Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Ключевая фигура патентного права

Понятие «средний» или «обычный» специалист» в данной области техники, появившееся достаточно давно в практике патентования как вспомогательное средство оценки критерия «очевидности» (изобретательский уровень), в настоящее время преобразовалось во вполне легальное понятие.

Более того, можно сказать, что скромный, т.е. средний специалист в технике без преувеличения превратился в ключевую фигуру в патентном праве. На основе мнения этой персоны решаются главные и одновременно сложные вопросы патентного права, а именно:

  • оценка ясности и полноты притязаний,
  • правильность используемой технической терминологии,
  • соответствие критериям патентоспособности
  • степень раскрытия изобретения (изобретательский уровень и новизна),
  • толкование формулы изобретения с помощь доктрины эквивалентов в делах о нарушении патентов.

«Средний специалист» - персона, признанная европейским законодательством.

Так в тексте ЕПК ссылка на «среднего специалиста» содержится в 3 статьях, а точнее в 2 статьях и протоколе интерпретации к ст. 69.

Ст. 56 - изобретение считается соответствующим изобретательскому уровню, если относительно известного уровня техники, оно неочевидно среднему специалисту в данной области техники

Ст. 83 - европейская патентная заявка должна раскрывать изобретение достаточно ясно и полно, чтобы быть осуществленной средним специалистом.

Протокол интерпретации ст. 69:

Ст.69 не следует интерпретировать в том смысле, что объем защиты, предоставленный Европейским патентом, понимается как то, что определено непосредственным, буквальным значением выражений, используемых в формуле, а описание и рисунки используются только для целей разрешения неопределенностей, обнаруженных в формуле изобретения.

Не следует ее интерпретировать и в том смысле, что формула изобретения служит только как руководство, и что защита распространяется на что-то из рассмотрения описания и чертежей средним специалистом, что предполагалось патентовладельцем.

Кроме того, несмотря на то, что ст. 84 ЕПК непосредственно не содержит понятие «средний специалист», её толкование в «Руководстве по экспертизе ЕПВ» («Руководство»), содержит ссылки на мнение этой персоны.

Определение последней представлено - в «Руководстве» [п. 9.6. часть 9, глава IV]:

«Под специалистом в данной области подразумевается обычный практикующий специалист, которому известно то, что было общеизвестно на соответствующую дату.

Предполагается также, что он должен иметь доступ ко всему «уровню техники», в частности к документам, упомянутым в отчете о поиске, и имеет в своем распоряжении нормальные средства и возможности обычной работы и экспериментирования.

Если данная проблема вынуждает специалиста искать её решение в другой технической  области, то специалист в этой области является лицом, компетентным решить данную проблему.

Оценка, обладает ли данное решение изобретательским уровнем, должна быть основана на знаниях и способностях этого специалиста.

Возможны случаи, в которых уместнее думать о группе лиц, например, исследовательской группе или производственной бригаде, чем об одном человеке. Это может относиться, например, к некоторым передовым технологиям, таким как вычислительная техника, или телефонные системы, и к высокоспециализированным процессам, например, промышленному производству интегральных схем, или сложным химическим веществам»

Приведенная формулировка, конечно же, не является в строгом смысле определением, поскольку согласно законам логики определение понятия не должно включать термины или понятия, которые сами нуждаются в определении.

Обычный практикующий, общеизвестно, другая техническая область, знания и способности среднего специалиста и т. д. - все это неопределенные выражения, которые никаких конкретных представлений о «среднем специалисте» не дают. Некоторые пояснения по данным терминам содержатся в других правилах «Руководства» и они будут рассмотрены ниже.

Но прежде, обратим внимание на важное обстоятельство - в приведенном определении указана только одна задача, которая возложена на рассматриваемую персону, а именно оценка изобретательского уровня. Эта оценка должна быть основана на знаниях и способностях  среднего специалиста.

