Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Наименования мест происхождения товаров в Российской Федерации

ГК РФ предоставляет на данное средство индивидуализации исключительное право. Однако в литературе встречаются мнения о спорности подобного правового режима.
Соискатель кафедры гражданского права и правовой охраны интеллектуальной собственности РГИИС М.А.Салтыков приводит свое видение этой ситуации.

Исключительное право ГК РФ раскрывает как право «использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом» и право «распоряжаться исключительным правом» (п. 1 ст. 1229 ГК РФ). Соответственно, исключительное право состоит из двух правомочий: права использования и права распоряжения. Право распоряжения можно считать дополнительным, поскольку допускается его отсутствие. Основу же исключительного права составляет возможность использовать объект интеллектуальной собственности.

Относительно наименования места происхождения товара исключительное право раскрыто следующим образом: «правообладателю принадлежит исключительное право использования наименования места происхождения товара в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом» (п. 1 ст. 1519 ГК РФ). ГК РФ также устанавливает возможность «запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации» (п. 1 ст. 1229 ГК РФ). При этом указано, что отсутствие запрета не считается разрешением, то есть запрет имеет постоянное действие (не разовый запрет). На этом основании исключительное право является абсолютным, действующим в отношении всех третьих лиц.

В свою очередь, особенность правового режима наименования места происхождения товара заключается в допустимости предоставления самостоятельных исключительных прав (п. 4 ст. 1229, п. 2 ст. 1518 ГК РФ). Подобное положение обусловлено спецификой данного средства индивидуализации. Она заключается в том, что наименование места происхождения товара используется в отношении товара, зависимого от географического объекта, являющегося результатом развития этой территории. Само обозначение представляет собой название этого географического объекта.

На этих основаниях данное обозначение не может принадлежать только одному лицу. Поэтому возможно предоставление более одного права на наименование места происхождения товара. Соответственно и распоряжение обозначением лишено смысла, ибо любое лицо может получить право самостоятельно. Именно на основании предоставления нескольких самостоятельных исключительных прав на наименование места происхождения товара зачастую делаются выводы о невозможности признания права на него абсолютным.

Тем не менее наличие нескольких самостоятельных прав на данное средство индивидуализации не исключает их абсолютного характера. Выше уже говорилось, что абсолютное право – это право, которое действует в отношении всех третьих лиц, позволяет пресекать нарушения любого лица. Применительно к наименованию места происхождения товара это выражается в запрете использования зарегистрированного наименования без свидетельства о праве и использования сходного обозначения, способного ввести в заблуждение относительно места происхождения и особых свойств товара (незаконное использование наименования места происхождения товара) – п. 3 ст. 1519 ГК РФ. Однако исключительное право позволяет правообладателю пресекать незаконные действия и других правообладателей (подпункты 1, 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ). Соответственно, если правообладатель изготовляет товар, нарушая условия о месте происхождения или об особых свойствах товара, другой правообладатель вправе запретить ему использование наименования места происхождения товара.

Из этого также следует, что правообладатель наименования места происхождения товара может исключить любое третье лицо из не санкционированного законом использования обозначения. Соответственно, это право даже при нескольких правообладателях не перестает быть абсолютным и исключительным. Вместе с тем следует указать и на отдельные недоработки правового регулирования наименований мест происхождения товаров. Необходимо выделить пробел действующего законодательства, выраженный в п. 1 ст. 1521 ГК РФ: «Наименование места происхождения товара охраняется в течение всего времени существования возможности производить товар, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для соответствующего географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами (статья 1516)».

Данное положение фактически указывает на бессрочность регистрации. Указание на бессрочность регистрации присутствовало и в п. 4 ст. 31 закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Исходя из смысла положения п. 1 ст. 1521 ГК РФ наименование места происхождения товара охраняется и при отсутствии правообладателей.

