Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Фольклор, традиционные знания, генетические ресурсы: совершенствуем охрану

О деятельности Межправительственного комитета ВОИС по интеллектуальной собственности, генетическим ресурсам, традиционным знаниям и фольклору рассказывают заместитель начальника управления Роспатента Л.Н.Симонова и старший научный сотрудник ФГУ ФИПС Н.В.Бузова.

Коренные народы, особенно развивающихся государств, пытаются обратить внимание мировой общественности, в том числе международных организаций, на проблемы современности. Они обеспокоены коммерциализацией объектов, основанных на использовании фольклора и традиционных знаний. К проблемным можно также отнести случаи присвоения авторства произведений народного творчества (фольклора), получение патентов на изобретения, основанные на традиционных знаниях или генетических ресурсах, произрастающих в традиционных местах обитания коренных народов.

Безусловно, необходимо сохранять и развивать культуру, признавать ее ценность. Каждый должен уважать культуру не только того государства, в котором он проживает, но и других. И каждое государство должно способствовать развитию и разнообразию творчества.

Но, с другой стороны, трудно определить, какой должна быть охрана, кто является носителем этой культуры: каждый человек или только человек определенного культурного сообщества, это сообщество в целом или государство, на территории которого проживает сообщество или народность? Какова должна быть правовая охрана объектов, которые во многих государствах находятся в общественном достоянии? Можно ли к таким объектам применить или адаптировать концепцию исключительных прав?

В настоящее время Межправительственный комитет ВОИС по интеллектуальной собственности, генетическим ресурсам, традиционным знаниям и фольклору (далее – Комитет) продолжает работу по решению проблем, связанных с возможностью охраны фольклора, традиционных знаний и генетических ресурсов в контексте интеллектуальной собственности. Не прекращается работа и в межсессионный период. Так, для рассмотрения и обсуждения на 10-ой сессии участники Комитета подготовили комментарии по документам WIPO/GRTKF/IC/9/4 и WIPO/GRTKF/IC/9/5, касающимся охраны фольклора и традиционных знаний, которые секретариат ВОИС консолидировал в документы WIPO/GRTKF/IC/10/INF/2, WIPO/GRTKF/IC/10/INF/2add, WIPO/GRTKF/IC/10/INF/2add.2 и WIPO/GRTKF/IC/10/INF/3.

30 ноября – 8 декабря 2006 г. в штаб-квартире ВОИС в Женеве (Швейцария) прошло заседание 10-ой сессии Комитета. В нем участвовали представители 95 государств – членов ВОИС и представители Европейской комиссии. В качестве наблюдателей – представители Палестины, 12 межправительственных организаций и секретариатов. Среди них: Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), ВТО, секретариат Конвенции о биологическом разнообразии (КБР), Организация по продовольствию и сельскому хозяйству (ФАО), Африканская организация интеллектуальной собственности (ARIPO), Европейское патентное ведомство (ЕПВ) и другие, а также представители 55 неправительственных организаций.

Работа Комитета началась с заседания в рамках дискуссионной группы с участием представителей местных и коренных общин из Бангладеш, Канады, Эквадора, Нигерии, Папуа – Новой Гвинеи, Перу и Украины под председательством г-на Р.Круза – представителя народности кичва из Эквадора, который в резюме, представленном Комитету, подчеркнул важную роль традиционного права местных общин как основы для надлежащей охраны. Было представлено семь докладов.

Как уже сообщалось, решением Генеральной ассамблеи ВОИС (документ WO/GA/32/6 и приложение к нему) был учрежден добровольный фонд для финансирования участия в работе Комитета представителей коренных и местных сообществ. 10-ая сессия Комитета стала первой, включавшей участие делегатов, финансируемых за счет средств этого фонда, призванного активизировать участие представителей местных и коренных общин в работе Комитета.

В рамках п. 7 повестки дня («Участие коренных и местных сообществ») по предложению председателя Комитета и в соответствии с процедурой, утвержденной решением Генеральной ассамблеи ВОИС, Комитет избрал восемь членов консультативного совета, номинированных совещаниями региональных групп:
   от делегаций государств – членов ВОИС – представителей Исламской Республики Иран, Кении, Российской Федерации, Колумбии, Франции;
   от аккредитованных наблюдателей, представляющих коренные и местные сообщества, – представителей сообществ: совет по биоколониализму, культурное наследие Масаи и ассамблея первых наций.

