Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Права Российской Федерации на средства индивидуализации

Корчагин Александр Дмитриевич29 декабря минувшего года состоялось заседание Консультативного совета при Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. Обсуждался вопрос «О правах Российской Федерации на средства индивидуализации».
С сообщением, отражающим позицию Роспатента по обсуждаемой проблеме, выступил заместитель руководителя А.Д.Корчагин. Какова эта позиция, вы узнаете, прочитав публикуемый ниже материал.

Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством могут принадлежать права на средства индивидуализации, приравненные в соответствии со ст. 138 ГК РФ к правам на интеллектуальную собственность. Реализуют эти права через специально уполномоченные юридические лица в соответствии со ст. 124 – 125 ГК РФ.

Анализ практики правоприменения показывает, что Российская Федерация выступает также через специально уполномоченные юридические лица и в качестве субъекта права на товарный знак, и по существу в качестве субъекта, от имени которого юридическим и физическим лицам предоставляется право пользования наименованиями мест происхождения товаров.

Товарные знаки

В 2002 г. на основе предложений, подготовленных Роспатентом и согласованных с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, были внесены изменения и дополнения в закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», что объясняется многими причинами, в том числе необходимостью:

приведения его в соответствие с российским законодательством, принятым после 1992 г.;
восполнения выявленных правоприменительной практикой пробелов в правовом регулировании;
приведения его в соответствие с международными договорами, участницей которых Россия стала после 1992 г.;
приведения его в полное соответствие с договорами и соглашениями, действующими в рамках ВТО, в связи с намерением России присоединиться к этой международной организации.

Во многом необходимость совершенствования законодательства о средствах индивидуализации объясняется необычайно возросшим к ним за последние годы интересом. Так, по сравнению с 1998 г. подача заявок на регистрацию товарных знаков российскими заявителями возросла на 32 %. Растет и число товарных знаков, которым предоставлена правовая охрана. По сравнению с 1998 г. число товарных знаков, зарегистрированных на имя российских правообладателей, с 7791 увеличилось до 22043, то есть почти в три раза.

Следует особо подчеркнуть, что товарные знаки используются не только самими правообладателями. Идет их активное лицензирование. По сравнению с 1998 г. число лицензий на товарные знаки, предоставленных российскими правообладателями, в 2003 г. возросло почти в 2,5 раза. Изменения и дополнения, внесенные в законодательство о средствах индивидуализации, помогают правообладателям защищать принадлежащие им права от незаконного использования.

Вместе с тем, как показывает практика, ряд вопросов остался нерешенным. По-прежнему острой остается ситуация с обозначениями, которые длительное время использовались на территории CCСР многими производителями для маркировки своей продукции независимо друг от друга и которые до сих пор чрезвычайно популярны среди потребителей. Во времена СССР эти обозначения не регистрировались в качестве товарных знаков на имя какого-то одного производителя, но с распадом Союза, развитием рыночных отношений ситуация изменилась. Многие широко распространенные обозначения были зарегистрированы на имя конкретных производителей, а иногда даже и лиц, не производящих соответствующую продукцию. При этом такие регистрации никак не нарушали законодательство. Очевидно, что при принятии в 1992 г. закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» был допущен просчет – не был урегулирован, например, в переходных положениях, вопрос о принадлежности прав на обозначения, ранее широко использовавшиеся многими производителями для маркировки однородных товаров*.

* В таких странах СНГ, как Украина и Молдова, было принято решение о невозможности их регистрации в качестве товарных знаков какого-то отдельного лица либо о распространении на них прав государства.

В настоящее время лица, зарегистрировавшие на свое имя такие товарные знаки, в рамках реализации принадлежащего им исключительного права запрещают другим лицам их использование. В свою очередь, лица, к которым предъявляются претензии, предпринимают попытки прекратить действие исключительных прав на такие товарные знаки путем аннулирования их регистраций, что может негативно отразиться на интересах государства. Таким образом, налицо конфликт интересов, урегулировать который государство должно на законодательном уровне. Выходом из создавшейся ситуации может стать внесение дополнений в комплекс правовых норм, относящихся к коллективным знакам.

