Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Лингвистический анализ норм законодательства о соотношении прав на товарные знаки и фирменные наименования

ООО «Проксима Текнолоджи» наработана практика применения лингвистического анализа при толковании требований российских законов и подзаконных актов в процессе административных и судебных разбирательств. По мнению авторов статьи – доцента кафедры современного русского языка и его истории Удмуртского государственного университета, канд. филолог. наук С.А. Никифоровой (г. Ижевск) и генерального директора ООО «Проксима Текнолоджи», патентного поверенного, докт. мед. наук Р.А.Красноперова (Москва)

Соотношение прав на товарные знаки и фирменные наименования в российском законодательстве на протяжении последнего десятилетия не остается статичным. Это представляет особый интерес и с филологической точки зрения, поскольку эволюция терминов и других лексических единиц в нормативных документах зачастую меняет сущность и объем правовой охраны объектов интеллектуальной собственности.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 7 закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее – Закон) (в редакции, действовавшей до 11 декабря 2002 г.), не регистрировались в качестве товарных знаков, в частности, «обозначения, воспроизводящие известные на территории Российской Федерации фирменные наименования (или их часть), принадлежащие другим лицам, получившим право на эти наименования ранее даты поступления заявки на товарный знак в отношении однородных товаров». Таким образом, релевантным для определения ограничений при регистрации представлялся критерий воспроизведения фирменного наименования (или его части) в обозначении, заявленном в качестве товарного знака.

Согласно изменениям и дополнениям в Закон, внесенным федеральным законом РФ от 11 декабря 2002 г. № 166-ФЗ, «не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные: охраняемому в Российской Федерации фирменному наименованию (его части) в отношении однородных товаров, промышленному образцу, знаку соответствия, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака». В данном случае критерий, значимый для отказа в регистрации, был сформулирован как тождественность обозначения, заявленного в качестве товарного знака, обозначению, зарегистрированному ранее в качестве фирменного наименования (его части) в отношении однородных товаров (услуг).

Указанную смену формулировки можно оценить исходя из ее принципиального значения для правоприменительной практики только по результатам лингвистического анализа общеязыкового и контекстуального значения единиц «воспроизводить/воспроизводящий», с одной стороны, и «тождественный», с другой. Такой анализ должен быть основан в первую очередь на словарном толковании, когда используются несколько авторитетных источников, позволяющих доказательно и объективно продемонстрировать бытование понятия в узусе.

Анализ словарных дефиниций понятия «воспроизводить/воспроизвести» (причастие «воспроизводящие» образовано от глагола «воспроизводить», семантику которого по лексикографической традиции и следует подвергать анализу) позволяет сделать вывод о следующем значении данного глагола: «Повторить что-л. в точности, воссоздать что-л., копируя, в точности» (ср.: «Повторить что-л. в точности, копируя (с подзначением: «точно описать, нарисовать, изобразить») [Словарь русского языка. В 4-х т./Под ред. А.П. Евгеньевой. Т. 1. М.: Русский язык, 1985]; «Воссоздать, возобновить, повторить в копии» [Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеол. выражений. М.: Азъ Ltd., 1992; «Повторить, воссоздать, восстановить что-л. в точности» [Большой толковый словарь русского языка/Глав. ред. и сост. С.А.Кузнецов. СПб.: Норинт, 1998].

Следовательно, семантику глагола моделирует представление о точном, до степени копирования соответствии нового объекта уже существующему. При этом объектное существительное в таких словосочетаниях называет предмет, точное воссоздание которого проводится. Если объектом становится фрагмент, часть предмета, то именно на эту часть и указывается в словосочетании. Например: «воспроизвести фрагмент (произведения)», «воспроизвести деталь (картины)», «воспроизвести элемент (изображения)» и т.п. Безусловно, такое указание на воспроизведение части предполагает, что предмет в целом не воспроизведен, в противном случае уточнение о части не делается (например, «воспроизвести картину»).

