Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Рассмотрение арбитражными судами споров, связанных с защитой ИС

Моисеева Елена МихайловнаЕ.М. МОИСЕЕВА, судья Высшего арбитражного суда Российской Федерации (Москва)

Статья 11 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) указывает на то, что основным порядком защиты гражданских прав является судебный порядок. Статистические данные свидетельствуют о возросшей потребности осуществления защиты в сфере исключительных прав арбитражными судами. С 1996 г. число споров указанной категории, рассмотренных арбитражными судами, ежегодно росло.

В 2000 г. рассмотрено 289 дел, за весь 2001 год - 271. При этом если ранее большинство споров рассматривалось в арбитражных судах Москвы и некоторых других крупнейших судах, то теперь в этой работе принимает участие около половины всех судов субъектов Российской Федерации (36 из 82).

Защита исключительных прав осуществляется способами, предусмотренными как ст. 12 ГК РФ, так и Патентным законом, законами Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» (далее - Закон «Об авторском праве»), «О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных» (далее - Закон об охране программ для ЭВМ), «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее - Закон «О товарных знаках»). В соответствии с названными законами для защиты исключительного права правообладатели предъявляют требования о признании права, восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, о возмещении убытков или выплате компенсации, о конфискации изделий, изготовленных с нарушением исключительного права, а также материалов и оборудования, используемых для их изготовления, о публикации судебного решения о допущенном нарушении.

Если классифицировать дела по объектам исключительных прав, то следует сказать, что большинство споров связано с товарными знаками (далее - ТЗ) и объектами авторских прав, в меньшей мере - с защитой фирменных наименований и применением Патентного закона Российской Федерации. К сожалению, статистических данных по категориям споров у Высшего арбитражного суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) нет.

Рассмотрение большинства дел Арбитражным судом г. Москвы обусловлено нахождением в Москве Высшей патентной палаты Роспатента. Споры о нарушениях исключительных прав рассматриваются, как правило, в арбитражных судах крупных субъектов РФ (в арбитражных судах Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Московской, Свердловской, Новосибирской областей, Краснодарского края и др.).

Дела этой категории, как правило, проходят через суды первой, апелляционной и кассационной инстанций. Жалобы сторон на судебные акты по таким делам рассматриваются ВАС РФ. Заинтересованные лица неоднократно ставили вопрос о передаче дел этой категории специальному суду либо специальной коллегии арбитражного суда. В настоящее время в арбитражных судах фактически существует лишь специализация судей, рассматривающих дела указанной категории, хотя они составляют лишь малую часть споров, рассматриваемых судьей. Кроме специализации судей в арбитражных судах, осуществляется специальная программа повышения квалификации судей, рассматривающих такие дела. Наши судьи имели возможность ознакомиться с патентным судом Германии. Для них организуются специальные семинары, в том числе с участием судей из стран, входящих в Евросоюз.

Еще в 1997 г. ВАС РФ обобщил практику рассмотрения споров, связанных с защитой прав на ТЗ, и направил в арбитражные суды информационное письмо № 19 от 29.07.1997 г. о выработанных рекомендациях. Эти рекомендации, как показала практика, позволили избежать ошибок при рассмотрении споров и определиться по некоторым принципиальным вопросам.

Президиум ВАС РФ указывал на то, что арбитражные суды не могут принимать к производству дела о признании недействительной регистрации ТЗ или об отказе в его регистрации до рассмотрения спора в административном порядке, предусмотренном Законом о товарных знаках. В то время Высшая патентная палата еще не была создана, и поэтому суды рассматривали споры с участием Апелляционной палаты. После создания Высшей патентной палаты патентного ведомства перед судами встал вопрос о возможности обжалования решений Апелляционной палаты без обращения в Высшую патентную палату.

Мы полагаем, что до обращения с иском в арбитражные суды заинтересованное лицо должно пройти весь административный путь, в том числе Высшую патентную палату. На мой взгляд, в настоящее время имеется одно исключение из этого правила. Оно связано с пресекательными сроками, которые установлены для обращения в Высшую патентную палату. Полагаю, если у заинтересованного лица исчерпана возможность для обращения в Высшую патентную палату, то допустимо рассмотрение спора в арбитражном суде при наличии решения только Апелляционной палаты. Однако истцу необходимо доказать, что Высшая патентная палата отказалась рассматривать жалобу на решение Апелляционной палаты.