В то же время, современное патентное законодательство не только легально признало персону «среднего специалиста», но и расширило круг его задач, о чем свидетельствуют указанные выше статьи, а также целый ряд правил из «Руководства»:

  • Изложение формулы изобретения в таких технических терминах, чтобы непосредственно из нее «средний специалист» мог определить, на какой объект испрашивается охрана, причем толковать формулу следует исходя из тех значений и объема терминов, который они нормально имеют в соответствующей области техники [п. 4.1, 4.2, часть С, глава III]
  • Описание изобретения должно быть таким, чтобы «средний специалист» мог осуществить его, при этом он может привлекать «обычные общие знания». Предполагается также, что в его распоряжении имеются средства и возможности для обычной работы и экспериментирования.[п. 4.1, часть С, глава II]
  • Обоснованность широких притязаний (достаточность экспериментального подтверждения) оценивается «средним специалистом». При этом в описании может быть приведен только один пример, если специалисту будет понятно, что можно использовать и другие средства для той же функции.[п. 6.5, часть С, глава III].

Признаки могут быть выражены в виде функции, если «средний специалист» сможет без затруднений найти какие-либо средства выполнения этой функции, не прибегая к творческой деятельности [п. 2.2, часть С, глава III]

  • Соответствие критерия «изобретательскому уровню» признается в том случае, если с учетом состояния уровня техники, оно является очевидным «среднему специалисту» в данной области техники.

Понятие «очевидно» означает нечто, не выходящее за рамки нормального развития техники, а просто и логически вытекающее из известного уровня, т.е. нечто, не требующее применения каких-либо навыков или способностей сверх тех, которые можно ожидать от среднего специалиста.[п. 9.1, часть С, глава IV]

  • Толкование формулы изобретения, в частности при оценке факта нарушения патента, решается с помощью среднего специалиста

[Протокол интерпретации ст. 69].

Если этот специалист может отыскать равноценно действующие формы выполнения изобретения, отклоняющиеся от точного текста и буквального смысла формулы, то объем прав может быть расширен.

Одна из указанных  задач связана с вопросами технической терминологии.

Возможно, далеко не в каждой области техники здесь могут возникнуть значительные осложнения. Интересно было бы мнение специалистов, имеющих дело с разными областями техники. Что касается области химии, то, опираясь на химическую литературу, можно уверенно сказать, что химический понятийный аппарат - это методологическая проблема высокого уровня, изучение которого - прерогатива лидеров химической науки, а уж никак не средних специалистов.

Однако эта тема требует особого рассмотрения. Во всяком случае, даже если химия - единственная область, понятийный аппарат, а, следовательно, и техническая терминология в которой далеко не всегда являются сферой компетенции «среднего специалиста», то этого достаточно, чтобы заявить о проблеме, учитывая объем патентования в химии.

Вторая и третья задачи обусловлены требованиями ст. 83 и ст. 84 ЕПК, и представляют важный вопрос для репутации патентной системы в целом. Дело в том, что   благодаря им  должны быть:

  • исключена возможность патентования спекулятивных изобретений,
  • обеспечены права изобретателя в соответствии с его истинными заслугами,
  • соблюдены права конкурентов и «третьих» лиц.

Руководство» предлагает следующие правила для решения этих задач:

(1) - изложение притязаний должно быть не настолько широко, чтобы выйти за рамки объема изобретений, но и не настолько узко, чтобы лишить заявителя справедливого вознаграждения за раскрытое изобретение.

(2) - допустимая степень обобщения решается экспертом в каждом конкретном случае в свете соответствующего уровня техники: изобретение, которое открывает целую новую область, имеет право на большую степень обобщения, чем изобретение, направленное на усовершенствование известной технологии.[п. 6.2, часть С, глава III]

(3) - как правило формулу изобретения следует признавать подтвержденной описанием, если только в исключительном случае не существуют веские основания полагать, что специалист на основании сведений, приведенных в первоначально поданной заявке, не сможет расширить конкретную идею описания на всю заявленную область, применяя рутинные методы экспериментирования или анализа.[п. 6.3, часть С, глава III]

(4) - формула изобретения может широко характеризовать признак по его функции, даже если в описании приведен только один пример данного признака, если квалифицированному читателю будет понятно, что можно использовать и другие средства для той же функции.