Таким образом, значение причастия «воспроизводящие», использовавшегося при формулировании п. 2 ст. 7 Закона, предполагает, что товарный знак не может быть зарегистрирован, если он в полной мере, до идентичности, точно воссоздает, копирует фирменное наименование, принадлежащее другому лицу и являющееся при этом известным на территории РФ в отношении однородных товаров. Указанное толкование причастия «воспроизводящий» приводит к необходимости определить, к какому виду соотношения между сравниваемыми обозначениями – тождественности или сходству до степени смешения – относится воспроизведение. Действительно, в п. 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания[1] (далее – Правила), дано следующее правовое определение прилагательного «тождественный»: «Обозначение считается тождественным с другим обозначением, если оно совпадает с ним во всех элементах». Далее отмечается, что «обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия». Примененное в Правилах понимание тождественности полностью соответствует семантизации толковыми словарями русского языка лексемы «тождественный».

Так, прилагательное «тождественный» имеет значение «представляющий собой тождество; вполне сходный, одинаковый, такой же» [Словарь русского языка. В 4-х т./Под ред. А.П. Евгеньевой. Т. 1. М.: Русский язык, 1985] при понимании «тождества» как «полного сходства, подобия предметов, явлений друг другу или самим себе» [Там же] и как «совпадения» [Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеол. выражений. М.: Азъ Ltd., 1992]. Следует отметить употребление при толковании обоих слов единиц «вполне» («вполне сходный») и «полный» («полное сходство»), подчеркивающих в дефинициях буквальное (полное) совпадение сравниваемых предметов во всех их признаках и элементах. Таким образом, «тождественный» – «полностью сходный, подобный, одинаковый, такой же». Этот тезис поддерживает и формулировка правовой нормы, где о тождестве говорится как о совпадении обозначений во всех элементах, то есть о полном совпадении, в отличие от сходства до степени смешения, о котором в Правилах сказано как об ассоциации в целом, несмотря на отдельные отличия. Следовательно, при определении сходства до степени смешения законодатель акцентирует внимание на отдельных отличиях как критерии, различающем тождество и сходство до степени смешения. При этом «сходный» определяется в языке как «имеющий общие или подобные черты», а «сходство» – как «наличие общих или подобных черт» [Словарь русского языка. В 4-х т./Под ред. А.П. Евгеньевой. Т. 1. М.: Русский язык, 1985], на чем и базируется вышеуказанное правовое толкование сходства до степени смешения. Такое сходство предполагает как общие черты (но только черты, а не полное, во всех элементах подобие), так и отдельные отличия.

Согласно п. 14.4.2.2 Правил «сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим)». Слово «воспроизводящий» в значении «повторяющий, воссоздающий, копирующий что-л. в точности», использованное в п. 2 ст. 7 Закона в отношении обозначений, полностью соответствует понятию «тождественность» в п. 14.4.2 Правил, где «тождественность» толкуется как совпадение обозначений во всех элементах.

Итак, близость значений единиц «воспроизводить/воспроизводящий» и «тождественный» несомненна. Если воспроизведение предполагает повторение в точности, копирование, воссоздание, то тождественность интерпретируется как полное сходство, подобие, совпадение во всех элементах. Тем самым в 2002 г. законодатель принципиально, категориально, сущностно не изменил правовую норму относительно ограничений в регистрации товарных знаков при их тождественности фирменным наименованиям.

Следует отметить, что с 1 января 2008 г. с вступлением в силу четвертой части ГК РФ, на первый взгляд, устранена сама возможность спорного понимания соответствующей нормы права (п. 8 ст. 1483), так как в перечень не подлежащих регистрации обозначений сегодня включены и сходные до степени смешения обозначения. Так, «не могут быть в отношении однородных товаров зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием или коммерческим обозначением (отдельными элементами таких наименования или обозначения)…, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака». Данная формулировка нормы права, учитывающая теперь и «сходные до степени смешения» фирменные наименования, делает лингвистический анализ в сфере интеллектуальной собственности более значимым, так как расширяет спектр возможных лингвистических исследований не только тождественности, но и сходства до степени смешения. Именно последнее, на наш взгляд, довольно трудно доказуемо без тщательного, скрупулезного анализа всех характеристик обозначения – от внешнего сходства до фонетических, лексических ассоциаций. Вместе с тем необходимо учитывать, что эволюция закона не доказывает, что именно конечный смысл законодатель вкладывал в ту или иную норму права ранее. Лингвистический же анализ необходимо проводить на основе той формулировки нормы права, которая существовала в исследуемый период.