Полагаю, что есть необходимость внести в закон изменения и предусмотреть в нем лишь один административный орган, рассматривающий возражения на отказ в регистрации или на неправомерную регистрацию ТЗ. Такие предложения внесены в Госдуму.

Кроме названного мной информационного письма, ВАС РФ регулярно публикует постановления Президиума ВАС РФ по конкретным делам, в том числе по делам о защите ТЗ. Таких постановлений пока немного, поскольку практика рассмотрения споров в арбитражных судах в целом соответствует действующему законодательству. Поэтому оснований для принесения протеста и рассмотрения споров на Президиуме не имеется.

В качестве примера отказа в принесении протеста приведу дело по иску ОАО «Информационная издательская группа «Новые Известия» к Комитету Российской Федерации по патентам и товарным знакам о признании недействительным решения Высшей патентной палаты Роспатента, отменившего решение Апелляционной палаты о признании частично недействительной регистрации ТЗ со словесным обозначением «Известия».

Как установлено, арбитражным судом еще в 1993 г. на имя ОАО «Редакция газеты «Известия» был зарегистрирован ТЗ со словесным обозначением «Известия», в том числе на газеты, печатные издания, книги, визитные карточки, издание книг, учебников, пособий, публикаций текстовых материалов.

В 1998 г. в Апелляционную палату поступило возражение АООТ «Московское патентное бюро» на регистрацию названного ТЗ. В качестве оснований для признания регистрации недействительной указывались практически все основания, названные в ст. 6, а также в п. 1 ст. 7 Закона о товарных знаках. Заявитель ссылался на то, что обозначение «Известия» не обладает различительной способностью и вошло во всеобщее употребление как обозначение товара определенного вида, указывающее на назначение товара, способно ввести в заблуждение потребителя относительно изготовителя товара, противоречит общественным интересам, сходно до степени смешения с ТЗ, зарегистрированным ранее на имя издательства «Известия», воспроизводит известные на территории РФ фирменные наименования.

Апелляционная палата согласилась лишь с одним возражением заявителя, признала регистрацию недействительной со ссылкой на то, что регистрация обозначения, сходного до степени смешения с зарегистрированным ранее ТЗ, не допускается нормами названного закона. Остальные доводы были отвергнуты в связи с непредставлением надлежащих доказательств.

Высшая патентная палата не согласилась с выводами Апелляционной палаты и отменила ее решение, указав, что ТЗ со словесным обозначением «Известия», выполненным шрифтом «герольд», не сходен до степени смешения с зарегистрированным ранее ТЗ с тем же словесным обозначением, но выполненным обычным шрифтом. Такой вывод был сделан Высшей патентной палатой на основании сравнительного анализа двух обозначений. При этом были отмечены особенности графического выполнения обозначения, которые позволили считать указанный знак комбинированным, т. е. содержащим словесный и графический элементы. Именно особенности графического выполнения подчеркивают отличие двух ТЗ, несмотря на их смысловое и фонетическое сходство, и придают обозначению различительную способность.

Арбитражный суд правомерно указал, что при таких обстоятельствах у патентного ведомства не было оснований для признания недействительной регистрации ТЗ на имя редакции газеты.

При рассмотрении спора арбитражные суды не могли не учитывать также то обстоятельство, что до рассмотрения возражений против регистрации ТЗ в Высшей патентной палате была аннулирована регистрация зарегистрированного ранее ТЗ на имя издательства «Известия» в связи с досрочным прекращением ее действия по причине неиспользования ТЗ. Принималось во внимание и то, что издательство не заявляло требований о нарушении действиями патентного ведомства его исключительных прав на ТЗ.

Подавая возражения против регистрации ТЗ, АООТ «Московское патентное бюро» действовало в интересах ОАО «Информационная издательская группа «Новые Известия». Именно это общество указано как заинтересованное лицо, подающее возражения на регистрацию ТЗ. Между тем на момент регистрации ТЗ это общество не было создано и зарегистрировано в установленном порядке.

