Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Товарные знаки в ЕС, Германии, России

В.А.МОРДВИНОВ – вице-президент Ассоциации патентоведов Санкт-Петербурга

Личные впечатления о конференции «Товарные знаки, промышленные образцы, интернет-домены: текущие правовые и практические аспекты».

13 – 14 января 2005 г. в Москве в рамках проекта ТАСИС «Содействие Роспатенту в гармонизации законодательства в области интеллектуальной собственности и в обучении персонала» состоялась конференция, организованная при поддержке Европейского союза. Ответственность за подбор докладчиков и содержание докладов целиком возложена на Германский фонд международного правового сотрудничества (IRZ-Stiftung) и лично на представителя проекта К.Фрие-Вих и «никоим образом не отражает взгляды Европейского союза».

Германской стороной было представлено шесть докладов:
«Последствия вступления США и ЕС в Мадридскую систему для Российской Федерации» (д-р А.Ягер-Ленц – адвокат компании «Лэтхэт и Воткинз ЛЛП», г. Гамбург);
«Товарные знаки и интернет-доменные имена. Введение в правовые и практические аспекты» (д-р С.Абель – адвокат компании «Бардэл Пэйдженберг Дост Алтенбург Гейслер», г. Мюнхен);
«Право о товарных знаках и недоброовестная конкуренция» (Р.Каазе – адвокат компании «Хармсен и Утершер», г. Гамбург);
«Разграничение между авторским правом и правом о промышленных образцах» (Б.Рахов – председатель земельного суда г. Гамбурга);
«Промышленные образцы и товарные знаки» (д-р М.Шлютельбург – германский и европейский патентный поверенный, координатор по вопросам недействительности отдела промышленых образцов Ведомства по гармонизации на внутреннем рынке (OHIM), г. Аликанте, Испания);
«Последние изменения в европейском законодательстве о товарных знаках» (Г.Шнайдер – член подразделения по судебным спорам в сфере права на интеллектуальную собственность OHIM).

С приветственным словом к собравшимся обратился руководитель Роспатента Б.П.Симонов, который поблагодарил г-жу К.Фрие-Вих за смелость и настойчивость в попытках помочь россиянам разобраться в столь сложных и запутанных вопросах правоприменительной практики, которые отражены в программе конференции.

Ожидания собравшихся полностью оправдались. Каждый доклад сопровождался электронной презентацией на русском языке, синхронным переводом самого доклада и многочисленных вопросов и ответов. Кстати, по числу вопросов лидировали сотрудники Роспатента, среди которых были замечены не только рядовые государственные эксперты, но и начальники подразделений, а также руководители высшего звена.

В докладе «Последствия вступления США и ЕС в Мадридскую систему для Российской Федерации» д-ра А.Ягер-Ленца был рассмотрен широкий круг вопросов по стратегии выбора процедуры регистрации знаков (по национальным процедурам, Мадридской системе, Мадридскому протоколу, в качестве знака ЕС) с анализом преимуществ и недостатков различных вариантов. Докладчик отметил «особую привлекательность Мадридского протокола», но подчеркнул «более широкую защиту, которую дает знак ЕС».

Российским заявителям целесообразно учитывать принципиальную возможность зарегистрировать в качестве товарного знака ЕС неохраняемое в России описательное обозначение (например, «чай», «кофе» по 30 классу МКТУ) благодаря тому, что словесные обозначения в кириллице большинстом экспертов в Германии или Франции будут рассматриваться примерно так же, как китайские иероглифы в России, то есть в качестве изобразительных обозначений. (Возможно, именно по этой причине в реестре французских товарных знаков можно найти знак под № 03-3-202-533 от 3 января 2003 г. «Советское шампанское», зарегистрированный на имя частного предпринимателя из России).

Прогноз докладчика о появившейся возможности регистрировать товарные знаки в США «без участия местных представителей» (благодаря присоединению США к Мадридскому протоколу) может оказаться не столь благоприятным, как ожидается. Например, помощник директора ФИПС по товарным знакам С.А.Горленко привела первую статистику по международным заявкам из России. В 2004 г. было подано более 700 заявок на товарные знаки, 40 из них претендовали на охрану в США. Половина из них уже возвращена по формальным причинам, а по трем поступили запросы по классификации товаров.