Закон о товарных знаках выделил специальную категорию товарных знаков – коллективные знаки, которыми одновременно могут пользоваться многие производители однородной продукции. При этом они являются абсолютно равноправными «сообладателями» права на такой знак. Закон определил несколько условий пользования коллективным знаком. Во-первых, все пользователи должны образовать добровольное объединение, на имя которого такой знак будет зарегистрирован. Во-вторых, производимая ими и маркированная коллективным знаком продукция должна обладать едиными качественными или иными общими характеристиками.

Режим коллективного знака – наиболее приемлемая форма реализации прав на обозначения, широко использовавшиеся ранее многими производителями. Пример тому – обозначение «Прима», которое в настоящее время является коллективным знаком Ассоциации производителей табачной продукции, в состав которой входит 25 предприятий.

При внесении изменений и дополнений в Закон о товарных знаках была предпринята попытка стимулировать лиц, зарегистрировавших на свое имя упомянутые выше обозначения, преобразовывать обычные товарные знаки в коллективные. Несмотря на предоставление такого права, им воспользовались единицы, причем преобразовывались товарные знаки, не имевшие широкого распространения.

Очевидно, что в рамках действующего законодательства при отсутствии желания правообладателя товарного знака преобразовать его в коллективный знак урегулировать возникшие и возникающие конфликтные ситуации невозможно. Вместе с тем возможно и целесообразно дополнить Закон положением, которое могло бы привести к преобразованию широко использовавшихся ранее обозначений в коллективные знаки.

Существо такого положения сводится к следующему. В случае оспаривания регистрации товарного знака, который ранее являлся обозначением, широко использовавшимся многими производителями без его регистрации в качестве товарного знака, когда инициаторами оспаривания (то есть лицами, подавшими возражение) являются некоторые из таких производителей (или их правопреемники), Палата по патентным спорам могла бы быть вправе, вместо аннулирования регистрации принять решение о преобразовании товарного знака в коллективный знак. При этом в добровольное объединение, указанное в качестве правообладателя товарного знака, вошли бы вышеупомянутые производители при условии принятия соответствующего устава коллективного знака.

Еще одна возможность урегулировать проблемы, связанные с использованием в современных условиях обозначений, которые длительное время широко применялись в СССР многими производителями, – введение в действие специального обложения современных производителей, использующих как зарегистрированные, так и не зарегистрированные в качестве индивидуальных товарных знаков обозначения товаров, применявшиеся в СССР централизованно и директивным образом.

Как представляется, приемлемой формой реализации такого обложения производителей может стать сбор. Согласно п. 2 ст. 8 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий).

Можно предположить, что получение разрешения (лицензии) на использование или получение права использовать обозначение товара времен СССР при условии уплаты соответствующего сбора может быть предложено современным производителям в качестве альтернативы образованию объединения и регистрации коллективного товарного знака. Другим вариантом может быть безусловное взимание со всех современных производителей упомянутого сбора за использование обозначений, длительное время широко использовавшихся в СССР многими производителями.

Поскольку в СССР принятие решений и финансирование работ по разработке и внедрению в производство ассортимента выпускаемой продукции и соответствующих обозначений осуществлялось централизованно структурами Госплана и Минфина СССР, и, соответственно, права на распоряжение упомянутыми обозначениями принадлежали государству, в современных условиях необходимо сохранить приоритет прав государства на такие обозначения.

В связи с этим предлагаемый сбор целесообразно отнести к федеральным налогам: налогам и сборам, обязательным к уплате на всей территории Российской Федерации (см. п. 2 ст. 12 НК РФ). Требование уплаты такого сбора должно быть представлено в качестве соответствующей главы раздела VIII «Федеральные налоги» НК РФ. (Например, при действующей структуре Кодекса – в виде главы 26.1 «Сбор за использование обозначений, которые использовались в СССР многими производителями»). Текст главы предлагается разработать на основе положений НК РФ с учетом аналогий с положениями закона Российской Федерации от 2 апреля 1993 г. № 4737-1 «О сборе за использование наименований «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их основе слов и словосочетаний» (с изменениями от 19 мая 1995 г., 28 апреля 1997 г., 29 июня 2004 г.).

