ диетические пищевые продукты для медицинских целей, заменитель сахара для медицинских целей) и тем самым подтверждают фактическое использование в смысле ст. 22 Закона о товарных знаках.

Принимая во внимание изложенное и руководствуясь п. 2 и п. 4 ст. 201 АПК РФ, правообладатель просил арбитражный суд:

признать незаконным решение, принятое на заседании коллегии Палаты по патентным спорам 1 февраля 2007 г. и утвержденное руководителем Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам 9 марта 2007 г.;

обязать Палату по патентным спорам и Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам устранить допущенные нарушения прав и законных интересов правообладателя.

В приложении к исковому заявлению представлены документы, подтверждающие надлежащее использование товарного знака.

Судебное рассмотрение состоялось с участием представителей истца и ответчика, и в результате Арбитражный суд г. Москвы решением от 29 декабря 2008 г. по делу № А40-45223/07-26-311 признал недействительным решение Палаты по патентным спорам, утвержденное руководителем Роспатента 9 марта 2007 г., о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака № 194619 и обязал:

Роспатент и Палату по патентным спорам повторно рассмотреть заявление от 30 ноября 2006 г. компании «Болтон алиментари СпА» о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака № 194619 с надлежащим извещением правообладателя;

Роспатент восстановить правовую охрану товарного знака № 194619 в установленном законом порядке.

Особо выделим из решения суда следующее:

«Суд признает правомерной ссылку заявителя на несоблюдение Палатой норм Гаагской конвенции об официальной процедуре вручения за границей судебных и внесудебных документов через компетентный орган страны адресата.

Несмотря на то, что Палата является административным органом, а Конвенция подлежит применению в гражданских или торговых делах, термин «гражданские и торговые дела» подлежит автономному толкованию независимо от его толкования в праве стран-участниц.

Использование товарного знака юридическими лицами в предпринимательской (торговой) деятельности относится к осуществлению гражданских прав, прекращение которых входит в компетенцию Роспатента и Палаты по патентным спорам. В связи с чем соблюдение для спорных правоотношений, установленных международным договором процедур извещения иностранного юридического лица, является обязательным с учетом того, что ни федеральными законами, ни Правилами Роспатента, ни другими нормативными правовыми актами не регламентируется этот порядок, а в силу ст. 48 закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, то применяются правила международного договора».

Таков итог рассмотрения спора с Роспатентом о ненадлежащем уведомлении иностранного правообладателя при рассмотрении без его участия в Палате по патентным спорам заявления о досрочном прекращении действия регистрации товарного знака.

При подготовке искового заявления в суд нам совместно с иностранным правообладателем, а не Роспатенту пришлось собирать доказательства ненадлежащего уведомления о дате и месте рассмотрения заявления, но такова практика высших арбитражных судов по аналогичным ситуациям (постановления Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 11 апреля 2006 г. № 14579/04 и № 12872/04), в которых отмечено следующее:

«Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 34 закона Российской Федерации от 7.07.1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» арбитражное решение может быть отменено судом в случае, если сторона, заявляющая ходатайство об отмене, представит доказательства того, что она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве либо по другим причинам не могла представить свои объяснения.

Из приведенных норм следует, что в предмет доказывания по делу об отмене решения международного коммерческого арбитража входит установление того обстоятельства, что сторона, против которой направлено решение, не могла представить свои объяснения арбитражу, в том числе и в результате ненадлежащего ее извещения. При этом бремя доказывания обстоятельств ненадлежащего уведомления и отсутствия возможности представить объяснения по иным причинам возложено на сторону, ходатайствующую об отмене решения арбитража».

В завершение обратим внимание еще на одну особенность судебных споров с участием иностранных лиц, которая может быть учтена Роспатентом при административном рассмотрении дел по заявкам на объекты промышленной собственности, особенно когда решается вопрос о лишении правообладателя исключительных прав, удостоверенных ранее Роспатентом как государственным органом исполнительной власти.

Юридическим и физическим лицам из стран, с которыми у Российской Федерации заключены двусторонние договоры о правовой помощи, судебные извещения и вызовы высылаются на условиях, предусмотренных таким договором. В частности, договор о правовой помощи по гражданским делам 1990 г. между Российской Федерацией и Испанией предусматривает направление соответствующих извещений и вызовов через министерство юстиции.

Ситуация усугубляется в отношении международных регистраций. Когда правообладатель имеет в России представителя (патентного поверенного) по международной заявке, соответствующее уведомление о дате и месте проведения коллегии должно поступать в адрес российского представителя. Если иностранный правообладатель не имеет российского представителя по действующей международной регистрации (таковая состоялась без направления в МБ ВОИС предварительного уведомления об отказе в регистрации), Роспатент должен направлять соответствующее уведомление о дате и месте проведения коллегии непосредственно в адрес правообладателя (его представителя), указанный в международной регистрации.


[1] Патенты и лицензии. 2003. № 7. С. 44.
[2] Интересы правообладателя в суде представляли специалисты ООО «Юридическая фирма «Городисский и партнеры».
[3] В судебном рассмотрении правообладатель выступал как заявитель искового заявления в суд.