Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Еще раз о гранатах другой системы

В 2001 г. в журнале «Патенты и лицензии» была опубликована статья А.В. Лисовского[1], в которой обосновывалась невозможность, по мнению автора, получить патент на изобретение, объектом которого является применение известного устройства по новому назначению. В продолжение дискуссии по затронутой проблеме появилась статья Ю.И.Буча[2], описавшего свой положительный опыт по защите изобретения, объектом которого является применение известного устройства по новому назначению.

Обсуждение этой темы продолжает главный специалист ФГУП «ВНИИ метрологии им. Д.И.Менделеева» Ю.А.Шолин (Санкт-Петербург).

В обеих статьях отмечалось, что причиной невозможности или, по крайней мере, значительной трудности защиты изобретений, объектами которых является применение известных устройств по новому назначению, становится уверенность экспертизы в том, что заявляемые изобретения не соответствуют условию «изобретательский уровень». В обоснование такого решения экспертиза, как правило, приводила ссылку на п. 19.5.3(3) Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение:

«Не признаются соответствующими условию изобретательского уровня изобретения, основанные, в частности: … на применении известного продукта или способа по определенному назначению, если возможность реализации этого назначения обусловлена его известными свойствами, структурой, выполнением и известно, что именно такие свойства, структура, выполнение необходимы для реализации этого назначения».

Сроки, в которые стало известно, «что именно такие свойства, структура, выполнение необходимы для реализации этого назначения» регламентирует п. 19.5.3(5) Правил: «Изобретение не рассматривается как не соответствующее изобретательскому уровню из-за его кажущейся простоты и раскрытия в материалах заявки механизма достижения технического результата, если такое раскрытие стало известно не из уровня техники, а только из материалов заявки».

Поскольку в известном устройстве при применении по новому назначению его структура, выполнение остаются неизменными по определению, присущие ему известные свойства известны, а новые свойства после их раскрытия в материалах заявки кажутся очевидными, то при экспертизе заявок на «применение», как отмечает в своей статье Ю.И.Буч, «… у эксперта возникает ощущение, что все это очевидно, поскольку так и должно быть».

Известно, что процесс получения нового знания проходит в три этапа:
   этого не может быть,
   в этом что-то есть,
   а кто этого не знал?

Именно этот так называемый психологический эффект «послезнания», создавая впечатление известности и простоты предлагаемого решения, влияет на решение экспертизы.

Существенными признаками устройства как объекта изобретения на «применение» являются свойства устройства, проявляемые им при его применении.

Содержание понятия «свойство» определяется следующим образом: «Свойство – философская категория, выражающая такую сторону предмета, которая обуславливает различие или общность с другими предметами и обнаруживается в его отношении к ним. Всякое свойство относительно: свойство не существует вне отношений к другим свойствам и вещам»[3].

«Свойство – философская категория, выражающая отношение данной вещи к другим вещам, с которыми она вступает во взаимодействие»[4]. Таким образом, видно, что проявляющиеся у устройства свойства обусловливаются теми предметами, вещами, с которыми устройство взаимодействует.

В качестве умозрительного примера возьмем для наглядности булыжник.

«Булыжник – большой круглый камень, употребляемый для мощения улиц, дорог»[5]. Как материальная вещь, он обладает своими признаками и свойствами.

Признаки: большой круглый камень (величина, форма, материал).

Проявляемые известные свойства:
   занятие определенной части пространства – проявляется по сопоставлению с другими объектами;
   твердость, износостойкость, шероховатость поверхности – проявляется при взаимодействии с другими объектами;
   химическая стойкость – проявляется при взаимодействии с агрессивными средами;
   вес – проявляется при взаимодействии с Землей.

При употреблении булыжника для мощения улиц, дорог проявляются его «новые» свойства – укрепление их поверхности. «Новые» свойства являются очевидным следствием известных свойств (твердость, износостойкость), а все эти свойства – известные и «новые», образуя цепочку причинно-следственных связей, необходимы для реализации нового назначения.

Булыжник может проявлять и другие условно «новые» свойства, обнаруживающиеся при его взаимодействии с иными объектами (табл. 1).

Таблица 1

Назначение
булыжника

Объекты
взаимодействия

Проявляющиеся свойства

известные

«новые»

Снаряд для метания

Рука человека

Твердость, вес

Поражение цели на расстоянии

Ударный инструмент

Колья, гвозди

Вес, твердость

Принудительное внедрение
в другой объект

Орехи, другой камень

Разрушение скорлупы

Абразивный
инструмент

Нож, топор, копье

Твердость, износостойкость

Стачивание части материала объекта

Жернов

Зерно, другой камень

Твердость, износостойкость,
шероховатость

Перетирание в муку

Наполнитель бетона

Раствор бетона

Объем, твердость

Замещение бетонного раствора

Гнет

Капуста

Вес, химическая стойкость

Создание давления на объект
при квашении

При всех указанных вариантах применения булыжника «по новому назначению» его структура, выполнение остаются неизменными, его известные свойства или их часть необходимы, а проявляющиеся «новые» свойства определяются объектами, с которыми булыжник вступает во взаимодействие и, в конечном счете, обусловливают возможность его применения по определенному назначению.

