Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Оценка изобретательского уровня в судебной практике ЕПВ. Часть I

ЧАСТЬ 1

Авторы статьи под броским названием «Игнорировать судебную практику ЕПВ – рискованно»[1] отмечают: «На первый взгляд, может показаться, что судебная практика ЕПВ не имеет отношения к практической деятельности большинства патентных поверенных. Однако важность решаемых задач, в частности, вопросов патентоспособности, новизны и очевидности, а также сама структура европейской системы делают некоторые из принимаемых в рамках ЕПВ решений основополагающими для национальных судов».

Можно лишь добавить, что для отечественных патентных поверенных, да и не только для них, ознакомление с практикой прецедентов особенно полезно в силу хорошо известных обстоятельств. Оценка изобретательского уровня – самый обсуждаемый вопрос в судебной практике, решения которой систематизированно анализируются и в виде аннотаций публикуются в изданиях «Case Law». Именно эти материалы будут представлены в нашей статье. (Оценке изобретательского уровня в соответствии с административным правом ЕПВ посвящены наши прежние публикации[2]).

В разделе D «Case Law» (изобретательский уровень) в главе 6 рассмотрены различные аспекты, связанные с доказательством изобретательского уровня, которые представлены ниже.

6. Доказательство изобретательского уровня
6.1. Анализ по принципу «мог бы – сделал бы» и по принципу постфактум

Руководство (глава C-IV, 9.9) предупреждает против применения принципа постфактум при оценке изобретательского уровня. Это особенно относится к изобретениям, которые, на первый взгляд, представляются очевидными, к комбинационным изобретениям и к случаям, когда предложенное решение кажется простым. В своих решениях коллегии многократно упоминали, что правильное применение принципа «проблема и решение» исключает такой недопустимый анализ постфактум, опирающийся на знание данного изобретения (T 24/81 (OJ, 1983, 133), Т 564/89, T 645/92 и Т 795/93).

Коллегии установили принцип, согласно которому вопрос не в том, смог ли бы специалист осуществить изобретение, а в том, сделал ли бы он это в надежде решить техническую проблему или в ожидании некоторого улучшения или преимущества (T 2/83 (OJ, 1984, 265), T 90/84, Т 77/86 (OJ, 1988, 381) и T 200/94). То есть проблема не в том, смог ли бы специалист прийти к изобретению посредством модификации известного уровня, а в том, сделал ли бы он это в ожидании действительного получения преимуществ (то есть в свете решаемой технической задачи) на основании наводящих моментов, содержащихся в известном уровне (T 219/87 и T 455/94).

Было установлено, что после создания изобретения часто можно показать, что специалист смог бы его получить, объединив различные элементы известного уровня, но такие аргументы следует отклонять как продукт анализа по принципу постфактум (T 564/89).

Согласно T 939/92 (OJ, 1996, 309), ответ на вопрос: «Что бы сделал специалист?», – в значительной мере зависит от технического результата, который он запланировал получить. Иными словами, предполагается, что условный специалист будет действовать достижимо для специалиста (T 61/90). Тот факт, что присущие свойства какого-то технического средства были известны специалисту, и он имел интеллектуальные возможности его применять в обычном устройстве, устанавливает только возможность применения технической меры, очевидной для специалиста. Однако необходимо показать, что в состоянии уровня техники имеется распознаваемая подсказка объединения известного средства и обычного устройства для достижения запланированной технической задачи, то есть то, что специалист сделал бы такую комбинацию. Наличие такой технической причины зависит от известных свойств не только данного средства, но и устройства (T 203/93 и T 280/95).

6.2. Ожидание успеха, особенно в области генной инженерии и биотехнологии

Согласно прецедентам апелляционных коллегий ход действий можно считать очевидным в рамках ст. 56, если специалист осуществил бы его в ожидании некоторого улучшения или преимущества (T 2/83 (OJ, 1984, 265)). Иными словами, очевидность имеет место не только в случае, когда результаты можно четко предсказать, но также когда есть обоснованное ожидание успеха (T 149/93).

