Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Выявление сходства до степени смешения обозначений в кириллице и латинице

Патентный поверенный, канд. юрид. наук Е.А.Данилина, аспирантка РГИИС П.А.Попова.

При изучении вопроса о сходстве до степени смешения двух обозначений, одно из которых выполнено в кириллице, а другое в латинице, следует отметить несколько аспектов. Первый касается двух обозначений, выполненных в различной графике, но при этом фонетически и семантически сходных, второй – таких же двух обозначений, различных фонетически, но сходных семантически. Исследование проводится с применением герменевтики – науки о толковании текста.

Следует отметить, что герменевтический анализ текста связан с его филологическим анализом, и поэтому исследование, как правило, опирается на заключение эксперта-филолога о возможности выявления сходства до степени смешения двух обозначений. Исследование текста является комплексным: его можно проводить с точки зрения как филологии, так и психологии, и герменевтики.

Философская и филологическая герменевтика

Начнем с того, почему данную проблему можно рассматривать с точки зрения философии. То есть она может быть исследована не только филологами и цивилистами, но и философами, так как философское знание всегда связано с интерпретацией.

При изучении текста или словесного обозначения обратимся к герменевтике – разделу философии, посвященному интерпретации. Одновременно герменевтика является и методом, при помощи которого возможна любая интерпретация. Проведем экскурс в историю науки о толковании слов, словосочетаний и текстов, чтобы яснее понимать всю сложность интерпретационного подхода и одновременно его важность для любой сферы человеческой деятельности, будь то патентно-правовой спор или интерпретация священного текста Библии.

Первые герменевтические методики возникли еще в Древней Греции, что было обусловлено запросами педагогики и потребностью тщательного толкования различных философских и исторических текстов, а также развитием софистики. Происхождение слова «герменевтика» связано с именем греческого бога Гермеса – посредника между людьми и богами Олимпа. Эта наука является посредником между автором и читателем текста.

Далее наука об интерпретации развивалась в русле христианской культурной традиции, и здесь она становится полноценным методологическим аппаратом. Возникли две школы толкования – Александрийская и Пергамская, разделение которых лежало в ответе на вопрос: сколько смыслов в слове?

Первой теоретической герменевтической системой была библейская герменевтика Августина, который понимал эту науку как поиск истинного смысла Писания. Качественный скачок в развитии герменевтики был сделан М.Флацием Иллирийским в XVI в., в трудах которого впервые упомянуто слово «контекст». Также ученый говорил о том, что стоит сконцентрировать внимание герменевтов на цели текстов и отношении частей к целому. Герменевтика по Флацию необходима для перехода от знака к значению, но герменевтический анализ должен учитывать замысел автора.

И.М.Хладениус в XVIII в. вовлекает в предметную область герменевтики историческую проблематику. Дальнейшее развитие науки о толковании связано с расширением ее предметной области: текст начинает пониматься не только как нечто написанное.

Центральное место в истории герменевтики занимает Ф.Шлейермахер, который и считается создателем общей герменевтики. Он предложил применять герменевтический метод там, где мы имеем дело с чуждой нам культурой и есть вероятность появления ложного истолкования[1].

Проблема понимания текста настолько многогранна, что решают ее почти все науки, и каждый из ученых может выдвигать свою точку зрения. Эта проблема может быть исследована средствами логики, лингвистики, философии, теории коммуникации, психологии.

Исследование двух обозначений средствами герменевтики

Перейдем к вопросу о сходстве до степени смешения двух обозначений, выполненных в латинице и кириллице. Сформулируем задачу с точки зрения правовой охраны товарных знаков: сделать вывод о сходстве до степени смешения для русскоговорящего потребителя двух обозначений.

1. Ранее зарегистрирован словесный товарный знак «olive» в латинице, позже подан на регистрацию товарный знак «оливка» в кириллице. Из заключения филолога явно следует, что имеет место социолингвистическая ассоциативная связь между рассматриваемыми словесными обозначениями.

