Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Российское законодательство: способы борьбы с контрафактом

Противодействие распространению контрафактной продукции, то есть продукции с незаконным использованием интеллектуальной собственности, превращается сегодня в одну из актуальных и приоритетных проблем, решение которой рассматривают как важнейшую составляющую обеспечения экономической безопасности страны.

Заполнение рынка в возрастающих масштабах контрафактными товарами, вытесняющими продукцию легальных производителей, по расчетам независимых экспертов, приводит к ежегодным общим потерям правообладателей и государства в сумме от 1 до 4 млрд. долл. США[1]. Доля теневого рынка контрафактной и фальсифицированной продукции сегодня достигает 30 – 40 % валового внутреннего продукта[2].

Наиболее распространенным инструментом, используемым для производства и реализации контрафактной продукции, становится преднамеренное незаконное использование товарных знаков, наименований мест происхождения товаров, объектов авторского и смежных прав.

Законы, принятые в Российской Федерации в области интеллектуальной собственности, предусматривают развитую систему защитных мер для борьбы с контрафакцией, включающую как санкции прямого действия, содержащиеся в самих законах, так и отсылочные положения в отношении принятия мер ответственности в соответствующих кодексах РФ. Принципиально важным юридическим основанием для этого служат легальные определения в данных законах контрафактной продукции.

Закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» относит к контрафактной продукции как сами товары, так и этикетки и упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак, наименование места происхождения товаров или обозначения, сходные с ними до степени смешения (п. 2 ст. 4, п. 2 ст. 40). Закон также указывает и на возможные формы незаконного использования товарного знака, из которых для контрафактной продукции наиболее распространены размещение знака на товарах, этикетках, упаковке этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию России. Данный перечень контрафактных действий не является исчерпывающим.

В соответствии с п. 3, 4 ст. 48 закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» контрафактными признаются экземпляры произведений и фонограмм, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских или смежных прав. В отношении программ для ЭВМ и баз данных в п. 2 ст. 17 закона Российской Федерации «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» дано похожее определение: контрафактными признаются экземпляры программ для ЭВМ или баз данных, изготовление или использование которых влечет за собой нарушение авторских прав.

Осуществление контрафактных действий в отношении товарных знаков, наименований мест происхождения товаров в соответствии с п. 1 ст. 46 Закона о товарных знаках, а в отношении авторских или смежных прав в соответствии с п. 1 ст. 48 Закона об авторском праве влечет за собой гражданскую, административную и уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Поскольку в Законе о правовой охране программ для ЭВМ контрафактными признаются экземпляры, изготовление или использование которых влечет за собой нарушение авторских прав, для противодействия этому могут применяться правовые способы борьбы с контрафакцией, предусмотренные Законом об авторском праве, которые и предоставляют более широкие возможности по сравнению с Законом о правовой охране программ для ЭВМ.

Противодействие контрафактной продукции – достаточно сложная и многоплановая задача. В ее решении помимо правообладателей, чьи права нарушаются, задействованы правоохранительные органы, органы исполнительной власти, общественные организации, патентные поверенные. Однако конечный результат деятельности по пресечению контрафакции опирается на достаточность и четкость взаимосвязанных положений законодательных актов по правовой защите нарушаемых прав на объекты интеллектуальной собственности, наложение санкций за эти нарушения, адекватных причиненному ущербу. От того, насколько взаимосвязаны эти положения в различных законодательных актах, зависит успешная правоприменительная практика по пресечению контрафакции.

Рассмотрим некоторые особенности применения правовых способов защиты от контрафакции.

Гражданско-правовые способы защиты

Гражданско-правовые способы защиты, предусмотренные ст. 12 «Способы защиты гражданских прав» ГК РФ, применены для противодействия контрафакции в законах Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» и «Об авторском праве и смежных правах» с некоторыми отличиями.

В Законе о товарных знаках из способов защиты взяты два: прекращение нарушения и/или взыскание причиненных убытков.

Закон об авторском праве на основе общей отсылки к способам, предусмотренным ГК РФ, дает возможность применять к нарушителям авторских и смежных прав любой из способов защиты, предусмотренных указанной и другими статьями ГК РФ. В числе этих способов признание прав является одним из важнейших, поскольку авторское право на произведение возникает в силу факта его создания, и для его возникновения и осуществления, равно как и для смежных прав, не требуется регистрации произведения или соблюдения каких-либо формальностей.

