Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



О четвертой части ГК замолвим слово

«Впервые вместо «И это будет» пели все «И это есть!» (В.Маяковский)

Свершилось! После 15 лет практически непрерывной работы не очень большой группы специалистов наконец-то принят закон, кодифицирующий законодательство по интеллектуальной собственности, включающий это законодательство туда, где ему и положено быть, – в структуру Гражданского кодекса Российской Федерации.

С правовой точки зрения это величайшее событие! Это огромное событие для всей истории развития российской правовой мысли. Более того, оно, несомненно, окажет влияние и на правовые системы многих зарубежных стран.

Собственно говоря, само включение права интеллектуальной собственности в ГК никакой новизны не имеет и ни у кого принципиальных возражений не вызывало. Новаторство состоит в том, как, каким способом этот материал включен в ГК. Здесь привлекают к себе внимание и должны быть особо отмечены два момента.

Во-первых, включение в ГК общей части для всех объектов права интеллектуальной собственности – главы 69 «Общие положения». Сама идея «выделения» общего нормативного материала была высказана еще в 40-х гг. прошлого столетия советским ученым Б.С. Мартыновым[1]. Она отвергалась одними и поддерживалась другими[2], а затем была развита в многочисленных публикациях В.А.Дозорцева и в обобщенном, наиболее полном виде вошла в его посмертную монографию «Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей» (М.: Статут, 2003).

В 1990-х гг. началось и практическое осуществление этой идеи: был одобрен типовой (модельный) Гражданский кодекс для стран СНГ, куда были включены (правда, очень робко и в небольшом объеме) общие положения, касающиеся различных объектов интеллектуальной собственности. На этой основе некоторые страны так называемого ближнего зарубежья включили в свои ГК некоторые общие положения об интеллектуальной собственности.

В течение 2000 – 2006 гг. в России эти общие положения были тщательно переработаны и расширены, что привело к появлению в четвертой части ГК 30 полновесных статей, посвященных общим вопросам регулирования отношений, касающихся разных объектов интеллектуальной собственности.

Во-вторых, проявлен особый подход к построению этой части ГК. Его суть – во включении в Кодекс всего имеющегося нормативного материала.

Вопрос о том, в каком объеме существующие нормы по интеллектуальной собственности должны быть включены в ГК, на протяжении многих лет оставался дискуссионным. В 2000 – 2002 гг. «на арене борьбы» выступали большой проект В.А.Дозорцева (120 статей) и малый проект А.П.Сергеева (около 30 статей). При этом все сходились во мнении, что в ГК надо отобрать и включить лишь наиболее важные нормы действующих законов. Спор шел о деталях – какие именно нормы необходимо отобрать для включения в ГК, какие из них являются наиболее важными. Разногласия по этим вопросам серьезно затруднили подготовку проекта.

Работавшая над проектом в 2005 – 2006 гг. обновленная рабочая группа при отборе нормативного материала применила совершенно новый подход: в Кодекс был включен весь содержащийся в существующих законах нормативный материал. Хотя это привело к значительному увеличению четвертой части ГК (теперь она содержит свыше 300 статей) и к некоторым диспропорциям (исключительным правам посвящено значительно больше норм, чем праву собственности), однако подобно взмаху меча Александра Македонского, разрубившего Гордиев узел, такой новый подход снял проблему о том, какой именно нормативный материал надо отбирать для ГК.

«Отречемся от старого мира» («Марсельеза»)

Вступление в силу четвертой части ГК влечет окончательную отмену ГК РСФСР 1964 г., а также еще свыше 50 нормативных актов. Среди них – шесть основных законов об интеллектуальной собственности: об авторском праве и смежных правах, о компьютерных программах и базах данных, Патентный закон, о товарных знаках, об охране селекционных достижений, об охране топологий. Отменен закон о фирменных наименованиях. Существенно меняется закон о коммерческой тайне. Одним словом, заменяется вся существующая нормативная база.

Что это – революция, переворот?

На этот вопрос надо дать отрицательный ответ: никакой революции в законодательстве нет. По предварительным оценкам, около 80% норм, вошедших в четвертую часть ГК, – это старые нормы. Иногда они отредактированы, часто их поменяли местами. Во многих случаях новые нормы дублируют друг друга, вероятно, исходя из принципа: «Повторение – мать учения».

