Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Закон «О селекционных достижениях»: необходимы поправки

Е.А.Ивашкевич - научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН (г. Новосибирск).

Правовая охрана сортов растений и пород животных регулируется, в первую очередь, законом РФ «О селекционных достижениях» от 6 августа 1993 г. № 5605-1. С момента принятия в него не было внесено ни одного изменения. Это отнюдь не означает, что закон хорош. Скорее всего, подтверждает, что он не работает, хотя эффективное регулирование отношений в данной области крайне необходимо.

Согласно ст. 2 Закона законодательство Российской Федерации о селекционных достижениях состоит из настоящего Закона, принимаемых на его основе законодательных актов республик в составе РФ и издаваемых в соответствии с ними нормативно-правовых актов органов государственной власти и управления в пределах их полномочий. Таким образом, законодательство о селекционных достижениях находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Указанная статья нуждается в уточнении, так как из ее буквального прочтения следует, что только республики в составе Российской Федерации имеют право принимать собственные законы в данной области.

Охраноспособное селекционное достижение – это биологическое решение задачи по созданию и выведению новых сортов растений или пород животных, имеющих явные отличия от общеизвестных сортов и пород, обладающих достаточной однородностью и стабильностью и относящихся к ботаническим и зоологическим сортам и видам, перечень которых установлен в предусмотренном законом порядке[1].

Право на селекционное достижение охраняется законом и подтверждается патентом. Субъектами права на селекционное достижение являются непосредственные создатели (авторы/селекционеры), обладатели исключительных прав на использование (патентообладатели), наследники и иные правопреемники.

Автору или каждому из соавторов выдается специальный документ – авторское свидетельство, который удостоверяет авторство, а также право на получение вознаграждения. Авторское свидетельство выдается Государственной комиссией Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений (далее – Госкомиссия) каждому автору в случае, если он не является патентообладателем (ст. 22).

Часть вторая ст. 5 «Заявка на выдачу патента» предусматривает, что право на подачу заявки на выдачу патента в случае, если селекционное достижение выведено, создано или выявлено при выполнении служебного задания или служебных обязанностей, принадлежит работодателю, если договором между селекционером и работодателем не предусмотрено иное.

Часть девятая данной статьи указывает: если заявитель является работодателем, он должен подтвердить наличие договора, отвечающего требованию части второй настоящей статьи, с автором селекционного достижения. Можно предположить, что часть девятая требует обязательного наличия договора между заявителем (работодателем) и селекционером, о том, что право на подачу заявки принадлежит работодателю.

Полагаю, часть девятую следует исключить, так как право на подачу заявки принадлежит работодателю по закону, а договор автора и работодателя регулирует лишь вопросы, связанные с выплатой вознаграждения. Ясно, что такой договор не имеет отношения к подаче заявки на получение патента.

Ст. 23 предусматривает право автора на получение вознаграждения в размере не менее 2% от суммы ежегодных поступлений, полученных патентообладателем за использование селекционного достижения, включая поступления от продажи лицензий. Данная статья также нуждается в уточнении, так как ею предусмотрено получение вознаграждения автором не только за выведенное, созданное селекционное достижение, но и за выявленное.

С моей точки зрения, выявленное – это уже реально существующее. Таким образом, сорт растений или порода животных, выявленные кем-то, не могут быть приравнены к селекционному достижению.

Исключительное право патентообладателя состоит в том, что любое лицо должно получить от обладателя патента лицензию на осуществление с семенами, племенным материалом охраняемого селекционного достижения действий, предусмотренных ст. 13. Ответственность за нарушение этих прав предусмотрена ст. 28 и заключается в требовании патентообладателя или Госкомиссии прекратить нарушение и возместить убытки (реальный ущерб и упущенную выгоду). Не понятно, почему право требования прекратить нарушение и возместить убытки принадлежит не только патентообладателю (обладателю исключительных прав), но и Госкомиссии?

Кроме прав, предусмотренных ст. 13, патентообладателю принадлежит сходное с правом на фирменное наименование и товарный знак право на название селекционного достижения, способное идентифицировать селекционное достижение, одобренное Госкомиссией, среди других.

К названию селекционного достижения предъявляется ряд требований: оно должно быть кратким, отличаться от названий других селекционных достижений того же или близкого ботанического или зоологического вида. Оно не должно состоять из одних цифр, вводить в заблуждение относительно свойств, происхождения, значения селекционного достижения, личности селекционера, не должно противоречить принципам гуманности и морали (ст. 6).

К нарушениям этих прав патентообладателя относятся (подпункты а, б, в п. 1 ст. 29):
   а) присвоение произведенным и (или) продаваемым семенам, племенному материалу названия, которое отличается от зарегистрированного названия этого селекционного достижения;
   б) присвоение произведенным и (или) продаваемым семенам, племенному материалу названия зарегистрированного селекционного достижения, при этом произведенные и продаваемые семена, племенной материал не являются семенами, племенным материалом этого селекционного достижения;
   в) присвоение селекционному достижению названия, настолько схожего с зарегистрированным названием другого селекционного достижения, что их можно спутать.

На мой взгляд, следует исключить из Закона подпункты г, д, е, ж п. 1 ст. 29, как не имеющие отношения к нарушению прав патентообладателя и селекционера. Данные нормы в Законе прописаны следующим образом:
   «Физическое или юридическое лицо считается виновным в нарушении иных прав патентообладателя и селекционера, если оно:
   ...
   г) вносит недостоверные записи в Государственный реестр охраняемых селекционных достижений и в отчетную документацию или дает указание на их внесение;
   д) подделывает документы, изготавливает поддельные документы для выполнения положений настоящего Закона или дает указания на такие подделку или изготовление;
   е) представляет документы, содержащие недостоверные сведения о селекционном достижении;
   ж) реализует семена, племенной материал без сертификата».

П. 2 ст. 29 является абсолютно декларативнным, так как в соответствии с ним лица, совершающие действия, предусмотренные п. 1 настоящей статьи, несут ответственность в соответствии с действующим законодательством.

Чтобы ответственность была реальной, нужно дополнить Закон разделом «Защита прав патентообладателя». Можно предложить способы защиты, аналогичные предусмотренным разделом 5 (ст. 48, 49, 50) закона «Об авторском праве и смежных правах», в том числе и возможность взыскания денежной компенсации вместо возмещения убытков.

Только в этом случае можно реально защитить права селекционера, патентообладателя и потребителей селекционных достижений.


[1] Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П.Сергеева и Ю.К.Толстого. М.: Проспект, 1998.