Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Комментарий к нормам главы 38 ГК РФ. Часть I

Э.П. Гаврилов - заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Института международной торговли и права, докт. юрид. наук.

Часть I

Глава 38. Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ

Статья 769. Договоры на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ

1. По договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ – разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию, а заказчик обязуется принять работу и оплатить ее.

2. Договор с исполнителем может охватывать как весь цикл проведения исследования, разработки и изготовления образцов, так и отдельные его этапы (элементы).

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, риск случайной невозможности исполнения договоров на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ несет заказчик.

4. Условия договоров на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ должны соответствовать законам и иным правовым актам об исключительных правах (интеллектуальной собственности).

В п. 1 даются определения двух видов договоров, которые в совокупности образуют один договорный тип, регулируемый главой 38 ГК. Эти два вида договоров различаются по своему предмету, в связи с чем и регулируются по-разному.

Предмет договора на выполнение научно-исследовательских работ – права на результаты научных исследований. Форма, в которой должен быть выражен этот результат, в данной статье не определена. Это может быть отчет, фотографии, чертежи, графики, математические формулы и т.п.

Предмет договора на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ – права на эмпирические познания действительности. При этом конструкторские работы относятся к устройствам, взаимному расположению частей, а технологические работы – к методам обработки, изготовления сырья, материала или полуфабриката, осуществляемых в процессе производства продукции.

И конструкторские, и технологические результаты таких работ должны быть опытными, то есть новыми. Формы выражения такого результата указаны в данной статье. Это образец нового изделия, новая конструкторская документация на новое изделие, новая технология (очевидно, в виде технологических карт, схем, графиков и т.п.). Объединяет оба вида договоров то, что получаемый результат должен быть новым (оригинальным, неочевидным). Вместе с тем этот результат должен быть выражен в материальном объекте.

Однако существо права на результат научно-исследовательской, опытно-конструкторской или опытно-технологической работы (НИОКР) не может сводиться к праву собственности на указанный материальный объект, хотя право собственности на этот объект, несомненно, всегда входит в предмет договоров данного типа.

Основное право на указанный результат, составляющее предмет данного типа договоров, – право на новую информацию об объективно существующих явлениях (фактах, закономерностях), открытых (полученных) при научных исследованиях, или о сочетании этих объективно существующих явлений с умениями, полученными при проведении опытно-конструкторских или опытно-технологических работ. Исходя из этого и следует отграничивать этот тип гражданских договоров от договоров других типов и видов. При этом отграничение должно производиться по предмету, а не по особенностям правового регулирования.

Данный договорный тип легко отграничить от договоров подряда, в которых созданный заказчиком результат сводится к материальному объекту. Более сложно отграничить данный договорный тип от договоров подряда на выполнение проектных и изыскательских работ. В соответствии с последними договорами подрядчик (проектировщик, изыскатель) передает заказчику техническую документацию либо документацию, содержащую результаты изыскательских работ, которые не сводимы к правам на их материальные носители. Это подтверждают нормы, содержащиеся в последнем абзаце п. 1 ст. 760 и в третьем абзаце ст. 762. Однако от проектных и изыскательских работ закон не требует новизны результата, как это установлено законом для результатов НИОКР.

Наличие или отсутствие новизны результата – единственный признак, позволяющий отделить (хотя бы частично) договоры на выполнение проектных и изыскательских работ от договоров, регулируемых главой 38 ГК. Строго говоря, если результат проектных или изыскательских работ является новым, то отношения сторон по его созданию должны регулироваться главой 38 ГК.

В п. 1 указывается, что в договоре на выполнение научно-исследовательских работ должно быть техническое задание. Однако неясно, должно ли оно быть в договорах на выполнение НИОКР. Положительный ответ на этот вопрос содержится во второй части ст. 773 ГК. В п. 1 указывается на наличие технического задания заказчика. Во второй части ст. 773 ГК – на техническое задание, согласованное с заказчиком. Во всех этих случаях речь идет об одном и том же: о согласованном сторонами техническом задании, именуемом «заданием заказчика», потому что адресуется оно исполнителю и как бы исходит от заказчика.

Однако ГК не определяет, кто именно должен составлять техническое задание: заказчик, исполнитель или третья сторона. ГК оставляет решение этого вопроса сторонам. Не определяет ГК и круг вопросов, на которые должно отвечать техническое задание, и глубину их проработки. Однако если между сторонами возникают разногласия и споры, касающиеся содержания технического задания, договор может быть признан незаключенным. Исполнителями и заказчиками таких договоров могут выступать любые граждане и юридические лица.

