Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Регистрация цвета в качестве товарного знака

В.О.Калятин - канд. юрид. наук (фирма «Фрешфилдс Брукхаус Дерингер»).

Индивидуализация товаров и услуг становится все более важной частью стратегии ведения бизнеса. Предпринимателю приходится все чаще использовать все возможные средства, позволяющие выделить собственные товары среди подобных. Способствовать различению продукции определенного производителя может и единообразное цветовое оформление всех выпускаемых товаров. По сравнению с размещением на товарах словесных или изобразительных знаков использование цвета как средства индивидуализации позволит выделить (опознать) товар производителя (например, среди других сходных товаров в магазине) на расстоянии. Иногда это может иметь очень важное значение для ведения бизнеса. Так, в ходе слушаний по известному делу о товарном знаке компании «БиПи»[1] (зеленый цвет) было заявлено о важности охраны цветов для автозаправочных станций и станций автомобильного обслуживания, поскольку автомобилист, ведя автомобиль с большой скоростью, может разобрать только основные черты станции (например, цвет, в который она окрашена), прежде чем принимать решение: поворачивать на станцию или нет.

Такие случаи доказывают, что цвет способен играть важную роль в индивидуализации товаров и услуг. Прямо признает это и закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», указывая в п. 2 ст. 5, что товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании. Но должна ли допускаться регистрация в качестве товарного знака цвета самого по себе*, а не как части рисунка?

* Товарный знак, представляющий собой цвет, в отличие от изобразительного знака с использованием цвета, в зарубежной литературе иногда называют «абстрактным цветовым знаком». Однако этот термин еще не является общепризнанным.

Возможность предоставить лицу монопольное право на использование определенного цвета для индивидуализации товаров или услуг вызывает серьезные сомнения. То, что предметы определенных цветов будут более заметны, несомненно. Но цвет – это характеристика определенного объекта, а не сам объект. С таким же успехом на основании того, что величина предмета влияет на его заметность, можно требовать регистрации величины товара в качестве товарного знака.

Существует и другая проблема. При регистрации иных видов товарных знаков (например, традиционных словесных и изобразительных) существует достаточно высокая степень определенности объекта регистрации: регистрируется определенное слово, логотип и т.п. При этом для других производителей остается огромное множество иных слов и рисунков, которые также могут иметь различительную способность. Иная ситуация с цветом: потребители скорее всего не будут воспринимать оттенки цветов для различения товаров разных производителей. Таким образом, оттенки практически не смогут иметь различительную способность. В этом случае количество цветов, которые потребители будут различать в отношении товаров одной группы, сравнительно невелико. Кроме того, список цветов, используемых для окраски определенного продукта, может быть ограничен технологическими соображениями.

С другой стороны, регистрация цвета даст владельцу товарного знака возможность контроля за неограниченным количеством форм использования этого цвета. Как отмечает В.Корниш, «...вполне может быть, что несколько заявок охватят все используемые цвета для определенного продукта, что, тем самым, лишит конкурентов возможности продавать товары в любой упаковке, кроме неокрашенной»[2]. Таким образом, право владельца товарного знака – цвета несравнимо более широко, нежели право владельцев товарных знаков иных видов. Вряд ли такая широкая монополия, предоставляемая одному лицу, в интересах общества.

Очевидно, существуют серьезные доводы (далеко не исчерпанные приведенными выше) против регистрации цветов в качестве товарных знаков. В течение длительного времени негативное отношение к регистрации таких товарных знаков существовало практически во всем мире. Однако под давлением крупного бизнеса ситуация потихоньку менялась, и за последние 10 лет возможность зарегистрировать цвет в качестве товарного знака появилась во многих странах.

Тем не менее как регистраторы, так и суды осознают высокую степень «конфликтности» таких товарных знаков и пытаются найти вариант, позволяющий отсечь наиболее сомнительные случаи регистрации цвета в качестве товарного знака, допустив такую регистрацию в целом. На сегодня еще не выработан вариант, удовлетворяющий в полной мере потребности оборота, в связи с чем предлагавшиеся варианты не нашли достаточно широкого признания. Неудивительно, что пока регистрация цвета как товарного знака – редкий случай. К началу 2003 г. из примерно 500 тыс. товарных знаков, зарегистрированных в Великобритании, только около 20 представляли собой зарегистрированный цвет и около 40 – сочетание цветов.

