Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Можно ли доверять современной учебной и учебно-методической литературе?

В.П.Калинина - консультант по патентно-лицензионным вопросам при Чувашском республиканском совете ВОИР (г. Чебоксары).

В последние годы из печати выходит множество книг, брошюр больших и маленьких, причем дорогих, модных, как говорят, на злобу дня. Например, стала модной реклама – появилась масса литературы по рекламе, стали модными менеджмент, маркетинг, инновации, интеллектуальная собственность – появились сотни книг по этим проблемам. Причем одна другой «краше» и дороже, а также зачастую копирующие одна другую, да еще и с ошибками, опечатками, несуразными выражениями.

Раньше всем книгам можно было верить на 100%. При опечатке обязательно вкладывался ярлычок, извещающий, на какой странице, в какой строке и в каком слове она допущена. Сейчас в книгах даже грубые ошибки ни редактор, ни корректор, никто другой не желают замечать.

А самое главное, что зачастую учебную литературу пишут люди, знакомые с проблемами лишь понаслышке. Причем каким-то образом они умудряются получить согласие Минобрнауки о допуске своих произведений в качестве учебников или учебных пособий для студентов, специалистов, научных работников, других категорий читателей.

Чтобы не быть голословной, приведу несколько примеров таких «учебников».

Фатхутдинов Р.А. Инновационный менеджмент: Учебник для вузов. 4-е изд., перераб. и доп. М.: издательский дом «Питер», 2004.

Тема 8 «Организация НИОКР и проектирования». В разделе 8.2 «Патентно-лицензионная деятельность инновационной организации» (стр. 337) читаем: «Оформление прав на изобретение осуществляется путем получения авторского свидетельства или патента. Авторское свидетельство удостоверяет признание предложения изобретением, приоритет изобретения и авторство лица на полученное им изобретение. Оно имеет территориальное действие, т.е. изобретение, удостоверяемое им, не может беспрепятственно и безвозмездно использоваться и в других странах, если оно там не запатентовано» (здесь и далее выделено мною. – В.К.).

Читаем дальше: «По существу, патент – это титул собственника на изобретение, подкрепляющийся промышленным образцом или регистрацией товарного знака. Согласие на использование изобретения в этом случае выражается путем выдачи (продажи) лицензии на частичное использование или полную передачу патентных прав».

Конечно же, патентовед, прочитав такие фразы, скажет: «Какая чушь!». Для не имеющих достаточных знаний в области патентного права привожу некоторые разъяснения. Во-первых, к моменту написания книги (2004 г.) в течение 13 лет (с 1991 г.) охранным документом на изобретение является патент, а не авторское свидетельство. Во-вторых, сама фраза бессмысленна. Защита авторским свидетельством не препятствует использованию изобретения на территории Российской Федерации и бывшего СССР без разрешения патентообладателя. В других странах кто угодно, сколько угодно без разрешения и безвозмездно может использовать изобретение независимо от формы защиты в Российской Федерации, если оно в этих странах не запатентовано. В-третьих, о каком титуле идет речь, да еще и подкрепляющимся промышленным образцом или товарным знаком? Патент – это не титул, а охранный документ, предоставляющий его обладателю исключительное право распоряжения изобретением по своему усмотрению. Промышленный образец и товарный знак – это самостоятельные объекты интеллектуальной собственности, на которые (при их соответствии условиям патентоспособности) выдаются самостоятельные охранные документы.

О патентно-лицензионной деятельности, как обещает заголовок этого раздела, речи вообще не идет. Подобные, мягко говоря, неточности в этом разделе не редкость.

Инновационный менеджмент: Учебник/Под ред. С.Д.Ильенковой. М.: ЮНИТИ, 2003.

Глава 12 «Эффективность инновационной деятельности» (стр. 315 – 337) написана неграмотно, материал изложен непоследовательно, содержит множество неточностей, неправильное толкование понятий, касающихся промышленной собственности. Например: «Право на использование товарных знаков получают посредством их регистрации. Во всем мире товарные знаки применяются и защищаются». Или еще: «Права на изобретения, товарные знаки и другие результаты инновационной деятельности оформляются лицензией». Неоднократно используется термин «периодические процентные отношения». Что имеется в виду? И таких нелепостей много.

Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. Интеллектуальная собственность. Законодательство и практика его применения: Учебное пособие. М.: Юристъ, 1999.

В главе 2 на стр. 38 неверно разъясняется понятие временной правовой охраны изобретения, а именно: «… это означает, что никто не имеет права воспользоваться изобретением без согласия заявителя. Следовательно, подавая ходатайство об ускорении публикации, заявитель увеличивает время временной правовой охраны изобретения».

В действительности, подавая ходатайство о публикации ранее 18 месяцев, предусмотренных законодательством, заявитель желает, чтобы читатели бюллетеня, в котором будет опубликована информация, как можно раньше ознакомились с его новшеством. Любое лицо может использовать это изобретение, а в случае получения заявителем патента пользователь должен выплатить патентообладателю соразмерную компенсацию, а на последующий период заключить лицензионный договор. Однако правовая охрана может и не наступить, и тогда пользователь имеет право на безвозмездное использование этого изобретения.

