Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Патентование изобретений в пищевой промышленности

Для решения выявленных проблем была проанализирована практическая деятельность патентных ведомств ведущих стран, изучены патентные документы и патентные законодательства США, Франции, Германии, Англии, Швейцарии, ЕПВ, Японии, России и СССР, заявок РСТ. В ходе исследования было просмотрено около 79 тыс. патентных документов по пищевым продуктам и около 5 тыс. по напиткам.

Для анализа практики рассмотрения заявок направлялись запросы в патентные ведомства Японии, Германии, Австралии, США и ЕПВ. В результате были разработаны рекомендации по рассмотрению проблемных заявок в области пищевой промышленности, которые, на наш взгляд, могут использоваться в практической деятельности как экспертизы, так и заявителей.

Проблемы рассмотрения заявок на изобретения в пищевой промышленности связаны с их специфическими особенностями, которые заключаются в следующем.

В этой области достаточно много изобретений, представляющих собой композиции известных компонентов в различном качественном и количественном соотношении, а также способы получения пищевых продуктов, основанные на их простом смешивании. При этом наиболее сложными для оценки их патентоспособности являются так называемые «селективные изобретения», а также композиции, состоящие, по крайней мере, из двух известных ингредиентов, обеспечивающих синергетический эффект, либо отличающиеся лишь количественным соотношением заявленных компонентов.

Поскольку только неожиданный технический результат позволит признать заявленное изобретение соответствующим условию патентоспособности «изобретательский уровень» и получить патент, заявители достаточно часто в описании к таким заявкам декларируют ничем не подтвержденной технический результат. Он, как правило, заключается либо в «улучшении или повышении органолептических свойств» пищевого продукта, либо в появлении «нового неожиданного аромата», либо просто «в расширении ассортимента». Рассмотрим каждый из них.

Результат «улучшение или повышение органолептических свойств» является некорректным. Как известно, один и тот же вкус или аромат одним нравится, другим нет. Поэтому экспертиза может анализировать лишь изменение этих показателей. При этом специалист в области пищевой промышленности знает, что для оценки органолептических показателей, определяемых органами чувств, существуют известные методики. Поэтому любое изменение качества продукта можно достоверно подтвердить, в том числе показателями в баллах. Однако в описании к заявкам заявитель, как правило, не конкретизирует достигаемый результат, а ограничивается ничего не значащей декларацией. Это приводит к необходимости направления запроса, что увеличивает срок рассмотрения заявок на изобретения.

При указании нового неожиданного аромата экспертизе приходится встречаться с такими фантазийными формулировками, что возникает вопрос об их достоверности. Например, была заявлена водка, содержащая фруктозу, водно-спиртовой настой корня аралии первого и второго сливов, водно-спиртовой настой корня элеутерококка первого и второго сливов, а также водно-спиртовую жидкость. По мнению заявителей, сочетание компонентов в определенном соотношении позволяло получить водку с ароматом морозного хвойного леса с оттенками морского бриза (RU № 2209240).

Поскольку все используемые в данном напитке компоненты широко применяются в производстве ликеро-водочных изделий, то для принятия решения о соответствии заявленного изобретения условию патентоспособности «изобретательский уровень» экспертизе было необходимо убедиться в том, что данный результат действительно достигается. Единственным объективным свидетельством этого мог быть, например, акт дегустационной комиссии. Таким образом, задача экспертизы заключалась в проверке наличия достоверных сведений в материалах заявки, которые могли быть использованы при возникновении спорной ситуации после выдачи патента.

Что касается результата – «расширение ассортимента», или иначе «расширение арсенала технических средств», – то он не дает представления о собственно техническом эффекте, благодаря которому возможно оценить «изобретательский уровень» заявленного изобретения.

Такие заявки – следствие конкурентной борьбы за потребителя, поскольку расширение ассортимента продукции позволяет выжить в условиях рыночной экономики. Однако при оценке патентоспособности таких изобретений необходимо учитывать технический эффект от использования того или иного признака. Например, замена одного ароматизатора другим действительно расширяет ассортимент продукции, однако эта процедура очевидна для специалиста.

