Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Cредства индивидуализации? Есть вопросы

О правах Российской Федерации на средства индивидуализации шла речь на заседании Консультативного совета при Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, состоявшемся 29 декабря 2004 г.

Позицию Роспатента озвучил заместитель руководителя А.Д. Корчагин [1]. В частности, отмечалось, что по-прежнему острой остается ситуация с обозначениями, широко использовавшимися в СССР разными производителями для маркировки своей продукции, так называемыми советскими товарными знаками. Одним из способов ее разрешения может стать внесение изменений и дополнений в правовые нормы, касающиеся коллективных товарных знаков. Их цель – стимулировать производителей преобразовывать широко использовавшиеся ранее обозначения в коллективные товарные знаки.

Еще один путь урегулирования проблемы – специальное обложение производителей, использующих для маркировки своей продукции широко распространенные в СССР обозначения. С этой целью предлагается внести дополнения в Налоговый кодекс.

Нуждаются в совершенствовании правовые нормы, касающиеся наименований мест происхождения товаров. Так, было высказано предложение, чтобы признание обозначения наименованием места происхождения товара осуществлялось не по решению Роспатента, а в соответствии со специальным нормативным актом, например, указом Президента Российской Федерации или решением соответствующего органа исполнительной власти.

Завершая выступление, А.Д.Корчагин подчеркнул:

– Мы не собираемся ничего национализировать, ничего навязывать. Мы ищем выход из сложившейся ситуации и ждем от вас не критики, а конкретных предложений, направленных на урегулирование проблемы.

Что же предложили члены Консультативного совета, среди которых немало патентных поверенных?

Патентный поверенный В.А. Хорошкеев. Не отрицая необходимости и правомерности существования коллективного знака, уповать на него как на средство разрешения конфликтов, возникших после распада СССР, нельзя.

Почему? Пока единственным классическим примером для России является коллективный знак «Прима». На мой взгляд, это крайне неудачный пример. Сигареты «Прима» действительно выпускались длительное время многими предприятиями. Но одним из существенных признаков коллективного знака является одинаковое качество товара разных производителей.

А сигареты «Прима» никогда не имели равного качества. Даже у московских фабрик «Дукат» и «Ява» качество отличалось. А если взять «Приму» астраханскую, моршанскую, усманскую и т.д. – это уже совсем другой уровень.

Равного качества нет и сейчас, это некая условность. Одинакового качества у 25 предприятий быть не может даже теоретически, это заблуждение. А предложение такое: давать дополнение к популярной, известной этикетке. Например, «Прима» дукатовская, «Прима» явская, «Прима» усманская и т.д. Это уже сложилось, причем в еще дорыночные времена.

Второе предложение. С развала СССР прошло более 10 лет. Сейчас ситуация с известными обозначениями советского периода (с каждым в отдельности) каким-то образом регулируется. И кроме недобросовестных пользователей, которые всегда есть и, наверно, будут, большинство добросовестных производителей уже каким-то образом урегулировали для себя этот вопрос. Скажем, заключив лицензионные договоры и т.д.

Если даже часть предложений Роспатента получит нормативное воплощение в виде постановлений правительства, изменений законодательства, то в этих же документах должны быть обязательно учтены интересы добросовестных производителей, которые использовали эти знаки, и после изменения их правового регулирования понесут убытки.

А.Д. Корчагин. Что касается качества, то это везде так. Я беседовал с президентом компании «Мальборо». Качество их сигарет, продаваемых в США и других странах, тоже отличается, так как используется разный табак. То же касается и напитков, и даже автомобилей. Так что вопрос не в качестве как таковом, а в том, что часто объединение производителей для коллективного товарного знака создать не удается. Проблема в коллективе. Важно записать в законе, что возражения могут подавать только заинтересованные лица, те, кто выпускают те же товары. А сегодня возражение может подать любой.

А.Н. Козырев (Российская академия наук). Да, качество у разных производителей может несколько отличаться, например, в зависимости от сырья. Но у нас со многими товарами, даже маркированными коллективными знаками, ситуация другая. Кто-то обеспечивает качество, а кто-то меньшие затраты. Одно дело – качество не могут обеспечить, а другое – сознательно не хотят, прикрываясь коллективным знаком. Налицо конфликт интересов, и его надо устранить, такие вещи надо отлавливать, пресекать на практике.