Международные соглашения в настоящее время не дают достаточных ориентиров, оставляя разрешение вопроса законодателям. Так, Соглашение ТРИПС указывает, что сочетания цветов должно быть способно к регистрации в качестве товарных знаков[3]. Остается неясным, должна ли эта формулировка трактоваться буквально (должна ли обеспечиваться охрана только сочетания цветов, а не одного цвета) или расширительно (как это, например, сделано в Австралии).

Европейские нормы (например, Community trade mark regulation (№ 40/94) и EU trade marks directive (№ 80/94/EEC)) также не содержат определенных правил о регистрации цветов. В результате существует достаточно широкое расхождение во мнениях о возможности и условиях регистрации цвета в качестве товарного знака. Показательно, что в Европейском Сообществе при декларированном намерении установить общие принципы регистрации товарных знаков (что закреплено, в частности, в Директиве о товарных знаках) в одних странах регистрация цвета в качестве товарного знака запрещена (Португалия), в других – разрешена (например, Франция и Германия), а в третьих – законодательство вообще не затрагивает эту проблему (Австрия, Греция, Швеция и др.).

В случаях, когда законодатель допускает регистрацию цвета в качестве товарного знака, он обусловливает ее выполнением определенных условий. Возьмем в качестве примера один из недавних законов. Новый закон о товарных знаках Гонконга 2000 г. прямо указывает на возможность регистрации цвета в качестве товарного знака. Однако она появляется только при выполнении двух условий. Во-первых, цвет должен быть представлен графически, и, во-вторых, он должен позволять отличать товары или услуги одного производителя от товаров и услуг других производителей.

Эти два условия (в том или ином варианте) встречаются и в законодательстве других стран. Остановимся на них подробнее.

Графическое представление цвета в заявке

Материалы заявки должны позволять совершенно точно определить объект, подлежащий регистрации. Но с цветом это не всегда просто сделать. Восприятие цвета весьма субъективно. Люди по-разному воспринимают одинаковые цвета, неодинакова и способность различать оттенки. Это делает неприемлемым только словесное описание регистрируемого цвета. Кроме того, такое описание оказалось бы либо слишком широким (например, «зеленый»), предоставило бы монополию одному лицу на значительную часть цветового спектра, либо (при попытке четко описать определенный оттенок) оказалось бы слишком неопределенным и трудно воспринимаемым. В связи с этим регистраторы обычно требуют и представления образца цвета. В то же время оттенок цвета на таком образце может зависеть от технических особенностей печатающего устройства, меняться со временем и т.п. При этом представление цвета не должно осуществляться какими-то очень сложными способами. Нужно стремиться к тому, чтобы любой человек мог понять, какой цвет в действительности зарегистрирован. Поэтому неудивительно, что в некоторых случаях признается необходимым одновременное указание образца цвета и его словесное описание. В настоящее время наиболее удачным вариантом считается указание вместе с образцом цвета его кода в международно признанной классификации (например, Pantone).

В некоторых странах (например, в Великобритании) считается целесообразным, чтобы заявитель указывал на рисунке, как цвет будет применен на соответствующих товарах (например, какие части товара будут им окрашены). Это позволяет избежать предоставления заявителю излишне широкой монополии, поскольку оставляет возможность для других производителей использовать близкие цвета, но при другом подходе к окраске товаров (при отсутствии угрозы их смешения). Такое уточнение особенно важно, когда на регистрацию представляются сочетания цветов, поскольку в таких ситуациях возможно одновременное сосуществование многочисленных вариаций их сочетаний (например, за счет разного соотношения или взаиморасположения в окраске товара и т.п.) без существенного ущерба различительной способности обозначений в целом. Ранее неоднократно требовалось обязательное указание контура или границ соответствующего использования цвета.

Таким образом, к графическому представлению цвета в заявке обычно предъявляются достаточно жесткие требования. В зарубежной судебной практике, в частности, указывалось, что графическое представление цвета должно быть ясным, точным, самодостаточным, легко доступным, понятным, прочным и объективным[4].