Анализ практики проведения экспертизы в зарубежных патентных ведомствах, касающийся вышеуказанных вопросов, выявил следующее.

Для характеристики пищевого продукта органолептические показатели используют как в Российской Федерации, так и за рубежом. Однако у нас информация об этом отражена только в описании изобретения. В то же время в ЕПВ, США, Канаде и других странах данные показатели включают в формулу изобретения в качестве заявленного назначения. Например, «Жевательная резинка, изменяющая свой цвет от красного до ярко синего, зеленого или желтого при жевании в течение 5 минут, включающая…» (JP 2000835593).

Это позволяет повысить ответственность заявителя за указанный технический результат, поскольку дает возможность оспорить выданный патент в случае использования его в целях недобросовестной конкуренции.

Что касается процедуры взаимодействия заявителя с патентным ведомством, то практически во всех странах с проверочной системой экспертизы предоставление убедительных данных достигаемого технического результата входит в обязанность заявителя. Именно он должен продемонстрировать существование объединяющей взаимосвязи выбранных компонентов пищевого продукта и его новой, неожиданной и полезной функции. Для этого могут привлекаться общеизвестные научные факты, сведения из области техники, различные научные статьи или другая научная литература. В качестве объективного доказательства наличия у продукта новых органолептических свойств патентные ведомства США, Японии, Германии и ЕПВ принимают, например, дегустационный акт.

В исключительном случае патентное ведомство Германии может потребовать от заявителя предоставить образцы, доказывающие изменение свойств продукта. Такой путь доказательства может также оказаться необходимым при оспаривании возможности воспроизведения продукта. Отказ заявителя предоставить достоверные сведения, подтверждающие заявленный технический результат, позволяет экспертизе отклонить заявку.

Согласно патентному законодательству США вольное или невольное введение патентного ведомства и общественности в заблуждение относительно достигаемого технического результата, указанного в описании, – серьезная причина для того, чтобы оспорить выданный патент. Использование такого опыта позволит защитить добросовестного производителя от так называемых «бумажных патентов», применяемых для патентного рэкета.

Поскольку данное исследование носило прикладной характер, в Рекомендации по вопросам экспертизы заявок на изобретения и полезные модели предложено включить следующие дополнения.

Обратить внимание заявителя на то, что «расширение ассортимента» является не техническим результатом, а постановкой задачи, на решение которой направлено изобретение, и поэтому оно требует уточнения.

Указанный заявителем технический результат не должен носить декларативный характер, а должен иметь обязательное подтверждение. Для этого могут использоваться физико-химические, структурно-реологические параметры продукта, а также результаты тестов, анкетирования или дегустационных оценок. При этом следует обратить внимание заявителя на то, что при возможном оспаривании патента неподтверждение результатов тестов может привести к признанию заявленного изобретения недействительным полностью или частично.

При отсутствии таких сведений в первичных материалах или отказе предоставить их в дополнительных материалах экспертиза будет иметь основание считать такой результат недостигаемым и не принимать во внимание.

Другая проблема в том, что родовое понятие, включенное в формулу изобретения, в ряде случаев не соответствует сущности изобретения.

Например, в заявленном сливочном мороженом массовая доля жира указана менее 8 %. В соответствии со стандартами отрасли это не сливочное, а молочное мороженое. Следовательно, указанное заявителем назначение не достигается. Такие ошибки свидетельствуют о недостаточном знании заявителями ГОСТов отрасли.

Несмотря на то, что с 1 июля 2003 г. действует федеральный закон «О техническом регулировании», определяющий порядок отношений, возникающих при разработке, принятии, применении и исполнении обязательных требований к продукции, процессам ее производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, который отменил действовавший ранее закон РФ «О стандартизации», его введение в действие в полном объеме отложено до 1 июля 2008 г. Это вызвано необходимостью разработать технические регламенты, которые будут приняты федеральными законами, указами Президента РФ или постановлениями Правительства РФ. Поэтому в переходный период продолжает действовать прежняя система стандартизации, в соответствии с которой ГОСТы являются нормативной документацией обязательной к применению.