Можно, конечно, самостоятельно попытаться найти более четкие формулировки товаров и услуг на сайте www. uspto.gov, но скорее всего половине заявителей из России помощи американских адвокатов избежать не удастся.

Д-р С.Абель построил свой доклад на обобщении результатов 6000 дел по доменным именам, поступивших в ВОИС к маю 2004 г.

В России подобных дел на два порядка меньше, в том числе и потому, что среди отечественных обладателей различных средств индивидуализации, работников правоохранительных органов, адвокатов, патентных поверенных бытует представление о сложности доменных споров, проблемах определения национальной юрисдикции и фиксации доказательств в Интернете. Кроме того, многим российским специалистам близка мысль о том, что товарный знак имеет безоговорочные преимущества перед другими средствами индивидуализации.

В Германии и в большинстве стран ЕС к подобным проблемам отношение взвешенное и трезвое. По словам д-ра Абеля, еще не было случая, чтобы какой-либо владелец оспорил содержание своего сайта, зафиксированное истцом на обычной бумажной распечатке даже без нотариального подтверждения. Если такое возражение когда-нибудь поступит, то международные арбитры ВОИС смогут использовать в качестве доказательств собственные наблюдения, полученные из Интернета в реальном масштабе времени, результаты индексирования содержания сайта различными поисковыми системами или глобального архивирования на сайте www.archive.org.

В Германии домен может быть защищен от «обратного захвата», даже если соответствующий товарный знак не зарегистрирован ни по одному из классов МКТУ. Более того, многие товарные знаки могут быть аннулированы, если найдется добросовестно зарегистрированный и соответствующим образом используемый домен с датой регистрации более ранней, чем дата регистрации сходного товарного знака.

Германская логика проста и изящна: хорошее доменное имя обычно совпадает с фантазийной частью фирменного наименования (что в принципе совсем не обязательно), а решение о регистрации домена обычно принимается тогда, когда предприятие готово создать и поддерживать в актуальном состоянии свой сайт, на котором грамотно представлены все оказываемые услуги и предлагаемые товары. Сайт считается «произведением» с позиции авторского права, соответственно оригинальная часть наименования сайта (у солидных фирм это обычно доменное имя второго уровня) признается «наименованием произведения».

Далее все решается достаточно просто в рамках международного авторского права, то есть появляются предпосылки для противопоставления доменного имени более позднему товарному знаку. (Кстати, российский Закон о товарных знаках в новой редакции тоже позволяет защитить объекты авторского права (или их части) от недобросовестного использования в качестве товарного знака). Кроме того, интересно отметить, что в Германии и в других странах ЕС использование доменного имени, тождественного товарному знаку, на работающем сайте признается допустимым доказательством использования товарного знака при спорах об аннулировании за неиспользование!

Доменные имена пока еще формально не приравнены к объектам интеллектуальной собственности, но фактически уже пришло время, когда чувствуется международная поддержка правильности тезиса: «Доменное имя – основа товарного знака ХХI века!».

Подробный доклад «Право о товарных знаках и недобросовестная конкуренция» Р.Каазе был насыщен многочисленными примерами, демонстрирующими возможность противостояния праву на товарный знак, опираясь на закон о конкуренции. Конкурирующие фирмы зарегистрировали в качестве товарных знаков этикетки для бутылок, имеющие отличия. Спорить по закону о товарных знаках оказалось бесперспективным занятием. А по закону о конкуренции иск прошел успешно! В Германии в раздел «Абсолютные основания для отказа в регистрации» с 1 июня 2004 г. включен подпункт 10: «Не допускается регистрация товарных знаков, заявка на которые подана недобросовестно». Принять решение «о недобросовестности» может только суд! (Возможно, под влиянием стран ЕС и их правовых традиций, конкурентное право в Германии станет менее суровым).

Следует особо отметить, что Россия не единственная страна, где существует проблема знаков советского периода. К сожалению, у нас уже приняты десятки взаимоисключающих решений относительно этих знаков на административном и судебном уровне. В Германии знаки бывшей ГДР не объявлялись государственной собственностью. Их разрешено применять всем предприятиям, использовавшим их в социалистические времена (а вот новым участникам рынка – нельзя). Потенциальные конкуренты в ГДР смогли договориться задолго до последней стадии судебного спора.