При таких обстоятельствах, по моему мнению, суду следовало обсудить возможность признания его заинтересованным лицом, имеющим право заявлять требования о недействительности регистрации в 1993 г. ТЗ по основаниям, указанным в ст. 7 Закона о товарных знаках, определив, какие права заявителя были нарушены такой регистрацией.

Другой пример касается рассмотрения спора, связанного с защитой ТЗ от незаконного использования в доменной сети Интернет. Полагаю, что это дело имеет принципиальное значение для арбитражных судов, поскольку это был первый спор такого рода, в рассмотрении которого принимал участие Президиум ВАС РФ.

Как известно, основанием для применения ответственности за нарушение исключительного права на такое средство индивидуализации, как ТЗ, служит использование зарегистрированного ТЗ без разрешения его владельца. В соответствии с п. 2 ст. 4 Закона о товарных знаках нарушением прав владельца ТЗ признаются несанкционированное изготовление, применение, вывоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью ТЗ или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения. При рассмотрении спора, связанного с использованием в доменном имени владельца страницы в сети Интернет обозначения, тождественного зарегистрированному ТЗ, вопрос о квалификации действий ответчика вызывал споры у участников процесса и по-разному решался судьями.

Предприниматель, включивший в свое доменное имя (www.kodak.ru) обозначение «Кодак», зарегистрированное корпорацией «Истман Кодак Компа- ни» в качестве ТЗ, ссылался на то, что использование ТЗ в наименовании доменов сети Интернет не является нарушением, поскольку доменное имя нельзя относить к товарам или услугам, оно не подпадает под действие Закона о товарных знаках.

Первая инстанция арбитражного суда согласилась с доводами ответчика, но по протесту заместителя Председателя ВАС РФ Президиум ВАС РФ такое решение отменил, поскольку отсутствие в названных нормах Закона прямого указания на то, что использование в доменном имени чужого ТЗ является нарушением прав владельца ТЗ, не препятствует признанию судом таких действий предпринимателя правонарушением.

Основной момент для признания нарушения прав владельца ТЗ при использовании тождественного обозначения в доменном имени - это опасность или возможность смешения товаров и услуг, на которые зарегистрирован ТЗ, и товаров и услуг, предлагаемых предпринимателем через сеть Интернет.

Президиум ВАС РФ сослался на возможность квалифицировать такие действия, как применение или иное введение в хозяйственный оборот чужого ТЗ или обозначения, сходного с ним до степени смешения, либо как проявление недобросовестной конкуренции.

Согласно ст. 10bis Парижской конвенции о защите промышленной собственности подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятий, продуктов или промышленной либо торговой деятельности конкурента.

При рассмотрении названного дела в ВАС РФ была изучена практика иностранных судов по этому вопросу, а также рекомендации ВОИС национальным властям по вопросам регистрации доменных имен в Интернете, изложенные в докладе 1999 г.

Таким образом, практика ВАС РФ по этому вопросу сопоставлялась с международной практикой.

Между тем вопрос о возможной ответственности в таких случаях организации, регистрирующей доменные имена, до настоящего времени остается открытым. Представляется, что к регистратору доменов - правообладателю необходимо будет предъявлять самостоятельные требования, в том числе о передаче домена с целью защиты исключительного права на ТЗ или, по терминологии регистратора, о переделегировании доменного имени. Возникающие при этом вопросы о действительности договоров на регистрацию доменом с лицом, нарушающим исключительные права, могут быть решены ВАС РФ при рассмотрении конкретного спора.

Полагаю, что интересен и спор, рассмотренный Арбитражным судом Республики Северная Осетия - Алания по иску ОАО «Пивоваренная компания «Балтика» к ООО «Фирма «Балтика» о запрещении использовать в отношении производимой ответчиком водки обозначений, сходных до степени смещения с зарегистрированными на пиво ТЗ истца.

Постановлением кассационной инстанции обоснованно отменены решение и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Республики Северная Осетия - Алания по этому делу. Кассационной инстанцией установлено, что исковые требования заявителя к ООО «Фирма «Балтика» о запрещении использовать в отношении производимой ответчиком водки обозначения, сходные до степени смешения с зарегистрированными ТЗ истца, необоснованны.

