Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Как избежать патентования объектов традиционных знаний и общеизвестных решений?

Данилина Елена Александровна

Е.А.Данилина - патентный поверенный, канд. юрид. наук.

Патенты на изобретения, защищающие традиционные способы народной медицины, патенты на полезные модели, предметом которых являются общеизвестные решения, а также множество патентов на промышленные образцы, объект правовой охраны в которых – изделия народного творчества в самом необычном применении. Обнаруженные при поиске подобные охранные документы заставляют задуматься о том, как исключить возможность профанации традиционных знаний и многократного повтора давно изобретенных «изобретений».

Критерий промышленной применимости является основным для отсева нетехнических решений. Наличие в описании и формуле неопределенных терминов, неточных или технически неосуществимых указаний размеров конструктивных элементов или размытых характеристик способа может повлечь отказное решение из-за несоответствия критерию «промышленная применимость».

Условия патентоспособности, на основании которых решается вопрос, является ли заявленное техническое решение изобретением или полезной моделью, включают такое основание исследования изобретательского уровня, как уровень техники. Следует особо отметить, что самым лучшим образом можно решить поставленную проблему, если усовершенствовать перечень сведений, включенных в уровень техники для изобретений и полезных моделей.

Изобретение

Условия патентоспособности изобретения установлены ст. 1350 ГК РФ. Согласно п. 1 данной статьи «в качестве изобретения охраняется техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств)». При этом перечень критериев патентоспособности не изменен по сравнению с Патентным законом Российской Федерации, а именно: изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо.

Сущность критериев в отношении новизны и изобретательского уровня не изменилась. В соответствии с п. 2 ст. 1350 ГК изобретение является новым, если оно не известно из уровня техники, изобретение имеет изобретательский уровень, если для специалиста оно явным образом не следует из уровня техники, а уровень техники включает любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения.

Зададимся вопросом: могут ли приниматься во внимание в качестве сведений, включенных в уровень техники, анализируемый с точки зрения установления новизны и изобретательского уровня технического решения, сведения об объектах традиционных знаний? Иными словами, позволяет ли приведенная формулировка уровня техники исключить патентование таких, например, объектов, как колесо или элементы убранства старинных дворцов? Представляется, что на этот вопрос можно ответить положительно. Для включения в уровень техники сведения должны быть общедоступными в мире.

Иная позиция выражена в ранее действовавших Правилах составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение[1], подробно освещавших включение источников в уровень техники. П. 22.3 (1) Правил разъ¬яснял понятие уровня техники следующим образом: «При определении уровня техники общедоступными считаются сведения, содержащиеся в источнике информации, с которым любое лицо может ознакомиться само, либо о содержании которого ему может быть законным путем сообщено». Следовательно, источник, входящий в уровень техники, – это опубликованный источник?

Далее Правила устанавливают даты, определяющие момент включения источника информации в уровень техники. Логично, что для опубликованных источников такие даты определяются как даты опубликования или подписания в печать. А для неопубликованных, таких, которые обычно содержат сведения об общедоступных или традиционных знаниях? П. 22.3 (2) Правил так отвечает на вопрос о дате обнародования такого источника: «…для сведений о техническом средстве, ставших известными в результате его использования, – документально подтвержденная дата, с которой эти сведения стали общедоступными».

Думается, что для рассматриваемых объектов далеко не всегда можно обнаружить дату начала общедоступности сведений. Недаром, по сообщениям прессы, в Австралии один патентовед на спор получил патент на устройство простого колеса: нет даты общедоступности сведений, значит, они не входят в уровень техники, соответственно, не порочат новизну и не влияют на изобретательский уровень. Налицо расхождение между нормами Правил и закона, которое необходимо преодолеть в административных регламентах.

Относительно промышленной применимости произошли некоторые изменения. П. 1 ст. 4 Патентного закона определял изобретение, промышленно применимым «если оно может быть использовано в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении и других отраслях деятельности». Согласно п. 4 ст. 1350 ГК РФ изобретение «является промышленно применимым, если оно может быть использовано в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении, других отраслях экономики или в социальной сфере».

Достаточно очевидные отрасли применения изобретения – промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение – дополнены социальной сферой, а «другие отрасли деятельности» заменены на «другие отрасли экономики». Представляется, что такая замена более соответствует дальнейшему введению изобретения в хозяйственный (экономический) оборот. При этом в данной формулировке учтено то, что под определение «другие отрасли деятельности» в некоторых случаях подпадали отрасли, далекие и от техники, и от экономического оборота, что позволяло в некоторых случаях заявлять в качестве изобретений и даже получать правовую охрану для решений нетехнических (а иногда максимально далеких от техники) и непромышленных задач: среди заявок на изобретения, не получивших правовой охраны, есть различные способы, включающие в качестве существенного признака «обращение к космическим силам». Формулировка «может быть использовано в… других отраслях экономики или в социальной сфере» приближает предмет изобретения к гражданскому обороту и к конкретным усовершенствованиям социальной сферы.

Полезная модель

Относительно полезной модели критерии патентоспособности не изменились. Так же, как в п. 1 ст. 5 Патентного закона, так и в п. 1 ст. 1351 ГК РФ, условиями патентоспособности полезной модели являются новизна и промышленная применимость, а в качестве полезной модели охраняется техническое решение, относящееся к устройству.

