Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Авторские и смежные права в четвертой части ГК РФ

Профессор И.А.Близнец - ректор Российского государственного института интеллектуальной собственности, докт. юрид. наук.

Четвертая часть ГК РФ «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» и федеральный закон о введении ее в действие вызвали активные дискуссии между специалистами. Сегодня важно перейти к осмыслению проведенной кодификации, определению путей использования закона и правильности его применения.

Четвертая часть ГК РФ вступит в силу с 1 января 2008 г., заменив собой многие действующие в настоящее время законодательные акты по вопросам интеллектуальной собственности. Принятие четвертой части ГК не приведет, на мой взгляд, к кардинальному изменению российского авторского права, так как положения закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» в основном включены в Кодекс. Однако правовое регулирование некоторых вопросов, связанных с охраной и реализацией авторских и смежных прав, подверглось существенным изменениям.

Разумеется, ряд предусмотренных в четвертой части ГК РФ нововведений может оказаться полезным для авторов, иных правообладателей и других заинтересованных лиц – участников российского рынка авторских прав. Однако приходится констатировать, что многие из них все же не отработаны, не подкреплены практикой.

Основные законодательные нововведения в сфере авторских и смежных прав, как представляется, можно условно объединить в следующие группы:
   изменение правового регулирования договорных отношений в сфере авторского права;
   модификация положений о коллективном управлении авторскими и смежными правами;
   совершенствование правовой охраны ряда новых видов объектов авторских прав и введение правовой охраны новых объектов смежных прав;
   усиление ответственности за нарушения авторских и смежных прав;
   введение ряда новых положений, реализация которых на практике может оказаться весьма проблематичной.

Проанализируем каждую из этих новаций.

Изменение правового регулирования договорных отношений в сфере авторского права

К числу важнейших нововведений относится, в частности, распространение на сферу авторского права возможности заключать договор о полном отчуждении всех принадлежащих авторам исключительных прав, благодаря которому исключительные авторские права могут быть в полном объеме изъяты у автора (ст. 1234 и 1285).

До сих пор законодательство требовало указывать в авторском договоре конкретные виды прав, способы использования, сроки, территорию, возможность дальнейшей передачи прав и т.д. Если из договора прямо не следовало, что переданы исключительные права, то предполагалось, что автор предоставил пользователю возможность использования его прав только на неисключительной основе.

Теперь все эти требования сохранены лишь для так называемых лицензионных договоров (ст. 1235 и 1286), которые приходят на смену ставшим уже привычными авторским договорам о предоставлении прав на исключительной или неисключительной основе. Новая правовая регламентация договорных отношений, как представляется, способна, особенно на первоначальном этапе, привести к возникновению сложностей в отношениях авторов и издателей, разрушить наработанную судебную практику.

Как положительный момент здесь следует отметить норму о том, что если в договоре не определен размер вознаграждения или порядок его исчисления, подобный договор будет считаться незаключенным (ст. 1234 и 1235). Следовательно, использование произведений по такому договору будет признано незаконным, и у автора появится возможность взыскания компенсации за нарушения его прав. Этого права ждут авторы!

Несоблюдение письменной формы договора, как теперь специально указано в ст. 1234 и 1235, повлечет признание договора недействительным, за исключением случаев, когда сам Кодекс допускает возможность заключения договоров без соблюдения письменной формы, как это установлено, например, для:
   договора о предоставлении права использования произведения в периодической печати, который может быть заключен устно (п. 2 ст. 1286);
   лицензионного договора о предоставлении права использования программы для ЭВМ или базы данных, при заключении которого допускается использование условий договора присоединения, изложенных на приобретаемом экземпляре такой программы или базы данных либо на упаковке этого экземпляра, причем начало использования такой программы или базы данных пользователем будет рассматриваться как его согласие на заключение договора.

Очевидно, что разработчики ГК РФ стремились обеспечить дополнительные правовые гарантии выплаты авторам причитающегося им вознаграждения. Так, предусматривается, что при нарушении условий о выплате вознаграждения за предоставление прав на использование произведения правообладатель вправе в одностороннем порядке отказаться от такого договора и потребовать возмещения причиненных ему убытков (ст. 1237), определить размер которых на практике будет непросто. Кроме того, ст. 1286 предусматривает, что Правительство Российской Федерации вправе устанавливать минимальные ставки авторского вознаграждения за отдельные виды использования произведений.