В некоторых решениях в области генной инженерии коллегия задавала вопрос: «Была ли в рассматриваемом случае очевидной для специалиста попытка предлагаемого подхода, пути или способа с обоснованным ожиданием успеха?» (T 60/89 (OJ, 1992, 268))*.

* Более подробно об изобретениях в области биотехнологии и определении специалиста см. стр.119 и далее глава 5.1.3.

В деле Т 296 /93 коллегия в отношении изобретательского уровня решила, что тот факт, что другие лица или группы работают в данный момент над тем же проектом, дает основание предполагать, что «попытка является очевидной» или что данная область интересна для исследования. Но это необязательно подразумевает, что «имеется обоснованное ожидание успеха». Обоснованное ожидание успеха не следует путать с понятной надеждой на успех. Оно подразумевает способность специалиста рационально предсказать на основании знаний, существовавших до того, как был сформулирован исследовательский проект, его успешное завершение в приемлемых временных рамках. Чем менее исследована какая-то область техники, тем труднее делать предсказания относительно успешного завершения и, следовательно, тем меньше ожидание успеха. Согласно делу T 207/94 (OJ, 1999,***) надежда на успех только выражает пожелания, тогда как обоснованное ожидание успеха предполагает научную оценку имеющихся фактов.

В деле Т 187/93 коллегия постановила, что даже если специалисту очевидна попытка экспериментирования, не обязательно, приступая к экспериментам, у него будет обоснованное ожидание успеха. В деле Т 223/92 коллегия высказала мнение, что в 1981 г., учитывая состояние уровня техники на тот момент, специалист попытался бы прибегнуть к ДНК-рекомбинантной технологии, только полагаясь, например, на собственную удачу и изобретательность, чтобы преодолеть известные (и еще неизвестные тогда) проблемы, которые бы вынудили специалиста средней квалификации ожидать неудачи.

Исходя из ближайшего известного уровня, коллегия рассмотрела техническую проблему, решаемую в деле Т 886/91 по точной идентификации и определению характеристик ДНК последовательностей генома HVB (genome subtype adyw). Коллегия отметила, что ситуацию в деле Т 886/91 нельзя сравнивать с ситуацией в делах Т 223/92 и T 500/91, когда получали частично известный протеин в рекомбинантной ДНК системе, и был признан изобретательский уровень на основании того, что в специфических обстоятельствах этих случаев не было реального ожидания успеха. В рассматриваемом же случае ближайший известный аналог раскрывал клонирование и экспрессию генома HVB. Идентификация и определение характеристик заявленных специфических последовательностей того же генома представляет для среднего специалиста не что иное, как осуществление экспериментальных работ обычными средствами с применением существующих знаний.

В деле Т 923/92 (OJ, 1996, 564) коллегия должна была решить, попытался ли бы специалист с обоснованным ожиданием успеха получить с ДНК кодирование для человеческого t-PA, или известно ли было ему из его технических знаний до того, как он приступил к исследованиям, что он сможет завершить проект в приемлемое время. Коллегия учла решение по делу Т 816/90: «даже если теоретически можно предположить прямой подход к решению специфической технической проблемы, специалист может столкнуться с неожиданными трудностями при попытке воплотить задуманную стратегию на практике». Коллегия постановила, что несмотря на надежду на успех, специалисту, приступившему к этому проекту, было известно, что его успешное завершение зависит не только от его технической квалификации в области практической реализации последовательности точных шагов и осуществления теоретического протокола экспериментов, но и в значительной мере от способности принимать правильные решения в ходе экспериментов, какой бы сложной не оказалась ситуация. При таких обстоятельствах невозможно сказать, что специалист может обоснованно ожидать успеха.