Формулировка понятия «уровень техники» несколько изменена, и если третий абзац п. 1 ст. 5 Патентного закона гласил: «Уровень техники включает ставшие общедоступными до даты приоритета полезной модели опубликованные в мире сведения о средствах того же назначения, что и заявленная полезная модель, а также сведения об их применении в Российской Федерации», то третий абзац п. 2 ст. 1351 ГК РФ определяет понятие несколько иначе: «Уровень техники включает опубликованные в мире сведения о средствах того же назначения, что и заявленная полезная модель, и сведения об их применении в Российской Федерации, если такие сведения стали общедоступными до даты приоритета полезной модели».

При лексическом анализе двух приведенных правовых конструкций обнаруживается их существенное различие. Согласно Патентному закону общедоступные сведения должны быть опубликованы, а согласно ГК опубликованные сведения должны стать общедоступны. Позиция законодателя в данном случае не совсем понятна. Ведь именно формулировка Патентного закона относительно уровня техники позволяла оспорить патентоспособность полезной модели, как, например, в случае рассмотрения полезной модели № 10848 в Апелляционной палате Роспатента, приведенном в книге В.Ю.Джермакяна[2]. В рассматриваемой спорной ситуации Апелляционная палата приняла довод об открытом использовании обрамления камина, доказательством которого были ссылки на архитектурно-художественный интерьер некоторых дворцов Санкт-Петербурга. Думается, что в новых условиях действия нормы п. 2 ст. 1351 ГК в подобных случаях будет труднее доказать открытое применение, так как технические особенности конструкций старинных каминов, как и всех подобных объектов, зачастую не опубликованы, а приводимые в таких случаях ссылки на архивы не содержат технического описания объекта.

Относительно промышленной применимости полезной модели норма аналогична рассмотренной выше для изобретений и претерпела те же изменения.

Промышленный образец

В силу существенного отличия художественно-конструкторского решения промышленного образца от технического решения изобретения и полезной модели существенно отличны и критерии их патентоспособности.

Согласно п. 1 ст. 1352 ГК РФ «в качестве промышленного образца охраняется художественно-конструкторское решение изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, определяющее его внешний вид. Промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если по своим существенным признакам он является новым и оригинальным». Критерий новизны промышленного образца раскрыт в п. 2 ст. 1352 ГК РФ: «Промышленный образец является новым, если совокупность его существенных признаков, нашедших отражение на изображениях изделия и приведенных в перечне существенных признаков промышленного образца, не известна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца».

Конечно, формулировка закона в данном случае несколько расплывчата, и ее надо было конкретизировать. Согласно п. 21.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на промышленный образец[3], общедоступными считаются сведения, содержащиеся в источнике информации, с которым любое лицо может ознакомиться само либо о содержании которого ему может быть законным путем сообщено, а датой, определяющей включение источника информации в общедоступные сведения, является дата, определяющая включение источника информации в общедоступные сведения. То есть для экспертизы, так же, как в случае изобретения, общедоступность сведений определяется по дате включения источника информации в состав таких сведений. Определение даты объяснимо тем, что при экспертизе принимаются во внимание все сведения, известные до даты приоритета.

Что же делать со сведениями, известными настолько задолго до этой даты, что сообщения о таких сведениях утеряны, либо, как для колеса, возможно, никогда вербально не оформлялись? Помогает норма п. 19.5 (1) Правил: «К решениям изделий, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали, не признаваемым патентоспособными…, относятся содержащие изображения и(или) слова и(или) словесные обозначения, сходные до степени смешения или воспроизводящие: …изображения и официальные наименования особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях и фондах, если правовая охрана испрашивается на имя лиц, не являющихся их собственниками (владельцами) и не имеющих согласия собственников или лиц, уполномоченных на это собственниками, на получение правовой охраны таких обозначений в качестве промышленных образцов».

Очевидно, что если заявка на промышленный образец подана в отношении изделия, идентичного камину из дворца Белосельских-Белозерских, то на этапе ее экспертизы по существу заявитель может получить отказ, основанный на данной норме Правил. А если объектом промышленного образца будет такое изделие, как, например, банный веник, известный в России на протяжении многих веков и не запечатленный в каких-либо культурно-значимых объектах, то он может быть запатентован.

Таким образом, можно сделать вывод, что критерий «промышленная применимость», позволяющий «отсекать» решения, не имеющие технического характера, в правовых нормах четвертой части ГК РФ претерпел изменение в лучшую сторону. Определение понятия уровня техники, и в особенности перечень сведений, входящих в уровень техники, могут быть усовершенствованы. Возможно, решением проблемы будет включение в состав «сведений, ставших общедоступными в мире», еще и сведений об объектах традиционных знаний.


[1] Патенты и лицензии. 2003. № 11. С. 27.
[2] Джермакян В.Ю. Открытое использование, преждепользование и новизна изобретения. М.: ОАО ИНИЦ «Патент», 2006. С. 22 – 23.
[3] Патенты и лицензии. 2003. № 9. С. 42.