Отмена старого законодательства и замена его новым, несомненно, облегчает изучение нового законодательства, особенно молодыми юристами. Вместе с тем мы должны помнить, что, поскольку новое законодательство во многом повторяет старое, сохраняют свою силу и по-прежнему могут оказать большую помощь при анализе нового законодательства как комментарии старых законов (прежде всего постатейные комментарии Патентного закона, Закона об авторском праве и Закона о товарных знаках), так и судебная практика – постановления высших судебных инстанций арбитражных судов и судов общей юрисдикции, а также решения нижестоящих судов.

«Я памятник себе воздвиг нерукотворный» (А.Пушкин)

Ныне список лиц, работавших над созданием четвертой части ГК, опубликован[3]. Эти специалисты проделали огромную работу, им надо сказать большое спасибо.

К сожалению, не знаю автора одной из самых интересных идей, воплощенных в этой части ГК, – включить в ГК весь нормативный материал.

«Для того, чтобы супруги смогли «выковать» Геракла, Зевс продлил им ночь до трех суток» (Ф.Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль»)

Четвертая часть ГК вступает в силу с 1 января 2008 г.

Этот 2007 г. дан нам не случайно. Должен быть создан, прежде всего, новый подзаконный материал (хотя на первых порах можно обходиться и старым, применяя его с учетом нового законодательства, то есть с необходимыми изменениями, как говорят французы, «mutatis mutandis»).

Далее, должна быть создана новая инфраструктура – новые органы управления, или, по крайней мере, законодатель должен указать, какой орган должен осуществлять ту или иную функцию. Действительно, до сих пор мы не знаем, какой орган является «федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности», упоминавшимся в прежнем законодательстве. Некоторые догадывались, что это Роспатент, но только догадывались, ибо прямого указания на этот счет нет. А в четвертой части ГК таких «темных личностей» около дюжины.

Кроме того, необходимо не только определить элементы новой инфраструктуры, но и добиться, чтобы новая система фактически заработала.

Наконец, юристам и иным специалистам, которые будут на практике работать с новым законодательством, этот 2007 г. дан для того, чтобы изучить его, понять, как надо жить и работать в этой новой системе.

«Давайте говорить друг другу комплименты» (Б.Окуджава)

В четвертой части ГК есть целый ряд несомненных достоинств.

1. Построение всего нормативного материала по единому плану.

Выделение общих положений (глава 69), за которыми следует «особенная часть» (главы 70 – 77). Расположение материала «особенной части» в традиционной последовательности.

2. Попытка унификации понятий и, соответственно, терминологии. Особенно ясно это проявляется в отношении договорного права.

3. Попытка интеграции этого подраздела в общую структуру ГК: хотя раздел VII ГК вполне самостоятелен, он многими ссылками увязан с другими разделами Кодекса, прежде всего, с первым разделом.

4. Конструкция единого, универсального имущественного исключительного права, возникающего в отношении разных охраняемых объектов, состоящего из двух правомочий, – права использования и права распоряжения.

5. В сфере авторского права – преодоление «дуализма» правовой охраны: включение нормативного материала из закона о программах для ЭВМ и базах данных в сферу законодательства об авторском праве.

6. Попытка урегулирования сложных отношений, сложившихся в сфере коллективного управления авторскими и смежными правами, путем создания так называемых аккредитованных организаций.

Конечно, этот перечень достоинств проекта не является исчерпывающим, его легко можно продолжить.

«И сказал Боян слово, со слезами смешанное» («Слово о полку Игореве»)

Четвертая часть ГК не лишена и недостатков. Не будем придумывать новые: достаточно вспомнить, что в отношении проектов четвертой части ГК высказывалось множество замечаний. Число критических статей по этому проекту, опубликованных в течение 15 лет, как я полагаю, превысило тысячу, и в каждой содержалось от одного до десяти замечаний. Представляется, что около 10% из них были основательными, их следовало учесть. Тем не менее, подавляющее число критических замечаний не учтено в тексте четвертой части ГК.

Считаю правильным в течение 2007 г. вернуться к этим замечаниям и попытаться хотя бы в некоторых основных положениях улучшить текст закона до того, как он вступит в силу. Вспомним, что говорил Хозе: «Кармен, ведь у тебя есть время».


[1] Мартынов Б.С. Права авторства в СССР/В кн.: ВИЮН. Ученые труды. IX. М.: Юриздат, 1949. С. 132 – 177.
[2] См.: Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. М.: Наука, 1984. С. 60 – 62.
[3] См. выступление П.В.Крашенинникова на заседании Государственной Думы 24 ноября 2006 г./В кн.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая: Комментарии. Текст. Предметный указатель. М.: Статут, 2007.