Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Из чего складывается стоимость лицензии?

Специалист с большим опытом работы в области продажи и покупки лицензий С.А.Соколов высказывает свою точку зрения на проблему оценки интеллектуальной собственности.

Как-то я получил задание написать предложения по стандартизации расчетов стоимости интеллектуального продукта, ставок роялти при заключении лицензионных соглашений, а также по другим вопросам, связанным с расчетом цен лицензий и иных сделок по коммерциализации объектов интеллектуальной собственности. Как любой нормальный разработчик решил поинтересоваться, что по этому поводу было предложено за период, не позволяющий упрекнуть меня в том, что пользуюсь архивными материалами.

Бросилось в глаза, что число публикаций по этим и смежным вопросам (по крайней мере в журнале «Патенты и лицензии», другие источники информации, имеющие весьма опосредованное отношение к оценке интеллектуального продукта, меня не очень интересовали) постоянно уменьшалось. Само по себе это, по моему мнению, свидетельствует о том, что пишущие об оценке интеллектуальной собственности коллеги или исписались, или их мнения и предложения, высказанные в публикациях, настолько популярны и востребованны, что повсеместно используются на практике и стали чем-то вроде аксиом.

Однако на деле все оказалось не так, о чем свидетельствуют многочисленные обращения разработчиков как ко мне лично, так и в ФГУП «Лицензинторг», где я работаю консультантом. Причины меня заинтересовали, и я обратил внимание на то, что большинство разношерстных методик, способов и приемов оценки написаны с точки зрения продавца интеллектуальной собственности.

В какой-то степени это понятно. Оценить созданное тобою научно-техническое творение всегда полезно и в ряде случаев приятно. Полезно в целях постановки на баланс родной фирмы, оценки взноса в уставный капитал создаваемой производственно-коммерческой структуры и тому подобных, далеких от рыночных взаимоотношений сфер. Приятно, если нанятый тобою оценщик объявил, что новшество стоит миллион каких-то престижных денежных единиц.

Да и сам отчет об оценке может произвести впечатление на несведующего человека. Ведь он сделан лицензированным оценщиком (правда, подчас никогда не работавшим ни в науке, ни на производстве, но получившим престижную квалификацию на краткосрочных курсах). Кстати говоря, именно отсюда проистекают пожелания о создании (кем-то) методик оценки и стандартов, судя по всему для того, чтобы, подставив в примитивные, но узаконенные формулы данные, полученные от заказчиков, дать «обоснованное» заключение и получить за это соответствующее вознаграждение. А что потом с этим заключением будет делать заказчик, оценщика не интересует. Попробовал бы он посидеть за столом переговоров с потенциальным покупателем объекта оценки, может быть, тогда кое-что понял.

Но на такие переговоры оценщиков, как правило, не приглашают. Наверно, потому, что на них обсуждаются не методы оценки, а конкретная стоимость того или иного объекта, в значительной степени зависящая от технического, экономического, географического положения покупателя. ( Помните – покупатель всегда прав).

И, вообще, стоит ли при определении стоимости лицензии жестко привязывать расчет к конкретному объекту интеллектуальной собственности? В конечном итоге покупателю все равно, является ли покупаемая им технология или ее часть интеллектуальной собственностью (так же, как покупателю автомобиля, совершенно не интересно, является ли способ производства фрикциона для задних тормозных колодок изобретением, охраняемым патентом). Он заинтересован лишь в одном – модернизировать свое производство путем приобретения лицензии, чтобы с наименьшими затратами получить прибыль, не ниже, чем средняя норма по отрасли и банковский процент на депозит.

Обойтись в этом случае только приобретением прав на использование объекта интеллектуальной собственности вряд ли удастся. Любое изобретение (за редким исключением) является составной частью (большей или меньшей) того или иного технологического процесса или конструкции (то есть всего того, что описано до отличительной части заявки или патента). Кстати, именно поэтому более 70% лицензионных соглашений в мире содержат в своем составе не только права на использование патентов, но и массу другой научно-технической информации с элементами ноу-хау. В отечественной практике продажи лицензий за границу имеются лишь два-три достоверных прецедента продажи лицензий на право использования только патента.

Если говорить о лицензиях, объектами которых становятся разработки технологического характера, то не вредно обратить внимание на содержание ст. 1542 Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно: «Единой технологией в смысле настоящей главы признается выраженный в объективной форме результат научно-технической деятельности, который включает в том или ином сочетании изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ или другие результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране в соответствии с правилами настоящего раздела, и может служить технологической основой определенной практической деятельности в гражданской или военной сфере (единая технология).

В состав единой технологии могут входить также результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие правовой охране на основании правил настоящего раздела, в том числе технические данные, другая информация».