Законодательно закрепляется право автора требовать исполнения обязательства по использованию произведения, что возможно в случаях, во-первых, специально предусмотренных договором, а во-вторых, также специально оговорено при заключении издательского лицензионного договора (ст. 1287). Таким образом, в отличие от других пользователей, издательские организации будут нести обязанность по использованию произведений, права на которые были им предоставлены.

Применение данных правовых положений осложняется и отсутствием в ст. 1287 критериев для определения срока, в течение которого должно быть начато использование произведения, поскольку, например, указание на «срок, обычный для данного вида произведений и способа их использования» вряд ли может гарантировать однозначность его толкования обеими сторонами договора. Это может создать предпосылки для использования на практике самых различных подходов.

Модификация положений о коллективном управлении авторскими и смежными правами

Важный шаг сделан законодателем по упорядочению правового регулирования коллективного управления правами. В частности, теперь прямо указывается, что организации по коллективному управлению:
   должны основываться на членстве (ст. 1242),
   проходить государственную аккредитацию в случае, если они хотят действовать от имени всех правообладателей,
   обязаны, если они претендуют на получение государственной аккредитации, принимать всех желающих правообладателей в свои члены (ст. 1244).

В то же время произошло резкое сокращение сфер, в которых допускается «расширенное коллективное управление», то есть возможность сборов для всех авторов и иных правообладателей соответствующей категории. Такая возможность предусмотрена только для специально указанных в ст. 1244 случаев, к числу которых в основном отнесены случаи, связанные с публичным исполнением музыки, использованием музыкальных произведений и фонограмм на радио, некоторые сборы с телевидения. Из перечня сфер, в которых допускается расширенное коллективное управление в интересах всех правообладателей, исключено, например, репрографическое воспроизведение. В результате получается, что каждая библиотека или иной владелец ксерокопировального устройства должны будут заключать договоры непосредственно с обладателями исключительных прав на каждое из ксерокопируемых произведений.

Состоявшееся ограничение сфер, в которых допускается использование принципов расширенного коллективного управления правами, не только осложняет положение многих категорий пользователей, но также лишает многие категории правообладателей перспектив получения причитающегося им вознаграждения без внесения дополнительных изменений в положения ГК РФ.

По-прежнему в сфере коллективного управления заметным остался перевес музыкальных прав, в отличие от прав авторов и издателей литературных, художественных, фотографических и иных видов произведений. Так, компенсационное вознаграждение за так называемое «домашнее копирование» (ст. 1245) предполагается собирать только за использование фонограмм и аудиовизуальных произведений, несмотря на то, что в настоящее время все большему копированию подвергаются выраженные в цифровой электронной форме аудиокниги, учебные материалы и другие объекты, содержащие литературные, научные, художественные, фотографические и иные «немузыкальные» произведения.

Согласно п. 3 ст. 1263 при публичном исполнении или сообщении в эфир аудиовизуального произведения, то есть при его демонстрации в кинотеатрах или показе по телевидению, авторы музыкальных произведений обладают особым правом на получение дополнительного вознаграждения, которое будет собираться для них с кинотеатров и телекомпаний. Остальные авторы такого права не имеют. В результате изменения соответствующей формулировки такого права оказались лишены даже авторы текстов музыкальных произведений, поскольку все собираемое на основании указанной статьи вознаграждение будет распределяться только между композиторами.

Совершенствование правовой охраны ряда новых видов объектов авторских прав
и введение правовой охраны новых объектов смежных прав

К интересным нововведениям следует отнести упоминание персонажа в качестве одной из охраняемых частей произведения, если в силу своего характера такой персонаж может быть признан «самостоятельным результатом творческого труда автора» (ст. 1259).

В ГК РФ предусматриваются также особые положения, относящиеся к так называемым сложным объектам (ст. 1240).

Значительно расширен перечень охраняемых объектов смежных прав за счет введения охраны:
   «нетворческих» баз данных;
   прав публикатора.

