Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Препятствия добросовестным заявителям и владельцам товарных знаков не нужны

Из подпункта 3 п. 9 ст. 1483 четвертой части ГК РФ необходимо исключить указание на доменные имена, – считают Е.А.Ариевич, А.М.Минков, Д.И.Хабаров (фирма «Бейкер и Макензи – Си-Ай-Эс, лтд.»).

В отличие от принятой редакции четвертой части ГК РФ в первоначальном проекте нормативного акта имелась отдельная глава, посвященная охране доменных имен как отдельных объектов интеллектуальной собственности. Такой подход подвергался жесткой критике российскими юридическими и сетевыми кругами, главным образом потому, что глава была недостаточно проработана с точки зрения определений и предусматривала правовой режим, не совместимый с правовой природой и экстерриториальностью доменных имен.

Подпункт 3 п. 9 ст. 1483 принятой редакции четвертой части ГК предусматривает запрет регистрации в качестве товарного знака обозначения, тождественного доменному имени, права на которое возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Хотя очевидно, что намерением законодателей было противодействие так называемому «обратному захвату доменных имен», введение в действие обсуждаемого положения четвертой части ГК в его нынешней редакции может создать существенные проблемы для добросовестных владельцев товарных знаков, оставляя при этом лазейки для киберсквоттеров и пиратов. На наш взгляд, принятая формулировка неадекватна по следующей причине: нигде в Гражданском кодексе (или в каких-либо иных правовых актах) термин «доменное имя» не определен. И это не вопрос недоброкачественной работы над текстом – сам принцип наделения доменных имен статусом, аналогичным статусу товарного знака, может иметь серьезные отрицательные последствия для владельцев прав на товарные знаки и заявителей.

Во-первых, в отличие от английского языка, в котором термин «domain names» понимается как «имена доменов», в русском языке этот термин состоит из прилагательного «доменное» и существительного «имя». Это может создать впечатление, что только вся комбинации доменов различных уровней в целом формирует единое доменное имя. Например, многие специалисты, не искушенные в технической структуре компьютерных сетей, ошибочно полагают, что только доменное имя третьего уровня XXX.YYY.RU подпадает под определение доменного имени. На самом деле, все составные части такого имени: RU, YYY, YYY.RU и XXX также могут признаваться доменными именами. В данном примере RU является доменным именем первого уровня, YYY – доменным именем второго уровня, а XXX – доменным именем третьего уровня и т.п. Поэтому для запрета регистрации обозначения в качестве товарного знака в соответствии с четвертой частью ГК необязательно, чтобы оно было тождественно всему доменному имени: XXX.YYY.RU. Принятая формулировка может стать основанием для отказа в регистрации, если регистрируемый товарный знак идентичен частям XXX или YYY имени XXX.YYY.RU.

Во-вторых, ст. 1483 не указывает, только ли те доменные имена, которые зарегистрированы в российском сегменте (.RU и .SU) Интернета, создают препятствие для регистрации тождественного обозначения в качестве товарного знака, или этот запрет относится ко всем доменным именам, зарегистрированным в любом уголке мира. Ответ на этот вопрос становится еще менее очевидным, если учесть, что доменные имена сегмента .RU могут регистрироваться иностранными гражданами и юридическими лицами и что российские регистраторы в настоящее время позволяют российским (и иностранным) гражданам и юридическим лицам регистрировать gTLD (родовые доменные имена высшего уровня), в том числе в зонах .COM, .NET, .ORG, .BIZ и .INFO. Если бы Гражданским кодексом предусматривалось, что вводимое им ограничение применяется только к отношениям с тем или иным российским элементом, все равно было бы неясно, относилось бы это к российским заявителям, российским регистраторам и (или) к доменным именам .RU и .SU.

В-третьих, в Гражданском кодексе нигде не указано, что основанием для отказа в регистрации товарного знака могут стать только доменные имена второго уровня. Доменные имена третьего и четвертого уровней также являются доменными именами. Доменные имена третьего уровня создаются администраторами (владельцами) доменных имен второго уровня без необходимости их согласования с кем-либо; доменные имена четвертого уровня – администраторами (владельцами) доменных имен третьего уровня без необходимости их согласования и т.д. Например: лицо, зарегистрировавшее доменное имя второго уровня XXX.RU, может создать доменное имя третьего уровня MICROSOFT.XXX.RU с помощью нескольких несложных операций на своем компьютере и предоставить право пользования им любому лицу. Эта практика широко используется провайдерами бесплатного хостинга, такими как NAROD.RU, NEWMAIL.RU и др. Такое другое лицо, для которого создано доменное имя третьего уровня, может затем без затруднений создать доменное имя четвертого уровня COCACOLA. MICROSOFT.XXX.RU.

