Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Право или Интернет?

Канд. экон. наук С.А.Середа.

7-8 октября прошла VI ежегодная конференция "Право и Интернет", организованная российским комитетом программы ЮНЕСКО "Информация для всех", Министерством культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации и Высшей школой экономики.

На секционных заседаниях конференции прозвучали доклады по шести основным направлениям:[1]

  • правовые и этические регуляторы в киберпространстве;
  • доступ к государственным информационным ресурсам, законодательство на официальных сайтах органов власти;
  • право интеллектуальной собственности в киберпространстве;
  • правовые аспекты использования интернет-технологий в образовании;
  • противоправное содержание, антиобщественное поведение и защита информации в киберпространстве;
  • киберСМИ: проблемы регулирования.

Задачей настоящей статьи является не столько описание и пересказ хода этой конференции, сколько попытка подвести своеобразный итог, сформулировать общие выводы, которые, как нам кажется, логически следуют из представленных докладов и прошедших обсуждений.

В первую очередь, следует отметить, что проблема правового регулирования в киберпространстве, цифровой среде сегодня совершенно четко осознана как рядовыми пользователями глобальных сетей, так и производителями и поставщиками информационных продуктов и услуг, а также государством. Необходимость регулирования правоотношений в рамках глобальной информационной инфраструктуры, роль которой сегодня выполняет американская сеть Интернет[2], признается всеми. Различия возникают лишь в предлагаемых подходах к такому правовому регулированию.

Крупные игроки на рынке информационных продуктов и услуг активно лоббируют ужесточение законодательства в области охраны интеллектуальной собственности, а именно авторского права и смежных прав. Таким путем они пытаются обеспечить максимальный возврат инвестированных в свою деятельность средств. Кроме того, прелагается также расширить область действия права интеллектуальной собственности. В частности, на конференции высказывались предложения по законодательной охране содержимого (а не только логической структуры) баз данных. Реализация этого предложения по сути стала бы механизмом приватизации фактографических и иных не подлежащих охране данных на том основании, что автор базы приложил значительные усилия и понес существенные затраты для сбора и упорядочения содержащихся в ней сведений.

С другой стороны, организации, представляющие общественные интересы, в частности ЮНЕСКО, отрицательно относятся как к ужесточению режима правовой охраны объектов авторского права, так и к расширению перечня этих объектов. Злоупотребление правовой охраной частных интересов ущемляет права граждан на доступ к информации и достижениям культуры. Указанные права сформулированы в статьях 19, 22, 26, 27 Всеобщей декларации прав человека[3] и подтверждены международными пактами о правах человека[4]. Нарушение этих прав вредит развитию науки и культуры, обществу в целом. Десять лет ужесточения силовых мер борьбы с пиратством в западных странах не дали ожидаемого результата[5]. Их дальнейшее ужесточение противоречит общественным интересам и правам личности.

В то же время правоохранительные органы активно развивают правоприменительную практику в области цифровых технологий. Подготовлены квалифицированные специалисты в области информационных технологий, интеллектуальной собственности и защиты информации, способные успешно расследовать преступления, при совершении которых используются информационные технологии и компьютерная техника. Создано методическое, организационное и техническое обеспечение расследования подобных правонарушений и судебного делопроизводства по ним.

Однако по-прежнему существует "вечная проблема": с одной стороны, от правоохранительных органов требуют активных действий по борьбе с компьютерными правонарушениями, с другой же - уголовное законодательство, в рамках которого они обязаны действовать, не учитывает значительное число деяний, трактуемых обществом и (или) заинтересованными лоббистскими группами как противоправные. Примером может служить рассылка "спама", "взлом" компьютерных программ, создание и использование средств обхода технической защиты авторских прав. В таких условиях, формулируя обвинение, следователи вынуждены "проявлять смекалку": подгонять совершенное противоправное действие под состав преступления, соответствующий главе 28 УК РФ УПреступления в сфере компьютерной информацииФ. По такой схеме привлекаются к ответственности лица, вносящие изменения в объектный код компьютерных программ и (или) создающие средства обхода их технической защиты. Недавно к ответственности было привлечено лицо, создавшее программу для рассылки сообщений формата SMS, содержащих ненормативную лексику[6]. Подобное "притягивание за уши" возможно в силу недостаточно четко сформулированных положений статей 272 - 274 УК РФ, дающих возможность их расширительного толкования, а также некорректного переноса зоны действия авторского права на защиту компьютерной информации[7], в результате чего "доказывается" неправомочность совершенного деяния. По описанному "алгоритму" можно объявить вредоносной практически любую компьютерную программу (вспомним о двойственности любой технологии), а любое преобразование экземпляра авторского произведения в цифровой форме - неправомерным "уничтожением, блокированием, модификацией либо копированием информации".

Печальнее всего, что представители компетентных органов убеждены в верности и перспективности такой позиции. Наверно, поэтому специалистов по уголовному праву так поразило выступление руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям М.В. Сеславинского, назвавшего "преступления" электронных библиотек полезными для общества и высказавшегося против "запрещения Интернета"[8].

В то же время последняя редакция закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" была принята в рекордные сроки под очень мощным внешним давлением. Для Российской Федерации ужесточение этого Закона являлось одним из условий вступления в ВТО. В результате поспешности принятия поправок Закон получился недоработанным, что вызвало обоснованную критику отдельных его положений специалистами. Ужесточение охраны авторских и смежных прав, а также "обратная сила", которой обладает принятый Закон, необоснованно широко защищают интересы обладателей имущественных авторских и смежных прав в ущерб интересам общества, что вызвало критику и представителей ЮНЕСКО. Аналогичные соображения высказывались и ранее представителями электронных библиотек, которые теперь фактически оказались вне закона[9]. Если учитывать упомянутые на конференции различия психологического восприятия проблем, связанных с использованием цифровой среды для обмена информацией без учета прав интеллектуальной собственности, можно предположить, что без серьезных правок, новая редакция Закона едва ли получит общественную поддержку[10].

