Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Законодательные новеллы 2008 года в области исключительных прав

Канд. юрид. наук А.П.Бердашкевич - главный советник аппарата комитета Государственной Думы по образованию науке.

Единое правовое поле сформировано

Формальные основания для унификации и кодификации гражданско-правовых норм об интеллектуальной собственности появились после принятия Конституции Российской Федерации 1993 г., отнесшей правовое регулирование в области интеллектуальной собственности к ведению Российской Федерации. Примерно в этот же период был принят ряд федеральных законов, которые можно считать базовыми в решении задач кодификации.

Российское законодательство в области интеллектуальной собственности значительно обновилось в последние четыре года. В 2003 г. была принята новая редакция Патентного закона Российской Федерации, обновлен закон «Об авторском праве и смежных правах», ряд иных законодательных документов об интеллектуальных правах. Это позволило отработать на практике некоторые важные правовые концепции и юридические конструкции. Казалось бы, после столь радикальных перемен должно наступить затишье. Однако оно продлилось недолго. 2008 г. станет первым годом, когда кодифицированные законодательные нормы об интеллектуальной собственности, отраженные в четвертой части ГК РФ, начнут работать, что полностью отвечает потребностям общественной жизни.

Новый закон включает в себя девять глав. Их названия демонстрируют подход законодателя к проблеме правового регулирования. Практически для каждой можно найти аналог, ранее существовавший в форме отдельного закона. В затянувшейся дискуссии правоведов о моделях и концепциях правового регулирования в области исключительных прав пройден важный этап, а возможно, и сделан решающий шаг.

Одновременно с четвертой частью ГК РФ был принят федеральный закон о порядке введения ее в действие. Он отменяет либо вносит изменения в 54 федеральных закона. Уже одно это говорит о масштабе законодательных преобразований. В частности, с 1 января 2008 г. утрачивают силу Гражданский кодекс РСФСР, Патентный закон Российской Федерации, законы «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», «О правовой охране топологий интегральных микросхем», «Об авторском праве и смежных правах», «О селекционных достижениях». Место перечисленных законов займут соответствующие главы четвертой части ГК РФ.

Новый закон более подробно дифференцирует объекты правового регулирования. На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и др.).

Дифференциация объектов правового регулирования повлекла за собой необходимость уточнения их регламентации. В закон включены не только традиционные, но и новые правовые институты. Одна их группа касается таких широко используемых на практике объектов, как право на секреты производства (ноу-хау) и право на фирменное наименование. Введены права на содержание базы данных и право публикатора произведения науки, литературы или искусства, права на средства индивидуализации, на коммерческое обозначение.

Закон учитывает необходимость соответствия российского законодательства международным обязательствам Российской Федерации, а также перспективу участия в Соглашении о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности в связи с ожидаемым вступлением во Всемирную торговую организацию и присоединением к договорам ВОИС 1996 г., а также директивам ЕС.

Глава 72 «Патентное право» посвящена правовой охране изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Она включает традиционные для патентного права положения, составляющие в настоящее время содержание Патентного закона Российской Федерации, в том числе необходимые для регламентации возникновения, существования и гражданского оборота патентных прав административно-правовые нормы, предусматривающие процедуру государственной регистрации объектов интеллектуальной собственности и выдачи патентов. Особое внимание уделено содержанию исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец и способам распоряжения этим правом. Впервые в качестве самостоятельного отчуждаемого права автора изобретения, полезной модели или промышленного образца определяется право на получение патента.

Глава 73 «Право на селекционное достижение» в основном воспроизводит нормы закона Российской Федерации «О селекционных достижениях», несколько видоизмененные с учетом необходимости их кодификации с сохранением специфики охраны селекционных достижений, связанной с особенностями самих биологических объектов.

Глава 74 «Право на топологии интегральных микросхем» соответствует нормам закона Российской Федерации «О правовой охране топологий интегральных микросхем».

Глава 75 «Право на секрет производства (ноу-хау)» является новой для российского законодательства с учетом положений федерального закона «О коммерческой тайне». Здесь определены признаки секрета производства, содержание исключительного права на него, особенности договора об отчуждении права на секрет производства и соответствующего лицензионного договора, а также взаимоотношения работника и работодателя в связи с созданием служебного секрета производства.