Зная, что слово, выражение, текст имеют одно значение, но различные контексты будут определять различные их смыслы, полагаем, что необходимо обратить внимание на контекст, в котором употреблены оба словесных обозначения. Они подчинены семантике применения одного и того же понятия вещного мира – растения оливы или его плода оливки. Значит, контекст их примерно одинаков. Отсюда можно сделать вывод, что и смысловая нагрузка сходная. А различие языковой графики выполнения обоих знаков не влияет на их психологическое восприятие русскоязычным потребителем, так как в обоих случаях первое, на что обращает внимание потребитель, – это само слово, а не его графика.

2. Ранее зарегистрирован словесный товарный знак «target» в латинице, позже подан на регистрацию товарный знак «цель» в кириллице. В филологическом заключении по вопросу сходства или различия данных обозначений сделаны следующие выводы:

смысл слова «target/цель» не однозначен в русском и английском языках (цель для стрельбы и цель как объект стремления), причем одинаково не однозначен (цель-мишень и цель изобретения) – следовательно, смысловая нагрузка двух слов одинакова;

калька английского слова «target» (таргет) не употребляется в русском языке в отличие, например, от большинства слов компьютерной тематики – следовательно, слово не присутствует в повседневном обиходе русскоговорящего потребителя;

перевод английского слова «target» (цель) неизвестен среднему русскоговорящему потребителю.

Соглашаясь с выводами филолога, можно добавить, что психологически данные обозначения не могут восприниматься русскоязычным потребителем как сходные, так как они отличны визуально и фонетически, а сходная смысловая нагрузка неизвестна среднему потребителю в России. Контекст общий, семантика применения одинакова, но при этом визуально-фонетический ряд настолько различен, что не дает русскоговорящему потребителю задуматься о контексте. Для среднего потребителя сравниваемые обозначения будут разными.

Восприятие образов

По сути мы сталкиваемся с герменевтической проблемой бессознательного восприятия образов и символов. Хотелось бы сослаться на мнение философа и герменевта В.Дильтея[2], говорившего, что возможности понимания человека заложены объективно в недрах той культуры, где он живет и действует. Что касается русской культуры, то сходные буквосочетания сравниваемых обозначений из первого примера дают сигнал о сходстве самих обозначений. Именно поэтому их можно считать сходными до степени смешения. В этих обозначениях дильтеевская «внутренняя форма языка»[3] сходна, так как они выражают одну и ту же идею – растение оливу. Напротив, слово «target» (таргет), приведенное во втором примере, не присутствует в русской культуре, не принадлежит ей. Именно поэтому сходство контекста, заключенного в семантике двух обозначений, остается вне повседневного опыта русскоязычного потребителя.

В заключение отметим, что при проведении патентно-правовых исследований стоит обратить внимание не только на адекватность перевода слов или словосочетаний на русский язык, но и на то, насколько данный перевод отвечает внутренним запросам потребителя, дает адекватное представление о неких товарах или услугах в рамках этих культурных образов.

При сравнении двух обозначений, выполненных в кириллице и латинице, патентоведу, филологу, юристу или философу прежде всего стоит обращать внимание на традиционные представления людей, их воспитание и образование, из которых складывается восприятие слов языка. Именно язык является той основой, на которую потребитель накладывает свои впечатления от увиденного обозначения. Герменевтика в данном случае – универсальный инструмент подобного анализа, помогающий скомпилировать и интерпретировать филологические и юридические выводы по данной проблеме.


[1] Sсhleiermacher Fr. Werke. Auswahl in vier B?nden. B. 4. Berlin, 1911.
[2] Дильтей В. Введение в науки о духе/В кн.: 3арубежная эстетика и теория литературы XIX—XX вв. Трактаты, статьи, эссе. М., 1987; Наброски к критике исторического разума//Вопросы философии. 1988. № 4.
[3] Гумбольдт В. Язык и философия культуры. М., 1985.