Адвокат Р.Болотовский (РусБренд). Пока есть право, будет и злоупотребление правом. Конечно, закон можно и нужно дорабатывать, но абсолютно все в законе прописать нельзя. Главное – правоприменительная практика, и она должна развиваться в нужном направлении.

Разумные, добросовестные люди должны уметь договариваться. Возможно любое урегулирование проблемы, в том числе с помощью коллективных товарных знаков. Но если в силу узости мышления, жадности договориться не удается, остается воздействовать извне. То есть на начальном этапе нужно предлагать правообладателям договариваться, используя любые приемлемые формы: коллективный знак, обозначение с дополнением и т.д. А если они не хотят договариваться, не проявляют разумность, а проявляют жадность, надо продолжать жигулевский прецедент, идя на безжалостное аннулирование регистрации знака. Только так можно заставить рынок договариваться.

Патентный поверенный А.А. Христофоров. Что делать с советскими товарными знаками? Я думаю, что в некоторых случаях возможно превращение их в коллективные знаки, но только в некоторых случаях. И критерием здесь должно быть в разумной мере единое качество. Если оно обеспечивается, то Палата по патентным спорам может предложить производителям преобразовать знак в коллективный. А если единого качества нет – делать это нельзя. Проверка качества может производиться соответствующими государственными органами, заключение которых будет представляться в Палату по патентным спорам.

Что делать с наименованиями мест происхождения товаров? Безусловно, систему их охраны нужно выводить на более высокий уровень. Конечно, не обязательно с помощью указов президента, возможно, достаточно постановления правительства по каждому новому наименованию плюс дополнительная проверка, анализ уже зарегистрированных наименований. И если какие-то из них получены обманным путем, может быть, следует предоставить федеральному органу право обращаться в суд с требованием о признании регистрации недействительной.

Нужно приближаться к европейской системе. Предложение повысить статус наименований мест происхождения товаров, безусловно, правильное, а как лучше это сделать – еще надо подумать.

Попытку закрыть правовую дыру, когда наименование места происхождения товара аннулируется практически по любому основанию, можно только приветствовать. А вот необходимость более конкретно объяснить, что такое индивидуализация товаров в определении товарного знака, не совсем однозначна.

Лишить патентных поверенных возможности наряду с сотрудниками предприятий представлять отечественных заявителей перед Роспатентом – это совсем неправильно. Мировая практика идет в противоположном направлении: профессионально заниматься подготовкой заявок, оказывать патентные услуги за рубежом имеют право либо патентные поверенные, либо адвокаты. Это общий принцип, обеспечивающий надлежащее качество услуг. А мы совершенно напрасно пытаемся отойти от этого принципа.

Что касается внесения изменений в законодательство о приватизации, представленный проект нужно дорабатывать, но идея совершенно правильная. Надо четко понимать, как приватизируется предприятие: вместе с правами интеллектуальной собственности или без них. И оценивать такие права надо не по надуманным методикам, а по рыночной стоимости.

Патентный поверенный В.А. Герман. Сейчас, по прошествии 12 лет легко говорить, что Закон о товарных знаках имеет какие-то недостатки, что неправильно прописали нормы о коллективном знаке, о наименованиях мест происхождения товаров. Я думаю, это неправильный подход. Когда создавались эти нормы, они оценивались больше теоретически, чем практически. Теперь наработана определенная практика, достаточная, чтобы пересмотреть, скорректировать заложенные в Законе нормы.

Сегодня у нас всего 17 коллективных товарных знаков. О чем это говорит? О том, что заложенные в Закон нормы, касающиеся этого объекта, не работоспособны.

Мы все время рассматриваем коллективный знак с точки зрения производителя. А давайте взглянем на него с позиции потребителя. Что ему нужно в данной ситуации? Нужно, чтобы коллективный товарный знак выполнял одну функцию – гарантийную. Ему важно, не кто произвел товар, а какого он качества, его потребительские свойства. И главным в уставе коллективного знака должно быть положение о том, каким образом его владельцы осуществляют контроль качества выпускаемой ими продукции. Да, для этого можно или создавать специальный контролирующий орган, или поручать контроль третьему лицу, или делать это иным образом, но качество – это главное.

Советник президента Московской торгово-промышленной палаты Г.А. Шлойдо. В решении проблемы коллективных знаков может помочь посредническая организация, которая представляла бы интересы предпринимателей и выступала в роли эксперта. На мой взгляд, система ТПП, включающая 167 палат, в том числе региональные, и объединяющая более 30 тыс. предприятий, – это большая сила.