Продемонстрируем использование лингвистического анализа на конкретном примере анализа сходств и различий обозначений «Proxima Technology» (товарный знак компании, которую возглавляет один из авторов статьи, по свидетельству № 225667; приоритет от 11 января 2001 г.) и «Проксима» (к примеру, отличительная часть фирменного наименования некоего ООО «Проксима»). Для целей анализа примем, что право на фирменное наименование возникло ранее даты подачи заявки на товарный знак.

Так, применительно к обозначению «Proxima Technology» нельзя говорить о воспроизведении или тождественности обозначения «Проксима» как о точном воссоздании/тождестве. Толкование глагола «воспроизвести», с одной стороны, и прилагательного «тождественный», с другой, предполагает в данном случае, что объект должен быть повторен в копии, воссоздан точно, совпадать со сравниваемым во всех элементах полностью. Данные же обозначения различаются по ряду признаков.

Товарный знак «Proxima Technology» представляет собой прямоугольник яркого-синего цвета с включенной в него надписью «Proxima Technology» светло-желтого цвета («Technology» – неохраняемый элемент); под надписью, посередине размещены пять звезд (от буквы «a» первой части до буквы «h» второй). К центру прямоугольника интенсивность синего цвета снижается, поэтому вокруг букв цвет становится светлее. Таким образом, товарный знак имеет запоминающуюся изобразительную часть, которая потребителем воспринимается в единстве с его словесной частью. Как показывает судебная практика, при сравнении обозначений вывод зачастую делается на основе общего впечатления, а не сравнения восприятия отдельных элементов*. Обозначения «Proxima Technology» и «Проксима» различаются по ряду признаков (в том числе по наличию у второго изобразительной части), что, безусловно, не позволяет считать обозначение «Proxima Technology» воспроизводящим «Проксима», равно как и тождественным ему.

* См., например: постановления ФАС Московского округа от 14 июня 2007 г. № КА-А40/4679-07 и от 25 августа 2006 г. № КА-А40/7224-06).

Лингвистическое сопоставление единиц на воспроизведение или тождественность следует проводить на всех языковых уровнях – от фонетики и графики до сочетаемости и ассоциативных связей. Такое исследование должно быть объективным, доказательным, а значит, комплексным. Обратим при этом внимание на следующее.

Различие сравниваемых словесных обозначений проявляется в первую очередь в их структуре. Если обозначение «Проксима» однословно, то обозначение «Proxima Technology» состоит из двух элементов. Такие двусоставные обозначения, несмотря на неохраняемость одного из элементов (в данном случае «Technology»), воспринимаются и воспроизводятся обычно комплексно, нераздельно, что в свою очередь не позволяет считать обозначения «Проксима» и «Proxima Technology» тождественными. Элемент «Technology» составляет во втором обозначении значительную по объему в фонетическом и визуальном отношении часть, отличную от краткого однословного «Проксима», что и позволяет оценить знак «Proxima Technology», воспринимаемый целостно, как нетождественный обозначению «Проксима», не воспроизводящий его.