Однако правовая охрана наименования места происхождения товара – это исключительное право (гражданское субъективное право). Соответственно и ГК РФ признает охрану именно субъективных прав: ст. 12, 1250, 1251, 1252. И вне субъективного права конкретного правообладателя правовой охраны данного обозначения быть не может. При отсутствии субъективного права не будет и незаконного использования наименования места происхождения товара, поскольку не нарушаются субъективные права (ст. 1537 ГК РФ). Аналогично: использование зарегистрированного наименования, но при отсутствии правообладателя не образует и состав преступления (п. 1 ст. 180 УК РФ). При прекращении действия всех свидетельств любое лицо вправе использовать зарегистрированное наименование места происхождения товара. Любой производитель в любой точке Российской Федерации может использовать наименование места происхождения товара «Обуховская» несмотря на то, что его регистрация сохраняется, а срок действия свидетельства истек.

Таким образом, правовая охрана наименования места происхождения товара определяется не возможностью производить товар, а наличием субъективного гражданского права. Отсутствие необходимости в сохранении регистрации подтверждается и тем, что гражданское право (в объективном смысле) всегда охраняет интересы, опосредованные субъективным правом. Их отсутствие свидетельствует об отсутствии интереса, поэтому и охранять собственно нечего.

Соответственно, регистрация наименования места происхождения товара не действует бессрочно. Она прекращается по истечении срока действия свидетельства. В этой связи необходимо отменить действие данного пункта.

Следует выделить и другое положение, представляющееся неоправданным. ГК РФ, как и Закон о товарных знаках, не предусматривает прекращение действия свидетельства о праве при неиспользовании наименования места происхождения товара. Однако относительно товарного знака такое правило установлено (ст. 1486). И то, и другое обозначения являются средствами индивидуализации и выполняют свои функции только при использовании. Выполнение функции индивидуализации, различения продукции и есть цель регистрации. Неиспользуемое наименование места происхождения товара не способно выполнять свои функции. В этой связи не ясны причины такого различия.

Помимо этого использование, применение производителем наименования места происхождения товара имеет большое общественное значение в силу направленности на сохранение уникального товара. И с этой позиции необходимо его более широкое и непрерывное использование.

Отличает наименование места происхождения товара от товарного знака то, что при его неиспользовании должна прекращаться не правовая охрана, а право конкретного производителя. Это обусловливает особенность правового положения – множественность правообладателей.

Неясны также причины, по которым законодатель не предусматривает публикацию особых свойств товара (ст. 1533 ГК РФ). В свою очередь, согласно п. 2 ст. 1529 ГК РФ сведения об особых свойствах вносятся в государственный реестр. Однако и в государственный реестр сведения вносятся не всегда. На практике это означает невозможность подачи в Роспатент заявления о прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара и действия свидетельства об исключительном праве на такое наименование (п. 3 ст. 1536 ГК РФ) в случае утраты товаром, производимым обладателем свидетельства, особых свойств, указанных в государственном реестре наименований в отношении данного наименования места происхождения товара (подпункт 1 п. 1 ст. 1536 ГК РФ).

Возьмем, например, ситуацию с такими наименованиями, как «Ессентуки № 17» (свидетельство № 23/19) и «Ессентуки № 4» (свидетельство № 23/16). В описании данных товаров не приводятся их особые свойства, то есть невозможно определить, чем они отличаются от товара с наименованием места происхождения товара «Ессентуки» (свидетельство № 23/3), притом, что они представляют одно наименование.

Помимо этого, неясен мотив непубликации особых свойств (особенно учитывая обязательность их указания в реестре). Дело в том, что для использования данного средства индивидуализации нет необходимости защищать сам товар. То есть никто не может запретить добывать и бутилировать минеральную воду, аналогичную той, чье наименование зарегистрировано как наименование места происхождения товара или, например, изготовлять изделия, аналогичные гжельским, но без применения наименования «Гжель». Запрещено использовать само обозначение. Производство аналогичного товара не наносит ущерб наименованию места происхождения товара. Ущерб наносит его незаконное использование. Соответственно непубликация особых свойств, их сокрытие лишены смысла. Поэтому необходимо обеспечить обязательность публикации особых свойств, внеся изменения в законодательные положения.