Председателем консультативного совета назначен заместитель председателя Комитета А.Одрхири (Марокко). Функции консультативного совета – дать рекомендации по кандидатурам, подавшим заявки на финансирование их участия в работе Комитета.

Членам консультативного совета предоставляли документы, содержащие анкеты соискателей на финансирование для участия в 11-ой сессии Комитета. Всего было представлено 14 анкет. По девяти из них рекомендовалось предоставить финансирование, одно заявление отклонили как не соответствующее критериям отбора, а решение о финансировании по четырем заявлениям рекомендовалось отложить до 11-ой сессии. Свои рекомендации консультативный совет направил генеральному директору ВОИС, который принял решение и в информационном документе WIPO/GRTKF/IC/10/INF/8 сообщил о нем Комитету.

Охрана фольклора

Обсуждение фольклора или выражений традиционной культуры, основывалось на документах: WIPO/GRTKF/IC/10/4 «Охрана выражений традиционной культуры/выражений фольклора (TCES/EоF). Проект целей и принципов» и WIPO/GRTKF/IC/10/6 «Работа Комитета по разработке практических мер по предоставлению международного уровня (охраны)».

В документе WIPO/GRTKF/IC/10/4, который в основном повторяет документ WIPO/GRTKF/IC/9/4, рассмотренный на девятой сессии, были представлены результаты исследований, проводимых ранее ВОИС, и касающиеся, в частности, вариантов возможных целей охраны, общих принципов охраны и других ключевых вопросов по подходам к разработке системы охраны выражений традиционной культуры. В документе сформулированы политические цели и основные принципы, а также нормы материального права охраны.

Как и на девятой сессии Комитета, при обсуждении документа возникли разногласия по поводу того, в каком объеме обсуждать документ. Некоторые делегации предложили сближать позиции по первой и второй частям документа – принципам и целям (Финляндия (от ЕС и присоединявшихся на тот момент Болгарии и Румынии), США, Япония, Канада, Швейцария, Российская Федерация). Другие делегации комментировали все три части документа, активно высказывались и по материальным нормам (Бразилия, Колумбия, Индия, Нигерия (от африканской группы), Индонезия (от азиатской группы)).

Многие делегации поддержали изложенные в документе политические цели и основные принципы охраны выражений традиционной культуры.

Однако в целом высказывались противоречивые мнения:
   необходим безоговорочный принцип предварительного согласия, реализация права не должна зависеть от регистрации (Бразилия, Колумбия, Нигерия (от африканской группы));
   каждая страна должна самостоятельно выбрать свой механизм правовой охраны, необходимо создание каталогов, документирование выражений фольклора с согласия коренных народов (Япония);
   необходимо разъяснить используемую в документе терминологию (Китай, Канада, Бразилия);
   представленный документ – основа для дальнейших дискуссий (США, Канада);
   создание реестра недостаточно и не решит проблему (Колумбия);
   необходим обязательный международный договор по охране фольклора (Бразилия, Нигерия (от африканской группы), Тунис, ЮАР, Кения, Ботсвана, Лесото, Гана, Иран).

Делегация Российской Федерации отметила, что анализ подготовленных к сессии информационных документов по представленным участниками комментариям к документу WIPO/GRTKF/IC/9/4 показал, что некоторые из них носят общий характер, другие содержат подробный анализ, включая формулировки положений третьей части документа WIPO/GRTKF/IC/9/4. Особое внимание посвящено целям и принципам, так как прежде чем обсуждать существенные положения, нужно достичь консенсуса по политическим целям и основным принципам.

В комментариях, подготовленных Россией, посвященных в основном целям и принципам, проводились аналогии с положениями российского законодательства, которые относятся к развитию и сохранению культуры, в том числе к праву народов Российской Федерации на сохранение и развитие своей культурной самобытности, защиту, восстановление и сохранение исконной культурной исторической среды той местности, которую они населяют. В целом положения, касающиеся политических целей и общих руководящих принципов, приведенные в WIPO/GRTKF/IC/9/4, были признаны приемлемыми.

