Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Оценка предложений ВАС РФ по созданию патентного суда

Ермакова Елена Анатольевна

Елена Анатольевна ЕРМАКОВА, генеральный директор Агентства по защите интеллектуальной собственности «Ермакова, Столярова и партнеры», патентный поверенный

Тема создания специализированного патентного суда обсуждалась уже достаточно давно. Но, пожалуй, только сейчас этот вопрос из разряда теоретических переходит в разряд прикладных, а его обсуждение становится достаточно предметным. Высший арбитражный суд РФ подготовил концепцию законопроекта «О внесении изменений и дополнений в федеральные конституционные законы «О судебной системе Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (по вопросу создания Патентного суда Российской Федерации).
А Председатель ВАС РФ А. А. Иванов уверен, что создание патентного и иных специализированных судов «позволит добиться серьезного прорыва в деле совершенствования арбитражного правосудия в Российской Федерации».

Проблемы, возникающие при рассмотрении отдельных категорий дел

Патентный суд должен будет рассматривать споры, возникающие в сфере охраны интеллектуальных прав. В качестве результатов интеллектуальной деятельности (РИД) защите подлежат как права на объекты авторского права, так и права на объекты промышленной собственности (патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки). Права на объекты второй группы возникают исключительно после прохождения процедуры государственной регистрации в Роспатенте.

Оценим все «за» и «против» решения о создании Патентного суда на примере тех проблем, с которыми суды сталкиваются сейчас при разрешении отдельных категорий дел, связанных с правами на РИД.

Отказ в предоставлении исключительных прав на РИД

Процедура регистрации результатов интеллектуальной деятельности Роспатентом проводится на основании решения экспертов ФГУ Федерального института промышленной собственности (ФГУ ФИПС). Это организация, подведомственная Роспатенту и структурированная по отраслевым отделам. Эксперты отделов специализируются в соответствующих областях науки и техники: медицины, транспорта, металлургии, промышленных образцов (дизайна), товарных знаков и т.п. Если экспертиза дает положительное заключение по результатам рассмотрения материалов заявки, то Роспатент регистрирует право и обеспечивает внесение соответствующей записи в Государственный реестр.

Если заявитель, обратившийся за регистрацией в Роспатент, не согласен с решением экспертизы, он вправе обратиться в ФГУ «Палата по патентным спорам» с возражением (п. 2 и 3 ст. 1248 ГК РФ).

Коллегия Палаты по патентным спорам в составе 3-5 человек рассматривает возражение в административном порядке. На заседание приглашают заявителя (если заявитель — не резидент РФ, его может представлять только зарегистрированный на территории РФ патентный поверенный) и эксперта, принимавшего решение по заявке. Субъектами правоотношений в этом случае являются ФГУ ФИПС и лицо или лица, подавшие заявление на регистрацию своих прав.

Эта категория дел направлена на квалифицированную проверку действий экспертов при принятии решения об отказе в предоставлении прав. Рассмотрение таких дел предполагает наличие специальных познаний у экспертов Палаты по патентным спорам и не предполагает сбора

Спор в данном случае не имеет экономического характера.

Предоставление правовой охраны на РИД

Заинтересованное лицо, которое полагает, что третьему лицу предоставлены патентные права с нарушением законодательства, вправе обратиться в Палату по патентным спорам с возражением относительно правомерности предоставления исключительных прав на указанный РИД. К данной категории дел можно отнести также заявления о досрочном прекращении действия товарного знака на том основании, что правообладатель не использовал его в течение трех лет до даты подачи такого заявления.

Особенность данной категории дел связана с тем, что по результатам рассмотрения обращения третьих лиц Палата по патентным спорам может принять решение о лишении правообладателя его исключительных прав. Значение такого решения весьма велико. Ведь, как правило, владелец свидетельства на товарный знак или патентообладатель, которому принадлежат исключительные права на техническое решение, вкладывает в их использование значительные средства. Зарегистрированные РИД могут иметь стоимость, сопоставимую или превышающую стоимость остальных активов компании.

Кроме того, рассмотрение этой категории дел зачастую связано с изучением не только информационных источников, имеющих непосредственное отношение к патентному праву, но и доказательств, оценка которых может представлять трудности для специалистов, не имеющих квалификации и достаточного опыта рассмотрения судебных дел. Например, при признании недействительным патента в связи с отсутствием его новизны на дату подачи заявки, доказательствами того, что изделие, тождественное запатентованному решению, было ранее введено в хозяйственный оборот третьим лицом, могут быть бухгалтерские, таможенные документы, деловая переписка, показания сотрудников и т.п.

Субъектами правоотношений в этом случае являются ФГУ ФИПС, лицо, подавшее возражение о признании предоставления правовой охраны РИД недействительной и правообладатель РИД. Практика показывает, что подавляющее большинство таких споров связано с конкурентными отношениями правообладателя и лица, подавшего возражение.