В деле Т 386/94 (0J, 1996, 658) коллегия, снова обратившись к T 816/90, постановила, что в генной технологии нельзя признавать наличие изобретательского уровня, если на дату приоритета специалист мог ожидать осуществления клонирования и экспрессии гена достаточно простым путем. Даже если клонирование требовало много работы, но не ставило проблем, которые свидетельствовали бы, что ожидание успеха недостаточно обоснованно.

Если объект заявленного изобретения составляет экспрессия клонированной ДНК в выбранном чужом хозяине, то вопрос о наличии обоснованного ожидания успеха можно решить, только учитывая реальные трудности, относящиеся к данному этапу. Следовательно, любое предположение, что признаки противоречат обоснованному ожиданию успеха, следует рассматривать на основании технических фактов (T 207/94). Эта проблема также рассматривалось в решениях T 455/91, T 412/93, T 915/93, T 63/94 и T 856/94.

6.3. Техническое раскрытие в известном документе

В соответствии с устоявшейся практикой апелляционных коллегий при анализе изобретательского уровня нужно иметь в виду, что техническое раскрытие в известном документе следует рассматривать во всей целостности, как бы это сделал специалист. Нельзя также произвольно выделять части такого документа из его контекста, чтобы получить из них техническую информацию, которая бы отличалась от полного раскрытия документа (T 56/87 (OJ, 1990, 188), T 768/90, T 223/94, T 115/96 и T 71/96). Разные части текста документа можно объединить, если ничего не препятствует специалисту сделать это.

6.4 Комбинационное изобретение
6.4.1. Существование комбинационного изобретения

При оценке изобретательского уровня изобретения, основанного на комбинации признаков, необходимо определить, предлагает ли известный уровень техники специалисту точно такую же комбинацию заявленных признаков. Тот факт, что отдельный признак или ряд признаков известны, не обязательно доказывает очевидность данной комбинации (T 37/85 (OJ, 1988, 86), T 656/93 и T 666/93). Вопрос не в том, может ли специалист, имеющий доступ ко всему известному уровню, осуществить комбинацию согласно изобретению, а в том, сделает ли он это действительно в ожидании какого-либо улучшения (T 2/83 (OJ, 1984, 265), T 713/93 и T 223/94).

При оценке изобретательского уровня в комбинационном изобретении решающим является не вопрос: «Известны ли и очевидны ли отдельные элементы данной комбинации из известного уровня?», а вопрос: «Не наводит ли известный уровень техники специалиста на данную конкретную полную комбинацию (возможно, уже известных) признаков?». Если это так, то комбинация, состоящая исключительно из известных отдельных признаков, не может обладать изобретательским уровнем (Т 388/89, Т 717/90 (OJ, 1992, 2)).

Аргумент истца по делу Т 55/93, согласно которому предполагаемое изобретение следовало считать только объединением решений двух независимых частичных проблем, не связанных друг с другом, коллегия не приняла. В рассматриваемом случае не только главная проблема, лежащая в основе оспариваемого патента, не была обнаружена или выведена из документов известного уровня, но и заявленные признаки взаимно дополняли друг друга. Коллегия решила, что эти признаки функционально взаимосвязаны, что фактически характеризует комбинационное изобретение. Было бы ошибочным при условии проблемы, взятой в целом, выбирать соответствующие конструктивные средства, используемые в комбинационном устройстве. Это справедливо и для стадий метода, изложенного в терминах функциональных признаков, которые действуют совместно, на основе частичных проблем. Неочевидность комбинационных притязаний зависит от одновременного действия всех признаков (Т 175/84 (OJ, 1989, 71)).

Комбинационное действие было также подтверждено в деле Т 731/94. Простая агрегация признаков должна быть разграничена с комбинационными изобретениями.

В Т 410/91 п. 1 формулы относился к оборудованию для парогенератора. Коллегия постановила, что изобретательский уровень отсутствовал: хотя все признаки в п. 1 формулы направлены на повышение эффективности агрегата, этот вклад был основан на различных индивидуальных эффектах, которые были созданы этими признаками, поскольку они исполнены так, как ожидалось средним специалистом. Следовательно, объект по п. 1 включал соединенные известные признаки, которые проявляли свои характерные эффекты. При этом не был отмечен синергетический эффект, основанный на комбинации индивидуальных приемов при их взаимном действии.