В выступлении также отмечалось, что некоторые понятия, используемые в WIPO/GRTKF/IC/9/4, требуют уточнения. При предоставлении охраны объектам интеллектуальной собственности важно четко определить субъекты предоставляемой охраны, объекты, объем предоставленных прав, а также срок действия охраны. В связи с этим положения, представленные в третьей части приложения к WIPO/GRTKF/IC/9/4, требуют более подробного изучения и уточнения, например, традиционные и культурные сообщества. Кроме того, традиционно охрана, предоставляемая объектам интеллектуальной собственности, всегда ограничена по сроку действия. Вместе с тем из положений, изложенных в этой части приложения, следует, что предоставляемая охрана, по своей сути близкая к охране объектов интеллектуальной собственности, может оказаться фактически бессрочной. Поэтому представляется целесообразным более глубоко изучить возможные последствия ее предоставления.

После обсуждения документов участники Комитета согласились с тем, что для дальнейшей работы необходимо определить приоритеты и рамки дискуссии. По результатам дискуссии по предложению Комитета был сформулирован перечень приоритетных вопросов, ответы на которые, возможно, позволят продвинуться вперед в решении проблемы охраны фольклора.

Охрана традиционных знаний

Обсуждение охраны традиционных знаний (п. 9 повестки дня) основывалось на документах WIPO/GRTKF/IC/10/5 «Охрана традиционных знаний. Проект целей и принципов» и WIPO/GRTKF/IC/10/6 «Работа Комитета по разработке практических мер по предоставлению международного уровня (охраны)».

Документ WIPO/GRTKF/IC/10/5, который в основном повторяет документ WIPO/GRTKF/IC/9/5, рассмотренный на девятой сессии, предлагает проект политических целей, которые установили бы общие направления охраны традиционных знаний, общих принципов охраны, гарантировали последовательность, сбалансированность и эффективность принципов и норм материального права, определяющих юридическую сущность охраны.

Многие делегации поддержали цели и принципы, изложенные в WIPO/GRTKF/IC/9/5. Прозвучали и критические замечания. В выступлениях делегаций отмечалось, что:
   документ является хорошей основой для дальнейшей работы (Финляндия (от ЕС и присоединявшихся на тот момент Болгарии и Румынии), Канада);
   необходимо сохранить гибкость (Япония, Финляндия (от ЕС и присоединявшихся на тот момент Болгарии и Румынии));
   формат в виде статей вызывает недоумение, не надо торопиться с юридической формой охраны (США, Япония), сначала следует договориться о целях и принципах (Финляндия (от ЕС), США);
   международная охрана (договор, обязательный для исполнения) – ключевой вопрос охраны традиционных знаний (Бразилия, Индия, Нигерия (от африканской группы));
   некоторые используемые в документе понятия и выражения требуют уточнения (США, Япония);
   необходимо создать базы данных по традиционным знаниям, которые могли бы препятствовать выдаче «неправильных патентов» (Япония, Республика Корея, Финляндия (от ЕС и присоединявшихся на тот момент Болгарии и Румынии)).

Делегация Российской Федерации отметила, что ею, как и участниками других стран, подготовлены комментарии к документу WIPO/GRTKF/IC/9/5, где отражено мнение о политических целях и руководящих принципах, а также изложены вопросы, требующие более подробного изучения, уточнения и согласования. Как оказалось, те же вопросы были включены секретариатом в перечень по предыдущей теме обсуждения. Делегация России отметила, что несмотря на то, что подготовленный секретариатом перечень вопросов относится к выражениям традиционной культуры или фольклору, его с некоторыми дополнениями можно отнести и к традиционным знаниям, так как они включают более широкий спектр вопросов.

Российская Федерация и раньше выступала за поэтапный подход к разработке системы охраны традиционных знаний и согласование мнений по перечисленным в списке вопросам считает важным этапом для дальнейшей работы Комитета. Поэтому делегация высказалась за целесообразность включения рассмотрения данных вопросов в работу Комитета, и это нашло отражение в его решении.

По окончании дискуссий об охране традиционных знания председатель Комитета провел неформальное совещание при участии координаторов региональных групп и других заинтересованных лиц. От региональной группы стран Восточной Европы, Средней Азии и Кавказа в неформальном заседании участвовали представители делегаций Российской Федерации и Таджикистана. По результатам обсуждения был определен план будущей работы Комитета по охране фольклора и традиционных знаний.

Охрана генетических ресурсов

По охране генетических ресурсов (п. 10 повестки дня) новых документов к 10-ой сессии подготовлено не было. Секретариат предложил принять во внимание документы WIPO/GRTKF/IC/9/8 «Признание традиционных знаний патентной системой», WIPO/GRTKF/IC/9/9 «Генетические ресурсы» и WIPO/GRTKF/IC/8/9 «Обзор работы Комитета по генетическим ресурсам».

