Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Сроки действия исключительных прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы

Гаврилов Эдуард Петрович

Э.П. Гаврилова - проф. кафедры гражданского права ГУ ВШЭ, докт. юрид. наук.

Сроки действия исключительных прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы регулируются прежде всего ст.1363 ГК, а также ст. 1398, 1399 и 1400. Кроме того, по этим вопросам принят подзаконный нормативный акт – информационное письмо Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 26 мая 2008 г. № 10/37-270/23 «Об исчислении сроков действия исключительных прав на полезную модель и промышленный образец»[1] (далее – Информационное письмо).

Остановлюсь на нескольких практических и теоретических вопросах, касающихся этой темы.

Срок действия исключительного права и срок действия патента

Заголовок ст. 1363 относится к сроку действия исключительного права, а в тексте самой статьи говорится также о сроке «удостоверяющего это право патента»*.

* Аналогично построена и ст. 1424 ГК, относящаяся к сроку действия исключительного права на селекционное достижение.

О сроке действия патента, наряду со сроком действия исключительного права, говорится в первом абзаце п. 1, в п. 2, 3 и 5 ст. 1363. В п. 4 указывается лишь на порядок продолжения срока действия патента, но не упоминается о порядке продления срока действия исключительного права, что представляется нелогичным.

Но следует ли вообще в ст. 1363 упоминать о сроке действия патента? Как известно, патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец удостоверяет три обстоятельства, три юридических факта (ст. 1354 ГК):
   приоритет изобретения, полезной модели или промышленного образца;
   авторство;
   исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Поэтому, когда ст. 1363 ГК устанавливает, что срок действия патента по истечении определенного периода прекращается, это значит, что все три указанных обстоятельства (факта) теряют свое юридическое значение. В отношении исключительного права все ясно: его нет, больше оно не существует. Любое лицо вправе использовать такое изобретение, полезную модель или промышленный образец без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты вознаграждения за использование (ст. 1364 ГК).

Но в отношении приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца, а также в отношении авторства возникают серьезные неясности. Ведь и после истечения срока действия патента, охранявшееся им ранее изобретение или полезная модель по-прежнему входит в уровень техники (при установлении новизны изобретения или полезной модели), причем – с даты их приоритета (а не с даты публикации, как остальные сведения!). Аналогичный вывод следует сделать и для промышленных образцов. А это означает, что приоритет изобретения, полезной модели, промышленного образца даже после прекращения срока действия патента продолжает иметь юридическое значение.

Аналогичный вывод следует сделать также в отношении авторства и права авторства. Предположим, автор изобретения, охранявшегося патентом, пожелает доказать свое авторство в споре с лицом, получившим патент на тождественное или сходное изобретение. Если основываться на ст.1363 и 1354, то он не сможет этого сделать, поскольку его прежний патент утратил силу и более не «удостоверяет его авторства». Конечно, ему можно посоветовать ссылаться в подтверждение своего авторства на общую норму, в соответствии с которой «авторство охраняется бессрочно» (п. 2 ст. 1228 ГК), но отстоять правоту ему будет непросто. Ведь в ответ будет заявлено, что кроме общих норм существуют специальные нормы, причем специальная норма отменяет действие общей нормы.

Таким образом, следует считать, что патент, как документ, удостоверяющий приоритет и авторство, не прекращает свое действие и после истечения удостоверяемого им срока действия исключительного права, а содержащаяся в ст.1363 запись о прекращении действия патента не совсем точна*.

* Нельзя, однако, исключать вероятности того, что в ст.1363 имеется в виду прекращение действия патента только в той его части, в которой он удостоверяет исключительное право: статья говорит о патенте, как о документе, удостоверяющем исключительное право. Но такое толкование имеет очень мало шансов «устоять» в судах.