Тем не менее, если из полного содержания заявки создается впечатление, что какая-то функция должна выполняться неким конкретным образом, и нет указания, что предусмотрены альтернативные средства, а формула изобретения сформулирована таким образом, что охватывает другие или все средства осуществления этой функции, то имеется основание для выдвижения возражения.[п. 6.5, часть С, глава III];

(4) - Во многих случаях достаточно одного примера или одного варианта осуществления, однако если формула изобретения охватывает широкую область, то описание не следует признавать удовлетворяющим требованиям статьи 83, если в нем не содержится ряд примеров или не описываются альтернативные варианты его осуществления, охватывающие область, на которую распространяется охрана формулой изобретения. Однако при этом необходимо учитывать факты конкретного случая. Существуют некоторые случаи, когда даже очень широкую область можно в достаточной мере описать ограниченным числом параметров или даже одним примером (см. также п. 6.3.).

В таких случаях помимо примеров заявка должна содержать информацию достаточную, чтобы позволить специалисту в данной области с использованием его обычных общих знаний реализовать изобретение без приложения излишних усилий и творческих навыков [п.4.9, часть С, глава III].

Положение (1) - скорее пожелание, чем руководство к действию.

Положение (2) - подтверждение давно установившейся, но неоднократно критикуемой тенденции в практике патентования, согласно которой первооткрыватель заслуживает максимальной награды.

Рассмотрим это указание, принимая во внимание также (3), (4) и (5), с точки зрения «среднего специалиста», который, как показано выше, должен определять допустимую широту притязаний на основании общеизвестности и легкости нахождения средств, обеспечивающих весь объем притязаний.

Возникает вопрос, на основании каких сведений и знаний делается вывод о достаточной степени раскрытия, если область новая и неразработанная.

Скажем, когда впервые была предложена биохимическая очистка сточных вод с помощью микроорганизмов, можно было считать, что открыта новая область (хотя само понятие «открыта новая область» в значительной степени субъективное).

На какой объем прав мог бы претендовать первооткрыватель, если он представил в описании только один пример очистки бытовых сточных вод с помощью ила?

На все виды сточных вод и все типы микроорганизмов?

На каком основании? Очевидно, что связь между составом отходов и специфичностью микробного материала, необходимого для инициации работы системы, выявилась лишь со временем.

У «среднего специалиста» в технике в такой ситуации отсутствуют возможности для каких-либо обобщающих выводов.

Логика развития техники такова, что зависимости и обобщения возникают на основе накопления данных (во всяком случае, в таких, по сути экспериментальных областях, как химия и биотехнология)

Слишком «великодушное отношение ЕПВ к широким притязаниям» отмечается в ряде публикаций.

По мнению автора[1], «патентная система должна предоставлять равные условия, как патентообладателю, так и его оппоненту при нейтральной позиции патентного ведомства. Позиция же ЕПВ делает ее более дорогостоящей, поскольку конкурент вынужден нести дополнительные расходы на поиск альтернативных решений, а нарушение чужих прав чревато для него судебным разбирательством».

Отмечается также, что, по мнению специалистов Великобритании, чрезмерно широкая защита, в частности, в биотехнологии, приводит к монополии в еще не исследованных областях.

Заметим, что положения (3), (4), (5) ориентируют заявителя на минимальные доказательства осуществления изобретения при широких притязаниях, что по существу означает игнорирование ст. 83 и 84 ЕПК (последнюю в особенности) или слишком вольное их толкование в «Руководстве».