Различительная способность обозначения

Главная проблема теории товарных знаков – различительная способность. В зарубежной литературе дискуссия о степенях различительной способности у цвета как товарного знака началась сравнительно недавно. Показательно, что судебная практика, как правило, не следует этим классификациям, что свидетельствует о недостаточной ясности теоретических конструкций[5].

Как неоднократно отмечалось в европейской судебной практике*, в обычной ситуации цвет сам по себе не имеет различительной способности[6]. В одном из дел указывалось, что в современной коммерческой практике цвет не используется как средство идентификации. Различительная способность для цвета не характерна, за исключением особых обстоятельств (прежде всего, если число указанных товаров или услуг невелико и рынок весьма специфичен). Цвет (как товарный знак) не должен существовать изолированно, но должен применяться только к определенной форме или ограничиваться контуром. В то же время цвет сам по себе может приобрести различительную способность в результате использования[7]. Признавалось, что цвет сам по себе может быть зарегистрирован в качестве товарного знака. Однако это возможно только в некоторых случаях, например, при регистрации очень специфичного оттенка для очень специфичных товаров или услуг. Тогда заявитель может ссылаться на различительную способность знака, приобретенную в ходе его использования[8].

* В то же время необходимо отметить и наличие в некоторых странах противоположных решений, когда говорилось о естественной способности цвета выполнять при определенных условиях функцию индивидуализации.

Из этого следует, что в подавляющем большинстве случаев заявитель должен использовать такой цвет в оформлении своих товаров (услуг) еще до подачи заявления, и такое цветовое оформление должно стать настолько привычным потребителям, чтобы товар или услуги могли правильно идентифицироваться ими уже по одному только цветовому оформлению. В частности, указывалось, что если заявитель претендует на «приобретенную» различительную способность знака, он должен доказать, что товарный знак должен использоваться в Европейском Сообществе в целом или, по крайней мере, в значительной его части и таким образом, что достаточно большая часть соответствующей группы населения воспринимает обозначение в качестве товарного знака, имеющего различительную способность на момент подачи заявления[9].

Таким образом, европейская судебная практика пытается найти компромисс между определенными требованиями экономического оборота и необходимостью обеспечить свободную конкуренцию. При этом отмечается, что к цветам, заявленным на регистрацию в качестве товарных знаков, не должны предъявляться более строгие критерии, чем к иным товарным знакам.

Отмечались бóльшие шансы на приобретение цветом различительной способности при использовании его в отношении услуг, нежели товаров (поскольку товар всегда так или иначе имеет цвет, а услуга нет)[10]. Действительно, в отношении услуг различительная функция цветового оформления может выходить на первый план, в то время как в отношении товаров она будет значительно подавляться функцией декоративного оформления.

Другим направлением предупреждения неоправданной монополизации цвета, угроза которой существует в случае предоставления возможности зарегистрировать цвет в качестве товарного знака, является запрет регистрации определенных цветов или цветовых сочетаний в отношении соответствующих товаров, если такая регистрация явно противоречит интересам общества. Ослабление различительной способности соответствующего обозначения в этом случае сочетается с угрозой общественным интересам. Следует заметить, что выбор цветов, не подлежащих регистрации, остается на усмотрение регистратора или суда. Законодательно определить критерии, применимые к подобным случаям, с тем, чтобы они работали достаточно эффективно, нелегко.

Попробуем, однако, выделить некоторые основные направления.

Регистрация основных цветов

Европейская судебная практика признает, что регистрация цветовых знаков допускается преимущественно в отношении только определенных оттенков цвета (чтобы по возможности сузить предоставляемую монополию). Поэтому чем «чище» цвет, тем выше вероятность отказа в регистрации.

Естественный цвет используемого материала

Регистрация цвета естественного материала означала бы, что конкуренты должны осуществлять дополнительные операции по окраске товара, изменению цвета и т.п., что привело бы к повышению себестоимости производства товара, а следовательно, и к предоставлению неоправданного конкурентного преимущества владельцу товарного знака.