В определении договоров данного типа, содержащемся в п. 1 комментируемой статьи, указывается на обязанность заказчика «принять работу». Это выражение не совсем точно. Фактически речь идет об обязанности заказчика принять «результат работы». Это более точное выражение содержится в третьем абзаце п. 1 ст. 774 ГК.

В п. 2 поясняется, что если договор с исполнителем охватывает не весь цикл научно-исследовательской, опытно-конструкторской или опытно-технологической работы, а лишь отдельные ее этапы, то такой договор, тем не менее, подпадает под действие главы 38 ГК. Если заключенный договор охватывает лишь отдельные этапы работ (а не весь цикл), то его следует отнести к договору на выполнение научно-исследовательских либо к договору на выполнение опытно-конструкторских (опытно-технологических) работ в зависимости от того, предусматривает ли он опытные (экспериментальные, эмпирические) работы.

В п. 3 говорится, что если в ходе исполнения договора будет выявлено (обнаружено), что договор невозможно исполнить (то есть нельзя получить результат, предусмотренный техническим заданием), то у исполнителя не возникает ответственности за нарушение взятого на себя обязательства. Вместе с тем это всего лишь общая норма, которая может быть изменена специальным законом. Кроме того, данная норма сформулирована как диспозитивная: она может быть изменена соглашением сторон.

Буквальное прочтение данной нормы приводит к выводу, что специальный закон или соглашение сторон могут возложить на исполнителя ответственность за неисполнение договора, который, как обнаружилось, невозможно исполнить. Такое истолкование данной нормы, однако, противоречит нормам ст. 775 и 776 ГК. Эти нормы сформулированы как императивные. Кроме того, они не предусматривают возможности изменения их специальными законами. Значит, следует руководствоваться именно нормами ст. 775 и 776 ГК, а не нормой, включенной в п. 3 комментируемой статьи.

В п. 4 ст. 769 содержится общая норма, устанавливающая соотношение между договорами на НИОКР и нормативными актами, относящимися к интеллектуальной собственности. Смысл этого пункта заключается в том, что если в предмет договора на НИОКР входят объекты интеллектуальной собственности, то это обстоятельство не может означать, что договор на НИОКР выводится из сферы действия законодательства об интеллектуальной собственности. Напротив, данная норма подчеркивает, что и в этом случае к такому объекту договора на НИОКР, а также к самому договору должны применяться нормы законодательства об интеллектуальной собственности.

Под «законами и иными правовыми актами об исключительных правах» следует понимать различные действующие правовые нормы, как не включенные в ГК, так и те, которые включены или могут быть включены в ГК. Здесь имеются в виду, прежде всего, нормы Закона об авторском праве, Патентного закона, Закона о правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных, Закона о правовой охране топологий интегральных микросхем.

Статья 770. Выполнение работ

1. Исполнитель обязан провести научные исследования лично. Он вправе привлекать к исполнению договора на выполнение научно-исследовательских работ третьих лиц только с согласия заказчика.

2. При выполнении опытно-конструкторских или технологических работ исполнитель вправе, если иное не предусмотрено договором, привлекать к его исполнению третьих лиц. К отношениям исполнителя с третьими лицами применяются правила о генеральном подрядчике и субподрядчике (статья 706).

П. 1, относящийся только к договорам на выполнение НИР, устанавливает, что в таких договорах исполнитель обязан провести научные исследования лично. Если исполнителем является гражданин (или несколько граждан), то «личное исполнение» означает невозможность привлечения к исполнению договора иных граждан и юридических лиц и, тем более, перепоручения исполнения (даже частично) иным лицам. Однако если исполнитель – юридическое лицо, то принцип «личного исполнения» не препятствует исполнителю увольнять своих прежних или принимать новых работников (если только конкретные граждане не указаны в договоре).

Вместе с тем норма о «личном исполнении» договора на проведение НИР сформулирована как диспозитивная: договор может предусматривать право исполнителя привлекать к его исполнению третьих лиц. Следует считать, что под привлечением к исполнению договора третьих лиц понимается также полное или частичное перепоручение, то есть возложение исполнения на третьих лиц. Принцип «личного исполнения», содержащийся в п. 1, объясняется тем, что содержание и качество результата НИР в большой степени зависит от личности исполнителя.