В дополнение к сказанному рассмотрим примеры из «Руководства», которые, казалось бы, должны помочь понять позицию «среднего специалиста», но что, по нашему мнению, в действительности не достигается.

Пример (i) из [п. 6.4, часть С, глава III]:

«Формула изобретения относится к способу обработки всех видов семян растений посредством воздействия на них управляемым холодным шоком для получения конкретных результатов, а описание раскрывает применение способа только для одного вида растений.

Поскольку хорошо известно, что растения имеют очень разные свойства, имеются веские основания полагать, что данный способ не может быть применен для семян всех растений.

Если заявитель не сможет предоставить убедительные свидетельства того, что данный способ, тем не менее, имеет общее применение, то он должен ограничить свою формулу конкретным видом растения».

Изложенный в таком виде пример не является безусловной иллюстрацией «веских оснований».

Дело в том, что физическое или иное воздействие на семена может быть связано не свойствами последних, или свойствами растений, а, например, с уничтожением микроорганизмов, вызывающих болезни. И в этом случае «веские основания» совсем не выглядят таковыми.

«Руководство» ЕПВ в [п. 9, часть С, глава IV] содержит рекомендации по оценке изобретательского уровня, в которых приведены примеры обстоятельств признания или непризнания изобретения очевидным.

При этом подчеркивается, что данные примеры являются только руководством, и в каждом случае следует применять принцип «было ли это очевидно для специалиста», и эксперты должны избегать попыток подогнать конкретный случай к одному из этих примеров, если последний не является явно применимым.

  • Пример 3.1. (ii) демонстрирует очевидный и поэтому не обладающий изобретательским уровнем выбор из ряда известных возможностей: изобретение заключается в выборе конкретных размеров, температурных интервалов или других параметров из ограниченного набора возможностей, причем ясно, что к этим параметрам можно прийти обычным методом проб и ошибок или с помощью обычных конструкторских работ.

Изобретение относится к способу осуществления известной реакции и характеризуется определенной скоростью потока инертного газа. Предписанные скорости именно таковы, которые бы обязательно выбрал опытный специалист.

  • Пример 3.1. (iii) изобретение можно получить из известного аналога просто методом прямой экстраполяции.

Изобретение характеризуется применением конкретного минимального содержания вещества Х в препарате для повышения его термостойкости, и этот отличительный признак можно получить просто путем прямой экстраполяции на графике, взятом из известного аналога, который определяет взаимосвязь между термостойкостью и содержанием вещества Х.

  • Пример 3.2. (i) демонстрирует неочевидный и поэтому обладающий изобретательским уровнем выбор из ряда известных возможностей:

Изобретение заключается в специальном выборе конкретных рабочих условий (например, температуры и давления) процесса из известного диапазона, причем данный выбор дает неожиданный эффект в работе процесса или свойствах получаемого продукта.

Например, в процессе, в котором вещество А и вещество В трансформируются при высокой температуре в вещество С, было известно, что выход вещества С, как правило, постоянно растет при увеличении температуры в интервале от 50 до 130º C. Теперь обнаружено, что при температуре от 63 до 65º С, которая ранее не исследовалась, выход вещества С значительно превышает ожидаемый.

Первый пример 3.1. (ii) трудно назвать иллюстрацией какой-либо конкретной ситуации. Без всяких аргументов и даже без достаточных фактов (известная реакция характеризуется определенной скоростью потока), свидетельствующих о выборе из известного интервала, о характере подтвержденности известного интервала и т. д., в примере просто констатируется - «выбор был предписан опытному специалисту». Представляется, что цель примера - показать, почему выбор можно считать «предписанным», т.е. продемонстрировать обоснованность заключения об очевидности.

Однако в нем произведена лишь  замена слов -  «очевидно» на «предписанный», «средний специалист» на «опытный специалист», при отсутствии какой-либо  аргументации.