Цвет, определяемый техническими процессами

Этот случай связан с предыдущим. Цвет товара также может жестко определяться технологией его производства. Тогда регистрация цветового товарного знака означала бы уже не просто ограничение в использовании обозначения, но и запрет на использование соответствующей технологии производства товара. Так, было отказано в регистрации в отношении зубной пасты товарного знака, состоящего из красной и белой полос, на том основании, что красный цвет во многом обусловлен химическим составом пасты, и перечень веществ, выполняющих те же функции, ограничен[11].

Сигнальное назначение

Окраска отдельных частей товара может определяться не столько эстетическими соображениями, сколько необходимостью донести до возможного пользователя какую-то важную информацию о назначении этих частей. Такое сигнальное значение может иметь окраска части красным цветом (пожароопасность, необходимость проявлять осторожность и т.д.), синим (наличие воды) и т.п. Соответственно, существование товарного знака не должно лишать производителя возможности использовать соответствующие цвета, если это необходимо для обеспечения безопасной и эффективной эксплуатации товара.

Функциональное назначение

Иногда окраска товара может быть вызвана необходимостью обеспечить выполнение определенной функции, помимо функции его индивидуализации. Так, очевидно, использование черного цвета для окраски ступеней, в первую очередь, имеет назначением сделать грязь менее заметной. Здесь также можно говорить как о значительном снижении различительной способности знака (потребители, скорее всего, не будут воспринимать такую окраску как средство выделения товара среди подобных), так и угрозе ограничения конкуренции в случае регистрации знака.

Цвет, традиционный для окраски данного вида товаров

В некоторых случаях использование какого-то цвета для окраски товаров определенного вида является традиционным. В подобных ситуациях налицо ослабление различительной способности цвета. При этом велика вероятность, что потребитель будет приобретать товар не из-за доверия данному производителю, а из-за привычки к подобной окраске товаров. Так, в одном из дел была признана невозможность регистрации сочетания особых оттенков зеленого и серого цветов в отношении товаров для садоводства на том основании, что эти цвета являлись обычными для садовых принадлежностей[12].

Таким образом, в отношении различных видов продукции перечень цветов, которые могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков, будет неодинаков.

Другим ограничением, применяемым к цвету (согласно п. 3 ст. 6 российского Закона о товарных знаках), будет запрет регистрации цвета, вводящего в заблуждение потребителей. Близок к этому ограничению и запрет регистрации знака в случаях, когда велика вероятность того, что потребители будут воспринимать цвет как указывающий на происхождение товара из определенной страны, – запрет регистрации цвета или цветового сочетания, представляющего собой флаг или другую государственную эмблему, флаг или эмблему какой-то международной межправительственной организации (п. 2 ст. 6 Закона) и т.п.

Помимо рассмотренных специфических требований к данной категории товарных знаков будут применяться и общие требования, предъявляемые к товарным знакам.


[1] «BP v. Kelly Limited». Решение апелляционного суда Англии и Уэльса. 2001. Март.
[2] Cornish W.R. Intellectual Property. London, 1996. Р. 589.
[3] TRIPS Agreement. П. 1 ст. 15.
[4] Например: Sieckmann R. Тhe European сourt of justice. C-273/00.
[5] Подробнее о существующих классификациях см., например: Schulze C. Registering сolour trade мarks in the European Union//European intellectual рroperty review. 2003. № 2. Р. 55.
[6] William Wrigley Jr Company Application; Third Вoard of аppeal of оffice for harmonization in the internal market (OHIM). 1999. ETMR214.
[7] «Libertel Groep BV v. Benelux-Merkenbureau». Тhe European Court of Justice. 2003. 6 may. C-104/01.
[8] Orange personal communications services limited’s application; Third board of Appeal of OHIM. 1998. ETMR337.
[9] Решение апелляционной инстанции OHIM по делу «Cobalt Blue» (R5/1999-3). 1999. July 20.
[10] «KWS SAAT AG v. OHIM». Тhe European сourt of Justice, Court of First Instance (T-173/00). 2002. 9 October.
[11] «Smith Kline & French» Application [1976] (цит. по Cornish, ibid.).
[12] «Viking-Unwelttechnik GmbH v. OHIM». Тhe European Court of Justice, Court of First Instance» (T-316/00). 2002. 25 September.