П. 2 относится к договорам на выполнение опытных работ, относящихся к технике и технологии. В этих договорах принцип «личного исполнения» не применяется. Следовательно, к ним применимы общие положения об исполнении обязательств, содержащиеся в ст. 313 ГК. Однако законодатель подчеркивает, что договор может предусматривать личное исполнение договора исполнителем. Такое подчеркивание объясняется взаимосвязью между содержанием и качеством полученного результата ОКР и личностью исполнителя.

Вторая фраза п. 2 комментируемой статьи структурно относится только к договорам на выполнение ОКР. Вместе с тем, если третьи лица привлекаются к исполнению договоров на выполнение НИР, то к этим случаям могут применяться по аналогии нормы второй фразы п. 2 ст. 770 и, следовательно, ст. 706 ГК.

Статья 771. Конфиденциальность сведений, составляющих предмет договора

1. Если иное не предусмотрено договорами на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ, стороны обязаны обеспечить конфиденциальность сведений, касающихся предмета договора, хода его исполнения и полученных результатов. Объем сведений, признаваемых конфиденциальными, определяется в договоре.

2. Каждая из сторон обязуется публиковать полученные при выполнении работы сведения, признанные конфиденциальными, только с согласия другой стороны.

В п. 1 содержится норма, обязывающая исполнителя и заказчика обеспечивать конфиденциальность определенных сведений. В настоящее время понятие «обеспечение конфиденциальности» должно пониматься в соответствии с федеральным законом «О коммерческой тайне» от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ, то есть как правовые, организационные, технические и иные меры, направленные на охрану информации от ее разглашения. Обеспечение конфиденциальности информации именуется также «установление режима коммерческой тайны»*.

* По этим вопросам см.: ст. 3, 7, 9, 12 Закона о коммерческой тайне.

В соответствии с Законом о коммерческой тайне разглашением информации считается не только сообщение ее неопределенному кругу лиц, но и передача ее третьим лицам. Согласно п. 1 комментируемой статьи стороны договора обязаны обеспечить конфиденциальность информации, относящейся к предмету договора, ходу его исполнения и полученным результатам. Заключенный договор вместе с тем может отменить или изменить общую норму об обеспечении конфиденциальности сведений, указанных в п. 1. Соглашение сторон может сузить или расширить объемы конфиденциальных сведений, уточнить их содержание, определить режим обеспечения конфиденциальности. Если в договоре таких уточнений нет, то норма п. 1 комментируемой статьи должна применяться в виде, сформулированном в ГК.

Нормы п. 1 не затрагивают специальных норм, относящихся к конфиденциальности объектов интеллектуальной собственности, которые создаются в ходе исполнения договора. Если стороны своим соглашением не установили срок, в течение которого должна обеспечиваться конфиденциальность, следует считать, что данное обязательство действует в течение разумного срока.

П. 2 касается опубликования полученных при выполнении работы сведений, которые признаны конфиденциальными. Исполнитель при выполнении договора может получить определенные сведения. Некоторые из них входят в предмет заключенного договора, другие выходят за сферу действия этого договора. К этим последним сведениям норма п. 2 не относится. Речь здесь идет только о сведениях, которые исполнитель передал или обязан передать заказчику. Эти сведения входят в полученный результат работ, который упоминается в п. 1 комментируемой статьи. Публикация этих сведений представляет собой частный случай прекращения режима конфиденциальности, о котором говорится в п. 1.

Норма п. 2 является по сути частным случаем нормы, содержащейся в п. 1. Под сведениями, которые признаны конфиденциальными, следует понимать как сведения, признанные таковыми по соглашению сторон, так и сведения, указанные как конфиденциальные в норме закона (например, в п. 1 ст. 771 ГК, Закона о коммерческой тайне или в законах об охране интеллектуальной собственности).

Поскольку п. 2 комментируемой статьи – частный случай применения п. 1, его нормы также являются диспозитивными и могут быть изменены соглашением сторон.

Статья 772. Права сторон на результаты работ

1. Стороны в договорах на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ имеют право использовать результаты работ, в том числе способные к правовой охране, в пределах и на условиях, предусмотренных договором.

2. Если иное не предусмотрено договором, заказчик имеет право использовать переданные ему исполнителем результаты работ, в том числе способные к правовой охране, а исполнитель вправе использовать полученные им результаты работ для собственных нужд.