Введение охраны «нетворческих» баз данных – попытка заимствования зарубежного опыта, прежде всего, стран – членов Европейского союза. Исходя из того, что создание баз данных в ряде случаев требует значительных финансовых затрат и организационных усилий, но при этом такие базы данных далеко не всегда по своему составу и расположению могут рассматриваться как оригинальный результат творческой деятельности, а зачастую состоят из неохраняемых авторскими правами элементов и, следовательно, не могут быть в таком случае защищены средствами авторского права, разработчики четвертой части ГК РФ сочли необходимым закрепить особые смежные права изготовителей баз данных, которые должны позволить им защищаться от несанкционированного полного или частичного заимствования базы данных и последующего использования без согласия лица, организовавшего ее создание.

С 1 января 2008 г. любое лицо, организовавшее создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов («изготовители базы данных», ст. 1333), признается обладателем «исключительного права извлекать из базы данных материалы и осуществлять их последующее использование» (ст. 1334). Такое право возникает только в случае, если создание базы данных потребовало «существенных затрат». Разумеется, подобный расплывчатый критерий будет вызывать немалые сложности на практике. ГК РФ в качестве условного ориентира приводит правило о том, что «при отсутствии доказательств иного базой данных, создание которой требует существенных затрат, признается база данных, содержащая не менее десяти тысяч самостоятельных информационных элементов».

Срок действия смежных прав на подобные «нетворческие» базы данных – 15 лет. Кроме того, ст. 1335 предусмотрено правило о возобновлении охраны каждый раз на такой же срок при каждом обновлении базы данных.

Введение с 1 января 2008 г. охраны прав публикаторов представляет собой заимствование положений, действующих в Европейском союзе, правда, в несколько измененном виде. Публикатором признается гражданин, который обеспечил обнародование какого-либо произведения, ранее не обнародованного и находящегося в общественном достоянии (ст. 1337). Предполагается, что предоставление особых, действующих в течение 25 лет смежных прав публикаторам должно способствовать росту заинтересованности в доведении до широкой публики редких, ранее не публиковавшихся произведений. Следует учитывать, однако, что права публикаторов не возникают при обнародовании произведений, хранящихся в государственных и муниципальных архивах.

Усиление ответственности за нарушения авторских и смежных прав

К числу нововведений, заслуживающих особого упоминания, относятся, во-первых, возможность предъявления требования о публикации решения суда о допущенном нарушении прав, причем даже при отсутствии вины нарушителя (ст. 1250), а во-вторых, возможность ликвидации юридического лица по требованию прокурора при неоднократном или грубом нарушении исключительных прав (ст. 1253).

Ужесточение ответственности в виде возможности ликвидации по требованию прокурора в судебном порядке юридических лиц, неоднократно или грубо нарушивших исключительные права (ст. 1253), может создать новые условия в работе российских пользователей, осуществляющих массовое использование авторских произведений и других объектов интеллектуальных прав.

В то же время в ГК РФ устранена предоставленная авторам в 2004 г. возможность взыскания компенсации морального вреда при нарушении не только личных неимущественных, но также и любых имущественных прав авторов. Согласно ст. 1251 авторы вправе настаивать на компенсации морального вреда только при нарушении их личных неимущественных прав. Следовательно, при нарушении исключительных или иных имущественных прав автор уже не сможет требовать выплаты подобной компенсации.

Введение ряда новых положений, соблюдение которых на практике может оказаться весьма проблематичным

Ст. 1266 предусмотрено закрепление за авторами особого права на неприкосновенность произведения, согласно которому не допускается без письменного согласия автора внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями. Ранее личное неимущественное право на защиту репутации автора подлежало применению только при внесении изменений, которые могли нанести ущерб чести и достоинству автора.

Предусмотренная ст. 1267 возможность охраны авторства, имени автора и неприкосновенности произведения после смерти автора любыми заинтересованными лицами создает предпосылки, при которых такие любые лица могут предъявлять претензии и инициировать судебные разбирательства. Порядок определения «заинтересованности» и случаи предъявления требований законодательством подробно не регламентированы.