Признание прав может относиться к личным неимущественным или имущественным правам авторов и исполнителей. К этому способу защиты прибегают, когда наличие у лица авторских прав подвергается сомнению, оспаривается, отрицается или имеется угроза таких действий.

Следует заметить, что презумпция виновности лица, нарушающего авторское право, прямо не следует из положений Закона об авторском праве, и для ее реализации прибегают к ст. 56 ГПК РФ, согласно которой каждая сторона должна доказывать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений. На основании данной статьи, считают юристы, предполагаемый нарушитель обязан представить доказательства, подтверждающие, что при использовании произведений им не нарушались права автора. Было бы полезным для противодействия контрафакции иметь в Законе об авторском праве общее положение, аналогичное норме п. 2 ст. 3 Закона о правовой охране программ для ЭВМ, согласно которой творческий характер деятельности автора предполагается, пока не доказано обратное. Это означает, что бремя доказывания возлагается на лицо, оспаривающее право.

Возмещение причиненных контрафакцией убытков из-за незаконного использования товарных знаков, наименований мест происхождения товаров, авторских и смежных прав осуществляется в соответствии со ст. 15 ГК РФ «Возмещение убытков». Главное достоинство способа состоит в том, что при его применении не накладывается ограничений в отношении максимальных размеров убытков. Однако, выдвигая такое требование, пострадавшая сторона должна доказать, что убытки в предъявленных размерах были вызваны конкретными контрафактными действиями.

Следует также учитывать некоторую особенность пресечения контрафактных действий в соответствии с Законом о товарных знаках. Согласно п. 1 ст. 46 этого Закона в отношении нарушения прав на товарный знак правообладатель может требовать или прекращения нарушения или же взыскания убытков. В отношении наименования места происхождения товара п. 3 названной статьи предоставляет право предъявить более жесткие требования к нарушителю, который обязан прекратить незаконное использование наименования места происхождения товара и возместить причиненные убытки.

Широко распространенным способом защиты гражданских прав от контрафакции в отношении рассматриваемых объектов является право вместо взыскания убытков потребовать от нарушителя выплаты определяемой судом денежной компенсации. Размеры компенсации установлены в отношении товарных знаков и наименований мест происхождения товаров от 1 до 50 тыс. МРОТ. В отношении авторских и смежных прав, а также программ для ЭВМ можно требовать по выбору пострадавшего выплаты компенсации:
   в размере от 10 тыс. до 5 млн.руб. исходя из характера нарушения;
   в 2-кратном размере стоимости экземпляров произведений или объектов смежных прав либо в 2-кратном размере стоимости прав на использование произведений или объектов смежных прав.

Важным преимуществом при требовании компенсации в установленных размерах является то, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения независимо от наличия или отсутствия причиненных убытков. С одной стороны, это упрощает принятие мер, с другой, суды предпочитают присуждать компенсации по минимальным размерам.

Следует учитывать, что в Законе о товарных знаках предоставление компенсации при нарушении прав на товарный знак также неодинаково. Поскольку компенсацию можно требовать вместо взыскания убытков, то владелец товарного знака может требовать либо прекращения нарушения, либо выплаты компенсации. Такой альтернативы нет в Законе в отношении наименований мест происхождения товаров: можно требовать и прекращения нарушений прав на их использование, и выплаты компенсации одновременно.

Из других радикальных способов защиты следует отметить удаление с контрафактной продукции незаконно используемых товарных знаков и наименований мест происхождения товаров либо уничтожение этой продукции в случае невозможности удаления с нее указанных обозначений. Альтернативами последнего способа служат случаи обращения контрафактных товаров, этикеток, упаковок в доход государства, что по сути является формой конфискации, или их передача правообладателю по его заявлению в счет возмещения убытков или в целях уничтожения. В связи с этим следует заметить, что явным пробелом в Законе о товарных знаках представляется отсутствие нормы об уничтожении материалов и оборудования, использованных для изготовления контрафактной продукции.

В отношении авторских или смежных прав ст. 491 предусматривается конфискация контрафактных произведений или фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, в соответствии с законодательством РФ и уничтожение конфискованной контрафактной продукции или передача ее правообладателю по его просьбе.

Определенным достоинством Закона об авторском праве является наличие положений о мерах обеспечения исков по делам о нарушении авторских и смежных прав (ст. 50). Суд или судья единолично, а также арбитражный суд может вынести определение о запрещении ответчику или иному лицу, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно нарушает авторские или смежные права, совершать определенные действия (судебный запрет) с экземплярами произведений и фонограмм, которые предположительно являются контрафактными, а также может вынести определение о наложении ареста и изъятии в отношении предметов правонарушения авторских или смежных прав.