Более того, регистраторы не ведут и не могут вести учет доменных имен третьего и четвертого уровней. Поэтому киберсквоттеры и лица, незаконно использующие товарные знаки, вполне могут фальсифицировать свои регистрационные данные и представить подложные документы, якобы подтверждающие факт регистрации на их имя доменного имени четвертого уровня, тождественного обозначению, заявляемому на регистрацию в качестве товарного знака.

В-четвертых, в Гражданском кодексе нигде не говорится о том, что рассматриваемое положение относится к доменным именам в сети Интернет, а не в любой иной сети. С технической точки зрения любой компьютер в корпоративной сети может быть частью домена, а такой домен может иметь имя. Создатель корпоративной сети может выбрать любое имя для домена и любые имена для компьютеров в сети. Например, ничто не может запретить пользователю создать сеть с доменным именем MICROSOFT и назвать один из компьютеров такой сети именем BILL_GATES. Что будет, если кто-либо создаст корпоративную сеть с общеизвестным доменным именем и затем попытается использовать этот факт как основание для возражения против регистрации тождественного товарного знака третьей стороной? Что будет, если кто-либо предъявит подложное доказательство того, что сеть с определенным доменным именем была создана в какой-то момент в прошлом?

В-пятых, то обстоятельство, что Гражданским кодексом предусмотрено, что существование более ранних прав на доменное имя может стать основанием для отказа в регистрации товарного знака безотносительно конкретных международных классов товаров и услуг, то есть в отношении любых товаров или услуг, по существу предоставляет огромное и ничем не неоправданное преимущество владельцам доменных имен, чья единственная заслуга – более ранняя регистрация доменного имени (в особенности учитывая возможность широкого толкования этого термина, о чем говорилось выше). Такой широкий круг действия охраны нехарактерен для базовых концепций законодательства о товарных знаках. Даже владельцы общеизвестных знаков, добивающиеся запрета несанкционированного использования и регистрации таких знаков, должны сначала обосновать такой статус их товарного знака, представив многочисленные и убедительные доказательства, и добиться вынесения соответствующего решения. Зачем же предоставлять держателю регистрации на доменное имя, возможно, пирату, лишний козырь?

В-шестых, предоставление права на доменное имя без учета того, служит ли оно средством индивидуализации, как это требуется от товарного знака, способно существенным образом изменить баланс между разными правами интеллектуальной собственности. Доменное имя с технической точки зрения не представляет собой ничего, кроме адреса в сети Интернет, и подобно обычному почтовому адресу это – просто указатель местоположения. Доменное имя также может служить опознавателем источника, но может и не нести этой функции. А как быть, если доменное имя является родовым понятием (а это встречается достаточно часто)? Например: www.furniture.com (от «мебель» – англ.) и www.drugstore.com (от «аптека» – англ.). Должны ли эти имена автоматически получать охрану без приобретения ими различительной способности?

Наконец, нигде в мире сам по себе факт регистрации доменного имени не является основанием для отказа кому-либо в регистрации тождественного товарного знака. Несмотря на важность проблемы обратного захвата доменных имен, она связана с известностью доменного имени, а не с фактом его более ранней регистрации. Концепция «обратного захвата доменного имени» не была разработана для предоставления охраны любому владельцу доменного имени, зарегистрировавшему некое доменное имя и не ведущему никакой дальнейшей деятельности, связанной с доменным именем (что может быть сделано практически мгновенно и без существенных затрат). Напротив, она направлена на охрану прав владельцев доменных имен, которые создали успешные веб-сайты, но по той или иной причине не зарегистрировали их имена в качестве товарных знаков от недобросовестных регистраций таких обозначений в качестве товарного знака третьими лицами, пытающимися воспользоваться известностью доменного имени.

Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод, что нынешняя формулировка подпункта 3 п. 9 ст. 1483 четвертой части ГК РФ может создать необоснованные и труднопреодолимые препятствия для добросовестных заявителей и владельцев товарных знаков, которым смогут противостоять владельцы доменных имен, желающие «нагреть руки» на несовершенстве формулировок Кодекса.

На наш взгляд, чтобы исключить очевидный риск злоупотребления правами на доменные имена с целью посягательства на права добросовестных владельцев товарных знаков, необходимо исключить указание на доменные имена из подпункта 3 п. 9 ст. 1483 четвертой части ГК РФ. Что касается проблемы обратного захвата доменных имен, то она, как представляется, может успешно решаться в рамках действующего российского законодательства, в основном путем применения норм закона Российской Федерации «О защите конкуренции», который позволяет признавать действия по приобретению прав на средства индивидуализации, включая товарные знаки, актами недобросовестной конкуренции.