Пример 3.1. (iii) вызывает недоумение.

Действительно,  при известной зависимости Х от У, простая экстраполяция должна свидетельствовать об отсутствии новизны. По нашему мнению,  пример не имеет отношения к теме.

Пример 3.2. (i) из области фантастики: при указанных исходных данных (рост выхода с увеличением температуры от 50 до 150оС), невозможно получить «неожиданный» всплеск выхода продукта при 62-63º C, поскольку это противоречит законам кинетики. Кривая зависимости степени превращения от температуры имеет один мах, а затем снижается [2].

Конечно, примеры имеют право на условность, но не до степени абсурдности, когда создается общая картина, будто изобретение (неочевидность) имеет место там, где получено нечто, не могущее быть в принципе, а в остальных случаях - это знания, добытые «методом проб и ошибок».

Кстати, задачи построения зависимостей, например, степеней превращения продукта от температуры, в том числе путем расчета, - это работа для студентов [2].

В то же время нахождение оптимальной взаимосвязи множества параметров химических процессов, даже если это решается «методом проб и ошибок» или с применением расчетов - вполне может представлять собой неочевидное решение.

Метод решения не является сам по себе критерием оценки «очевидности».

Примеры - это основной инструмент, с помощью которого можно представить и оценить знания и способности «среднего специалиста в технике», и поэтому любое несоответствие логике техники делает этот инструмент не работающим, и даже наносящим вред.

В определенной степени примерами может служить практика прецедентов (которая будет рассматриваться в отдельной работе).  Тем не менее, необходимость обоснованных, глубоких и выверенных примеров в «Руководстве» всегда останется насущной.

Интересно, что при столь значительной роли «среднего специалиста» в европейском законодательстве, отечественное законодательство обходится без этой условной персоны.

Ст. 4 Патентного Закона РФ, согласно которой «изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники», - единственная, где упомянут специалист. При этом ни из статьи, ни из других документов не следует каких-либо уточнений по поводу не только уровня его знаний и способностей, но даже отношения к технике.

Не секрет, что специалисты разных способностей, будучи снабжены одной и той же информацией, могу сделать совершенно разные выводы.

«Правила составления, подачи и рассмотрения заявок на выдачу патента на изобретение» (далее «Правила») и «Рекомендации по вопросам экспертизы заявок на изобретение и полезные модели» (далее «Рекомендации») содержат ссылки на «специалиста» в следующих разделах:

  • 1. При оценке идентифицируемости признаков формулы изобретения, т.е. однозначного понимания специалистом их смыслового содержания на основании известного уровня техники [п.3.3.1.(4) Правил]

В «Рекомендациях» [п. 1.1.3.4.] уточняется:

«при решении вопроса, связанного с тем, имеет ли место однозначное понимание смыслового содержания понятий, которыми охарактеризован признак, т.е. имеется ли возможность его идентифицирования, следует исходить из условия формальной экспертизы - выявление несоответствия установленным требованиям без анализа сущности изобретения».

Обращаем внимание на различие с подходами, предлагаемыми ЕПВ.

Во-первых, не ясно, о каком специалисте идет речь.

Во-вторых, вопрос идентифицирования признаков решается только с точки зрения соответствия установленным требованиям, т.е. правилам, сформулированным законодателем.

Т.о. вопросы, связанные с технической терминологией (устаревшая, неустаревшая, общепринятая, необщепринятая и т. д.) решается субъектом в лице эксперта патентного ведомства, со всеми вытекающими последствиями субъективного подхода.

  • 2. При оценке изобретательского уровня [п.19.5.3. Правил].

В соответствии с п. 19.5.3.:

  • изобретение имеет изобретательский уровень, если для специалиста оно не следует явным образом из уровня техники;
  • изобретение признается не следующим для специалиста явным образом из уровня техники, в частности, в том случае, когда не выявлено решение, имеющее признаки, совпадающие с его отличительными признаками, или такие решения выявлены, но не подтверждена известность влияния отличительных признаков на указанный заявителем технический эффект.