Следует выделить и другую ситуацию. ГК РФ устанавливает необходимость совпадения особых свойств товаров. Это означает, что каждый последующий товар должен копировать особые свойства предыдущего. Получается, что по новому законодательству при регистрации такого наименования места происхождения товара, как «Горячий ключ» (свидетельство № 40/6), не может быть выдано свидетельство на наименование «Горячий ключ 2» (свидетельство № 40/10), поскольку их особые свойства различны. Но здесь важно другое.

Дело в том, что существование таких наименований противоречит действующему законодательству (как противоречило и ст. 31 Закона о товарных знаках). Относительно таких обозначений, как «Горячий ключ» и «Горячий ключ 2», возникает сомнение в том, что это обозначения, представляющие одно наименование места происхождения товара. Так же, как и «Горячий ключ 3», 1481, 958, или «Ессентуки», «Ессентуки 4», 17, и такие наименования, как «Минеральная вода угличская» (свидетельство № 55/2) и «Угличская» (свидетельство № 55/1) и т.д.

Право могло (и может) быть выдано только на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара. Здесь же право предоставлено фактически на разные наименования, что нарушает, в частности, второй абзац п. 2 ст. 1518 ГК РФ. Такие наименования мест происхождения товаров должны либо относиться к разным номерам регистраций, либо их словесное содержание должно быть унифицировано. Поэтому правообладатель (заинтересованное лицо) «Горячего ключа» может на основании п. 2 ст. 1535 ГК РФ оспорить предоставление исключительного права на наименование места происхождения товара «Горячий ключ 2» в течение всего срока действия свидетельства об исключительном праве (ст. 1531).

В свою очередь, может возникнуть вопрос о предоставлении наименования места происхождения товара товару, чьи особые свойства несколько отличаются от уже установленных для этого наименования. Например, основной химический состав минеральной воды с наименованием места происхождения товара «Горячий ключ»: гидрокарбонаты 550 – 850; хлориды 200 – 510; сульфаты < 50; натрий + калий 250 – 350. Основной химический состав минеральной воды с наименованием места происхождения товара «Горячий ключ 2»: гидрокарбонаты 200 – 350; сульфаты < 100; кальций < 100; натрий + калий 50 – 150.

В случае с «Горячим ключом 2» целесообразно регистрировать самостоятельное наименование места происхождения товара, поскольку фактически речь идет о разных товарах. В предоставлении права на уже зарегистрированное наименование такому товару должно быть отказано. Поэтому добавление числа и регистрация разных наименований представляются наиболее приемлемыми, как это сделано для наименования места происхождения товара «Обуховская» (свидетельство № 42/1) и «Обуховская 13» (свидетельство № 70/13). Но здесь могут возникнуть другие сложности.

Регистрация наименования места происхождения товара предполагает использование обозначения относительно товара, обладающего особыми свойствами и происходящего из определенной территории, чье название и составляет наименование. Соответственно, производитель был бы должен использовать обозначение «Горячий ключ 2» для того, чтобы оно стало известным в отношении товара, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями (п. 1 ст. 1516 ГК РФ). Но использование в отношении товара обозначения «Горячий ключ 2» может быть пресечено правообладателем наименования места происхождения товара «Горячий ключ» на основании подпункта 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ, ибо в данном случае имеет место использование сходного обозначения, что нарушает или угрожает нарушению прав.

Таким образом, с одной стороны, при изготовлении такого товара не может быть предоставлено право на уже зарегистрированное наименование места происхождения товара, с другой, сложно подобрать название, которое не было бы схоже до степени смешения с зарегистрированным наименованием (дабы обойти положения п. 3 ст. 1519 ГК РФ). И такие сложности в скором времени могут возникнуть.