Иногда заявитель в рекламных целях указывает наименование продукта, которое не соответствует действительности. При этом он желает получить патент на продукт, название которого не соответствует качественным показателям его состава, что, в конечном итоге, способствует введению общественности в заблуждение.

Анализ практики зарубежных патентных ведомств показал, что данная проблема характерна не только для российских заявителей. Ответ, полученный из японского патентного ведомства, продемонстрировал строгий подход к соблюдению требований национальных стандартов. В качестве примера приводились действия экспертизы при неправомерном использование заявителем термина «шоколад», в то время как содержание масла-какао в продукте составляло менее 18 %. В таком случае заявителю направляется запрос с предложением заменить термин «шоколад» на «шоколадоподобный продукт», поскольку это устраняет выявленное противоречие.

Следующая сложность заключается в допустимости использования свободной терминологии для характеристики одного и того же вида продукта. Например, всем известный термин «маргарин», нередко заменяют такими, как: «легкое масло», «продукт типа масла», «пластичная жировая смесь», «заменитель сливочного масла».

Анализ подходов зарубежных патентных ведомств к решению данной проблемы показал, что в большинстве стран при экспертизе принимаются во внимание все термины, которые могут быть использованы для обозначения одного и того же вида продукта. Однако это происходит только в том случае, если нет проблемы в понимании заявленного объекта. Поэтому используемый термин должен быть либо известен из национальных стандартов, либо ясно определен в описании изобретения.

Существование различных терминов в отношении одного и того же продукта заведомо усложняет проведение поиска и требует от эксперта разносторонних и широких знаний данной отрасли, поскольку необходимо учесть все возможные варианты названий. При экспертизе таких заявок существенным является не название, а ингредиентный состав и проявляемые свойства заявляемого продукта.

В случае, если используемый термин не отражает истинный состав продукта и противоречит принятым отраслевым национальным стандартам, его применение признается неправомерным и предлагается заменить термин на правильный.

Таким образом, в Рекомендации предложено внести следующие дополнения.

Следует обратить внимание заявителя на необходимость использования в описании и формуле изобретения и полезной модели стандартных терминов и определений.

При выявлении несоответствия между совокупностью признаков и указанным назначением предлагается уточнить назначение, при этом его необходимо указать. В противном случае будет сделан вывод, что условие промышленной применимости не соблюдается, поскольку назначение не реализуется.

Проблемным является также указание в качестве единственного технического результата «создание привлекательной внешней формы пищевого продукта».

Несмотря на то, что существуют такие объекты промышленной собственности, как промышленные образцы, заявители пытаются защитить форму пищевого продукта также и в качестве изобретения. В основном это касается кондитерских, кулинарных изделий, мороженого и других пищевых продуктов, для которых привлекательный внешний вид влияет на потребительский спрос.

В качестве примера можно привести заявку на кондитерское изделие в виде съедобного макета архитектурного сооружения, которое содержало полость, ограниченную жесткой оболочкой. При этом оболочка имела вид макета архитектурного сооружения и была выполнена из отдельных, взаимно скрепленных, съедобных составных элементов, изготовленных методами штампования или литья с использованием матриц или литьевых форм соответственно (RU № 2001113425).

Проведенный анализ показал, что в большинстве стран мира пищевым продуктам, в которых технический результат заключается в создании привлекательного внешнего вида, правовая охрана в качестве изобретения предоставляется лишь в случае, если в формуле изобретения присутствуют технические признаки, характеризующие или состав компонентов, или технологию производства, благодаря которым стало возможным создание заявленной формы. Данный подход необходимо учитывать при составлении описания и формулы изобретения. В противном случае это приведет к отказу в выдаче патента на изобретение.