В Т 363/94 патент рассматривался в отношении крючкового устройства между подвижной частью и каркасом окна или двери, предназначенного для защиты от кражи со взломом. Коллегия не согласилась с аргументом патентообладателя, по мнению которого объект в п. 1 формулы представляет собой комбинацию признаков, в силу того, что различные разъединенные признаки вместе дают более сильный эффект и, следовательно, должны рассматриваться как служащие одной и той же цели.

Коллегия постановила, что, хотя обе группы признаков служат общей задаче (защита от кражи со взломом), это не означает, что создано комбинационное изобретение. Связь между группами должна быть связью функционального взаимодействия. Другими словами, их комбинационный эффект должен быть больше суммы их индивидуальных эффектов. В данном случае каждая группа признаков была связана с решением частичных (парциальных) проблем (улучшение крепления крючковых блоков, расположенных напротив блоков на неподвижной основе). Следовательно, их эффекты не зависели друг от друга.

6.4.2. Частичные (парциальные) проблемы

Согласно существующей практике прецедентов частичные проблемы существуют, когда признаки или набор признаков не являются функционально взаимозависимыми, то есть обоюдно влияющими друг на друга для достижения технического успеха, превышающего сумму их соответствующих индивидуальных эффектов, в противоположность тем, которые признаются комбинацией признаков (Т 389/86 (OJ, 1988, 87), Т 387/87 и Т 294/90). Также следует иметь в виду установленные прецеденты, в которых решения частичных проблем, относящихся к разным областям техники, должны рассматриваться на основе знания и экспертизы среднего специалиста в той области, в которой найдено решение (Т 32/81 (OJ, 1982, 225) и Т 324/94).

В Т 389/86 (OJ, 1988, 87) связь между двумя группами признаков не была связью функционального взаимодействия. Коллегия постановила, что в таких обстоятельствах некомбинационный эффект мог бы быть выдвинут в поддержку изобретательского уровня. Скорее, вопрос заключался в том, была ли каждая группа, взятая отдельно, очевидна из уровня техники. Для признания объекта изобретением достаточно, если одна из них была таковой (Т 345/90 и Т 701/91).

В Т 130/89 техническая проблема, которую следовало решить с помощью изобретения, состояла из двух частичных проблем, каждая из которых решалась независимо от другой заявленными в формуле признаками. Коллегия постановила, что независимость признаков заявленного объекта изобретения (каждый производит различный эффект) означает, что в оценке изобретательского уровня два ближайших уровня техники должны быть рассмотрены так, чтобы каждая из двух частных проблем была установлена. Она заключила, что поскольку каждая из частных проблем была решена простым использованием известных функций, изобретательский уровень отсутствует.

В Т 598/93 коллегия также увидела отсутствие изобретательского уровня при комбинации в формуле изобретения двух признаков, известных самих по себе, по той причине, что они относились к решению двух раздельных частных проблем. Это дело цитировалось в Т 687/94, решение по которому постановило, что в таких случаях решения могли бы оцениваться раздельно по отношению к уровню техники (см. также Т 315/88 и Т 65/90).

6.5. Рассмотрение признаков в случае их комбинации

Согласно установленным коллегиями прецедентам, признаки, которые не вносят вклад в решение проблемы, обозначенной в описании, не могут рассматриваться при оценке изобретательского уровня комбинации признаков (см. также Т 37/82 (OJ, 1984, 71)). В соответствии с этим решением при оценке изобретательского уровня комбинации признаков признак должен быть рассмотрен, только если заявитель с очевидностью показал, что признак вносит вклад в решение проблемы, обозначенной в описании, либо независимо, либо в сочетании с одним или несколькими другими признаками (Т 65/87, Т 144/90, Т 200/91, Т 574/92, Т 226/94).