Довольно сложным представляется новое исключение из авторских прав, введенное п. 3 ст. 1274. Допускаются свободное «создание произведения в жанре литературной, музыкальной или иной пародии и карикатуры на основе другого (оригинального) правомерно обнародованного произведения» и его использование без согласия автора или иного обладателя исключительного права на такое оригинальное произведение и без выплаты ему вознаграждения.

Особый подход предлагается ст. 1284 в отношении обращения взыскания на авторские права: обращение взыскания на принадлежащее автору исключительное право на произведение не допускается. Однако права требования автора к другим лицам по договорам об отчуждении исключительного права на произведение и по лицензионным договорам, а также доходы, полученные от использования произведения, могут быть предметом взыскания. Данное ограничение в обращении взыскания сделано только для автора. У других лиц, в том числе у издательств, принадлежащие им исключительные права могут изыматься в счет причитающегося с них долга, а автору в таких случаях предоставляется право самому выкупить у своих лицензиатов переданное им ранее право, чтобы оно не перешло к совершенно незнакомым ему личностям.

В отношении произведений изобразительного искусства ст. 1291 устанавливает, что даже в том случае, если автор при передаче оригинала такого произведения не предполагал передавать его приобретателю какие-либо авторские права, такой приобретатель все равно может уже без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения демонстрировать приобретенный в собственность оригинал произведения и воспроизводить его в каталогах выставок и в изданиях, посвященных его коллекции, а также передавать оригинал этого произведения для демонстрации на выставках, организуемых другими лицами.

Согласно ст. 1295 исключительное право на служебное произведение, то есть произведение, созданное в пределах установленных для работника (автора) трудовых обязанностей, принадлежит работодателю. Правда, при этом вводятся особые нормы относительно возникновения прав у работника в тех случаях, если работодатель в течение трех лет со дня, когда служебное произведение было предоставлено в его распоряжение, не начнет использование этого произведения, не передаст исключительное право на него другому лицу или не сообщит автору о сохранении произведения в тайне.

Кроме того, работник вправе при использовании его служебного произведения претендовать на получение вознаграждения за такое использование, порядок исчисления которого в Кодексе, как и в действующем законодательстве, не установлен.

Стоит отметить также особое правовое регулирование, предусмотренное ст. 1240 для случаев «использования результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта». К их числу отнесены, в частности, кинофильмы и иные аудиовизуальные произведения, телевизионные передачи, театрально-зрелищные представления, мультимедийные продукты, единые технологии и другие подобные объекты, требующие использования различных охраняемых результатов интеллектуальной деятельности.

Разработчики ГК РФ позаботились о том, чтобы отдельные авторы не могли парализовать использование таких сложных объектов. Так, согласно ст. 1240 при участии в создании таких проектов презюмируется переход исключительных прав от авторов, если иное не будет специально предусмотрено соглашением сторон. Даже в случае лицензионного договора вместо договора отчуждения прав предполагается, что такой договор заключен на весь срок и в отношении всей территории действия исключительного права.

В ст. 1263 специально указывается на применимость данных положений в отношении «изготовителя аудиовизуального произведения, то есть лица, организовавшего изготовление такого произведения (продюсера)».

Исходя из имеющихся формулировок и наличия у авторов, в частности, «права на неприкосновенность произведения» на практике возможна неопределенность относительно принадлежности прав. Как представляется, издательства, заинтересованные в использовании произведений, вошедших в аудиовизуальные произведения, теперь будут вынуждены весьма непростым образом строить свои отношения как с их производителями, так и с авторами вошедших в них произведений. Причем кинопродюсеры и иные лица, обладающие правами на сложные объекты, могут считать себя вправе без согласия автора осуществлять и разрешать любое использование любых вошедших в такие сложные объекты произведений, в том числе отдельно от фильма или иного аудиовизуального произведения, например, при выпуске литературной версии кинематографического произведения и т.д. Однако реализация соответствующих проектов может быть парализована, если не решены вопросы с авторами соответствующих произведений, в частности, в силу наличия у них права на неприкосновенность созданных ими произведений.

Представляется целесообразным продолжить работу над совершенствованием закона, чтобы внести соответствующие поправки в ближайшее время, возможно, еще до вступления четвертой части ГК РФ в силу.