Второй элемент обозначения «Proxima Technology» – неохраняемый элемент «Technology» – представляется, кроме того, важным в структуре обозначения и смыслонесущим для носителя языка. Слово «Technology» (ср. англ. «technology» – «технология») соотносится с представлением о технологии (общеупотребительное в литературном языке слово «технология», восходящее к немецкому «technologie» (см., например, Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М.: Рус. яз., 1998)) обозначает «совокупность методов и процессов, применяемых в каком-н. деле, в производстве чего-н., а также научное описание таких методов» (Там же. С. 697). Таким образом, если обозначение «Проксима» не указывает на характер деятельности предприятия/организации, тип оказываемых услуг, то обозначение «Proxima Technology» в своей второй части, значимой и семантически определенной («Technology» – технология), ориентирует потребителя на то, что оказываемые услуги или реализуемые товары имеют отношение к технологиям, производственным процессам и т.п.

Итак, смысловая наполненность, значимость обозначений «Проксима» и «Proxima Technology» различна. Содержательно более полным для потребителя является обозначение «Proxima Technology», указывающее на характер деятельности субъекта, использующего обозначение. Это приводит к выводу об отсутствии семантической тождественности сравниваемых обозначений: они различны по смыслу, и обозначение «Proxima Technology» не воспроизводит обозначение «Проксима», как и не тождественно ему, не совпадая с ним в полной мере.

Вместе с тем потребитель – носитель языка достаточно часто сокращает длинные обозначения до начального элемента, например, «Proxima Technology» до «Proxima». Такое сокращение ведет к возможности восприятия обозначений «Проксима» и «Proxima» как сходных: обозначение «Проксима» воспринимается в качестве транслитерированного первого элемента обозначения «Proxima Technology», что может привести к возникновению ассоциации между обозначениями и их возможному последующему смешению. Это, однако, не означает, что обозначение «Proxima Technology» воспроизводит обозначение «Проксима».

Различается форма представления обозначения. В первом случае обозначение «Проксима» – кириллический шрифт, во втором «Proxima Technology» – латиница. В языковом сознании носителя русского языка шрифтовые признаки отражения лексической единицы принципиально важны. При толерантности россиянина к написаниям латиницей различия в графическом представлении слова релевантны для определения качественной характеристики лексической единицы как принадлежащей русской языковой системе в первом случае либо как иноязычной – во втором. Обозначения, отраженные латиницей или кириллицей соответственно, в целом не смешиваются в русском языковом сознании. Однако практика транслитерации иноязычных фирменных обозначений в российской коммерческой сфере существует, и их ассоциативная связь, безусловно, формируется (например, возможна транслитерация фирменных наименований известных транснациональных корпораций). Тем самым способ отражения обозначений «Proxima Technology» и «Проксима» – графическое представление – делает их различными для носителя русского языка, и обозначения нельзя отождествить.

Необходимо учитывать, что носитель русского языка часто произносит иноязычные слова, приведенные в латинице, соотнося их с русскими, адаптируя к русской фонетической системе. Поэтому и первое слово «Proxima» двуэлементного обозначения «Proxima Technology» может произноситься в соответствии с нормами русского произношения как [прóкс’имъ]. Это обусловливает возможное сходство обозначений в русифицированном варианте произношения: слова «Проксима» и элемента «Proxima» – [прóкс’имъ]. И хотя в тех типах дискурса, где подобные обозначения встречаются (рекламный, в частности, визуальная реклама, публицистический, официально-деловой), обозначение чаще воспринимается в единстве письменной формы и произношения, сближение обозначений в языковом сознании потребителя возможно в силу совпадения звучания обозначения «Проксима» и первого элемента обозначения «Proxima Technology». При этом такое смешение можно оценить двусторонне: обозначение «Проксима», в свою очередь, может восприниматься как транслитерированная первая часть обозначения «Proxima Technology», фонетически (в русском произношении) полностью совпадающая со словом «Proxima» [прóкс’имъ]. Таким образом, фонетическое сходство обозначений «Проксима» и «Proxima» обусловливает двустороннюю ассоциативную связь знака «Проксима» и фрагмента «Proxima», взятого изолированно. Каждый из них в ряде случаев может пониматься в фонетическом аспекте как воспроизводящий другое обозначение («Проксима» = «Proxima» и, наоборот, «Proxima» = «Проксима» в силу совпадения звучания [прóкс’имъ]).