Глава 76 «Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий» содержит нормы, касающиеся прав на фирменное наименование, товарный знак и знак обслуживания, наименование места происхождения товара, коммерческое обозначение. Средства индивидуализации предназначены для использования в коммерческом обороте и охраняются в целях защиты прав предпринимателей. Определены требования к содержанию фирменного наименования как объекта прав. Основанием возникновения исключительного права на фирменное наименование является государственная регистрация юридического лица. Важным изменением в правовом режиме является прямой запрет распоряжения исключительным правом на фирменное наименование, в том числе путем его отчуждения или предоставления права использования по лицензионному договору. Изменения в части правовой охраны товарных знаков и знаков обслуживания коснулись в основном редакции и расположения отдельных статей с целью приведения положений о товарных знаках и наименованиях мест происхождения товаров в соответствие с общими положениями об охране интеллектуальных прав.

Коммерческое обозначение может быть использовано не только коммерческими юридическими лицами, но и некоммерческими организациями, а также индивидуальными предпринимателями. Коммерческие обозначения не требуют регистрации и не подлежат обязательному включению в единый государственный реестр юридических лиц. В главе дана общая характеристика содержания исключительного права на коммерческое обозначение, предусматриваются ограничения в распоряжении этим правом: оно может перейти к другому лицу только в составе предприятия, для индивидуализации которого используется.

Государство и инновации

Глава 77 «Право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии» требует особого рассмотрения, так как и подходом, и своей направленностью несколько выбивается из общего ряда положений ГК РФ. Одна из ее целей – уточнение прав Российской Федерации на объекты интеллектуальной собственности, в том числе формирование государственного имущества.

Государственное имущество имеет несколько разновидностей. Во-первых, это имущество Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, принадлежащее им на праве собственности. Во-вторых, это имущество, которое закреплено за созданными ими юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, распределенное между государственными автономными и бюджетными учреждениями, а также иными государственными организациями. Права государственных учреждений на материальные и нематериальные активы и имущество не являются в полной мере правами государства на них. Исключительные права государственной организации – это вообще не права государства. Как правило, государственные организации создают объекты интеллектуальной собственности в результате исполнения государственного заказа.

Государственный заказ можно представить как поручение, выдаваемое уполномоченным органом государственной власти от имени государства на выполнение определенной хозяйственной операции, оплачиваемой за счет средств государственного бюджета или иных централизованных государственных средств (внебюджетных фондов). В государственном заказе государство выступает непосредственно как таковое, и закон именует его казной. Основания возникновения прав казны раскрываются главным образом при рассмотрении понятия «казенное изобретение»[1] – изобретение, принадлежащее казне. Казенное изобретение следует отличать от изобретения, принадлежащего государственной организации. Казенное изобретение принадлежит непосредственно государству как таковому, а не государственной организации. Права казны на изобретения возникают по общим основаниям, тем же, что и у остальных правообладателей.

Особая форма государственного заказа действует в области образования и науки. Там объектом заказа является не охраняемое научно-техническое достижение по существу, а характеристики реального объекта техники, которые должен обеспечить исполнитель, технико-экономические показатели разрабатываемого объекта и его параметры. Средства выполнения задания, наличие или отсутствие охраняемых изобретений и особенно их будущее содержание, даже в основных чертах, не могут быть предметом задания и государственного заказа. Поэтому адресатом задания, его исполнителем вполне может быть организация, которая осуществляет создание технических решений. Такие решения могут быть изобретениями, созданными как служебные.

Выбор варианта решения оформляется договором с учетом интересов обеих сторон, но первое слово принадлежит государству как инвестору, который вообще может не выделить средств на проведение работ. Правильнее всего включать условия о правах на возможные будущие изобретения в государственный заказ (контракт), обеспечивая варианты закрепления прав за государством либо за исполнителем.

Государство как таковое не может непосредственно использовать изобретения. Их нормальную эксплуатацию в экономическом обороте могут осуществлять только хозяйствующие организации. Достаточно сложно обстоит дело и с правом государства на распоряжение. Государство может осуществлять гражданско-правовое правомочие распоряжения и делает это при передаче права на результат, прежде всего изобретение, частным лицам, в том числе и иностранцам, путем гражданско-правовых сделок.