В то же время, по оценкам некоторых специалистов[3], практика применения ст. 50 показала, что ее формулировка «суд или судья, а также арбитражный суд может вынести определение...» иногда трактуется в судах, как право выносить или не выносить данные определения, а не как обязанность это делать. Такие мягкие формулировки работают на нарушителей, позволяя им уходить от ответственности.

В России, в отличие от других стран, получило распространение как способ защиты привлечение к административной ответственности за контрафакцию. Для этого есть определенные основания. Считается, что преимущество административных мер борьбы с контрафакцией в том, что установить личность нарушителя и привлечь его к ответственности в административном порядке можно быстрее, чем в гражданском или уголовном производстве. Кроме того, иногда только благодаря административному задержанию можно получить доказательства факта незаконного использования объекта интеллектуальной собственности и выйти на изготовителя контрафактной продукции.

Кодекс об административных правонарушениях РФ (далее – КоАП РФ) включает статьи, определяющие состав административных проступков, за совершение которых устанавливается административная ответственность. В частности, п. 1 ст. 7.12 – нарушение авторских и смежных прав и ст. 14.10 – незаконное использование товарного знака. Обе статьи предусматривают наложение административных штрафов и конфискацию контрафактной продукции.

В п. 1 ст. 7.12 «Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав» приводится состав административного проступка в сфере авторских и смежных прав, за совершение которого устанавливается административная ответственность. Главный признак состава проступка – любое нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода.

Ст. 14.10 «Незаконное использование товарного знака» предусматривает административную ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.

Контрафактные действия в виде незаконного использования авторских и смежных прав, чужого товарного знака или наименования места происхождения товара в соответствии с данными статьями влекут за собой наложение следующих административных штрафов:
   на граждан – от 15 до 20 МРОТ;
   на должностных лиц – от 30 до 40 МРОТ;
   на юридических лиц – от 300 до 400 МРОТ
.

Указанные штрафы сопровождаются конфискацией предметов административного правонарушения. Существуют некоторые различия в вопросах конфискации предметов административного правонарушения в отношении объектов авторских и смежных прав и незаконного использования товарного знака и наименования места происхождения товара.

Конфискованные экземпляры произведений и фонограмм, материалы и оборудование, используемые для их воспроизведения, и иные орудия совершения административного правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 7.12, в соответствии с п. 3 ст. 32.4 КоАП РФ подлежат уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских или смежных прав по его просьбе.

Конфискации же предметов правонарушения по ст. 14.10 подвергаются только предметы, содержащие незаконное воспроизведение товарного знака и наименования места происхождения товара, то есть сами контрафактные товары, и не предусматривается конфискация материалов и оборудования, используемых для изготовления контрафактной продукции, о чем свидетельствует отсутствие упоминания об этом в ст. 32.4 КоАП РФ. Отсутствие меры по уничтожению материалов и средств изготовления контрафактных обозначений и товаров приводит к повторному изготовлению контрафактных товаров в других регионах и попаданию ее вновь на потребительский рынок.

Правообладателям, желающим воспользоваться административными способами защиты от контрафакции, следует учитывать также и следующие обстоятельства: установленные КоАП РФ сроки рассмотрения в арбитражных судах правонарушений в сфере интеллектуальной собственности (15 дней с возможностью их продления не более чем на месяц) не предусматривают проведения исследований и экспертиз, требующих нередко больших временных затрат, если только эти правонарушения не связаны с нарушениями в области антимонопольного законодательства, законодательства о рекламе, защите прав потребителей, таможенного дела и некоторых других (п. 1 ст. 28.7 КоАП РФ). При таких сжатых сроках без проведения исследований и экспертиз суду бывает трудно принять достаточно мотивированное решение. Нередко такие дела прекращаются из-за нарушения вышеназванных сроков.

Есть и другой серьезный недостаток. Несмотря на упрощенный характер привлечения к административной ответственности, размеры административных штрафов за контрафакцию являются незначительным наказанием за нанесение ущерба правообладателям. Правоохранительные органы считают, что размеры административных штрафов должны быть увеличены не менее чем в 4 раза[4].