Однако при сопоставлении данных обозначений важно, что первый элемент обозначения «Proxima Technology» соотносится с английским «proximo», что произносится как [‘präk-sə-,mõ] (см.: электронный ресурс Merriam-Webster online dictionary), то есть уже в первых частях слова отлично от [прóкс’имъ] («Проксима»). Следовательно, фонетика самого слова «proxima» в английском языке существенно отличается от произношения слова «проксима» в русском. Этот факт является основанием и для различения единиц: написание в латинице наталкивает потребителя на особый, нерусский тип произношения слова, что обусловливает восприятие слов «Проксима» и «Proxima» как несходных по звучанию.

Данное положение поддерживает и непосредственная близость слову «Proxima» в обозначении «Proxima Technology» слова «Technology», произноситься которое будет в соответствии с правилами английского языка. Носитель русского языка осознает это слово исключительно как восходящее к английскому фонетическому варианту, а прямое, буква в букву/звук в звук произношение его в русском языке невозможно, так как в нем есть буквосочетание «ch», не свойственное русской системе (произносится как [х] либо как [к]), и конечное «gy», потребителем воспринимаемое как [джи]. Различие в написании и произношении, невозможность прямой транслитерации слова «Technology» обеспечивают восприятие обозначений «Proxima Technology» в целом и «Проксима» как фонетически нетождественных.

Таким образом, если обозначение «Проксима» и первый элемент обозначения «Proxima Technology» «Proxima», взятый изолированно, и могли бы восприниматься как фонетически тождественные (лишь при условии применения норм русского произношения), то целостное представление второго обозначения – «Proxima Technology», где элемент «Technology» диктует всему обозначению исключительно иноязычное произношение, делает обозначения «Proxima Technology» и «Проксима» разными по произношению в восприятии потребителя, не воспроизводящими друг друга. То же можно сказать о сравнении «Proxima» (в составе обозначения «Proxima Technology») с обозначением «Проксима»: они фонетические нетождественны, то есть не воспроизводят друг друга.

Осознание обозначения «Проксима» как русского (в силу отражения его кириллическим шрифтом), с одной стороны, и «Proxima Technology» как иноязычного (в силу отражения латиницей), с другой, ведет и к некоторым грамматическим отличиям. Так, единица «Проксима» склоняется как слово русского языка по образцу 2-го академического склонения («Проксима», «Проксимы», «Проксиме» и т.д.) в разговорной речи. В книжных стилях это обозначение будет представлено в сочетании, например, с названием организационно-правовой формы предприятия (ООО «Проксима») и не будет склоняться. Элемент «Proxima» обозначения «Proxima Technology», который используется самостоятельно, также может изменяться по этому образцу в разговорной речи (например, «без «Proxima» [биспрóксимы]). В текстах же официально-деловых, публицистических и в рекламе данное обозначение не склоняется и будет представлено в полном варианте «Proxima Technology». По этому признаку обозначения «Проксима» и элемент «Proxima» в составе обозначения «Proxima Technology» являются разными, несходными в восприятии носителя языка, однако возможность склонения обозначения «Проксима» и варианта обозначения «Proxima» по одной модели в разговорной речи обусловливает их сближение в сознании носителя языка, возникновение ассоциативных связей и возможность смешения представлений о сравниваемых обозначениях. Это, тем не менее, не означает, что обозначение «Proxima Technology» воспроизводит обозначение «Проксима» или тождественно ему.

Итак, обозначение «Proxima Technology» не воспроизводит обозначение «Проксима», так как под воспроизведением следует понимать «воссоздание, повторение в точности, копирование», данные же обозначения считать скопированными, повторяющими друг друга нельзя: они лишь сходны в некоторых чертах. Семантика причастия «воспроизводящий», использованного законодателем в п. 2 ст. 7 Закона в редакции, действовавшей до декабря 2002 г., предполагала, что один из сравниваемых объектов повторяет другой (или его часть) в точности, воссоздает его, копируя в точности (здесь – товарный знак точно повторяет, воссоздает, копирует либо фирменное наименование целиком, либо какую-то его часть).