Нередки ситуации, при которых заявитель не указывает назначения заявленной композиции. Например, заявляется пищевая частица, модуль и т.д. без указания назначения. Такие изобретения создают трудности при их классификации, проведении поиска и экспертизе, поскольку охватывают многие группы пищевых продуктов. Поэтому, составляя описание, необходимо обратить внимание на данное обстоятельство.

При патентовании новых рецептур пищевых продуктов и особенно алкогольных напитков отечественные заявители включают в название изобретения присвоенные заявителем наименования, связанные с географией места происхождения, фантазийные и т.д. Например, вино виноградное полудесертное розовое «Для Вас» или водка особая «Тульская» и т.д.

Несмотря на то, что введение наименования, присвоенного заявителем, в название изобретения не приводит к автоматической охране права заявителя на него, это происходит достаточно часто, особенно в ликеро-водочной промышленности. Это вызвано тем, что при разработке и утверждении нормативной и технической документации, дающей право на изготовление и введение в оборот напитков, новые рецептуры регистрируются в уполномоченных на это органах вместе со специальными наименованиями, которые служат средством идентификации напитка.

В соответствии с п. 3.2.3 (10) Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение[1] «в названии изобретения не рекомендуется использовать личные имена, фамильярные наименования, аббревиатуры, товарные знаки и знаки обслуживания, рекламные, фирменные и иные специальные наименования, наименования мест происхождения товаров…», однако прямого запрета не содержится.

В настоящий момент образовался огромный информационный массив изобретений, касающихся алкогольных напитков (более трех тысяч), имеющих различные названия. Поскольку сложившаяся ситуация может привести к конфликту с владельцами свидетельств на товарные знаки, заявителям направляется информационное письмо с рекомендацией, в соответствии с требованиями п. 3.2.3 (10) действующих Правил, исключить его из названия.

Таким образом, для заявителя выходом из создавшейся ситуации может быть комплексная охрана продукта, включающая одновременную подачу заявки не только на изобретение, но и на регистрацию свидетельства на товарный знак.

Следует отметить, что проблема использования специальных названий в изобретениях на пищевые продукты или напитки является исключительно российской. Созданная информационная база может быть использована как для проведения экспертизы, так и направлена на коммерческой основе в орган, осуществляющий регистрацию ТУ, ТИ и рецептур.

При составлении заявок на алкогольные бальзамы заявитель, как правило, указывает на их лечебно-профилактические свойства. По мнению медиков, такие многокомпонентные системы, содержащие в своем составе значительное число различных лекарственных растений, не могут обладать таким эффектом, поскольку действие одних трав компенсируется другими. Поэтому данные напитки в полной мере являются алкогольными вкусовыми.

Комбинаций рецептур таких напитков может быть великое множество. Все зависит от того, какой вкусовой букет необходимо получить. Поэтому при составлении описания к заявкам на такие изобретения следует рассмотреть возможность исключения из технического результата указания на лечебные свойства алкогольного напитка. При этом следует иметь в виду: если такой технический результат является единственным, то данный напиток является лекарственным средством. В этом случае экспертизу по существу рекомендуется проводить в отделе лекарственных средств и неорганической химии.

В заключение хочется подчеркнуть, что практика правовой охраны пищевых продуктов и напитков в Российской Федерации в целом соответствует практике промышленно развитых стран. Однако зарубежные патентные ведомства предъявляют более жесткие требования к подтверждению объема испрашиваемых прав, в том числе при использовании большого числа альтернативных признаков. При этом указание на изменение или появление новых органолептических свойств пищевого продукта или напитка во многих странах входит в объем независимого пункта формулы изобретения.

Надеемся, что результаты проделанной работы будут использованы экспертами, изобретателями, патентными поверенными и другими заинтересованными лицами, а учет приведенных в статье рекомендаций позволят получать более сильные патенты в пищевой промышленности.


[1] Патенты и лицензии. 2003. № 11. С. 27.