Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Из пушки по воробьям, или кстати, о птичках

Канд. техн. наук В.Ю.Джермакян и патентный поверенный Е.В.Юдина (ООО «Юридическая фирма «Городисский и партнеры»)

В № 7 журнала «Патенты и лицензии» за 2008 г. опубликована статья начальника отдела Роспатента В.В.Березкина под названием «Из пушки по воробьям», в которой нас представили «ломящимися в открытую дверь» с вопросами, которые давно разрешены в нормативных документах Роспатента. Как иначе можно расценить высказывание: «Публикация познавательна и широко аргументированна, однако в целом представляет собой залп из пушки по воробьям. Причем залп запоздалый».

Напомним читателям, что в «подстреленной» В.В.Березкиным статье[1] исследовалась возможность и правовая корректность изменения состава авторов в административном порядке, делался вывод, что изменение состава авторов изобретения при отсутствии спора между ними должно осуществляться в административном порядке независимо от стадии рассмотрения заявки или состоявшейся регистрации изобретения и выдачи патента.

В.В.Березкин сослался на приказ Роспатента от 9 октября 2007 г. № 93 «О внесении изменений и дополнений в Рекомендации по вопросам экспертизы заявок на изобретения и полезные модели»[2], согласно которому первый абзац п. 3.7.1 Рекомендаций изложен следующим образом:

«При рассмотрении просьбы заявителя об устранении допущенной им ошибки, в результате которой сведения об одном или нескольких авторах были не указаны в заявлении о выдаче патента при подаче заявки, и/или ранее в качестве авторов были указаны лица, не являющиеся таковыми, в случае отсутствия спора между заинтересованными лицами необходимо руководствоваться пунктом 2 статьи 20 Закона, согласно которому изменения, направленные на исправление технических ошибок, могут быть внесены в документы заявки до даты регистрации изобретения, полезной модели».

Таким образом, ранее указанная в Рекомендациях точка отсчета (до даты принятия по заявке решения о выдаче патента) изменена на: до даты регистрации изобретения, полезной модели.

Мы действительно отстаивали данную позицию, и хорошо, что Роспатент наконец ее принял. А вот насчет запоздалости публикации давайте определимся, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, по чьей инициативе и с какой аргументацией были внесены изменения в Рекомендации и когда. Иначе из контекста статьи В.В.Березкина получается, что Роспатент все сам своевременно исправил в нормативных документах, получив решение суда, а мы вроде как и ни при чем.

Наша статья поступила в редакцию журнала «Патенты и лицензии» 8 октября 2007 г., то есть пусть на день, но раньше, чем был утвержден приказ Роспатента № 93. И не наша вина в том, что в редакции статья готовилась к публикации 9 месяцев. До решения суда мы неоднократно письменно обращались в Роспатент с просьбой в административном порядке внести изменения в состав авторов по заявке после вынесения решения о выдаче патента. Приведем коротко хронологию.

Первое обращение в ФИПС после получения решения о выдаче патента с ходатайством о включении ошибочно не внесенного в состав авторов г-на Ходжеса датировано 8 июля 2005 г., при этом оплачена пошлина 50 долл. США. Отказано в удовлетворении.

Второе обращение в ФИПС по этому же вопросу с указанием на то, что Патентный закон РФ допускает исправление технических ошибок в документах заявки, датировано 24 августа 2005 г. Отказано в удовлетворении.

Третье обращение с той же просьбой уже в Роспатент датировано 4 мая 2006 г. Отказано в удовлетворении.

Следующий наш шаг – подача в суд искового заявления о бездействии Роспатента, датирована 1 ноября 2006 г.

Сотрудники Роспатента были полностью осведомлены об аргументации нашей позиции по данному вопросу, так как получили копии искового заявления и других документов, направленных в суд, но самостоятельно не исправили сложившуюся порочную практику толкования нормы п. 1 ст. 20 Патентного закона РФ.