В п. 1 содержится норма, предоставляющая сторонам право определить в договоре, кто будет иметь право использовать полученные результаты работ. Эта норма не определяет владельца данного права на использование: им может быть, например, заказчик, заказчик и исполнитель совместно или какое-либо третье лицо.

Не определяет данная норма и содержание указанного права на использование, то есть пределы и условия использования. В словосочетании «право на использование» термин «использование» означает весь комплекс прав, признаваемых за владельцем полученного результата. Поскольку этот результат представляет собой сочетание определенного материального объекта и зафиксированной на этом объекте (или связанной с ним) информации, то «право на использование» означает право собственности на указанный материальный объект, а в отношении информации – право на использование и распоряжение ею (то есть нематериальной частью полученного результата).

В п. 1 указывается, что в состав полученных результатов включаются и «результаты, способные к правовой охране». Эти результаты упомянуты и в п. 2 комментируемой статьи. Здесь имеются в виду прежде всего результаты, которые могут получить охрану в качестве объектов интеллектуальной собственности в случае, если пройдут государственную регистрацию (изобретения, полезные модели, промышленные образцы и некоторые другие объекты). Однако в число этих объектов могут входить и такие, которые уже получили правовую охрану и пользуются ею (авторские произведения, патенты на изобретения и т.п.).

Следовательно, понятие «результаты, способные к правовой охране», охватывает как результаты, которые еще не охраняются, но могут получить охрану как объекты интеллектуальной собственности, так и результаты, которые уже охраняются. Такое «расширительное» толкование этого понятия должно применяться и в других случаях, когда такие результаты упоминаются в тексте главы 38 ГК: части 3 и 6 ст. 773 ГК.

Свобода сторон договора определять, кому, в каких пределах и на каких условиях принадлежит право использования результатов – объектов прав интеллектуальной собственности, – может быть ограничена законами и правовыми актами об охране интеллектуальной собственности, что вытекает из нормы п. 4 ст. 769 ГК. Фактически отдельные такие ограничения имеются в Патентном законе, Законе о правовой охране топологий интегральных микросхем, а также в нескольких указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ.

В п. 2 содержатся нормы, определяющие, кому и в каких пределах принадлежат права на использование результатов работ (включая и результаты, способные к правовой охране), если и поскольку стороны не решили этих вопросов в договоре. Таким образом, нормы п. 2 являются диспозитивными. Они применяются полностью в случаях, когда стороны договора совсем не урегулировали вопросы принадлежности права на использование. Если же стороны частично урегулировали эти вопросы, то данные нормы применяются в той сфере, которая не была урегулирована в договоре.

В п. 2 объект, в отношении которого определяется право на использование, упоминается дважды. В первом случае это – «переданные исполнителем результаты работ, в том числе способные к правовой охране», во втором – «полученные исполнителем результаты работ». Следует считать, что в обоих случаях речь идет об одном и том же объекте – объекте договора.

После таких пояснений, призванных упростить норму закона, попытаемся ее сформулировать: «Заказчик имеет право использовать данные результаты, а исполнитель вправе использовать данные результаты для собственных нужд». Поскольку выражения «имеет право» и «вправе» одинаковы по значению, и, кроме того, права заказчика противопоставляются правам исполнителя (в середине предложения стоит разделительный союз «а»), то следует признать, что указание на ограничение прав «для собственных нужд» относится только к правам, закрепляемым за исполнителем.

Таким образом, общую норму, выраженную в п. 2 комментируемой статьи, следует толковать так: «Если иное не предусмотрено договором, то заказчик имеет право использовать полученные по договору результаты (включая и способные к правовой охране) в любых пределах, а исполнитель – использовать эти результаты только для собственных нужд».

В связи с вышеизложенным трудно согласиться с теми учеными, которые считают, что в соответствии с п. 2 ст. 772 ГК и заказчик, и исполнитель получают право использовать полученные результаты только для собственных нужд*. Право использования полученного результата «для собственных нужд» должно трактоваться ограничительно. В частности, это право не включает право распоряжения как материальной, так и нематериальной частью полученного результата.

* Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2003. С. 203; Сергеев А.П./В кн.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (Постатейный)/Под ред. А.П.Сергеева и Ю.К.Толстого. М.: ТК «Велби», изд-во «Проспект», 2003. С. 471.

Предусмотренное п. 2 комментируемой статьи право пользования той частью полученного результата, которая является объектом интеллектуальной собственности, может быть ограничено законом или иным нормативным актом по охране интеллектуальной собственности (п. 4 ст. 769 ГК).

(Окончание следует)