В непростое положение новая редакция Закона поставила образовательные порталы и, в первую очередь, государственные. С одной стороны, в рамках действующего законодательства очень тяжело определить правовой статус образовательного портала, а соответственно права и обязанности его создателя и собственника. С другой стороны, введение нового авторского правомочия (право на доведение до всеобщего сведения) с момента его вступления в законную силу (1 сентября 2006 г.) сделает недействительными все авторские договоры, заключенные ранее при электронной публикации учебных материалов, а также подобную публикацию на основе устного договора, если портал зарегистрирован как средство массовой информации. Существуют также проблемы с защитой содержания и оформления портала от небуквального копирования, проблемы налогообложения, лицензирования и другие, не связанные с изменениями в законодательстве об авторских правах.

Кроме описанных выше, существуют сложности определения юрисдикции, под которую подпадает произвольный электронный ресурс, доступный по глобальной сети. В настоящее время преобладают два подхода к решению этой задачи:

  • определение применимости локального законодательства по признаку физического расположения сервера, содержащего электронный ресурс;
  • определение сферы действия национального законодательства по тому, является или нет собственник электронного ресурса резидентом.

Оба подхода интересны, но если предположить, что, например, на международной космической станции будет развернут сервер сети Интернет, то к его регулированию будет применим лишь второй подход.

Проблема юрисдикции возникает при необходимости восстановления нарушенных прав, например, авторских, или при квалификации электронного ресурса как пропагандирующего экстремизм, межнациональную рознь, религиозную нетерпимость и т.п. В этом контексте ее решением занимаются правоохранительные органы. Кроме того, эта же проблема интересует и владельцев электронных ресурсов, так как от юрисдикции зависит и налогообложение, и организационные вопросы, связанные с легальным функционированием ресурса.

Еще одна важная проблема, которой уделялось внимание на конференции, - массовое распространение нежелательных электронных сообщений (так называемого "спама"). Пока в отечественном законодательстве нет норм, позволяющих эффективно регулировать данную сферу. В первую очередь, это связано с большим разнообразием взглядов на определение жаргонного термина "спам" ("spam", англ. - дословно "консервированный домашний фарш"). Одна из позиций - определение неправомочности массовой коммерческой рассылки сообщений. Сторонники этого подхода предлагают поправки к закону РФ "О рекламе", характеризующие "спам" как недобросовестную рекламу. С другой стороны, участились случаи массовой рассылки сообщений оскорбительного или угрожающего содержания, нередки случаи и массовой рассылки писем, содержащих вредоносные компьютерные программы. С этой точки зрения "плохой" считается вообще массовая рассылка сообщений, что предлагается регулировать, соответствующим дополнением к закону РФ "О связи" и жестким обозначением объема рассылок, не требующего особых разрешений.

Одновременно усиление борьбы со "спамом" наносит существенный ущерб лицам и организациям, являющимся организаторами или подписчиками легальных электронных рассылок. В первую очередь это относится к информационным рассылкам (были случаи, когда за "спам" принимали даже юридические рассылки, посвященные борьбе с ним). Существуют также и легальные рассылки коммерческих и рекламных материалов.

К сожалению, до сих пор нет четкого определения нежелательной рассылки электронных сообщений, которое позволило бы отделить "зерна от плевел". В частности, под сегодняшние определения "спама" вполне попадет рассылка стандартного предложения о научном сотрудничестве, выполненная по адресам участников конференции, что никак нельзя признать положительным результатом борьбы со "спамом".

Итак, правовое регулирование электронной среды является актуальной задачей, оптимально решить которую можно, лишь сохранив баланс частных, общественных и государственных интересов. Будем надеяться, что это хорошо понимают все заинтересованные стороны.


  1. Подробности, в частности программу конференции, персоналии и названия докладов, можно уточнить на сайте http://www.ifap.ru/pi/06
  2. Кармышев П.В., Середа С.А. Существующий миропорядок: наиболее мощные и влиятельные структуры, контролирующие развитие мировой сферы ИТ, а также компьютерной, программной и телекоммуникационной отраслей // "Потребитель" (http://consumer.nm.ru/org-text.htm)
  3. http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm
  4. Шалманов С. ООН: цена CD должна зависеть от среднего дохода в стране //CNews.ru (http://www.cnews.ru/newcom/index.shtml?2003/03/24/142301)
  5. Пиратское ПО продается лучше лицензионного //CNews.ru (http://www.cnews.ru/newtop/index.shtml?2004/07/07/160988)
  6. Протасов, П.В. Как бы осужден как бы спамер // Компьютера. 2004. №25. (http://www.computerra.ru/offline/2004/549)
  7. Богомолов М.В. Уголовная ответственность за неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации. Красноярск, 2000
  8. М.В. Сеславинский призвал российское Интернет-сообщество к объединению (http://www.fapmc.ru/news/ministry/id/706543.html)
  9. Обсуждение поправок в Закон об авторском праве в эфире радиостанции "Эхо Москвы"
  10. Доктороу К. Управление цифровым бесправием //Компьютера Онлайн. М., 1997 - 2004. (http://www.computerra.ru/think/36494)