В своем отзыве в суд на исковое заявление и во время судебного рассмотрения представители Роспатента противодействовали принятию судебного решения, обязывающего Роспатент внести соответствующие изменения в состав авторов запатентованного изобретения без возбуждения судебной процедуры об установлении авторства. В частности, представители Роспатента утверждали, что «согласно п. 3 ст. 26 Патентного закона РФ Роспатент вносит исправления очевидных и технических ошибок в выданный патент на изобретение и (или) соответствующий реестр, под категорию которых изменения в составе авторов выданного патента не подпадают».

Далее В.В.Березкин размышляет о том, какие документы и клятвенные заверения прикладывают авторы при подаче заявки в США и приводит сведения о патенте США № 6475372, изобретение по которому было заявлено в Роспатент в заявке № 2002116217/14.

Действительно, на дату публикации (5 ноября 2002 г.) в патенте США № 6475372 указано только два автора изобретения. Но что мешало посмотреть на решение о выдаче европейского патента – ЕР № 1252514 или выданные в европейских странах на его основе патенты, например, Германии – DE № 60116056 или Австралии – AU № 200132974, в которых указано уже три автора изобретения, то есть состав авторов изменен.

В.В.Березкин не учел, что патент США № 6475372 опубликован 5 ноября 2002 г., а вопрос об изменении состава авторов данного изобретения по заявкам, поданным в другие страны, в частности, в Роспатент и ЕПВ, возник в 2005 г. К примеру, запись об изменении состава авторов в ЕПВ датирована 29 июня 2005 г. Нет ничего удивительного в том, что в американской публикации 2002 г. не указан третий соавтор, а ведется в США какая-либо административная либо судебная процедура изменения состава авторов или нет, мы не знаем. Да и не имеет этот вопрос отношения к нашей дискуссии.

В.В.Березкин похвалил Московский арбитражный суд следующим образом: «Решение суда по данному делу кажется вполне приемлемым хотя бы потому, что появился официальный акт, на основании которого можно хоть что-то обоснованно отнести к техническим ошибкам».

Суд не рассматривал вопрос о том, что можно обоснованно отнести к техническим ошибкам, а что нет. В решении суда указано следующее: «Суд приходит к выводу о том, что обращение заявителя за внесением в Госреестр и охранную грамоту изменений, касающихся исправления ошибок, допущенных по вине заявителя при оформлении заявки, является правомерным – при этом в норме* не расшифровывается, каких конкретно ошибок, в связи с чем, это могут быть любые ошибки, в том числе и неуказание всех авторов изобретения». Коротко и ясно. И в завершение еще одна выдержка из решения суда: «Признать незаконным (не соответствующим п. 2 ст. 20 Патентного закона РФ) бездействие Роспатента в части отказа внести изменения в запись о составе авторов изобретения, указанных в Государственном реестре изобретений РФ об авторах изобретения и грамоте патента № 22628920».

* Имеется в виду норма п. 3 ст. 26 Патентного закона РФ.

Раз уж начался «отстрел птиц», пройдемся и по другим частям статьи В.В. Березкина. «Официальный акт», конечно, появился, но не в виде уточненных Рекомендаций, как пишет В.В.Березкин. Официальным актом, в котором полностью отражена наша позиция, является не судебное решение*, а утвержденный 12 декабря 2007 г. Административный регламент[3], который определяет исполнение государственной функции при ведении реестров в отношении как выданных патентов, так и поданных заявок.

* Подавляющее большинство решений судов первой инстанции, изменивших решение Роспатента, последний обжалует в апелляционном или кассационном порядке.

П. 12.4.6 Административного регламента рассмотрение заявления об изменении, связанном с исправлением очевидных и технических ошибок в сведениях реестра, допущенных заявителем в ранее представленных документах, предусмотрено:

в случае ошибки в указании состава авторов, в результате которой один или несколько авторов не были указаны в качестве таковых и/или ранее в качестве авторов были указаны лица, не являющиеся таковыми, и отсутствует спор между всеми указанными лицами, – документ, подтверждающий отсутствие спора, подписанный всеми перечисленными лицами, из которого следует, что они подтверждают наличие допущенной ранее ошибки и творческое участие лиц, которых следует указать в качестве авторов.