Видно, что тождественные свойства проявляются только при взаимодействии булыжника с тождественными, применительно к решаемой задаче, предметами (нож – топор – копье). Если же предметы различны, то и проявляемые свойства различны (дорога – капуста).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что соответствие изобретения условию изобретательского уровня, объектом которого является применение устройства по новому назначению, должно оцениваться по наличию новых свойств, проявляемых устройством при его применении по новому назначению. Коль скоро эти новые свойства определяются и зависят от объектов, с которыми устройство взаимодействует по новому назначению, то соответствие изобретения условию изобретательского уровня можно оценить по сопоставлению признаков и свойств известных и новых объектов, с которыми устройство взаимодействует. В случае тождественности этих объектов, применительно к решаемой задаче, изобретение не признается соответствующим условию изобретательского уровня.

Полагаю, что эти рассуждения справедливы для всех видов охраняемых технических решений на «применение» и поэтому, представляется, что п. 19.5.3(3) Правил может быть изложен, например, в следующей редакции:

«Не признаются соответствующими условию изобретательского уровня изобретения, основанные, в частности: … на применении известного продукта или способа по определенному назначению, если возможность реализации этого назначения обусловлена его известными свойствами, структурой, выполнением и известно, что именно такие свойства, структура, выполнение необходимы и достаточны для реализации этого назначения».

В качестве иллюстрации представляется целесообразным познакомить читателей с реальной заявкой на изобретение, объектом которого является применение известного устройства по новому назначению.

Сущность изобретения заключается в следующем. При сборе плодов с высоких деревьев с помощью плодосъемников плоды с места съема по плодопроводу перемещаются в сборную емкость. Для уменьшения повреждаемости плодов на плодопроводе устанавливают стяжные элементы для их торможения. Стяжные элементы у наиболее близкого аналога представляют собой эластичные кольца различной толщины, которые установлены вдоль на плодопроводе на переменных расстояниях между двумя соседними элементами.

Изготовление набора неидентичных стяжных элементов сопряжено с определенными трудностями. Была подана заявка № 2001110043 на изобретение «Стяжной элемент плодопровода» со следующей формулой изобретения: «Применение эластичного трубчатого медицинского бинта в качестве стяжного элемента плодопровода».

В разделе описания «Область техники» было отмечено, что изобретение «может быть использовано для уменьшения повреждаемости снимаемых с деревьев плодов при их транспортировке по плодопроводу от места съема в сборную емкость».

Задача и технический результат в разделе «Раскрытие изобретения» были сформулированы следующим образом: «Задачей, на решение которой направлено заявляемое изобретение, является создание простейшего стяжного элемента для плодопровода. Технический результат, получаемый при осуществлении изобретения, заключается в существенном упрощении технологии изготовления стяжного элемента».

В разделе «Осуществление изобретения» отмечалось, что «при перемещении снятого плода по участку плодопровода, охватываемого эластичным трубчатым бинтом, плод испытывает повышенное трение о стенки плодопровода, уменьшает скорость движения и поступает в сборную емкость со скоростью, уменьшающей вероятность его повреждения».

Очевидно, что назначением изобретения является выполнение функций известных стяжных элементов – уменьшение повреждаемости снимаемых с деревьев плодов. Объектами, с которыми взаимодействует эластичный трубчатый медицинский бинт, являются плодопровод и перемещающиеся по нему плоды, а свойством – создание усилия торможения при движении плода по плодопроводу.

Для реализации изобретения из промышленно выпускаемых семи типоразмеров бинтов выбирают нужный, и его отрезок укрепляют на плодопроводе в заданном месте.

После отказного решения экспертизы по причине несоответствия условию изобретательского уровня заявитель направил в Палату по патентным спорам возражение против решения экспертизы. Отмечалось, что свойство известного эластичного трубчатого медицинского бинта заключается в прижатии медицинской повязки для удержания ее на объекте в неподвижном относительно объекта положении. Новым же свойством известного бинта, применяемого в качестве стяжного элемента плодопровода, является эластичное динамическое охватывание перемещающегося по плодопроводу плода для создания дополнительного трения его о стенки плодопровода.

В отказном решении коллегии Палаты по патентным спорам было отмечено, что к рассмотрению принята формула изобретения, которая выражает существо изобретения. Приведена ссылка на известность применения эластичного трубчатого медицинского бинта, «обладающего способностью растягиваться и применяемого при лечении варикозного расширения вен для обеспечения компрессии, то есть сжатия».

В решении также отмечено, что «свойством эластичного трубчатого медицинского бинта, обеспечивающим реализацию им указанного в формуле изобретения назначения, является возможность сжатия и растяжения за счет эластичности в определенных пределах в зависимости от характера этого бинта и, как следствие, сдавливание того объема, который он охватывает. При использовании такого бинта в качестве стяжного элемента плодопровода осуществляется сдавливание последнего и формирование соответствующегопроходного сечения.

Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что возможность применения эластичного трубчатого медицинского бинта по новому назначению (в качестве стяжного элемента плодопровода) явным образом вытекает из известных сведений о свойствах данного бинта.

Таким образом, поскольку применение эластичного трубчатого медицинского бинта по указанному заявителем назначению – в качестве стяжного элемента трубопровода – обусловлено его известными свойствами (возможностью сдавливать охватываемый им объект) и именно такие свойства необходимы для стяжного элемента трубопровода, заявленное изобретение не может быть признано соответствующим условию изобретательского уровня.

Довод заявителя в отношении того, что использование известного эластичного трубчатого медицинского бинта приведет к упрощению изготовления стяжного элемента плодопровода, никак не подтверждает возможность проявления этим бинтом каких-либо новых, неизвестных до сих пор свойств».

При вынесении отказного решения коллегия Палаты по патентным спорам оставила без внимания указанное заявителем назначение заявляемого решения. По мнению коллегии, назначением эластичного трубчатого медицинского бинта при использовании в качестве стяжного элемента плодопровода является лишь его сдавливание и формирование проходного сечения (аналогично взаимодействию такого бинта с конечностью пациента при варикозном расширении вен).

В действительности это свойство является промежуточным в цепочке причинно-следственных связей и обусловливает проявление нового свойства эластичного трубчатого медицинского бинта при его одновременном взаимодействии с плодопроводом и перемещающимися в нем плодами (торможение последних). Это позволяет реализовать новое для бинта назначение – уменьшение повреждаемости снимаемых с деревьев плодов.

Сопоставим назначение, объекты и проявляемые эластичным трубчатым медицинским бинтом свойства при взаимодействии с этими объектами (табл. 2).

Таблица 2

Назначение применяемого бинта

Объекты взаимодействия

Свойства, обеспечивающие
реализацию назначения

Лечение варикозного
расширения вен
снимаемых с деревьев плодов

Конечности, вены пациента

Сдавливание расширенных вен на конечностях пациента

Уменьшение повреждаемости снимаемых с деревьев плодов

Плодопровод, плоды

Создание усилия торможения при
движении плода по плодопроводу

Из табл. 2 видно, что назначение изобретения, объекты, с которыми взаимодействует эластичный трубчатый медицинский бинт, и проявляемые им при этом свойства, завершающие цепочку причинно-следственных связей и обеспечивающие реализацию этих различных назначений, не тождественны.

Поскольку известные свойства, структура, выполнение эластичного трубчатого медицинского бинта необходимы и совместно с его новыми свойствами достаточны для реализации нового назначения, то, по мнению заявителя, данное изобретение соответствует условию изобретательского уровня. Однако следует признать, что основными причинами, не позволившими защитить заявленное изобретение, являются ошибки, допущенные заявителем в первоначальных материалах заявки.

К ним следует отнести:
   отсутствие информации о признаках и свойствах бинта при применении по известному назначению с указанием объектов, с которыми бинт взаимодействует;
   нечеткую формулировку задачи;
   ошибочную формулировку технического результата, отражающую не результат, а задачу изобретения;
   отсутствие акцентированной информации о свойствах бинта при его применении по новому назначению с указанием объектов, с которыми бинт взаимодействует.

В заключение хотелось бы высказать некоторые рекомендации, которые, как представляется, позволят более результативно защищать изобретения на «применение».

В раздел описания «Уровень техники» помимо характеристики аналогов следует включать характеристику применяемого известного устройства, известные объекты, с которыми устройство взаимодействует, и проявляемые им свойства при применении по известному назначению.

В разделе описания «Раскрытие изобретения» формулировка задачи должна содержать сведения о преимуществах, получаемых при применении устройства по новому назначению по сравнению с известными решениями той же задачи. Формулировка технического результата должна содержать характеристику новых свойств известного устройства, подтверждающих возможность применения устройства по новому назначению.

В разделе «Осуществление изобретения» следует отдельно привести подробную информацию об объектах, с которыми устройство взаимодействует при его новом применении, о проявляемых при этом новых свойствах и возможности выполнения устройством тех же функций, что и аналоги, с получением определенных преимуществ по сравнению с ними.

Применительно к рассматриваемому изобретению задачу следовало сформулировать как «существенное упрощение технологии изготовления стяжного элемента плодопровода», а технический результат (свойство по новому назначению) – как «обеспечение возможности торможения продвигающихся по плодопроводу плодов».

К сожалению, это техническое решение не удалось защитить, хотя в методической литературе оно могло бы стать наглядным примером изобретения на «применение».


[1] Лисовский А.В. Гранаты другой системы//Патенты и лицензии. 2001. № 5. С. 21.
[2] Буч Ю.И. Какой системы гранаты?//Там же. 2002. № 8. С. 21.
[3] Большая советская энциклопедия. М.: изд-во «Советская энциклопедия», 1976. С. 91.
[4] Большой энциклопедический словарь. М.-СПб.: научное изд-во «Большая Российская энциклопедия», 1997. С. 1071.
[5] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: изд-во «Советская энциклопедия», 1975. С. 60.