Обратите внимание, что вот эта самая «единая технология» и становится в большинстве случаев объектом лицензионного договора. И только очень редко им становится какой-либо элемент этой технологии. Почему? Да потому, что все эти элементы могут совершенно не вписываться в ту технологию, которой в данный момент располагает потенциальный покупатель. Кстати, «конструкция» имеет значительно меньше шансов быть проданной по лицензии. Не будем дискутировать по этому поводу. Достаточно ознакомиться со статистикой, хотя бы российского рынка.

Итак, возвращаясь к оценочной деятельности, прежде всего отметим, что оценке в ходе переговоров с потенциальным покупателем лицензии подлежит не объект интеллектуальной собственности как таковой, а конкретная технология, куда этот объект входит составной частью. Проще это или сложнее? Думается, сложнее. И одна из причин в том, что большинство оценщиков не привыкли иметь дело с реальной рыночной ситуацией, а исходят из каких-то абстрактных, теоретических предпосылок, и, используя методики, стандарты оценки интеллектуальной собственности и т.п. материалы, просто хотят максимально облегчить себе жизнь, получив при этом неплохое вознаграждение.

Об этом я уже в свое время говорил[1]. И вся моя последующая практика, отягощенная наличием целой армады оценщиков, свидетельствует именно об этом. Если хочешь, чтобы тебя понял покупатель, постарайся встать на его место. Оцени возможности в плане сроков и затрат, связанных с освоением приобретаемой технологии, имеющихся у него условий, наличие свободных средств, ставки банковского процента за кредит, если своих средств не хватает. Это не вписывается ни в какие методики?! Увы.

Естественно, что всю необходимую информацию с надлежащей степенью достоверности получить не всегда удается. Но сам подход заслуживает пристального внимания, так как покупатель на переговорах исподволь начинает понимать, что истинной целью продавца является не стремление его «раздеть» за счет высоких роялти, а максимально широкое распространение своей разработки с получением разумного вознаграждения за это.

В данной статье я специально не хочу применять наукообразную терминологию, поэтому постараюсь изложить свою точку зрения на определение рыночной цены научно-технической разработки, продаваемой по лицензии, языком, доступным для непосредственного разработчика (кстати говоря, являющегося автором или (иногда) владельцем той самой интеллектуальной собственности, о которой так радеют наши теоретики).

Итак, я что-то создал. Это, как я подумал, тянет на изобретение и, посоветовавшись с патентоведом, решил все это запатентовать. Разработку стали использовать на родной фирме и патент, кстати, получили. Технологию, правда, пришлось немного изменить, но все равно неплохо получилось: экономия большая, и выход продукции почти в два раза увеличился. Я в авторах числюсь. Но я не об этом. Тут какие-то чудаки тоже решили у себя нашу разработку использовать. Звонят. Патентовед им объясняет, что нельзя просто так, мол, патент у нас, заплатить нужно. Там все поняли и приехали на переговоры. Сколько? Один вопрос у них и самый главный, так как прекрасно понимают, что мы их всему научим и все, что знаем, передадим.

На этот вопрос ответа у нас припасено не было. И стали мы вместе с нашими друзьями-покупателями его рассматривать. Объясняют они нам: мы эти штуковины по прежней технологии делали и делаем до сих пор. И вот, что получается. Сырье нам стоит (с доставкой) вот столько-то, амортизация оборудования – вот она (копия отчета). Заработная плата – пожалуйста. Аренда помещения, плата за электроэнергию – вот она, складирование. А денег у нас свободных нет. (В общем разложили они на составляющие всю себестоимость своей продукции. Да и скрывать-то нечего было, мы и так почти все про них знали).

И вот получается: если мы у вас эту разработку покупать будем, нужно кредит в банке брать, процент – вот он (официальная выписка). Поэтому, с учетом всего того, что вы теперь о нас знаете, мы не можем заплатить вам больше, чем … руб. в год, так как иначе нам это будет совсем невыгодно.

А нам бы хотелось совсем другого. Мы рассчитывали и оборудование в лаборатории сменить, и всем коллективом на Канары съездить. Да и мне автомобиль новый купить неплохо было бы. Но, подумав, мы решили, что покупатель-то прав. Не продадим – вообще ничего не получим. Патентовед надоумил. Я потом к покупателям в командировку ездил, осваивать нашу разработку помогал.

Это, конечно, байки на тему, но иметь в виду реальную себестоимость продукции, выпускаемой предполагаемым покупателем, и изменение ее себестоимости в связи с необходимостью выплаты вознаграждения за приобретаемую лицензию совершенно необходимо. И различные методики тут совершенно ни при чем.


[1] Соколов С.А. Беседы о лицензионной торговле. Стоимость лицензии и формы платежей//Патенты и лицензии. 1992. № 2. С. 1.