Решения, принятые Палатой по патентным спорам, утверждаются Роспатентом и в статусе ненормативного правового акта могут быть оспорены либо в арбитражном суде, либо в суде общей юрисдикции (исходя из субъектного состава спора). Рассмотрение судами дел по обжалованию решений Роспатента, касающихся технических решений, в настоящее время нельзя назвать эффективным.

• Дорогомиловский районный суд г. Москвы 20 февраля 2009 года рассмотрел дело №4958/08 по оспариванию решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против действия на территории Российской Федерации евразийского патента на изобретение «Метод и система для публикации рекламных сообщений в системе мобильной связи». Лицо, обжалующее решение, в процессе рассмотрения четыре раза заявляло ходатайство о назначении экспертизы и четыре раза суд отказал в удовлетворении ходатайства.

• Аналогичную позицию занял Арбитражный суд г. Москвы по делу № А40-57983/06-93-460 от 22.11.2006 при рассмотрении заявления о признании недействительным решения Роспатента по признанию недействительным патента на изобретение «Способ очищения организма», также отказав в назначении экспертизы.

В обоих случаях суд должен был рассмотреть по существу законность решения Роспатента по оценке соответствия зарегистрированных патентов такому критерию патентоспособности, как «изобретательский уровень». И в обоих случаях суды проверяли лишь процессуальные аспекты принятия оспариваемых решений, не вдаваясь в оценку соответствия критериям патентоспособности. При этом суды исходили из того, что эксперты Палаты по патентным спорам имеют самую высокую квалификацию в рассматриваемых вопросах и выводы независимой судебной экспертизы не могут быть иными, чем те, которые изложены в решении Роспатента.

Очевидно, что при таком подходе само право на обжалование решений Роспатента превращается в пустую формальность.
Полная оценка всех обстоятельств подобных дел (включая положение, сложившееся с учетом исключительных прав на РИД у одной из сторон), а также представленных сторонами доказательств, несомненно, в большей степени соответствует не административному, а судебному регулированию.

Чаще всего споры этой категории имеют экономическую природу.

Защита нарушенных прав на РИД

Первая проблема, которая касается споров о нарушении исключительных прав на РИД, - их подведомственность. Сейчас она «определяется исходя из субъектного состава участников спора, если такой спор связан с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности».

Недостаток этот искусственной конструкции в том, что она позволяет в некоторых случаях заинтересованным лицам «выбирать» подведомственность. Так, если общество с ограниченной ответственностью намерено использовать РИД в коммерческом обороте, договор о приобретении права на РИД может заключить как само общество, так и его участники — физические лица.
В первом случае спор будет подведомственен арбитражному суду, а во втором — суду общей юрисдикции.

И такая практика «перевода» экономических споров в суды общей юрисдикции уже имеется.

• В Раменском городском суде Московской области рассматривалось дело № 2-2368/09 по иску физического лица. Истец по договору заказа приобрел исключительные права на произведения графики специально с целью их использования в коммерческой деятельности компании, в которой он являлся единственным участником. Ответчик — компания, работающая в той же области деятельности, что и компания, принадлежащая истцу. В качестве основания иска было указано, что ответчик производит продукцию с использованием авторских прав, которые принадлежат истцу и используются его компанией в коммерческой деятельности. Таким образом, истец, по сути, действовал от имени юридического лица и защищал его экономические интересы, но при этом обратился за защитой в суд общей юрисдикции. Ответчик заявил ходатайство о прекращении производства по делу, и оно было удовлетворено. Однако кассационная инстанция вернула дело на рассмотрение в тот же суд с учетом приведенных выше разъяснений Верховного Суда РФ и ВАС РФ.

Такую практику злоупотребления процессуальными правами можно пресечь, если все споры о нарушении исключительных прав на РИД будут отнесены к компетенции Патентного суда.

Вторая проблема, которую может решить создание Патентного суда, патентно-техническое содержание РИД. В настоящее время его сложность зачастую существенно затрудняет работу суда при оценке всех обстоятельств дела.

Споры о нарушении патентных прав — не единственная категория споров, в которых необходимо привлечение специалистов, обладающих специальными познаниями. Безусловно, профессиональное владение вопросом, к которому сводится предмет спора, расширило бы возможности суда при изучении экспертного заключения или мнения специалистов. Сегодня судьи, как правило, довольствуются ознакомлением с выводами эксперта (предложенного одной из сторон) и на основании этих выводов принимают решение о наличии или отсутствии нарушения. Вследствие этого количество дел, по которым приняты ошибочные решения, основанные на недостоверной экспертизе, достаточно велико.