В документах WIPO/GRTKF/IC/8/9 и WIPO/GRTKF/IC/9/9 приведен краткий обзор работы Комитета по генетическим ресурсам. Представлены три группы вопросов, которые были идентифицированы в ходе работы Комитета:
   «защитная» охрана генетических ресурсов, в частности, создание баз данных по данному объекту;
   требование раскрытия в заявках на патенты информации, связанной с генетическими ресурсами, используемыми в изобретении;
   справедливое и равноправное разделение выгод, ставших результатом использования генетических ресурсов.

Комитет обсудил эти вопросы и наметил дальнейшее направление работы. Представители секретариата КБР и ФАО рассказали о направлениях работы этих организаций, связанной с традиционными знаниями и генетическими ресурсами. В частности, в рамках КБР работает специальная группа, занимающаяся вопросами доступа к генетическим ресурсам и справедливого распределения выгоды от их использования, разрабатывается кодекс поведения, создана экспертная группа по передаче технологий.

Представитель ФАО рассказал о главных задачах организации и недавно принятом международном договоре о растительных генетических ресурсах для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства, где сформулированы принципы, которые позволят будущим поколениям иметь свободный доступ к генетическим ресурсам, и каждый сможет извлекать из них пользу.

В ходе обсуждения документов участники заседания высказали следующие предложения:
   необходимо ввести требование о раскрытии происхождения, которое должно применяться ко всем заявкам; если изобретение основано на традиционном знании, то в заявке необходимо раскрывать источник традиционного знания, если источник не указан, заявка не должна рассматриваться; при указании неправильной или неполной информации на лиц, ее предоставивших, должны налагаться санкции (Финляндия (от ЕС и присоединявшихся на тот момент Болгарии и Румынии), Норвегия, Кения, Индия, Гондурас, Швейцария, Пакистан, ЮАР, Бразилия и др.);
   целесообразно создать базы данных, которыми могли бы пользоваться эксперты любых государств (Япония, Новая Зеландия, США), что сократит выдачу «плохих» патентов;
   создание базы данных не решит проблемы (Бразилия, Малайзия, ряд представителей коренных и местных сообществ);
   раскрытие происхождения генетических ресурсов не является эффективной мерой (Япония, США);
   необходимо предварительное согласие на использование и распределение доходов (Индия, Бразилия);
   следует продолжать работать с КБР (Норвегия, Канада, США, Иран);
   необходимо использовать единообразную терминологию с КБР и ФАО (Швейцария);
   нужен глоссарий по названиям растений, поскольку они везде разные (Япония).

В своем выступлении делегация Российской Федерации отметила, что поддерживает работу Комитета по разработке системы охраны для традиционных знаний, связанных с генетическими ресурсами. Роспатент проводил исследования по наиболее перспективным направлениям, в частности, базам данных, содержащим информацию о генетических ресурсах, разработал методические рекомендации по учету и распределению прав на интеллектуальную собственность в договорах о доступе и передаче генетических ресурсов и связанных с ними традиционных знаний. Однако вопрос о включении в материалы заявки на изобретение требований раскрытия страны происхождения генетических ресурсов на настоящий момент для Российской Федерации остается открытым.

Делегация России отметила целесообразность изучения опыта стран, которые ввели соответствующие положения в национальное патентное законодательство, высказала пожелание получить ответы на некоторые конкретные вопросы, заметив, что говорить об эффективности введения процедуры раскрытия источника происхождения генетических ресурсов в материалы заявки, видимо, еще рано.

Далее Комитету были предложены вопросы по охране генетических ресурсов.

Что входит в состав документов, необходимых для предоставления в патентное ведомство при подаче заявки на изобретение?

Как патентное ведомство проверяет эту информацию (если проверяет)?

Если в заявке упомянуто несколько видов генетических ресурсов, на все ли требуются документы?

Требуется ли копия договора о передаче генетических ресурсов или другой документ? Дело в том, что, во-первых, сам договор может быть весьма объемным, во-вторых, иногда он может содержать коммерческую информацию, которая конфиденциальна.

Если генетический ресурс представляет собой дикорастущее растение, произрастающее и в лесу, и в поле, и в городском парке, необходим ли для него документ или существуют исключения для дикорастущей флоры?