Служебное (государственное) изобретение может выступать как объект переуступки или лицензии. Оно может передаваться в составе изделия (технологического процесса), в котором использовано.

Права на интеллектуальные продукты могут быть реализованы разными способами. Распоряжение правом на изобретение происходит путем его отчуждения или выдачи лицензии. Еще одна форма распоряжения изделием, в котором применено изобретение, – когда правообладатель извлекает выгоды на основе оборота и использования конечного продукта на рынке.

Разные формы распоряжения изобретением должны быть выделены в законе. В содержание прав государства входит разрешение на осуществление производства с применением изобретения. Отчуждение права на изобретение и право выдачи разрешения на его использование (лицензии), обычно именуемые правом распоряжения изобретением, составляют отдельное право. Осуществляя реализацию изобретения, необходимо иметь в виду обе формы и их связь. Для государственных изобретений вероятна внутренняя конкуренция по отношению к форме использования, которая должна быть устранена в установленном порядке. Если право на изобретение закреплено за частным лицом, последнее эксплуатирует его по своему усмотрению.

Глава 77

Глава 77 принципиально отличается от иных глав. Она стоит особняком не только по отношению к сложности объекта правового регулирования, но и по глубине проработки. Право использования, регулированию которого посвящена глава 77, возникает у лица (или у Российской Федерации) как вторичное право на сложный объект, который включает несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (ст. 1240) и представляет собой единую технологию (ст. 1542), созданную за счет или с привлечением средств федерального бюджета.

Лицу, организовавшему создание единой технологии за счет или с привлечением средств федерального бюджета или бюджета субъекта Российской Федерации (исполнителю), принадлежит право на созданную технологию, за исключением случаев, когда это право принадлежит Российской Федерации или субъекту Российской Федерации. Цель правил данной главы разработчики видели в том, чтобы предотвратить нецелевое расходование и хищение бюджетных средств, выделяемых на проведение научных исследований и разработок, создание важных для обороны и экономики страны новых технологий, дабы стимулировать практическое применение этих технологий и их введение в экономический оборот. Правила главы 77 носят рамочный характер. Для их реализации потребуется создание значительного числа норм, главным образом в виде подзаконных актов.

Конечно, формулировки этой главы вызывают много вопросов в правоприменительной практике по отношению к правам исполнителя на единую технологию. Из текста закона трудно определить, какими правами на запуск космических спутников обладал бы, например, генеральный конструктор Королев. Весь мир знает «лицо, организовавшее создание единой технологии за счет или с привлечением средств федерального бюджета», в результате успеха которой родился замечательный автомат. Из текста закона не ясно, как бы изменилось финансовое положение Королева и Калашникова, если бы их деятельность совершалась после вступления в силу четвертой части ГК РФ. Более того, даже для действий Российской Федерации не наступает новых возможностей или перспектив.

Глава 77 в ее нынешнем виде может быть рассмотрена только как заявление о намерениях правового регулирования. Она не решает ни одной из конкретных задач, стоящих перед участниками инновационной или иной высокотехнологической деятельности. Положения главы 77 декларативны, дефиниции недостаточно отработаны, а потому спорны.

Законодатель не определил порядок, условия и форму государственной регистрации прав на единую технологию. Права на единую технологию не имеют материального носителя в виде документа или хотя бы записи в каком-либо реестре. Само функциональное представление о единой технологии настолько неконкретно, что не может быть выражено в форме объекта или набора конструкторской документации. Совершенно необходимым качеством для любого образца единой технологии является точное определение существенных и несущественных отличий типажного ряда упомянутых образцов. Ведь в состав единой технологии могут входить и патентоспособные элементы. Если заменить один или несколько патентоспособных элементов в данной единой технологии, сохранив функцию и конечную цель, то сохранятся ли права у прежнего правообладателя? Или это будет уже новая единая технология, для которой потребуется новый обладатель прав?

Многие позиции главы 77 были подвергнуты критике в процессе подготовки закона для обсуждения как инородные, не вполне завершенные. Глава 77 в определенной степени использует конструкцию «право на право», присущую германской цивилистике[2], которая, в отличие от российской, восприняла идею расширенного толкования понятия «вещь», включающего также права. В германской литературе вопрос, являются ли права наряду с вещами объектом права собственности и иных вещных прав, не вызывает сомнений.