Переходные нормы, касающиеся сроков действия исключительных прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы

Переходные нормы – это нормы, регулирующие переход от прежнего законодательства к новому законодательству. Для того, чтобы разобраться в них (применительно к теме данной статьи), надо прежде всего обратить внимание на первые три части ст. 5 федерального закона от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»*.

* Иные переходные нормы содержатся в ст. 4 – 13 указанного федерального закона.

Первая ее часть гласит: «Часть четвертая Кодекса применяется к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие». Как известно, четвертая часть ГК введена в действие с 1 января 2008 г., а потому любые правовые отношения, в частности, касающиеся создания изобретения, подачи заявки, выдачи патента, возникшие после 31 декабря 2007 г., регулируются только четвертой частью ГК. Прежнее законодательство к этим отношениям совершенно не применяется и на них не влияет. Здесь еще нет никаких переходных норм.

Вторая часть ст. 5 указанного закона гласит: «По правоотношениям, возникшим до введения в действие части четвертой Кодекса, она [то есть часть четвертая Кодекса] применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после ее введения в действие».

Очевидно, уместно напомнить, что здесь под «правоотношениями» имеются в виду общественные отношения, урегулированные нормами гражданского права. Такие правоотношения бывают абсолютными (по поводу использования исключительных прав: в них правообладатель имеет право использовать охраняемый объект, а все остальные лица обязаны воздерживаться от такого использования) и относительными (отношения между сторонами лицензионного договора и т.п.).

Наконец, третья часть ст. 5 указанного закона устанавливает: «Права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, охраняемые на день введения в действие части четвертой Кодекса [на 1 января 2008 г.], продолжают охраняться в соответствии с правилами части четвертой Кодекса». Основной смысл этой нормы состоит в том, что если исключительное или иное право на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации возникло на основе прежнего законодательства и действует на 1 января 2008 г., то его действие продолжается на основе нового законодательства, причем без необходимости нового подтверждения или новой регистрации этого права.

Из этой нормы косвенно, a contrario, вытекает и то, что если такой объект не охранялся на основе прежнего законодательства (хотя он фактически существовал до 1 января 2008 г.), то для применения к нему нового законодательства необходимо его зарегистрировать или иным образом подтвердить на него права на основе нового законодательства. Из третьей части ст. 5 вытекает и то, что содержание прав на такой «старый» объект с 1 января 2008 г. полностью определяется новым законодательством.

В сроки действия исключительного права на изобретение новое законодательство никаких изменений не внесло, а потому этот вопрос представляется ясным: если исключительное право на изобретение, полученное на основе прежнего законодательства, действовало на 1 января 2008 г., то его действие автоматически продолжается на основе нового законодательства. При этом прекращение этого права и возможности его продолжения определяются новым законодательством, то есть ст. 1363 ГК.

Более сложен вопрос о применении новых сроков действия исключительных прав к полезным моделям и промышленным образцам, поскольку, как известно, новое законодательство изменило (увеличило) сроки их действия. Ранее полезные модели охранялись в течение 5 лет (основной срок) с возможностью продления на 3 года (срок продления), а теперь они охраняются в течение 10 лет (основной срок) с возможностью продления на 3 года (срок продления). Что касается промышленных образцов, то ранее они охранялись 10 лет (основной срок) с возможностью продления на 5 лет (дополнительный срок), а теперь – 15 лет (основной срок) с возможностью продления на 10 лет (дополнительный срок).

Каковы должны быть сроки действия исключительных прав на полезные модели и промышленные образцы, если эти права возникли на основе прежнего законодательства и действуют на 1 января 2008 г.? Если охрана, возникшая на основе прежнего законодательства, на 1 января 2008 г. относится к периоду «основного срока», то все предельно ясно: он автоматически пролонгируется в соответствии с новым законодательством, а патентообладатель затем вправе испросить дополнительный срок охраны. Такое решение по сути является единственным*.

* Такое решение содержится в п. 1 и 6 Информационного письма.

