Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Таможенный кодекс и пресечение нарушений в сфере интеллектуальной собственности

Е.А.Ермакова - патентный поверенный, генеральный директор ООО «Агентство «Ермакова, Столярова и партнеры».

Большинство публикаций об интеллектуальной собственности в последнее время посвящены четвертой части ГК РФ, и это, безусловно, оправданно. Обсуждение как введенных в Кодекс новелл, отсутствовавших в прежних законах, так и не вошедших в него новых норм, включение которых многие ожидали, обмен первым опытом правоприменения ведется на страницах большинства изданий. Но, как известно, правоотношения, связанные с защитой прав на объекты интеллектуальной собственности, в Российской Федерации регулируются не только Гражданским, но и Уголовным кодексом и Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Не пытаясь объять необъятное, остановимся на некоторых аспектах применения КоАП РФ и Таможенного кодекса в связи с защитой прав на объекты интеллектуальной собственности. Подтолкнули к этому быстрые темпы обсуждения нового законопроекта. 10 октября 2008 г. в первом чтении Государственной Думой принят проект федерального закона «О внесении изменений в Таможенный кодекс Российской Федерации» № 1063-5 ГД, в котором предлагается дополнить Кодекс ст. 3991 следующего содержания:

«Статья 3991. Дополнительные полномочия таможенных органов по контролю за перемещением через таможенную границу товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности

1. Таможенные органы в порядке, предусмотренном настоящей главой, вправе приостанавливать выпуск товаров при обнаружении признаков того, что перемещение товаров через таможенную границу или совершение иных действий с товарами, находящимися под таможенным контролем, сопряжено с нарушением авторского права, смежных прав или с незаконным использованием товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, и при наличии у таможенного органа сведений о правообладателе и (или) его представителе.

2. При приостановлении выпуска товаров в соответствии с настоящей статьей таможенные органы не позднее следующего дня после дня приостановления выпуска товаров информируют об этом правообладателя (его представителя) и декларанта.

3. Выпуск товаров приостанавливается на 7 рабочих дней. Таможенный орган вправе продлить указанный срок, но не более чем на 10 рабочих дней, если правообладатель (его представитель) направил в таможенный орган письменное обращение о таком продлении и одновременно подал в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области таможенного дела, заявление о принятии мер, связанных с приостановлением выпуска товаров, в порядке, предусмотренном статьей 394 настоящего Кодекса.

4. Решение о приостановлении выпуска товаров подлежит отмене до истечения срока приостановления выпуска товаров, если правообладатель (его представитель) обратился в таможенный орган с просьбой об отмене такого решения.

Если правообладателем (его представителем) до истечения срока приостановления выпуска товаров не выполнены условия, предусмотренные пунктом 3 настоящей статьи, выпуск товаров осуществляется в порядке, установленном настоящим Кодексом (глава 16)».

Заметим, что сейчас приостановление выпуска товаров таможенными органами предусмотрено только при наличии заявления правообладателя. Согласно действующей редакции п. 1 ст. 393 Кодекса таможенные органы принимают меры, связанные с приостановлением выпуска товаров, на основании заявления обладателя исключительных прав (интеллектуальной собственности) на объекты авторского права и смежных прав, товарные знаки, знаки обслуживания и обладателя права пользования наименованием места происхождения товара. На основании заявления и по результатам его рассмотрения сведения об объекте интеллектуальной собственности вносятся в таможенный реестр. При этом правообладатель должен нести имущественную ответственность за убытки, которые могут быть причинены владельцу груза, если впоследствии будет доказано отсутствие нарушения его прав владельцем ввозимого товара. Обеспечение страхового покрытия возможных убытков – обязательное условие внесения сведений об объекте интеллектуальной собственности в таможенный реестр.

Введение этой нормы обусловлено тем, что факт использования чужих прав на интеллектуальную собственность зачастую не очевиден, а заявление правообладателей о пресечении нарушения диктуется желанием оградить себя от конкурентов. Вместе с тем на практике таможенные органы принимают меры по приостановлению выпуска товара по заявлению правообладателя в отношении объектов интеллектуальной собственности, даже если они не внесены в таможенный реестр и даже без обеспечения покрытия возможных убытков владельца груза, связанных с такого рода приостановлением.

В ряде случаев как для установления сходства используемых обозначений, так и для определения однородности ввозимых товаров по отношению к товарам, указанным в перечне регистрации товарного знака, требуется привлечение экспертов, обладающих специальными знаниями. Однако подходы специалистов при определении степени сходства обозначений нередко различны, что порой приводит к противоположным выводам экспертов.