В Т 294/89 коллегия постановила, что дополнительный признак не обеспечивает неожиданного результата и не вносит какой-либо вклад в решение указанной проблемы. Следовательно, указанный дополнительный признак не имел отношения к оценке изобретательского уровня комбинации признаков, заявленной в формуле изобретения.

6.6. Замена материалов – аналогичное использование

Согласно Т 21/81 (OJ, 1983, 15) выбор средним специалистом из известных материалов, подходящий для конкретной цели, применительно к соответствующей цели, должен быть рассмотрен как часть обычных действий такого специалиста. Следовательно, средний специалист должен свободно использовать альтернативные средства, известные ему для достижения тех же целей в рамках соответствующего уровня техники.

В Т 410/92 коллегия постановила, что использование высококачественных материалов в конструкции однофазного синхронного двигателя было очевидным. Апеллянты аргументировали тем, что средний специалист, используя лучшего качества материал, имеющийся в его распоряжении, столкнется с трудностями начальных проблем. Коллегия, однако, заключила, что столкновение среднего специалиста с известными проблемами при использовании новых материалов не должно отпугивать его от их применения для достижения лучших результатов, особенно если средства преодоления таких проблем могли быть получены из известного уровня техники.

В заключении по делу Т 192/82 (OJ, 1984, 415 ) читаем: «Если предмет известен как комбинация или смесь компонентов, выполняющих известные функции, образование и применение улучшенного нового компонента для тех же целей может быть патентоспособным как таковое, а также в усовершенствованном объекте, содержащем его. Если обсуждаемый компонент, с другой стороны, образует вместе с его свойствами часть известного уровня техники, введение его в тот же самый объект будет очевидным с точки зрения предсказуемого полезного эффекта («аналогичная замена»)».

В этой связи коллегия также постановила в Т 130/89 (OJ, 1991, 514), что применение известного материала на основе его известных свойств и известным путем для получения известного эффекта в новой комбинации не является изобретением (подобное применение). Исключение из этого принципа может быть в особых случаях. Например, выбор привел к непредвиденным результатам, известные трудности были преодолены или столкнулись с непредвиденными обстоятельствами, такими, как необходимость изменения другого компонента.

Придерживаясь этих решений, коллегия подвела итоги в Т 213/87: в отсутствие какого-нибудь неожиданного эффекта простая замена элемента на другой известный с получением известного эффекта за счет его релевантных свойств не может быть рассмотрена как патентоспособная.

6.7. Комбинации документов

Не должна считаться очевидной комбинация отдельных очень старых документов, в которых не показаны тенденции или направления в уровне техники или чьи учения противоречат современным тенденциям, с документом, отражающим ближайший уровень техники (Т 261/87, Т 366/89, Т 404/90).

В Т 745/92 коллегия постановила, что раскрытие двух приоритетных документов, даже если они были классифицированы по одной и той же рубрике МПК, может быть комбинировано с целью выявить отсутствие изобретательского уровня, если такая комбинация была очевидна среднему специалисту, пытающемуся решить проблему, лежащую в основе заявленного изобретения.

В Т 552/89 коллегия постановила, что при оценке изобретательского уровня недопустимо комбинирование учения из различных документов в уровне техники для того, чтобы установить неочевидность заявленного изобретения, если для среднего специалиста не было очевидным сделать это на дату приоритета.

Когда проблема, определенная ссылкой на ближайший уровень техники как раскрытая в первичном документе, состоит из индивидуальных проблем, коллегия считает, что средний специалист мог бы рассчитывать в отношении решения последних на сведения, полученные из различных вторичных документов в той же самой или смежной области техники. Таким образом, данные вторичных документов могут быть комбинированы с раскрытием в ближайшем уровне техники, если в них решены индивидуальные проблемы, отражающие часть объективной проблемы, в частности, когда такие индивидуальные решения были собраны вместе в формуле изобретения.

