Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Что подсказывает «народная логика»?

В частности, в № 11/2008 опубликована статья М.В.Лабзина «Отношения по поводу служебных объектов интеллектуальной собственности как предмет трудового права». Сегодня это очень актуальный вопрос, вызывающий болезненную реакцию авторов изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Поэтому появление статьи, где выделен тезис о том, что право на вознаграждение за использование служебных объектов интеллектуальной собственности по наследству не переходит, вызывает вопросы. Автор названной статьи не только полностью согласен с этим тезисом, но и, более того, подробно его обосновывает. К сожалению, это обоснование показалось мне лишенным логики. Возможно, не являясь специалистом по трудовому праву, я чего-то не понимаю и поэтому опишу свои сомнения.

М.В.Лабзин утверждает, что невыплаченная к моменту смерти работника заработная плата переходит по наследству, поскольку представляет имущество лица, нажитое при жизни. Не оценивая, можно ли считать вознаграждение за изобретение, предусмотренное п. 4 ст. 1370 ГК, заработной платой, воспользуюсь приведенным в рассматриваемой статье примером рабочего, делающего на станке продукцию. Если изобретение рассматривать как продукцию, сделанную изобретателем «на интеллектуальном станке», то можно достоверно установить, когда осуществился соответствующий труд и была изготовлена продукция. Во всяком случае эта дата предшествует дате приоритета изобретения (полезной модели, промышленного образца). Поэтому случай, когда автор служебного изобретения умер после даты приоритета, по логике автора статьи, следует рассматривать как случай невыплаченной заработной платы за уже совершенный труд и полностью изготовленную продукцию. Однако из собственных достаточно четких обоснований автор статьи почему-то делает вывод, что «вознаграждение за служебный объект интеллектуальной собственности, будучи разновидностью оплаты труда, не переходит по наследству». Это тем более странно, что ст. 1370 ГК однозначно указывает, что вознаграждение выплачивается после осуществления работником труда по созданию служебного объекта и передаче его работодателю в готовом виде, то есть представляет собой задолженность работодателя за уже осуществленный труд и изготовленную продукцию.

После прочтения статьи мне почему-то показалось, что тезис п. 1 ст. 1370 ГК «созданные работником в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя» автор статьи понимает как прямое указание создать изобретение или как запись в должностной инструкции «должен создавать изобретения». Мое предположение подтверждает утверждение автора статьи о том, что вознаграждение автору является стимулирующей выплатой к созданию работником более полезных для работодателя объектов интеллектуальной собственности. Однако такое утверждение опровергает п. 4 ст. 1370 ГК, где говорится, что «работник должен письменно уведомить работодателя о создании в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя такого результата, в отношении которого возможна правовая охрана».

Очевидно, что если бы создание изобретений было бы трудовой обязанностью, то некоторые работники, отработав смену за станком, возможно, и писали бы упомянутые уведомления. Однако остальные писали бы объяснительные записки о том, почему они не создали изобретений, то есть не выполнили своих трудовых обязанностей и конкретных указаний работодателя. А поскольку трудовые обязанности нужно выполнять ежедневно, то, вероятно, вскоре или большинство работников было бы уволено, или в нашей стране было бы создано колоссальное число изобретений. Во всяком случае мне нигде (за исключением рассматриваемой статьи) не удалось найти сведений о том, что создание изобретений, полезных моделей и промышленных образцов может быть вменено работнику как «трудовая функция».

Я считаю, что использованный законодателем термин «в связи» означает, что, выполняя какую-то работу, предусмотренную трудовыми обязанностями или заданием работодателя, например, работая на станке, работник может попутно создать, но может (в большинстве случаев) и не создать результат, в отношении которого возможна правовая охрана. То есть в большинстве случаев работником не будет осуществлен труд по созданию изобретений и не будет создана соответствующая продукция (изобретения, полезные модели и промышленные образцы). Однако при этом свои трудовые обязанности или задания работодателя работник выполнит и, соответственно, его труд будет оплачен.

В этой связи возникает вопрос: на каком основании можно относить к области трудового законодательства действия, которые нельзя вменить работнику как трудовые обязанности?

После прочтения статьи у меня почему-то сложилось мнение, что автор не делает правовой разницы между объектами интеллектуальной собственности и продукцией, изготовляемой рабочим на станке на основании трудового договора, то есть полностью отрицает п. 3 ст. 1228 ГК РФ, являющийся основополагающим принципом международного права по интеллектуальной собственности. Складывается впечатление, что М.В. Лабзин рассматривает вознаграждение автору как своеобразную пенсионную выплату за ранее совершенный интеллектуальный труд (очевидно, что пенсия не наследуется).

Это впечатление подтверждает и его мнение о том, что вознаграждение должно выплачиваться и после расторжения трудового договора с автором. Действительно, какие (кроме пенсии) стимулирующие к качественному труду выплаты может выплачивать работодатель человеку, с которым он не состоит в трудовых отношениях и которому не дает никаких заданий? Мне кажется, что для работодателя, с точки зрения выплат, нет большой разницы между увольнением и смертью работника. Поэтому очень трогательна забота М.В.Лабзина об авторах изобретений, когда он предлагает продолжать выплаты вознаграждений авторам и после их увольнения. Ведь в противном случае, как утверждается в статье, «работодатель был бы крайне заинтересован в увольнении. А такая угроза не совместима с принципами трудового права». При этом в статье почему-то не говорится, что при предлагаемом подходе к наследованию вознаграждения может оказаться, что работодатель будет «крайне заинтересован» в смерти автора. Интересно, что по этому поводу думает сам автор статьи?