Думается, целесообразно включить в нормы закона и даже в устав коллективного знака положение о том, что в комплекте документов, который представляется на регистрацию коллективного знака, должно быть заключение региональной торгово-промышленной палаты. ТПП на местах лучше знают ситуацию с объектами индивидуализации, и они могли бы давать развернутые, компетентные заключения.

Что касается внесения изменений в Налоговый кодекс, то сегодня, на мой взгляд, рано говорить о каких-то сборах за пользование коллективными товарными знаками или наименованиями мест происхождения товаров. Прежде чем вводить такие сборы, нужно все тщательно продумать, взвесить, чтобы не допустить двойного толкования налогового законодательства, ущемления прав добросовестных производителей.

Профессор, докт. юрид. наук И.А. Зенин (МГУ им. М.В.Ломоносова). У нас был непростой переходный период от плановой экономики к рыночной. Активные, предприимчивые люди прибрали к своим рукам все, что юридически плохо лежало. Сейчас государство пытается наверстать упущенное, что-то изменить. Но не надо строить закон с оглядкой на прошлое и менять все правила игры из-за того, что кто-то что-то пригреб. Нужно строить закон на будущее. Возможно, следует подкорректировать положения по коллективным товарным знакам, сделав их более привлекательными для производителей.

Предлагается приватизация интеллектуальной собственности. Она возможна только в составе предприятия, но никак не отдельно. Везде для интеллектуальной собственности существует уступка прав, выдача лицензий, поэтому ничего изобретать не надо.

Председатель Республиканского совета ВОИР Ю.Ю.Манелис. Если мы хотим поднять планку, повысить статус наименований мест происхождения товаров, надо провести опросы тех организаций и предприятий, которым было отказано в регистрации, получить предложения по этому вопросу субъектов федерации, проанализировать, обобщить их и только потом предпринимать какие-то шаги.

Как представитель общественной организации, защищающей интересы изобретателей, я против того, чтобы заявки подавались только через патентных поверенных. Это приведет не к повышению качества, а к удорожанию услуг.

Представитель Министерства здравоохранения и социального развития. Из 70 зарегистрированных в России наименований мест происхождения товаров – половина минеральные воды. Постановление Правительства РФ от 17 сентября 2004 г. № 481[2] обязывает производителей, подающих заявки на регистрацию наименований мест происхождения товаров, прилагать к заявке заключение компетентных федеральных органов исполнительной власти. Полагаю, что заключения по минеральным водам должны утверждаться Минздравом РФ. И это следует отразить в Законе о товарных знаках.

Заместитель начальника юридического отдела фирмы «Городисский и партнеры» Н.В. Богданов. Проблема так называемых советских товарных знаков старая, но решить ее непросто. Ни с одним из предложений, касающихся таких товарных знаков, я согласиться не могу. Почему эти обозначения широко использовались? Потому что требования к продукции, которая ими маркировалась, включались в состав ГОСТов.

Сегодня такие обозначения в основном утратили свое различительное значение. И вряд ли имеет смысл передавать эти знаки государству. Нельзя допустить принудительных, беззаконных решений. Систему, которая худо-бедно работает, нельзя разрушать, а совершенствовать можно и нужно.

Может быть, стоит вернуться к предложениям Роспатента о знаках соответствия? В отличие от коллективного знака, представляющего собой в общем-то закрытую, монопольную систему, система сертификации открыта для любого добросовестного производителя. Кроме того, она дает возможность строго контролировать качество.

Что касается наименований мест происхождения товаров, то их статус, конечно, следует повышать. Смущает лишь то, что истинных производителей будут определять чиновники.

Патентный поверенный Е.А. Данилина. В связи с поднятыми проблемами встает вопрос о возможности частноправовых функций государства. Права интеллектуальной собственности – это область гражданского права. Если мы передаем эти права государству, как этот вопрос будет решаться?

Л.А. Трахтенгерц (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации). Нельзя трактовать интересы государства слишком прямолинейно. Его главный интерес – развивать производство. А передавать ему товарные знаки на современном этапе нецелесообразно.


[1] Более подробно см.: Корчагин А.Д. Права Российской Федерации на средства индивидуализации//Патенты и лицензии. 2005. № 2. С. 2.
[2] Патенты и лицензии. 2004. № 10. С. 81