6.8. Химические изобретения
6.8.1. Общие положения

Согласно решениям коллегий объем патентной монополии должен соответствовать и подтверждаться техническим вкладом в известный уровень (Т 939/92 (OJ, 1996, 309 ) и Т 795/93).

В Т 930/94 коллегия постановила: знание того, что один специфический член класса химических соединений не приводит к эффекту, достигаемому несколькими другими членами этого класса, не означает, что без дополнительных показателей этот эффект может быть приписан всем соединениям этой группы. В таких обстоятельствах эффект не привел к пониманию существования технической концепции, которая могла бы стать обобщающей.

В Т 989/93 коллегия постановила, что при отсутствии соответствующих общеизвестных знаний невозможно делать заключения на основе известных свойств одной группы химических соединений (бензолпроизводные) относительно свойств другой группы химических соединений (нафталинпроизводные).

6.8.2. Структурное подобие

Отрицать изобретательский уровень у новых химических соединений ввиду их структурной схожести с известными химическими соединениями равносильно голословному утверждению, что для среднего специалиста приемлем вывод об одинаковых или похожих полезных свойствах известных и новых соединений как средств решения технической проблемы. Такой вывод будет обоснованным, если средний специалист знал, исходя из общеизвестных знаний или из некоторых специальных раскрытий, что существующие структурные различия химических соединений так незначительны, что не должны существенно влиять на свойства, важные для решения указанной технической проблемы, и могут не приниматься во внимание (Т 852/91).

В Т 643/96 коллегия постановила, что концепция биоизостеризма образует часть общих знаний, но при оценке изобретательского уровня применять ее следует с осторожностью. В области дизайна лекарственных средств любая структурная модификация фармакологически активного соединения при отсутствии установленной корреляции между структурными признаками и активностью рассматривается априори как нарушение фармакологической активности, заданной первичной структурой.

При оценке изобретательского уровня фармацевтически активных соединений важно не то, была ли частная субструктура химического соединения заменена на другую известную изостерическую структуру, а была ли доступна информация о влиянии такой замены на фармацевтическую активность, заданную соединением или группой соединений.

6.8.3. Широкие притязания

Ст. 56 требует, чтобы заявленное изобретение, то есть предложенное техническое решение данной технической проблемы, не было очевидным для среднего специалиста. Если изобретательский уровень заявленного изобретения основан на данном техническом эффекте, последний должен достигаться во всем заявленном объеме (Т 939/92 (OJ, 1996, 309), Т 694/92 (OJ, 1997, 408 ) и Т 583/93 (OJ, 1996, 496)).

Т 939/92 (OJ, 1996, 309) содержит фундаментальные правила для широких формул в области химии. Коллегия постановила, что исходя из известного уровня техники техническая проблема, на которую был направлен испрашиваемый патент, обеспечивалась химическими соединениями с гербицидной активностью. Для всех заявленных соединений необходимо было ее подтвердить.

Вопрос о том, достигается или нет такой технический эффект всеми химическими соединениями, охватываемыми формулой изобретения, может возникнуть согласно ст. 56, если данный технический эффект оказался единственным основанием для признания предполагаемого изобретательского уровня этих соединений.

Утверждение истцов, что проверка результатов, содержащихся в описании, показала, что некоторые из заявленных соединений действительно гербицидно-активны, нельзя считать достаточным для доказательства того, что по существу все заявленные соединения обладают такой активностью. Бремя доказательств при этом лежит на истцах, поэтому не были удовлетворены требования ст. 56.

6.8.4. Промежуточные продукты

В решении T 22/82 (OJ, 1982, 341) коллегия постановила, что получение новых промежуточных продуктов для неожиданно благоприятного полного процесса получения известных требуемых конечных продуктов обладает изобретательским уровнем.