А теперь надо ответить на вопрос о том, как следует применять новое законодательство, если охрана, возникшая на основе прежнего законодательства, на 1 января 2008 г. относится к периоду «дополнительного срока»? Разумно предположить, что и по новому законодательству ее надо рассматривать как охрану, осуществляемую в период дополнительного срока. Для полезных моделей он не увеличен, а потому должен завершиться через 3 года после его начала. Для промышленных образцов увеличен, поэтому автоматически пролонгируется до 10 лет, считая с его начала.

Полагаю, что такое решение более всего соответствует букве и духу действующего законодательства. Однако Информационное письмо от 26 мая 2008 г. дает иной ответ. В п. 2 и 6 этого письма разъясняется, что даже если на 1 января 2008 г. полезная модель или промышленный образец охранялись дополнительным сроком, то эта охрана считается относящейся к основному сроку, а потому не только автоматически пролонгируется до конца нового основного срока охраны, но и может быть продлена по особому ходатайству на дополнительный срок, установленный новым законодательством.

Такое толкование порождает два дополнительных вопроса. Во-первых, почему эта охрана, которая явно относится к дополнительному сроку, неожиданно и условно считается охраной, относящейся к основному сроку? Во-вторых, почему и как патентообладатель полезной модели или промышленного образца в результате действия переходных норм неожиданно получает возможность второй раз продлить срок охраны: сначала на основе прежнего законодательства, затем – на основе нового законодательства?

Поскольку я не могу ответить на поставленные вопросы, то не могу позавидовать владельцам патентов на полезные модели и промышленные образцы, сроки действия которых были увеличены и продлены в указанных случаях, если их патенты будут оспариваться в суде. Данная ситуация существенно не изменится, даже если аналогичное разъяснение даст Минобрнауки. Как известно, именно этот орган имеет право в соответствии с п. 4 ст. 1363 ГК давать разъяснения, касающиеся порядка продления сроков действия патентов на изобретения, полезные модели и промышленные образцы.

Разумеется, критические замечания в адрес Информационного письма от 26 мая 2008 г., которое в целом является ценным и полезным, отражают мое личное мнение. Допускаю, что некоторые обстоятельства и аргументы прошли мимо моего внимания.

Восстановление действия патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец

Положения, касающиеся восстановления действия патента, ранее содержались в ст. 301 Патентного закона, а ныне – в ст. 1400 ГК. Поскольку по сути законоположения по этому вопросу не изменились, переходные нормы о восстановлении действия патента сформулировать довольно просто. Они сводятся к следующему.

Если до 1 января 2008 г. действие патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец прекратилось в связи с неуплатой патентных пошлин за поддержание патента в силе, то обладатель патента вправе в соответствии с п.1 ст. 1400 ГК в течение трех лет со дня истечения срока уплаты патентной пошлины подать ходатайство о восстановлении действия патента. При этом вступление в силу нового законодательства не прерывает течения указанного трехлетнего срока, предусмотренного прежним законодательством.

Это объясняется тем, что если патентообладатель не уплачивает пошлину за поддержание патента в силе и действие патента прекратилось, то между Роспатентом и бывшим патентообладателем гражданские правоотношения еще сохраняются в течение трех лет, срок для подачи ходатайства о восстановлении действия патента течет и продолжает течь на основе нового законодательства (см. вторую часть ст. 5 федерального закона № 231-ФЗ).

В течение этого трехлетнего срока, когда действие патента было прекращено в связи с неуплатой патентной пошлины за поддержание патента в силе, может истечь основной срок действия патента, но у патентообладателя, если бы он платил годичные патентные пошлины, имелась бы возможность подать заявление о продлении действия патента на дополнительный срок. Практически это может иметь место в отношении патентов на полезные модели и промышленные образцы.

Следует считать, что и в такой ситуации действие патента может быть восстановлено в соответствии со ст. 1400 ГК при условии уплаты всех ранее неоплаченных пошлин.


[1] Патенты и лицензии. 2008. № 7. С. 67.