В соответствии с п. 2 ст. 4 Закона Российской Федерации «О товарных знаках» нарушением прав владельца ТЗ признаются несанкционированное применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью ТЗ или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения в отношении однородных товаров. Кассационная инстанция правомерно указала на то, что использование сходного до степени смешения с зарегистрированным ТЗ обозначения «Балтика» производится в отношении неоднородных товаров. Это подтверждается не только тем, что пиво и водка отнесены к разным классам товаров по МКТУ (32-й и 33-й классы). Кассационная инстанция правомерно применила аналогию закона, сославшись на налоговое законодательство, согласно которому пиво не отнесено к алкогольной продукции. Именно на этом основании кассационная инстанция не согласилась с доводами эксперта.

Кроме того, в материалах дела есть сведения о том, что патентное ведомство также относит указанные товары к неоднородным товарам, поскольку регистрирует сходные обозначения в качестве ТЗ в отношении пива и алкогольной продукции за разными правообладателями.

В 1999 г. ВАС РФ изучил практику арбитражных судов по применению Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах». Нами были изучены все дела этой категории, рассмотренные судами в 1998 г. По результатам изучения Президиумом ВАС РФ были подготовлены обзор и информационное письмо № 47 от 28.09.1999 г. Обзор касался вопросов объектов авторских прав, распоряжения имущественными правами, ответственности за нарушение исключительных прав, в том числе применения специальной меры ответственности, установленных в Законе об авторском праве и смежных правах, а именно о взыскании компенсации вместо возмещения убытков или взыскании доходов, полученных в результате нарушений авторских прав.

Практика арбитражных судов показывает, что более распространенным способом возмещения убытков, причиненных нарушениями авторских и смежных прав, в том числе прав на программу для ЭВМ и базу данных, является предъявление требования о взыскании компенсации в соответствии с подпунктом 5 п. 1 ст. 49 Закона «Об авторском праве» и п. 1 ст. 18 Закона об охране программ для ЭВМ. Этот способ применяется вместо возмещения убытков или взыскания дохода. Сумма выплаты определяется судом и может составлять от 10 до 50 тыс. минимальных размеров оплаты труда (МРОТ), устанавливаемых законодательством РФ.

Такая компенсация подлежит взысканию при доказанности правонарушения, и от истца не требуется представления доказательств его намерения самостоятельно использовать произведение в предпринимательской деятельности и наличия из-за незаконного использования его ответчиком определенных расходов или утраты возможности получения реальных доходов в соответствующем размере. Таким образом, наличие причиненных убытков предполагается, но в обосновании их размера необходимости нет.

Помимо возмещения убытков, взыскания дохода или выплаты компенсации в твердой сумме, арбитражный суд за нарушение авторских и смежных прав взыскивает штраф в размере 10% от суммы, присужденной судом в пользу истца (п. 2 ст. 49 Закона «Об авторском праве»). Сумма штрафов направляется в установленном законодательством порядке в соответствующие бюджеты.

К сожалению, эта мера ответственности применяется сторонами не очень часто. Однако представляется, что она может применяться судами по собственной инициативе.

Контрафактные экземпляры произведений (в том числе программ для ЭВМ и базы данных) или фонограмм согласно двум названным законам подлежат обязательной конфискации по решению суда. Суд принимает решение о конфискации контрафактных экземпляров произведений независимо от наличия ходатайства об этом со стороны истца. Конфискованные контрафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежат уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских или смежных прав по его просьбе. Судом может быть вынесено также решение о конфискации материалов и оборудования, используемых для изготовления и воспроизведения контрафактных экземпляров произведений или фонограмм (п. 4 ст. 49 Закона «Об авторском праве»). Но эти вещи не могут передаваться правообладателю.

Законами, регулирующими отношения по использованию и охране промышленной собственности, в настоящее время не предусматривается возможность конфискации изделий и товаров, изготовленных с нарушением патента или прав владельца ТЗ. Однако предложения об изменениях в действующие законы Российской Федерации в этой части уже внесены.

Следует отметить, что в последнее время в арбитражные суды стали предъявляться иски о признании недействительными лицензионных договоров о передаче прав на пользование изобретений, промышленных образцов. Анализ этих дел показывает, что причина таких споров - неурегулированность вопросов о порядке использования результатов работ, в том числе способных к правовой охране, по договорам на НИР и ОКР.