В T163/84 (OJ, 1987, 301) промежуточные химические продукты были признаны патентоспособными на том основании, что их дальнейшая переработка в известные конечные продукты обладает изобретательским уровнем. Однако коллегия решила, что новый химический промежуточный продукт обладает изобретательским уровнем не только потому, что получен в ходе обладающего изобретательским уровнем многоступенчатого процесса и далее переработан в известный конечный продукт. Были и другие факторы, например, то, что способ получения нового промежуточного продукт позволил получить его с помощью способа, обладающего изобретательским уровнем, а другие способы его получения исключались.

В Т 648/88 (OJ, 1991, 292) коллегия не согласилась с мнением, высказанным в T 163/84, отступив от линии, принятой в T 22/82. Промежуточный продукт, предназначенный для получения известного конечного продукта, признается обладающим изобретательским уровнем, если его получение связано с обладающим изобретательским уровнем способом получения или дальнейшей обработки, или он получен в ходе обладающего изобретательским уровнем полного способа.

В Т 18/88 (OJ, 1992, 107) заявители обосновали свою позицию тем, что инсектицидная активность известных конечных продуктов была значительно выше, чем у другого известного инсектицида с аналогичной структурой, и что этого достаточно для признания изобретательского уровня промежуточных продуктов, даже если конечные продукты не являются новыми или не обладают изобретательским уровнем.

Коллегия, ссылаясь на T 65/82 (OJ, 1983, 327), отклонила доводы заявителей на следующем основании: заявленные промежуточные продукты должны сами обладать изобретательским уровнем, чтобы быть патентоспособными. В данном случае не возникал вопрос: могут ли при определенных обстоятельствах новые и обладающие изобретательским уровнем последующие продукты поддерживать изобретательский уровень промежуточных продуктов, поскольку последующие продукты не были новыми и не обладали изобретательским уровнем. Улучшенный эффект последующих продуктов, которые не новы и не обладают изобретательским уровнем, недостаточен, чтобы придать промежуточным продуктам изобретательский уровень.

6.9. Эквиваленты

Согласно установившейся практике, основанной на прецедентах апелляционной коллегии, эквиваленты, которые не были раскрыты в опубликованном документе, не должны учитываться при оценке новизны, так как это свойство относится к экспертизе изобретательского уровня (T 167/4 (OJ, 1987, 369), T 446/88 и T 517/90; см. также Руководство C-IV, 7.2).

В Т 697/92 коллегия рассмотрела концепцию «эквивалентных средств», согласно которой два средства являются эквивалентами, если несмотря на разные варианты воплощения, они выполняют одинаковую функцию относительно одного и того же результата. Оба средства выполняют одинаковую функцию, если они имеют один и тот же основной замысел, то есть если применяют один и тот же принцип одинаковым способом. Результат представляет собой сумму технических эффектов, обеспечиваемых данным средством. Чтобы считаться эквивалентами, средства должны обеспечивать результат одинакового вида и качества.

Следовательно, средство не является эквивалентом, если в результате его разных воплощений получен результат того же вида, но другого качества или степени эффективности. Результат не обязательно должен быть лучше, достаточно, чтобы он был другим, так как патентоспособен не сам результат, а средство, с помощью которого он достигнут. В данном случае коллегия постановила, что изобретательский уровень существует, так как средства не эквивалентны. Хотя они и имеют более или менее одинаковые функции, но отличаются вариантами воплощения и качеством достигаемого результата (см. также T 818/93).

ЧАСТЬ 2 (продолжение)

ЧАСТЬ 3 (окончание)


[1] Brandon Р.., Dunnet J. EPO Case Law ignore it at your perit//PW. 1993. № 52. Р. 38 – 43.
[2] Устинова Е.А., Челышева О.В. Оценка изобретательского уровня согласно требованиям ЕПВ. Часть I.//Патенты и лицензии. 2005. № 6. С. 14 – 19; Часть II//Там же. 2005. № 7. С. 13 – 16; Часть III//Там же. 2005. № 8. С. 29 – 33.