Мы имеем все основания полагать, что данная норма введена благодаря прецеденту по заявке № 2002116217/14, изменение состава авторов в административном порядке по которой удалось довести до логического завершения через суд, минуя процедуру возбуждения спора об авторстве или установления юридически значимого факта. Поэтому считаем, что выстрел был совсем не «из пушки по воробьям», а с хорошей прицельностью и результативностью. Всего одно судебное решение – и прямое попадание в яблочко в виде появления облегчающей всем жизнь нормы в Административном регламенте. А это, согласитесь, результат неплохой и заслуживает хотя бы корректной оценки в прессе.

Нельзя не отреагировать на замечание В.В.Березкина о том, кто вел дела по данному спору. Действительно, «мы обратились в суд» и «мы дело выиграли». И почему нам сделано «замечание» об использовании данных оборотов речи – понять вряд ли возможно. Каждому практикующему специалисту понятно, что речь идет не о персоналиях, а о фирме, в которой работают сотрудники. При подготовке материалов для суда привлекаются многие специалисты фирмы, но участвуют в конкретных судебных заседаниях только те, на кого оформлена доверенность.

И коротко о деньгах, о которых заговорил В.В.Березкин. Ему, видимо, теперь птичку стало жалко. Он пишет: «Если заявитель (патентообладатель) признает, что ошибка допущена именно им, справедливо было бы, чтобы он хоть как-то за это расплачивался. При этом необходимо отметить, что он сэкономил на пошлинах, поскольку исправления в госреестр и в патентную грамоту, а также соответствующая публикация об этом, осуществленные по решению суда, были проделаны Роспатентом бесплатно. То есть бесплатно для заявителя, а вообще-то за счет государства, госпошлина же, уплаченная при подаче заявления в суд, была заявителю возвращена. Таким образом, в казну от заявителя за исправления его ошибки не поступило ни копейки, а дороговизна процедуры определялась для него исключительно стоимостью услуг ООО «Юридическая фирма «Городисский и партнеры».

Мы как раз и подавали три ходатайства еще до того, как сведения были внесены в госреестр, предлагая учесть за это пошлину в 50 долл. США. И вообще еще не был присвоен номер патенту, и грамоты патентной не было. Не надо было нести никаких затрат, когда заявка находилась в отделе и требовалось всего лишь внести изменения в данные.

Так что, коли в Роспатенте на все обращения отказали заявителю, то и возмущаться не надо, что пришлось потом бесплатно исправлять ошибки да еще вернуть судебную пошлину. Хорошо, что заявитель не истребовал с Роспатента компенсацию за свои судебные издержки, куда включаются и подтвержденные расходы на патентных поверенных. Между прочим, заявитель имел на это все основания, но не ставил таких условий после завершения судебного производства по поданному иску.

Кстати, о птичках. Заявитель своевременно оплатил за исправление ошибки именно ту пошлину в размере 50 долл. США, которая установлена, но Роспатент ее не принял. Так что в следующий раз, чтобы не исправлять «за счет государства» ошибки, уважаемый Владимир Викторович, не отстаивайте их в административном порядке и в суде так рьяно, как это происходило в рассмотренном случае. Почему-то только через два года переписки с Роспатентом и через полгода после решения суда специалистам Роспатента и В.В.Березкину стало вдруг в этом вопросе все так ясно и понятно, что говорить об этом в статье и «ломиться в открытую дверь», вроде бы, не стоило.


[1] Джермакян В.Ю., Юдина Е.В. Изменение состава авторов должно разрешаться в административном порядке//Патенты и лицензии. 2008. № 6. С. 19.
[2] Патенты и лицензии. 2008. № 7. С. 69.
[3] Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по осуществлению ведения реестров зарегистрированных объектов интеллектуальной собственности, публикации сведений о зарегистрированных объектах интеллектуальной собственности, поданных заявках и выданных по ним патентах и свидетельствах, о действии, прекращении действия и возобновлении действия правовой охраны в отношении объектов интеллектуальной собственности, передаче прав. Утвержден приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 12 декабря 2007 г. № 346//Патенты и лицензии. 2008. № 7. С. 23.