Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Ответственность в праве интеллектуальной собственности

/Nullum crimen sine poena, nulla poena sine
lege, nullum crimen sine poena legali – нет
преступления без наказания, нет наказания без
закона, нет преступления без законного наказания.


Сомов В.П. По-латыни между прочим. М.:
Юристъ, 1997. С. 318/

Н.Л.Сенников - юрист, доцент кафедры гражданского права ВАК, канд. экон. наук (г. Уфа).

На семинаре по интеллектуальной собственности весной 2007 г. один из основателей теории российской цивилистики права интеллектуальной собственности привел для сравнения два примера судебной практики. Один касался рассмотрения дела, приведшего к тяжким телесным повреждениям потерпевшей, второй относился к нарушениям авторского права. Объединял эти дела срок наказания, вынесенного лицам, признанными судом виновными в совершении противоправных деликтов.

Вступление России в ВТО обязывает страну применять действенные меры, направленные на достижение правового использования объектов интеллектуальной собственности. Но вряд ли усиление ответственности должно предусматривать ужесточение мер уголовной ответственности, определяемой судами Российской Федерации при рассмотрении дел в сфере защиты исключительных имущественных, лицензионных имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности.

Законодательство Российской Федерации предусматривает гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность в сфере защиты прав интеллектуальной собственности. Причем последовательность применения мер защиты может изменяться в зависимости от стороны, инициирующей защиту. Если инициатива принадлежит органу исполнительной власти Российской Федерации (например, налоговым, таможенным, другим службам), то это – административная, гражданско-правовая и уголовная меры. Во всех случаях уголовная ответственность является вынужденной и чрезвычайной мерой воздействия на лицо, признанное виновным в нарушении прав интеллектуальной собственности.

Конституция Российской Федерации гарантирует авторам, правообладателям свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов интеллектуальной творческой деятельности. Закон следующим образом охраняет права интеллектуальной собственности.

В ГК РФ ответственность автора, правообладателя по обязательствам интеллектуальной собственности регламентируется:
   ст. 377 – гаранта;
   ст. 330 – 333, 387, 400, 402 – 404 – должника;
   ст. 381, 425 – за нарушение (неисполнение) договора;
   ст. 25, 64 – за причинение вреда;
   ст. 24 – имущественная;
   ст. 390 – кредитора;
   ст. 25, 69, 70, 75, 78, 79, 82, 83, 89, 95, 98, 108, 113, 114, 116, 126, 127, 395, 396, 400, 401, 428, главы 25 – по обязательствам;
   ст. 363, 365, 367 – поручителя;
   ст. 25, 82, 401 – предпринимателя;
   ст. 48, 56 – юридического лица;
   ст. 1064 – 1109 – по обязательствам вследствие причинения вреда;
   глава 60 – по обязательствам вследствие неосновательного обогащения;
   ст. 1175 – по долгам наследодателя;
   ст. 1253, 1290, 1301, 1311, 1358, 1421, 1454, 1466, 1474, 1484, 1519, 1539, 1544 – по обязательствам использования исключительных имущественных, лицензионных имущественных прав и др.[1]

Личные неимущественные права не могут быть объектом обязательственных требований. Тем не менее в отношении их защиты применяются нормативные положения гражданского законодательства (глава 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита»), также включающие меры компенсационного характера воздействия законодательства интеллектуальной собственности на правонарушителя.

В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях ответственность за нарушение в области охраны прав интеллектуальной собственности определяется на основании ст. 7, 12. В УК РФ ответственность за преступления в области нарушения конституционных прав и свобод человека и гражданина устанавливается ст. 146, 147, 180 о нарушении прав интеллектуальной собственности.

В связи с вопросами, возникшими в судебной практике при рассмотрении уголовных дел о нарушении прав интеллектуальной собственности, Пленум Верховного суда Российской Федерации в постановлении от 26 апреля 2007 г. № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»[2] дает судам следующие разъяснения:

«24. Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности по части 1 статьи 146, по статьям 147 и 180 УК РФ только при условии причинения крупного ущерба правообладателям указанных в них объектов интеллектуальной собственности и средств индивидуализации» и др.[3]

Более суровые меры уголовной ответственности, применяемые к лицам, нарушающим права интеллектуальной собственности, вряд ли можно назвать обоснованными, ведь исправительные учреждения – не место для повышения компьютерной грамотности, других знаний в сфере образования, культуры и, в частности, в области защиты прав интеллектуальной собственности. Общая ситуация с реализацией судебной реформы также не позволяет говорить о снижении числа преступлений в России.

