Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Профессиональный налоговый вычет: все ли авторы равны?

Патентный поверенный Б.А.Дронов (ООО «ВолгоУралНИПИгаз», г. Оренбург)

В соответствии с подпунктом 3 ст. 221 Налогового кодекса Российской Федерации при исчислении налоговой базы по налогу на доходы налогоплательщики, получающие авторские вознаграждения или вознаграждения за создание, исполнение или иное использование произведений науки, литературы и искусства, вознаграждения авторам открытий, изобретений и промышленных образцов, имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов («пнв») в сумме фактически произведенных и документально подтвержденных расходов. Если эти расходы не могут быть подтверждены документально, то у авторов открытий, изобретений и создателей промышленных образцов они принимаются к вычету по нормативу в размере 30% суммы начисленного дохода за первые два года использования.

Отмечу, что в упомянутом перечне присутствуют канувшие в лету открытия и отсутствуют охраняемые в соответствии с Патентным законом полезные модели. Чем это чревато для их авторов?

Мне как патентному поверенному пришлось столкнуться с ситуацией, когда главный бухгалтер одного из оренбургских предприятий при выплате авторам совместно используемых служебных полезной модели и изобретения вознаграждения за первый, а затем и второй год их использования последовательно отказывала в удовлетворении заявлений о предоставлении им «пнв» в указанном выше размере. Мотивация отказа, на первый взгляд, как логична, так и неправомерна, а именно: «изобретение и полезная модель служебные, зарегистрированы на предприятие, которое является обладателем патента на изобретение и свидетельства на полезную модель, затраты возмещались предприятием» (здесь и далее выделен текст из документа).

Доводы авторов о том, что в процессе создания изобретения и полезной модели они затратили собственные средства, используя личные компьютеры, сеть Интернет, средства оргтехники и пр., не принимались. Не приняла их и местная налоговая инспекциия, куда авторы обратились с декларациями о доходах. К указанным выше поводам для отказа добавился еще один: «авторами не представлен договор с предприятием, согласно которому авторам вменялось производить понесенные затраты за счет собственных средств».

Конечно, они могли бы обратиться в суд, но по рекомендации патентного поверенного было принято решение получить официальное разъяснение такого органа государственного управления, мнение которого было бы компетентным и для бухгалтеров, и для региональной налоговой инспекции.

По нашему опыту, таким органом являлось Министерство по налогам и сборам Российской Федерации. Запросы поверенного были рассмотрены двумя департаментами министерства: юридическим и налогообложения доходов и имущества физических лиц. В результате авторы получили два письменных разъяснения по существу запросов за подписью заместителей министра.

Существо первого разъяснения (письмо от 14 июля 2003 г. № 04-3-01/334-Э791 за подписью заместителя министра Б.М.Короля) заключалось в том, что «на такой объект промышленной собственности, как полезная модель, подпункт 3 статьи 221 Кодекса не распространяется».

Второе разъяснение (письмо от 28 октября 2003 г. № 04-3-01/490-АН550 за подписью заместителя министра С.Х.Аминева) посвящалось ряду вопросов, в том числе касающихся служебных изобретений. В частности, из него следовало, что «налогоплательщики, получившие вознаграждения как авторы изобретений, реализуют право на получение «пнв» путем подачи письменного заявления налоговому агенту. При отсутствии налогового агента указанные налогоплательщики реализуют право на получение «пнв» путем подачи письменного заявления в налоговый орган одновременно с подачей налоговой декларации по окончании налогового периода».

Автор служебного изобретения «имеет возможность реализовать право на получение «пнв» в размере 30 процентов от суммы дохода, полученного за первые два года использования изобретения, путем подачи письменного заявления налоговому агенту» (в данном случае это предприятие, выплатившее вознаграграждение).

«Статьей 231 Кодекса определено, что излишне удержанные налоговым агентом из дохода налогоплательщика суммы налога на доходы подлежат возврату налоговым агентом по представлении налогоплательщиком соответствующего заявления».

В рассматриваемом случае «для получения «пнв» в размере 30 процентов от суммы вознаграждения, полученного за первые два года использования изобретения, следует подать соответствующее письменное заявление налоговому агенту... и одновременно в соответствии со статьей 231 Кодекса подать письменное заявление налоговому агенту о возврате суммы излишне удержанного налога на доходы физических лиц».

Далее письмо подтверждало данное ранее «разъяснение о неправомерности получения «пнв», установленных подпунктом 3 статьи 221 Кодекса, налогоплательщиками, получившими вознаграждение в качестве соавторов объекта промышленной собственности, которым является служебная полезная модель».

По имеющейся информации, описанная в настоящей статье ситуация в октябре 2003 г. рассматривалась на селекторном семинаре, проводимом Министерством по налогам и сборам для работников региональных налоговых инспекций.

Таким образом, разногласия между сторонами по поводу прав авторов служебных изобретений на указанную налоговую льготу можно считать разрешенными компетентным органом государственного управления, чего никак не скажешь в отношении авторов полезных моделей.

С одной стороны, ст. 19 Конституции Российской Федерации гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, а согласно ст. 34 Патентного закона «государство стимулирует создание и использование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, устанавливает авторам льготные условия налогообложения…». С другой, – подпунктом 3 ст. 221 Налогового кодекса фактически установлен различный налоговый режим для авторов различных объектов промышленной собственности, охраняемых Патентным законом.

Совершенно очевидно, что на уровне министерства эта коллизия не может быть разрешена. По мнению автора статьи, в рассматриваемом случае возможен вопрос о соответствии подпункта 3 ст. 221 Налогового кодекса ст. 19 Конституции. Так ли это? Хотелось бы услышать мнение коллег-юристов, в частности, из правового управления патентного ведомства.