Кроме того, период временной правовой охраны зависит не только от начала ее действия, но и от даты подачи ходатайства о проведении патентной экспертизы и от срока ведения делопроизводства по заявке до получения охранного документа.

В связи с появлением нового направления деятельности – оценки стоимости различных объектов, в том числе нематериальных активов, появилось много литературы на эту тему. Так, в 2006 г. вышла книга Г.Г.Азгальдова и Н.Н.Карповой «Оценка стоимости интеллектуальной собственности и нематериальных активов». Это учебное пособие объемом 400 стр. Несмотря на то, что подготовкой книги к выпуску занимались помимо авторов еще семь человек, в том числе редакторы, корректоры, рецензенты с учеными званиями и титулами, она, мягко говоря, не удалась.

Как можно использовать это издание в качестве учебного пособия, адресованного студентам вузов, профессиональным оценщикам, патентным поверенным, предпринимателям, всем, кто интересуется вопросами оценки интеллектуальной собственности? Ошибки и неточности начинаются с обложки и проходят через всю книгу. Перечислить их все здесь не представляется возможным, поэтому привожу примеры лишь выборочно. Некоторые из них даже у неспециалиста в области патентно-лицензионной деятельности вызовут улыбку. Неудачно уже само название книги, поскольку оцениваемая интеллектуальная собственность относится к нематериальным активам.

П. 1.1.2 с длинным названием и множеством подпунктов, содержит «пустые» фразы. Например, подпункт 1.1.2.5.2 «Обоснование стоимости ИС при судебно-арбитражных спорах, связанных с выплатой авторского вознаграждения» состоит всего лишь из одного предложения: «Понятно, что при судебном разрешении таких споров необходимо знать величину стоимости искомой ИС». Исчерпывающее обоснование проблемы! И что это за искомая ИС€ В подпункте 1.1.2.3.7 «Расчет авторского вознаграждения» описываются в двух кратких абзацах понятия, которые не могут быть отнесены к авторскому вознаграждению, не приводится никаких расчетов.

П. 4.1.3 «Позиция, отражающая особенности оцениваемой интеллектуальной собственности». Приведенные здесь выдержки из этого пункта заслуживают особого внимания. Под заголовком «Возрастающие и уменьшающиеся доходы» авторы констатируют: «Суть этого принципа состоит в том, что для каждого улучшения ИС ее общая стоимость сначала растет быстрее, чем затраты на улучшение. Но после достижения точки так называемого «максимального улучшения» затраты растут быстрее стоимости.

Например, стоимость промышленного образца автомашины-такси может возрасти, если ее салон оборудовать магнитофоном (за счет роста тарифа за проезд). Но если, продолжая улучшения, поставить в салоне автомобиля новейший цветной телевизор, то стоимость промышленного образца такси может начать падать (т.к. затраты на установку дорогого телевизора не будут перекрыты ростом доходов от платы за проезд)».

Под заголовком «Экономический эффект» особенности интеллектуальной собственности иллюстрируются следующими примерами: «Например, отсутствие места для парковки может снизить стоимость проекта большого универсального магазина. И наоборот, …». Под заголовком «Добавочная продуктивность» приведен такой пример интеллектуальной собственности: «Например, магазин, находящийся на бойком месте, будет иметь большую стоимость, чем аналогичный, но расположенный на окраине города магазин (за счет большего товарооборота)».

Давая определения понятий изобретения, полезной модели, промышленного образца, авторы книги называют эти объекты интеллектуальной собственности идеями. Некорректно представлены сравнения общих и отличительных признаков изобретения, промышленного образца, полезной модели и товарного знака.

Или, например, в п. 5.1.1.4 «Недостатки затратного подхода» даются такие разъяснения: «Кроме недостатков, которые уже были указаны в таблице 4.2, этому подходу свойственны и другие недостатки (условно назовем их частными). Естественно, предпринимались и предпринимаются попытки нейтрализовать эти недостатки с помощью различных методов. Однако пока еще нельзя считать, что какой-то из этих методов является единственно правильным и общепризнанным. В этом отношении недостатки затратного подхода можно трактовать и как проблемы затратного подхода». О каких недостатках идет речь, неясно.

Характеризуя доходный подход (п. 4.3.3.2), авторы приводят метод освобождения от роялти, к которому дают пояснения, основанные на предположениях. А откуда появилось понятие «освобождение от роялти»? Специалистам известны такие понятия, как «расчет роялти» или «отчисления роялти», как форма платежа, используемая наряду с паушальным платежом. К тому же действующие нормативные документы по оценке упомянутого авторами термина не содержат.

Авторы книги допускают ошибки и неточности в названии некоторых законов. В частности, закон СССР «Об изобретениях в СССР» назван как Закон об изобретательстве в СССР (стр. 64). Кроме того, он не отменял, как указывают авторы, ранее выданные авторские свидетельства. Они продолжают действовать. То же касается Соглашения ТРИПС.

Надеюсь, что подобные учебники будут изъяты из обращения (библиотек и торговой сети), а авторы сделают соответствующие выводы.