Другое дело – Армения, Грузия, Молдова, Россия. Один из государственных экспертов Роспатента на конференции обмолвился, что использует в своей работе «письма со списками национализированных товарных знаков», составленными некими компетентными органами этих республик, запрещающими регистрацию некоторых более или менее известных марок алкогольных напитков на территории России. Например, в Молдове объявлены «национальным достоянием» водки «Русская» и «Лимонная» и многие другие обозначения, не имеющие ничего общего с местом происхождения товаров. С вопросом, какое юридическое значение имеют письма самых компетентных органов к законодательству о товарных знаках, эксперт посоветовал обратиться к начальству.

Не все красиво и в Германии. Р.Каазе рассказал о регистрации десятилетней давности в качестве изобразительного товарного знака классической бело-сине-голубой этикетки «Молоко сгущенное с сахаром» на имя одного из граждан Западной Европы. К моменту, когда был принципиально разрешен импорт молока из России и стран СНГ, импортеры столкнулись с тем, что им больше мешает не санитарный врач, а действующий товарный знак. За несколько лет разбирательство дошло до второй инстанции суда, но поддержки импортеров все еще нет!

На фоне разговоров о всеобщей гармонизации законодательства об интеллектуальной собственности совершенно неожиданным оказался доклад Б.Рахова «Разграничение между авторским правом и правом о промышленных образцах». По его словам, гармоничное сосуществование авторского права и права о промышленных образцах в рамках всего ЕС в виде директивы о промышленных образцах не состоялось из-за сопротивления Великобритании и Италии. Различия в подходах столь многообразны, что обсуждать их в России, где до сих пор во главу угла ставится перечень отличительных признаков, преждевременно. Законодательство ЕС может сделать существование промышленных образцов бессмысленным! Уже сейчас в некоторых странах достигнута полная кумуляция авторского права и права на промышленный образец. В других – владелец патента на промышленный образец пока еще имеет процессуальные преимущества (полная правоспособность!), в третьих – нет охраны авторских прав на промышленные изделия. Достигнут первый компромисс: право на промышленный образец для запасных частей в рамках ЕС аннулировано.

В ходе электронной презентации д-р М.Шлютельбург доказывал преимущества охраны патентами на промышленные образцы всех тех объектов, которые в России называют «эмблемами», но чаще регистрируют в виде комбинированных товарных знаков (с доминирующими словесными элементами). Присутствующие в зале российские патентные поверенные, скептически рассматривая варианты «словесных» промышленных образцов на экране, посетовали на необходимость обеспечения «новизны» при подаче заявки, ежегодного поддержания патента в силе и ограниченный срок охраны. На это М.Шлютельбург ответил убедительным перечнем преимуществ:

  только формальная экспертиза (проверочная экспертиза промышленных образцов, в том числе по базам данных товарных знаков, еще сохранилась в Швеции и Финляндии);
  в случае возбуждения процедуры признания недействительной регистрации промышленного образца возможна корректировка дизайна и удаление некоторых элементов, порочащих новизну, без подачи новой заявки и с сохранением приоритета;
  можно зарегистрировать новый промышленный образец на «старый» товарный знак, так как «фонетика» словесных элементов обозначения не учитывается;
  использование охраняемого промобразца запрещается … для всех товаров и услуг, независимо от МКПО и МКТУ;
  объем защиты промышленного образца может оказаться шире, чем для похожего товарного знака, так как при судебной экспертизе сравниваются не отдельные признаки (как в России), а анализируется «общее впечатление»;
  нет обязанности патентообладателя по использованию в течение какого-либо срока;
  процедура регистрации промышленных образцов проходит быстрее регистрации товарных знаков;
  пошлины за регистрацию промышленного образца во всех странах ЕС значительно ниже пошлин, необходимых для регистрации товарного знака ЕС;
  срок охраны промышленного образца в подавляющем большинстве стран ЕС – 25 лет.