И далее приведены рекомендации по проверке соблюдения указанных условий, при этом некоторые из них носят ультимативный характер, например п. 19.5.3(4)

Подробный анализ оценки критерия «изобретательского уровня» не входит в задачу настоящей работы.

Отметим лишь, что вопрос о том, «явным» или «неявным» образом из уровня техники следует предложенное изобретение, решается абсолютно неопределенным специалистом.

Ст. 16 п. 2. Патентного Закона РФ, согласно которой формула изобретения должна выражать сущность его и быть полностью основанной на описании, равно как и толкование её в «Правилах» и «Рекомендациях» не содержат ссылки на специалиста.

В «Правилах» [п. 3.2.4.3] приведено определение сущности изобретения как совокупности существенных признаков, причем к последним отнесены признаки, влияющие на технический результат, т.е. находящиеся в причинно-следственной связи с указанным результатом.

Затем представлен перечень объектов техники и признаков, которыми их следует характеризовать, а так же сведения, которые, по мнению законодателя, раскрывают эти существенные признаки, т.е. делают возможным осуществление изобретения.

Совокупность существенных признаков в формуле должна дать ясное представление о виде объекта согласно указанному перечню.

Здесь целесообразно коснуться одной из самых сложных проблем патентного права, наряду с оценкой изобретательского уровня, теории существенных признаков изобретения, на необходимость разработки которой указывают зарубежные авторы.[4]

Данное в отечественных документах определение существенных признаков, хотя и полезное, но недостаточное.

Начатые в 70-х годах в нашей стране систематические исследования в области теории и практики научно-технической экспертизы, в том числе теории существенных признаков, учитывающие не только общие подходы, но и специфику различных областей техники, к сожалению, были прекращены [5].

Почему вопросы оценки существенных признаков, а, следовательно, и составления формул изобретения, а также оценки соответствия изобретательского уровня являются самыми сложными в патентном праве?

По нашему глубокому убеждению, всё дело в том, что именно в этих вопросах как в фокусе сходятся «две традиции - патентного права и техники». Само выражение заимствовано у профессора Хельсинского технического Университета, судьи Юкки Кемпинена, который очень образно и одновременно точно сказал: «интерпретируя патент, мы всегда движемся по территории двух традиций - патентного права и техники» [6].

Соблюсти гармонию движения без нарушения территорий, а главное традиций (в первую очередь техники) очень сложно. По-видимому, персона «среднего специалиста в данной области техники» призвана проводить традиции техники в область права там, где правила оказываются недостаточными. Но этой персоне не под силу решить вопросы, определяющие правовые рамки при составлении формул изобретения, которые тесно переплетены с технической сущностью.

Поэтому разработка теории существенных признаков остается нерешенной совместной проблемой права и техники.

Возвращаясь к п. 2 ст. 16 Патентного Закона РФ, следует отметить очень узкое ее толкование, предложенное в п. 3.3.1.(2) «Правил»; в соответствии с которым «формула изобретения должна быть полностью основана на описании, т.е. характеризовать изобретение понятиями, содержащимися в его описании».

Т.о. основанность на описании определяется только соответствием используемой в формуле и описании терминологии.

По правилам ЕПВ подтвержденность описанием означает не только терминологическое соответствие, но и возможность осуществления изобретения во всем объеме формулы изобретения, что особенно важно в случае широких притязаний.

В соответствии с отечественными Правилами [п. 19.5.1(2)], условия осуществимости изобретения вытекают непосредственно из статьи о промышленной применимости (п.1 ст. 4 Закона). При этом не упоминается п. 2 ст. 16 Закона, в которой прямо указано, что описание должно раскрывать изобретение с полнотой, достаточной для его осуществления.