В случаях, связанных с ввозом контрафактной продукции из-за рубежа, применяются нормы законодательства о таможенных правонарушениях, опирающиеся главным образом на административные меры. В Таможенном кодексе Российской Федерации правонарушения в области интеллектуальной собственности изложены в главе 38. Рабочим инструментом таможенных органов в борьбе с контрафактной продукцией служит Положение о защите прав интеллектуальной собственности таможенными органами, утвержденное приказом ГТК РФ от 27 октября 2003 г. № 1199.

Правообладатель, имеющий достаточные основания полагать, что его права нарушены, в соответствии с законодательством Российской Федерации об интеллектуальной собственности в связи с перемещением через таможенную границу товаров, являющихся, по его мнению, контрафактными, вправе подать заявление в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области таможенного дела, о принятии мер по приостановлению выпуска таких товаров. В заявлении, в частности, указывается срок, в течение которого потребуется содействие таможенных органов в приостановлении выпуска товаров. Этот срок не должен превышать пяти лет, но может быть продлен по заявлению правообладателя. Срок, в течение которого таможенные органы принимают указанные меры, не может превышать срок действия правовой охраны объекта интеллектуальной собственности. По решению таможенного органа объект вносится в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности.

Если таможенный орган, осуществляющий таможенное оформление и контроль, выявляет товары, содержащие объекты интеллектуальной собственности, внесенные в таможенный реестр и обладающие признаками контрафактных, выпуск таких товаров приостанавливается на 10 дней. Правообладатель извещается об этом для принятия мер по защите своих прав. Этот срок по заявлению правообладателя может быть продлен еще на 10 дней при условии, что он в соответствии с российским законодательством обратился в уполномоченные органы за защитой своих прав.

В случае составления таможенными органами протокола об административном нарушении, предусмотренного КоАП РФ в отношении нарушений по п. 1 ст. 7.12 и ст. 14.10, который направляется ими в судебные органы в порядке, установленном КоАП, таможенные органы принимают меры по изъятию товаров, обладающих признаками контрафактных. Такие товары не подлежат выпуску до решения суда.

Уголовно-правовые способы защиты

Высокая прибыль и минимальный риск задержания и судебного преследования привели к тому, что число преступлений в сфере интеллектуальной собственности неуклонно растет, нанося обществу невосполнимый материальный и моральный ущерб, что потребовало повысить эффективность законодательных мер для борьбы с преступлениями в этой сфере. Привлечение к ответственности за преступления в виде контрафакции осуществляется сегодня в основном в соответствии со статьями УК РФ: 146 – нарушение авторских и смежных прав; 180 – незаконное использование товарного знака.

Ст. 146 «Нарушение авторских и смежных прав» УК РФ содержит три части. В части 1 указывается состав присвоения авторства (плагиат), повлекшего причинение крупного ущерба автору или иному правообладателю. Поскольку преступления по части 1 ст. 146 УК РФ отнесены к делам частно-публичного обвинения, для возбуждения уголовных дел требуется заявление автора. Максимальная санкция по части 1 предусматривает арест на срок от 3 до 6 месяцев или штраф, либо обязательные работы, то есть наказания, не связанные с лишением свободы. Сложностью в применении этой части статьи продолжает оставаться трудность раскрытия признака крупного ущерба.

Объективная сторона части 2 ст. 146 выражается в незаконном использовании объектов авторских и смежных прав, а равно приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере. К ст. 146 УК РФ было внесено примечание, согласно которому деяния признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторских и смежных прав превышает 50 тыс. руб.

Замена признака «крупный ущерб» в прежней редакции статьи на признак «крупный размер» делает состав части 2 ст. 146 формальным. В данном случае и «стоимость произведений или фонограмм», и «стоимость прав» на эти объекты интеллектуальной собственности относятся к «масштабу деяния», но не к его последствиям. И нет необходимости доказывать, какие убытки понес правообладатель, какая прибыль им не получена, что повышает эффективность применения данной нормы. Максимальная санкция по части 2 ст. 146 составляет 2 года лишения свободы. Другие санкции предусматривают наказание штрафом либо обязательными работами.

Часть 3 ст. 146 устанавливает ответственность за совершение деяний, предусмотренных частью 2, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в особо крупном размере; лицом с использованием своего служебного положения. Особо крупный размер определен упомянутым примечанием к ст. 146 как превышающий 250 тыс. руб. Санкции по части 3 ст. 146 предусматривают лишение свободы на срок до 5 лет со штрафом в размере 500 тыс. руб. или без него.