Новации и недостатки

Впервые в российской правовой системе введена новелла, делающая первоосновой не творческие, а организационные особенности личности. Лицо, которому принадлежит право на технологию, обязано незамедлительно принимать предусмотренные законодательством Российской Федерации меры для признания за ним и получения прав на результаты интеллектуальной деятельности, входящие в состав единой технологии.

Новеллой закона является введение института государственной аккредитации для организации по управлению правами на коллективной основе. Государственная аккредитация на осуществление деятельности в каждой из зон коллективного управления, указанных в законе, может быть получена только одной организацией по управлению правами на коллективной основе. Типовой устав аккредитованной организации утверждается в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Текст закона в его нынешнем виде не содержит положения о том, что компенсация как форма защиты авторского права «подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения независимо от наличия или отсутствия убытков». Закон предусматривает исключительно судебную форму защиты. Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется путем предъявления требования: о признании права; о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; о возмещении убытков; об изъятии без какого-либо возмещения материального носителя, в котором выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, изготовленное с нарушением исключительного права; о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя.

Расширение защиты достигается за счет включения некоторых новых, ранее не охранявшихся российским законодательством видов интеллектуальных прав: смежного права на содержание баз данных, смежного права публикатора произведения, права на коммерческое обозначение как средство индивидуализации предприятия, права на фирменное наименование и права на секреты производства (ноу-хау), в отношении которых до настоящего времени не существует единого законодательного регулирования.

Закон содержит несколько неожиданные новеллы, позиционирующие особый «уполномоченный федеральный орган исполнительной власти», «федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности», «федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности». Упоминание о них можно найти в ст. 1244, 1246 и др. Возможно, эти новеллы призваны компенсировать Роспатенту и иным заинтересованным лицам потери, вызванные отменой «подведомственных» федеральных законов в связи с принятием четвертой части ГК РФ.

Закон содержит и некоторые недоработки, претензии к которым ранее не могли быть предъявлены к частным нормативным правовым актам, но вполне уместны для обобщенного кодифицированного акта. В законе, как ранее в российском и международном праве, не делается различий между произведениями науки и иными. В то же время существуют разные формы представления научных результатов, в частности, диссертация, научный отчет и т.д. Диссертации и научные отчеты, депонируемые в библиотеках или иных учреждениях, представляют собой обнародованные произведения, поскольку доступны для ознакомления. Диссертации вообще становятся общедоступными для любого лица до защиты. На особенности репродуцирования диссертаций указывали известные юристы[3].

Проблема авторских прав на научные отчеты, диссертации и рукописи должна найти свое место в национальном законодательстве и тем более в тексте Гражданского кодекса, претендующем на завершенность.

То же можно сказать и относительно научных работ или технологий, исполненных за счет субвенций или грантов. Закон специально оговаривает возникновение прав на результаты научной деятельности у субъекта финансирования. Но формы финансирования в науке весьма разнообразны. Субвенции или гранты представляют собой особую форму финансовой поддержки, которая не обусловливает возникновение прав у спонсора. Результаты творческого труда возникают и существуют при реализации образовательной деятельности. Образование и обучение, как и наука, являются творческими видами деятельности. В четвертой части ГК РФ должны найти отражение все проблемы законодательного управления результатами интеллектуальной деятельности, полученными при всех видах деятельности.

Вступление в силу четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации не внесет принципиальных изменений в порядок и правила государственного регулирования в области исключительных прав.

Российское законодательство в области исключительных прав обрело новый импульс для своего развития и совершенствования. Многие технико-юридические недостатки были устранены, но возникли некоторые новые.

До вступления закона в силу необходимо доработать концепцию и редакцию главы 77. До наступления 2008 г. необходимо оценить ее нужность и полезность. Если к тому времени доработать указанную главу не удастся, то лучше исключить ее из текста Гражданского кодекса Российской Федерации.


[1] Дозорцев В.А. Творческий результат: система правообладателей/В сб.: Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. М.: Статут, 2003.
[2] Василевская Л.Ю. Конструкция «право на право» в гражданском праве: истоки и нормативное регулирование//Вестник Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. 2004. № 1.
[3] Дозорцев В. Авторское право о репродуцировании // Законодательство и экономика. 2000. № 4.