Только в Рекомендациях [п.1.4.2.3.1] ст. 16 представлена как «дополнительно усиливающая» требование осуществимости изобретения.

В результате, основной принцип оценки осуществимости сформулирован следующим образом:

«Для каждого из признаков должно быть ясно, как может быть получен его материальный эквивалент. Данное требование является требованием к описанию. Формула может содержать признаки, сформулированные на уровне функционального обобщения, свойства, в виде термина, охватывающего разные формы выполнения.

Описание должно подтверждать, что за таким признаком стоят или могут стоять материальные средства.

Материальные средства могут быть созданы на основе не только информации, содержащейся непосредственно в материалах заявки, но и всех знаний, предшествующих дате приоритета заявки»

Во-первых, кому должно быть ясно? В европейском патентном праве в этом случае возникает персона «среднего специалиста».

Во-вторых, что означает возможность создания материальных средств на основе всех знаний, предшествующих дате приоритета?

В соответствии с европейским законодательством, «любой признак, являющийся существенным для реализации изобретения должен быть раскрыт в описании достаточно подробно, чтобы среднему специалисту было ясно, как можно его осуществить на практике. И осуществляется это  на основании обычных общих знаний (а не всех знаний) без приложения излишних усилий и применения творческих знаний» [ст. 83, правило 27(1)(С), п. 4.9., глава III Руководства].

И далее, согласно п. 4.1.2 - «промышленная применимость становится самоочевидной при правильно составленном и развернутом описании».

Относительно знаний и способностей специалиста, мнение которого принимается во внимание при оценке изобретений, и в литературе, и в судебной практике подчеркивается, что он не должен быть ни всесильным, ни всезнающим [7], а главное не обладать какой-либо изобретательской способностью. Отсутствие подобных ограничений значительно увеличивает степень неопределенности отечественных правил.

Особенно это проявляется в случае широких притязаний, когда в формуле изобретения используются общие понятия или функциональные признаки. Ни одно из правил не оговаривает условий, при которых будут признаны реализуемыми (осуществимыми), т.е. подтвержденными описанием, а, следовательно, правомерными такого рода формулы изобретения. Само по себе существование или известность целого ряда средств, подпадающих под общее понятие, не является доказательством тому, что каждое из них будет приемлемым в предоставленной изобретением совокупности признаков.

В рамках одной статьи невозможно провести достаточно полный сравнительный анализ, однако представленный материал, по нашему мнению, наглядно демонстрирует неопределенность отечественных правил как следствие отсутствия условной персоны «среднего специалиста в данной области техники».

Расширение круга задач, решаемых последней, которое наблюдается в европейском законодательстве представляется совершенно оправданным.

Такая тенденция может позволить в большей мере соблюсти традиции техники на совместной территории патентного права и области техники.

Однако такой ход развития патентного законодательства возможен только при совершенствовании самого понятия «средний специалист» и того инструмента, которым последний оперирует. В первую очередь речь идет о качестве примеров, демонстрирующих подходы «среднего специалиста», которые должны быть выверенными с точки зрения логики, права и техники.


[1] J. Wiblelman Broad claims a nuisance? EIPR, 1997, V19 N 9, p 515-522.
[2] О. Левеншпиль Инженерное оформление химических процессов. Издательство «Химия» М., 1969
[3] Lettstroem R. Need for harmonization of European patent Laws. Mitt. - 1997. - N9-10. - p 337-339
[4] J. Adrian Information und Dokumentation vom 7 bis 10 November 1983 s. 100-105
[5] труды ВНИИГПЭ, Теория и практика научно- технической экспертизы изобретений. Выпуски I,II 1969, VII 1974, VIII 1976, М. ЦНИИП?
[6] Доклад на Симпозиуме, организованном Финской Национальной Группой AJPPI, 8-9 марта 1999 г., Хельсинки.
[7] D. Lewinsky, H Danner, Mitteilungen, 1986, N6, стр. 41-51