Если генетический ресурс получен из ботанического сада, так называемого ex situ происхождения, страна происхождения которого известна, но свойства генетического ресурса (растения) уже, возможно, изменились вследствие его культивирования в другой среде, – достаточно ли указать название ботанического сада и предъявить договор с ним?

На какой стадии рассмотрения заявки принимается решение о правильности раскрытия происхождения генетических ресурсов: формальной экспертизы или экспертизы по существу?

Понадобилась ли разработка специальных инструкций для экспертов и руководств для заявителей? Можно ли с ними ознакомиться?

Что из представленной заявителем информации о происхождении генетических ресурсов публикуется при издании патента?

Как предполагается использовать информацию о происхождении генетических ресурсов в дальнейшем?

Предполагается ли составление какой-либо базы данных, если, конечно, информация, полученная от заявителя, проходит проверку на достоверность?

Высказав заинтересованность в получении ответов на данные вопросы и отметив, что их список может быть продолжен, делегация Российской Федерации предложила собрать ответы на них централизованно: путем выпуска отдельного документа.

По итогам обсуждения вопроса о генетических ресурсах Комитет обратился к секретариату с просьбой подготовить рабочий документ, перечисляющий вопросы для дальнейших обсуждений или работы, включающих:
   требования раскрытия и альтернативные предложения для рассмотрения взаимосвязи интеллектуальной собственности и генетических ресурсов;
   взаимосвязь патентной системы и генетических ресурсов;
   интеллектуальная собственность в договорах о доступе и совместном участии в выгодах.

Этот документ будет представлен на рассмотрение следующей сессии Комитета.

Комитет также обратился к секретариату с просьбой предоставить фактические данные о международных событиях в области интеллектуальной собственности и генетических ресурсов. Ранее Комитет разработал ряд важных документов в этой области, в частности, техническое исследование ВОИС о требованиях раскрытия, которое было заказано конференцией сторон КБР.

При обсуждении будущей работы (п. 11 повестки дня) Комитет принял два перечня вопросов для рассмотрения в ходе дальнейших обсуждений. Эти вопросы предназначены для того, чтобы обеспечить системный подход к вариантам, которые государствам-членам предстоит выбрать при разработке или актуализации охраны традиционных знаний и фольклора (п. 8 и 9 повестки дня).

Комитет обратился к делегатам и наблюдателям с просьбой предоставить к концу марта 2007 г. свои комментарии по этим вопросам. Среди них есть, в частности, такие как определение традиционных знаний и традиционных выражений культуры, форма и объем охраны, характер бенефициаров. Эти комментарии будут помещены на веб-сайте ВОИС после получения и станут доступными для государств-членов к концу апреля 2007 г.

Авторы статьи приводят перечень сформулированных участниками 10-ой сессии Комитета вопросов по охране выражений традиционной культуры/фольклора и просят специалистов, заинтересованных в решении этой важной проблемы, представить в Роспатент свои варианты ответов, которые будут внимательно изучены и учтены при подготовке предложений в ВОИС. (Перечень вопросов по традиционным знаниям аналогичен приведенному ниже).

Определение выражений традиционной культуры/выражений фольклора, которые необходимо охранять.

Кто должен извлечь выгоду от такой охраны или кто должен обладать правами на охраняемые выражения традиционной культуры/выражения фольклора?

Какая цель должна быть достигнута предоставлением соответствующей охраны выражениям традиционной культуры/выражениям фольклора как объекту интеллектуальной собственности (экономические права, моральные права)?

Какие формы поведения (действия) относительно охраняемых выражений традиционной культуры/выражений фольклора должны рассматриваться как недопустимые, неправовые?

Необходимы ли какие-либо ограничения или исключения из прав, предоставляемых охраняемым выражениям традиционной культуры/выражениям фольклора?

На какой срок следует предоставлять охрану?

В каких пределах существующие права интеллектуальной собственности уже предоставляют охрану? Какие пробелы необходимо заполнить?

Какие санкции или штрафы должны применяться к поведению или действиям, рассматриваемым как недопустимые, неправовые?

Какие проблемы нужно рассматривать на международном уровне, какие – на национальном или какое разделение должно существовать между международным и национальным регулированием?

Какие права должны быть предоставлены иностранным обладателям прав/бенефициариям?