При этом следует отметить, что размер ставки сбора за использование обозначений СССР может также устанавливаться исходя из аналогичных положений упомянутого выше Закона, который в ст. 2 предусматривает ставку сбора «для предприятий, учреждений и организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность – в размере 0,5 % от стоимости реализованной продукции (выполненных работ, предоставленных услуг)» (то есть дохода, выручки от реализации). Для торговых организаций названная статья устанавливает сбор в размере 0,05 % от оборота (оборот – фактическая выручка по данным бухгалтерского учета). Закон предусматривает возможность понижения размера ставки для отдельных категорий плательщиков, но не более чем на 50 %, путем предоставления льготы решением Правительства Российской Федерации.

В содержании предлагаемой главы НК РФ целесообразно определить предмет регулирования, объект обложения, плательщиков и неплательщиков сбора, налоговую базу, порядок исчисления сбора, порядок и сроки его уплаты, основания для освобождения от уплаты сбора, порядок предоставления сведений об использовании обозначений, которые использовались в СССР многими производителями, в налоговые или иные уполномоченные федеральные органы.

Анализ действующего российского законодательства относительно эффективной реализации прав Российской Федерации на средства индивидуализации выявил недостаточность соответствующего правового регулирования. Одним из направлений его совершенствования может стать разработка предложений по изменению и дополнению российского законодательства о приватизации государственного имущества.

Представляется целесообразным:
расширить состав подлежащего приватизации государственного имущества, в частности, за счет включения в него прав на средства индивидуализации;
определить порядок и условия осуществления такой приватизации.

При этом на законодательном уровне могут быть определены условия, обременяющие приватизируемые права.

Наименования мест происхождения товаров

Отдельного внимания заслуживает повышение эффективности правовой охраны такого средства индивидуализации, как наименования мест происхождения товаров. Приобретение ими экономической значимости в России увеличило число конфликтов между их правообладателями. В последнее время все чаще рассматриваются обращения об охране права на использование наименования места происхождения товара.

Правовая охрана данного объекта в нашей стране введена Законом о товарных знаках в 1992 г., и практика обеспечения защиты прав в этой области только начала складываться.

На 22 октября 2004 г. в Российской Федерации зарегистрировано 74 наименования места происхождения товаров: Красносельская скань, Гжель, Вологодское кружево, Сарова, Рязанские узоры, Коелгинский мрамор, Златоустовская гравюра на стали, Холуй, Вода минеральная Екатерингофская, Липецкие узоры, Вода минеральная Полюстрово, Крестецкая строчка, Хохлома Семеновская, Кашинская, Нарзан, Уфалейский мрамор, Абрау-Дюрсо, Budejovicke Pivo Будеевицки пиво, Ceskobudejovicke Pivo Ческобудеевицке пиво, Budejovicke Pivo-Budvar Будеевицки пиво-Будвар, Budejovicky Budvar Будеевицки Будвар, Буд, Ессентуки, Михайловское кружево, Городецкая роспись, Кусинское литьё, Вологодское масло, Минеральная вода Карачинская, Краинская, Хохлома, Федоскино, Тульский пряник, Кисловодский фарфор, Московская, Мстера, Горная поляна, Тверская кукла, Карловарска хорка Карлсбадер биттер, Омская, Горячий ключ, Минеральная вода Липецкая, Обуховская, Железноводская, Бехтемирская минеральная, Воронежский хлеб, Скопинская керамика, Жостово, Каслинское литьё, Можайское молоко, Славяновская, Лабинская, Архыз, Суздальская, Шадринская, Угличская, Селивановская, Минеральная вода Пластунская, Сельцовский родник, Аршан, Мензелинская, Минеральная вода Нагутская, Кука, Минеральная вода Тольяттинская, Дупленская, Русская водка, Нижне-Ивкинская № 2К, Куртяевская, Оренбургский пуховый платок, Карачаровская, Обуховская-13, Шмаковка, Ундоровская, Великоустюжское чернение по серебру, Сыр Адыгейский.