Вряд ли в обозримом будущем можно ожидать, что патентные споры будут рассматривать судьи, имеющие специальное техническое образование в той области, к которой относится техническое решение. Однако есть надежда, что судьи, специализирующиеся в узкой области, станут более свободно пользоваться такими нормативными категориями, как «влияние существенных признаков независимого пункта формулы на заявленный технический результат» или «выявление признаков, которыми заявленное изобретение отличается от наиболее близкого аналога».

Зарубежный опыт

Практика многих зарубежных стран показывает обоснованность и целесообразность отнесения рассмотрения споров по интеллектуальной собственности к категории специальных дел, подведомственных самостоятельным органам судебной системы.

В европейских странах Бельгия, Дания, Испания, Италия, Франция, и др. для рассмотрения дел об интеллектуальной собственности созданы специализированные составы в рамках судов общей юрисдикции. В Австрии, Ирландии, Португалии, Швейцарии и на Филиппинах полномочиями по рассмотрению споров по интеллектуальной собственности наделены коммерческие суды. В США и некоторых других странах споры по интеллектуальной собственности рассматриваются апелляционными судами. Специализированные суды по интеллектуальной собственности существуют в Великобритании, Германии, Индии, Таиланде, Турции, Японии.

Хотелось бы поделиться и своими впечатлениями. Несколько лет назад мне довелось принимать участие в рассмотрении Патентным судом Германии возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку. Не вдаваясь в существо спора, могу заметить, что многое у меня вызывало восхищенное удивление, начиная с организационных вопросов и заканчивая квалификацией судей. Так, в суде есть специальное помещение, где патентные поверенные могут спокойно могут подготовиться к процессу, надеть мантию (да, в германском Патентном суде у поверенных есть мантии, отличающиеся от судейских только цветом). Споры по товарным знакам рассматривают несколько судей Патентного суда, каждый из которых ведет дела по товарным знакам, зарегистрированным по определенным классам Международной классификации товаров и услуг (МКТУ). В нашем деле судья самостоятельно (без проведения экспертизы) решил, что отопительные котлы и кондиционеры разных производителей могут иметь сходные обозначения и не приведут к смешению производителей на рынке, несмотря на то что они отнесены к одному и тому же 11 классу МКТУ.

Оценка предложений ВАС РФ

С учетом изложенного выше следует признать, что создание Патентного суда в России является своевременным и необходимым.

При этом целесообразно сохранить функцию Палаты по патентным спорам, которая заключается в контроле за проведением экспертизы и в рассмотрениюи возражений на решения экспертизы ФГУ ФИПС в рамках административного производства.

При этом споры, связанные с лишением прав на интеллектуальную собственность (то есть рассмотрение возражений и заявлений о признании недействительной правовой охраны РИД и о ее досрочном прекращении), было бы правильным отнести к полномочиям патентного суда.

Полагаю обоснованным также отнесение к компетенции Патентного суда всех споров, связанных с владением, распоряжением и использованием прав на РИД (в том числе на объекты авторского права и смежных прав). Можно признать, что все такие споры носят экономический характер, поскольку приобретение прав на РИД обеспечивает преимущество на рынке за счет монопольного права на коммерческое использование РИД.

По мнению Председателя ВАС РФ, Патентный суд должен рассматривать только споры, имеющие техническую природу. Из данного высказывания неясно, относятся ли к таким объектам, например, патенты на промышленные образцы или перечень ограничивается изобретениями и полезными моделями. Однако вряд ли оправдана такая «дискриминация по техническому признаку».

Предположение о том, что судейский состав будет иметь специальную техническую подготовку, и именно поэтому там будут рассматриваться сложные технические споры, выгладит утопическим. Скорее всего, эти дела по-прежнему будут рассматриваться с привлечением экспертов. Практика показывает, что по спорам, связанным с другими объектами РИД, в настоящее время суды также не готовы выносить решения, опираясь только на свое внутреннее убеждение. При рассмотрении дел, касающихся авторских прав на произведения искусства, промышленных образцов, а часто и товарных знаков, суды ориентируют стороны на необходимость проведения независимой судебной экспертизы.

Преобразование судебной системы в области интеллектуальной собственности — серьезный вопрос. «Половинчатые» решения (в надежде на то, что начнем с малого, а потом и до остального доберемся) приведут к неизбежным противоречиям в законодательстве и правоприменительной практике. В условиях современной России реализация этой идеи не должна превратиться в очередную «кампанию» либо «декларацию», не имеющую под собой реальных технических и правовых основ и гарантий (наподобие кампании по «модернизации» экономики). Воплощение идеи должно быть проработано с учетом опыта европейских стран и специфических практических аспектов российского законодательства.

Исходя из того, что наше законодательство в области интеллектуальной собственности во многом гармонизировано с германским правом, то многие специалисты считают, что наиболее приемлемым в российских условиях представляется опыт Германии по созданию и функционированию патентного суда.