Уголовная ответственность за контрафактные действия, связанные с незаконным использованием товарного знака и наименования места происхождения товара, по видам преступлений содержится в трех частях ст. 180 УК РФ.

В части 1 – незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, наказывается штрафом, либо обязательными работами, либо исправительными работами на срок до двух лет.

В части 2 – незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированных в Российской Федерации товарного знака и наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, наказывается штрафом, либо обязательными работами, либо исправительными работами на срок до одного года. Часть 2 применяется как наказание за нарушение положения п. 5 ст. 46 Закона о товарных знаках: лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку или наименованию места происхождения товара, несет ответственность в порядке, предусмотренном российским законодательством.

В части 3 – деяния, предусмотренные частями 1 или 2 ст. 180, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом, либо арестом, либо в качестве максимального наказания лишением свободы на срок до 5 лет.

Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» от 8 декабря 2003 г. № 162 на квалифицирующий признак преступления в ст. 180 «причинение крупного ущерба» распространено понятие крупного ущерба, данное в примечании к ст. 169 УК РФ, в виде стоимости в сумме, превышающей 250 тыс. руб. Это позволит усилить борьбу с данными преступлениями, для которых определение судом крупного ущерба составляло большие трудности.

К сожалению, борьба с преступлениями данной категории в отношении незаконного использования товарных знаков и наименований мест происхождения товаров, предусмотренными ст. 180, ведется по сравнению с преступлениями по ст. 146 менее эффективно. При массовости отмечаемых практически во всех регионах страны случаев распространения контрафактной продукции, связанной с незаконным использованием средств индивидуализации, выявление и раскрываемость таких преступлений по ст. 180, отнесенных к подследственности органов внутренних дел, не только не отвечают реальному уровню преступности в этой сфере (в целом за год выявляется не более 300 – 400 таких преступлений), но и продолжают снижаться на протяжении уже ряда лет[5].

Нельзя не отметить, что санкции за преступления, предусмотренные ст. 146 и 180 УК РФ, не содержат таких мер наказания, как конфискация и уничтожение контрафактных товаров, не говоря уже о материалах и оборудовании для их изготовления. Это является следствием принятия федеральных законов от 8 апреля 2003 г. № 45 «О внесении изменений и дополнений в ст.146 УК РФ» и от 8 декабря 2003 г. № 162 «О внесении изменений и дополнений в УК РФ», которыми из УК РФ вообще исключена ст. 52 «Конфискация имущества».

В заключение хочется упомянуть и о таких возможных мерах уголовного преследования, как привлечение к ответственности должностных лиц, содействовавших контрафакции и нарушению прав правообладателей объектов интеллектуальной собственности из корыстной или иной личной заинтересованности, за злоупотребление должностными полномочиями по ст. 201 «Злоупотребление полномочиями» либо по ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» УК РФ.

Согласно п.1 ст. 201 использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам государства, наказывается штрафом, либо обязательными работами, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от 3 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 3 лет.

П. 2 этой же статьи за то же деяние, повлекшее тяжкие последствия, предусматривает наказание штрафом либо арестом на срок от 4 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 5 лет.

Согласно п. 1 ст. 285 использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстных целей или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, наказывается штрафом либо лишением права занимать определенные должности на срок до 5 лет, либо арестом на срок от 4 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 4 лет.

То же деяние по п. 2 данной статьи, совершенное лицом, занимающим государственную должность в Российской Федерации или в субъекте Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, наказывается штрафом либо лишением свободы на срок до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового. Деяния, предусмотренные п. 1 и 2, в соответствии с п. 3 ст. 285, повлекшие тяжкие последствия, наказываются лишением свободы до 10 лет с лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет.

Хотя последние две статьи УК РФ предусматривают наиболее суровые максимальные меры наказания, их применение на практике затруднено, в частности, из-за нераскрытости признаков существенного вреда, тяжких последствий, существенного нарушения прав в отношении объектов интеллектуальной собственности.


[1] Тот самый пресловутый контрафакт – газ//Промышленное обозрение. 2004. № 7.
[2] Как бороться с контрафактом?//Патенты и лицензии. 2003. № 10. С. 45.
[3] Близнец И., Завидов Б., Хохлов И. Анализ изменений к закону Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах»// ИС. 2004. № 9.
[4] Зубко И., Шмелева Е. Черная метка от пиратов//Российская газета. 2004. № 71.
[5] Юсуфов А. Борьба с правонарушениями в сфере ИС: проблемы формирования правоприменительной практики//ИС. 2004. № 12.