Отвечая на каверзные вопросы из зала, М.Шлютельбург подтвердил реальную возможность регистрации в ЕС промышленного образца «Стрижка собаки» или «Прическа женщины» (на языке патентного закона собака и ее шерсть – это материал), но воздержался от ответа на вопрос о регистрации промышленных образцов с вариантами произведений бодибилдинга или бодиарта.

Российская сторона на конференции была представлена докладом «О некоторых проблемах, касающихся правовой охраны и защиты товарных знаков в Российской Федерации», с которым выступила помощник директора ФИПС С.А.Горленко.

Акценты были сделаны на проблемах, сохранившихся (или появившихся) после недавних изменений в законодательстве:

  в Правилах пока четко не определены объективные критерии для признания товарных знаков (сочетаний букв), «приобретших (или нет?) различительную способность»;
  что делать с объектами авторского права и другими объектами по п. 3 ст. 7, когда согласие правообладателя у заявителя товарного знака есть, а «внутренний голос» государственного эксперта подсказывает, что регистрировать знак нельзя ни при каких условиях;
  можно ли допустить «условную» регистрацию товарного знака в Российской Федерации (с предупреждением о возможных последствиях);
  что делать с промежуточными регистрациями с момента регистрации знака по одному классу МКТУ до момента признания этого знака общеизвестным;
  надо ли требовать создания нового юридического лица для объединения владельцев коллективного товарного знака;
  как преобразовать индивидуальный знак в коллективный (и обратно), если об этом в Правилах нет ни слова;
  какие доказательства о масштабах использования товарного знака допустимы в Палате по патентным спорам с учетом различия товаров разных отраслей.

В заключение С.А.Горленко пообещала, что на все вышеперечисленные вопросы в ближайшее время сотрудники ФИПС найдут ответы, а деятельность ФИПС и Роспатента будет проходить под флагом все большей открытости.

С докладом «Последние изменения в европейском законодательстве о товарных знаках» выступил Г.Шнайдер. Структура существующей в ЕС юрисдикционной системы для рассмотрения дел по товарным знакам весьма громоздка. Наверно, это своеобразная «плата» за простоту формальной экспертизы. Докладчик отметил, что одно из дел длится уже около 10 лет, и перспектива решения пока не просматривается.

Присутствующим был продемонстрирован экран с двумя объемными товарными знаками. Первый из них, представляющий собой шоколадную имитацию сигары, предназначался для товаров 30 класса. Второй, имитирующий стандартный золотой слиток, предназначался для упаковки различных продуктов. Оба знака были аннулированы судебными органами ЕС «из-за отсутствия различительной способности».

Среди патентных поверенных разгорелся спор о справедливости такого решения, перекинувшийся на другие интересные примеры, продемонстрированные в ходе презентации.

Неожиданно вниманию присутствующих российской стороной были представлены две распечатки с товарными знаками Германии: «Борис Ельцин» и «Герхард Шредер». Просмотрев документы, немецкая делегация тут же выявила в своих рядах «виновника», принимавшего участие в экспертизе. Тот попытался возразить, что решение было принято, когда Г.Шредер не был канцлером Германии. У знака «Борис Ельцин» оправданий не было. Потом «виновник» совершенно добровольно признался, что в Германии зарегистрирован знак «Фидель Кастро» (для табачных изделий) и «Михаил Горбачев», который не имеет никакого отношения к первому президенту СССР, а случайно совпадает с именем предпринимателя, жившего в Германии в начале прошлого века.

В заключение немецкая делегация перешла в наступление и поинтересовалась: на каком основании в России зарегистрированы товарные знаки «Путинка» (для 33 класса) и «Путина», предлагаемый в общедоступном интернет-магазине любому желающему за немалые деньги? Вступившись за честь Роспатента, С.А.Горленко заявила, что эти знаки по семантике не имеют никакого отношения к ВВП (а о ВВП никто до этого и не упоминал) и являются случайным «фантазийным» применением видовых терминов рыбодобывающей отрасли.

На этой оптимистической ноте К.Фрие-Вих дискуссию пришлось прекратить, не успев ответить на письменные вопросы Ассоциации патентоведов Санкт-Петербурга, переданные в оргкомитет накануне. Наверно, это и к лучшему: появились основания пригласить К.Фрие-Вих и всю немецкую делегацию в Санкт-Петербург, где дискуссию можно будет продолжить.