На сегодняшний день правоприменительная практика выявила определенные сложности, связанные с несогласованностью ряда положений законодательства об охране интеллектуальной собственности, с одной стороны, и законодательства о стандартизации и сертификации (и разработанной на его основе нормативно-технической документацией, в первую очередь ГОСТами), с другой. В рамках указанной проблемы столкновение интересов правообладателей возникает при регистрации одного и того же обозначения в качестве товарного знака и наименования места происхождения товара, а также ввиду существования ГОСТов, в которых названия товаров (видов товаров) являются наименованиями географических объектов, зарегистрированными в качестве наименований мест происхождения товаров или могущих быть признанными таковыми. В качестве примера изготовляемой в рамках ГОСТов продукции можно привести сыры «Ярославский», «Костромской», «Углический», «Вологодское масло», «Можайское молоко», минеральные воды «Ессентуки», «Нарзан» и др.

Наличие ГОСТов позволяет изготовителям, независимо от их нахождения, при соблюдении определенной ГОСТом технологии использовать подобные наименования в отношении товаров, не обладающих особыми свойствами, определяемыми природными условиями и (или) людскими факторами географических объектов, наименования которых они используют. Указанная коллизия порождает условия для введения потребителей в заблуждение относительно действительного места происхождения (производства) и особых свойств товаров, приводит к конфликтам между обладателями свидетельств на право пользования наименованием места происхождения товара и производителями, выпускающими товары на основе ГОСТов.

Необходимо подчеркнуть, что наименование места происхождения товара – весьма ценное и редкое средство индивидуализации, зачастую сопровождающее объекты материальной и духовной культуры. В его эффективной правовой охране должны быть заинтересованы не только конкретные изготовители, но и государство в целом. Известно, что в некоторых странах, к примеру, Франции, обеспечение охраны наименованию места происхождения товара не только внутри государства, но и за его пределами возведено в ранг государственной политики. Решение всех вопросов, связанных с этим объектом интеллектуальной собственности, возложено на национальный институт наименований мест происхождения товаров Франции.

Представляется, что в настоящее время назрела потребность поднять статус этого объекта и в России, повысить роль государства в обеспечении его эффективной правовой охраны. Указанную цель можно достичь, внеся соответствующие изменения в Закон о товарных знаках, в результате которых признание обозначения наименованием места происхождения товара осуществлялось бы не по решению Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, а в соответствии со специальным нормативным актом, например, Указом Президента Российской Федерации или решением соответствующих органов исполнительной власти, в зависимости от специфики выпускаемых товаров, характерных для обозначения наименованиями географических объектов.

При подготовке предложений, направленных на модификацию Закона, можно было бы исходить из следующего.

Обозначения, сопровождающие традиционные товары, получившие широкую известность в результате своих особых уникальных свойств, определяемых исключительно или главным образом природными условиями и (или) людскими факторами, характерными для мест их производства – географических объектов, отнесенных в соответствии с рядом законов, в частности, федеральным законом от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» (с изменениями от 30 декабря 2001 г.) и федеральным законом от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (с изменениями от 27 февраля 2003 г.) являются объектом, особо охраняемым государством.

В Порядке подготовки указов Президента РФ должно быть установлено, что органы исполнительной власти совместно с органами местного самоуправления проводят работы по выявлению товаров, которые сопровождаются наименованиями географических объектов, определяют их истинных производителей, которым может быть предоставлено право пользования наименованием места происхождения товара, готовят заключения о том, что в границах географического объекта производитель действительно изготавливает традиционные товары, особые уникальные свойства которых определяются характерными для данного географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами.

На сегодняшний день актуальны вопросы о целесообразности исключения из Закона п. 2 ст. 30, а также о расширении перечня действий, нарушающих права пользования этим объектом (ст. 40 Закона). С этой целью необходимо указать на действия, аналогичные тем, которые установлены в качестве противоправных применительно к товарным знакам, а именно: «незаконным использованием наименования места происхождения товара признается, в том числе размещение наименования места происхождения товара или сходного с ним до степени смешения обозначения:

 на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;
 при выполнении работ, оказании услуг;
 на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;
 в предложениях к продаже товаров;
 в сети Интернет, в частности, в наименовании домена и при иных способах адресации».

С учетом изложенного должны быть внесены изменения и дополнения в законы Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», «О приватизации государственного и муниципального имущества».