Также немаловажно, что приостановление ввоза товара до вынесения решения судом само по себе является санкцией, поскольку не только выводит на определенное время товар из хозяйственного оборота, но может привести к сокращению срока годности или порче товара, не подлежащего длительному хранению. При этом установить наличие правонарушения может только суд.

Согласно ст. 14.10 КоАП РФ незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1500 до 2000 руб. с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара; на должностных лиц – от 10 до 20 тыс. руб. с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара; на юридических лиц – от 30 до 40 тыс. руб. с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.

Таким образом, обращение таможенного органа в суд с заявлением об административном правонарушении может привести к наложению штрафа и конфискации товара. Внимательное прочтение указанной нормы вызывает ряд вопросов. Санкция за незаконное использование объектов интеллектуальной собственности включает:
   штраф;
   конфискацию товара.

Можно предположить, что указанный размер штрафа является не очень значительным для всех упомянутых субъектов, гораздо значительнее их потери при конфискации ввозимых товаров. Эта диспропорция наводит на мысль о том, что не случайно ст. 14.10 КоАП РФ включает различные формулировки, касающиеся штрафных санкций и конфискации. А именно: незаконное использование чужих или сходных с ними обозначений для однородных товаров влечет наложение административного штрафа с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака. Правомерно ли применение этой нормы с учетом «словесной казуистики», то есть применение штрафных санкций за использование тождественных или сходных обозначений с конфискацией только при использовании воспроизведения, то есть тождественных обозначений? Анализ судебной практики указывает на возможность применения в отдельных случаях только штрафных санкций без конфискации товара.

При рассмотрении Арбитражным судом Калининградской области 8 августа 2003 г. дела № A21-6560/03-С 1 было установлено, что ООО «К.» ввезло из Литвы на территорию Российской Федерации парфюмерно-косметическую продукцию, маркированную товарным знаком «NIVEA», в количестве 41526 шт. различного наименования стоимостью 1994873 руб. Согласно свидетельству на товарный знак № 137829 от 15 февраля 1996 г. товарный знак «NIVEA» зарегистрирован по 3 классу МКТУ – косметические средства. Владелец товарного знака – фирма «Байерсдорф Акциенгезельшафт» (Гамбург, Федеративная Республика Германия). В соответствии с лицензионным соглашением, зарегистрированным в Роспатенте, лицензиатом на территории Российской Федерации является ООО «Байерсдорф».

Калининградская таможня составила протокол об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ст. 14.10 КоАП РФ – незаконное использование чужих товарных знаков. По результатам рассмотрения материалов дела суд, установив факт использования чужого товарного знака, счел возможным назначить наказание в виде штрафа в сумме 30000 руб. и не применять конфискацию товара ввиду того, что OOО «K.» впервые привлекается к административной ответственности. Хотя это не единственное решение, когда судом применены штрафные санкции без конфискации товара, справедливости ради заметим: данное решение обжаловалось, и при новом рассмотрении тем же судом было принято решение о конфискации предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака. Однако в связи с тем, что процедура обжалования заняла довольно длительное время, кассационная инстанция арбитражного суда, указав на то, что КоАП РФ не предусмотрена возможность назначения дополнительного наказания по истечении более одного года после совершения административного правонарушения и назначения основного наказания, вынесла окончательное решение об отказе в конфискации товара, содержащего незаконное воспроизведение товарного знака «NIVEA».

Возможно, позиция судов, считающих правомерной применение только одной из двух предусмотренных ст. 14.10 КоАП санкций – штрафа, является оправданной еще и с учетом сроков рассмотрения. Как известно, судебное разбирательство по административным делам в арбитражном процессе имеет очень сжатые сроки – 15 дней, а, как было указано выше, довольно часто для установления сходства до степени смешения обозначений и однородности товаров требуется проведение экспертизы. Таким образом, санкции о конфискации товара (который впоследствии подлежит уничтожению), бесспорно, могут быть отнесены к случаям, когда на товар нанесены чужие товарные знаки, то есть имеет место несанкционированное воспроизведение товарного знака. В том случае, когда речь идет о сходстве обозначений, например, сложных комбинированных обозначений, и когда такое сходство не является очевидным, то меры, связанные с конфискацией товара, логичнее было бы обеспечить в исковом производстве по основаниям, указанным в Гражданском кодексе.

Возвращаясь к законопроекту, побудившему к написанию данной статьи, полагаю, что при его принятии необходимо учитывать потенциальную возможность причинения ущерба лицам, осуществляющим ввоз товара на территорию Российской Федерации, и сохранить имеющуюся в действующем законе материальную ответственность заявителей за необоснованное приостановление выпуска товара.