Следует учитывать сложность обнаружения фактов контрафактного использования исключительных имущественных прав российскими правоохранительными органами. Недостаточная подготовка специалистов в области обнаружения, дознания, доказывания и недостаточная компетентность судей при рассмотрении административных, судебных дел обязывают исполнительные органы государственной власти Российской Федерации выработать эффективные меры, позволяющие предупреждать случаи нарушения прав интеллектуальной собственности в России.

Необходимо законодательно закрепить меры, создающие условия экономической нецелесообразности нарушения прав интеллектуальной собственности, что предупредит противоправные действия в отношении реализации исключительных имущественных, лицензионных имущественных прав авторов, правообладателей. Для этого предлагается увеличить размеры штрафов и обязательных платежей авторам, законным правообладателям виновными в нарушении прав лицами и внести соответствующие изменения в нормы гражданского, административного, уголовного кодексов, а также процессуальных кодексов Российской Федерации. Обозначение перспективы правовых последствий будет способствовать усилению мер имущественной ответственности при нарушении прав интеллектуальной собственности. Предпочтительнее будет правомерно использовать исключительные имущественные права, лицензионные имущественные права (посредством соблюдения авторского права, прав интеллектуальной собственности и режима коммерческой тайны). А в случае несанкционированного использования прав интеллектуальной собственности нарушителю предстоит возместить весь объем определенных судом убытков, компенсировать моральный вред, оплатить штрафные санкции.

Договорное использование исключительных имущественных прав, лицензионных имущественных прав должно стать экономически более выгодным для хозяйствующих субъектов[4]. Ведь при их нарушении размер имущественной ответственности будет так велик, что не позволит восстановить кредитоспособность хозяйствующего субъекта и в порядке субсидиарной ответственности обременит частную собственность должника, находящуюся вне оборота прав интеллектуальной собственности, приведет к банкротству и повлечет иные имущественные последствия, не снимая правовых обязательств после прекращения деятельности юридического лица. Для этого также необходимо законодательно подтвердить, что нарушение исключительных имущественных прав неизменно повлечет за собой нарушение личных неимущественных прав авторов, правообладателей, – установить непосредственную взаимосвязь составляющих прав интеллектуальной собственности*.

* Необходимо принятие соответствующих нормативных положений Пленумом Верховного суда Российской Федерации.

Необходимо законодательно подтвердить факт признания причинно-следственной связи нарушений исключительных имущественных и личных неимущественных прав авторов, правообладателей, а также внести соответствующие нормативные положения в ГК РФ, определяющие размер компенсации за нарушение личных неимущественных прав интеллектуальной собственности, так как они неизменно связаны с исключительными имущественными правами, нарушение которых влечет за собой нарушение нематериальных благ законных правообладателей (абсолютный характер действия прав собственности, применяемый по аналогии к праву интеллектуальной собственности).

В случае невозможности возмещения виновным лицом автору, правообладателю гражданско-правовых компенсаций убытков, вреда (возмещения вреда в натуре и/или компенсационных выплат), оплаты административно-правовых штрафов необходимо предусмотреть при нарушении прав интеллектуальной собственности дополнительную ответственность, согласно которой суд выносит приговор об уголовном наказании*.

* Судебная практика, действовавшая в России до 1917 г., аналогичная долговой яме.

Компенсационный характер возмещения нанесенного правонарушителем вреда вследствие нарушения прав интеллектуальной собственности предпочтителен, поскольку способствует укреплению основ, принципов предпринимательской, экономической деятельности, развитию гражданского оборота исключительных имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности. Всемерная реализация прав хозяйствующих субъектов основывается на признании равенства прав участников отношений интеллектуальной собственности, неприкосновенности исключительных имущественных, личных неимущественных прав авторов, свободы договорных отношений, недопустимости произвольного вмешательства третьих лиц при использовании исключительных имущественных прав, обеспечении восстановления, защиты нарушенных прав интеллектуальной собственности.


[1] См. четвертую часть ГК РФ.
[2] Патенты и лицензии. 2007. № 6. С. 66.
[3] См.: Судебная реформа буксует. vedomosti.ru/Metro. № 140 (1281) Санкт-Петербург. 2007. 31 июля. С. 4.
[4] Oboedientia est legis essential – послушание есть сущность права//Сомов В.П. Указ. соч. С. 319.