Проведенный нами лингвистический анализ товарного знака «Proxima Technology» и фирменного наименования ООО «Проксима» показал, что обозначение «Proxima Technology» ни в коей мере не является воспроизводящим обозначение «Проксима» в указанном значении данного причастия, так как не является повторяющим, воссоздающим, копирующим данное фирменное наименование (или его часть). Это обусловлено различиями сравниваемых обозначений: структурным несовпадением, отсутствием фонетического тождества, разным графическим (кириллица/латиница) представлением, разными грамматическими признаками и семантическим наполнением, наличием изобразительного элемента.

Обозначение «Proxima Technology» также нетождественно фирменному наименованию ООО «Проксима» или его отличительной части «Проксима». При сравнении товарного знака «Proxima Technology» с фирменным наименованием ООО «Проксима» либо с его частью (а именно такое направление сопоставления товарного знака и фирменного наименования предусматривает п. 3 ст. 7 Закона) в лингвистическом аспекте выявлены существенные различия указанных наименований, не позволяющих считать их тождественными.

В свою очередь, лингвистическое толкование прилагательного «тождественные» оказалось принципиально важным при оценке отношений между сравниваемыми обозначениями «Proxima Technology» и «Проксима». Под тождеством в русском языке понимается «полное сходство, подобие предметов, явлений друг другу или самим себе, совпадение». Значение прилагательного «тождественные» в русском языке предполагает полное сходство, подобие сравниваемых объектов во всех элементах. Сравниваемые же обозначения «Proxima Technology» и «Проксима» не являются тождественными в указанном значении прилагательного «тождественные», что обусловлено структурным несовпадением, отсутствием фонетического тождества, разным графическим (кириллица/латиница) представлением, разными грамматическими признаками и семантическим наполнением, наличием изобразительного элемента товарного знака.

Таким образом, комплексный лингвистический анализ показывает, что товарный знак «Proxima Technology» не воспроизводит фирменное наименование ООО «Проксима» или его отличительную часть. Товарный знак «Proxima Technology» не является также тождественным ни фирменному наименованию ООО «Проксима» в целом, ни его отличительной части «Проксима». Значит, регистрация товарного знака «Proxima Technology» в отношении однородных товаров не противоречила в рассматриваемом случае требованиям ст. 7 Закона в редакции, действовавшей как до, так и после декабря 2002 г.

Действительно, обозначение «Proxima Technology» не воспроизводит ни фирменное наименование ООО «Проксима» в целом, ни его отличительную часть «Проксима» (не тождественно им). Элемент же обозначения «Proxima Technology» «Proxima» не может пониматься как элемент, воспроизводящий наименование «Проксима», так как, во-первых, входит в структуру словесного обозначения «Proxima Technology» и воспринимается, в том числе фонетически, как неотъемлемая его часть. Во-вторых, лингвистические характеристики слова «Proxima» в структуре знака «Proxima Technology» не позволяют считать его воспроизводящим наименование «Проксима».

Кроме того, формулировка п. 2 ст. 7 Закона указывает на необходимость оценивать воспроизведение (тождественность) товарным знаком (здесь – «Proxima Technology») фирменного наименования (здесь – ООО «Проксима») или части фирменного наименования (здесь – «Проксима»), а не соотношение части товарного знака с фирменным наименованием. Установленная фонетическая близость обозначения «Проксима» и первого элемента обозначения «Proxima Technology» «Proxima» определяет лишь сходство сравниваемых обозначений (возможно, до степени смешения), но не их тождественность.

Необходимо отметить, что с вступлением в силу четвертой части ГК РФ это ограничило бы возможность регистрации более позднего обозначения «Proxima Technology» в отношении однородных товаров (услуг). Однако в анализируемый период (до 1 января 2008 г.) подобного ограничения в Законе не было.


[1] Патенты и лицензии. 1996. № 1. С. 16.