Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Русскоязычная версия МКТУ: Экспертиза товарных знаков в лингвистическом аспекте

Канд. филолог. наук Н.С.Гриценко
Канд. юрид. наук Е.А.Данилина

Интерес к рассматриваемой в статье тематике обусловлен, прежде всего, самим объектом – Международной классификацией товаров и услуг, к тексту которой обращается каждое юридическое или физическое лицо, подающее заявку на регистрацию товарного знака или знака обслуживания. На фоне неуважительного, нечуткого отношения к слову, встречающегося даже в такой, призванной быть максимально корректной области, как юриспруденция, представляется вполне обоснованной задача четко идентифицировать термины, в частности, использующиеся при формировании рубрик МКТУ*.

* Перевод 8-й редакции МКТУ на русский язык с англо-французского оригинала осуществлен В.А.Климовой и Б.П. Наумовым под общей редакцией Р.С.Восканяна и Б.П.Наумова (информация об авторах перевода взята с сайта Роспатента).

Наличие развитой методики экспертизы товарных знаков, накопленный опыт применения МКТУ как для разграничения секторов рынка, так и для определения в спорных случаях однородности товаров и услуг и, в конечном счете, законосообразное определение охраноспособности заявленного в первоначальном объеме притязаний обозначения – все эти факторы обусловливают интерес к проблематике функционирования МКТУ, точной идентификации терминов, определяющих как названия классов, так и рубрики товаров и услуг, аутентичности терминов при их переводе.

Ниццкое соглашение и МКТУ

Ниццкое соглашение о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков от 15 июня 1957 г. было пересмотрено в Стокгольме 14 июля 1967 г. и в Женеве 13 мая 1977 г. Ниццким соглашением учреждена МКТУ и регламентированы условия ее функционирования в странах специального союза, принимающих единую классификацию товаров и услуг для регистрации знаков.

Согласно ст. 1 Соглашения, классификация состоит из:
   перечня классов, сопровождаемого в случае необходимости пояснениями;
   алфавитного перечня товаров и услуг (далее именуемого «алфавитный перечень») с указанием класса, к которому отнесен каждый товар или услуга.

Для настоящего рассмотрения важно, что классификация разрабатывается на английском и французском языках, причем оба текста полностью аутентичны. При этом официальные тексты классификации на арабском, испанском, итальянском, немецком, португальском, русском языках вырабатываются генеральным директором после консультации с заинтересованными правительствами или на основе перевода, представленного этими правительствами.

Ст. 2 Соглашения «Юридическое значение и использование классификации» регламентирует «с учетом обязательств, налагаемых настоящим Соглашением, … то значение, которое придается ей в этой стране. В частности, классификация не связывает страны специального союза ни в отношении определения объема охраны знака, ни в отношении признания знаков обслуживания». При этом «каждая страна специального союза оставляет за собой право использовать классификацию в качестве основной или вспомогательной системы».

Таким образом, Ниццкое соглашение не придает МКТУ нормативного характера. В то же время унификация законов о товарных знаках приводит ко все более четкому соответствию формулировок объема притязаний в заявках рубрикации МКТУ. Например, в Договоре о законах по товарным знакам (TLT) ст. 9 регламентируется при указании товаров и/или услуг указывать названия этих товаров и/или услуг, сгруппированные по классам Ниццкой классификации и в порядке указанной классификации. Тем более актуальным представляется рассмотрение вопроса о правильности перевода рубрик МКТУ для отечественной практики подачи заявок на товарные знаки.

Лингвистические особенности правовой документации

В качестве примера анализа лингвистических особенностей правовой документации можно привести данные, обнародованные в докладе Д.В.Дмитриева (Институт лингвистических исследований РАН (ИЛИ РАН, Санкт-Петербург)) на семинаре «Открытые лингвистические технологии», прошедшем в Российской государственной библиотеке 23 марта 2005 г. Говоря о трудностях создания (с целью размещения и поиска в сети Интернет) семантической сети документа и связанного с ним определения терминов, докладчик отметил, что обширная лексикографическая база русского языка постоянно меняется. Только юридическая база российских правовых актов содержит 19000 лексем и при этом включает 2000 слов, которых нет в словарях. Из этого можно сделать вывод о научно подтвержденном ИЛИ РАН достаточно произвольном характере словоупотребления в отечественной правовой практике.

Лингвистический анализ некоторых рубрик МКТУ

Серьезное рассмотрение функционирования МКТУ невозможно без лингвистического анализа ее терминологии. Следует оговорить переводной характер всех терминов МКТУ и связанные с этим фактом проблемы приведения в соответствие иноязычных слов и их русскоязычных синонимов.

В литературе отмечалась неточность формулировок названий классов [1, стр. 11]. В свете данного замечания проанализируем название 29 класса: «Мясо, рыба, птица и дичь; мясные экстракты; овощи и фрукты консервированные, сушеные и подвергнутые тепловой обработке; желе, варенье, компоты; масла и жиры пищевые». Существительные «мясо», «рыба» не имеют в русском языке значения «приготовленный из мяса, рыбы, мясной, рыбный продукт» (ср. такое значение у существительного «дичь»). Однако в перечень товаров, объединенных указанными терминами, попали товары «сделанный из мяса», «блюдо, приготовленное из мяса птицы»; «изделия колбасные», «колбаса кровяная», «сосиски в сухарях». Вместе с тем в перечень товаров введено наименование товара «продукты рыбные» при отсутствии однотипных: «продукты мясные», «продукты из мяса птицы».

В 37 классе «Строительство; ремонт, установка оборудования» оказались услуги «глажение белья», «дезинфекция», «дератизация», «мытье автомобилей», «мытье окон», «мытье транспортных средств», «набивка мебели», «обновление одежды», «окраска и обновление вывесок», «стирка», «стирка белья в прачечных», «уборка внутри зданий», «уборка улиц», «уничтожение паразитов», «услуги по созданию искусственного снежного покрова».

Оправданность включения данных услуг под названием, указанным выше, оценим исходя из словарных значений. Строительство – «возведение зданий, сооружений»; ремонт – «устранение повреждений, изъянов какого-л. предмета с целью приведения его в исправное состояние» [2, т. 2, стр. 499, 719]. Основным семантическим компонентом существительного «строительство» является «созидание», а существительного «ремонт» – «уничтожение». В этом смысле названия процессов глажения, дезинфекции, дератизации, мытья, стирки, уничтожения, включающие компоненты «уничтожение», могут лишь условно объединяться термином «ремонт».

Весьма отдаленна метафорическая связь между процессами строительства и набивкой мебели. Сказанное, видимо, справедливо и относительно услуги по созданию искусственного снежного покрова. А в процессах уборки внутри зданий, уборки улиц, причем тоже весьма условно, можно увидеть и семантический компонент «уничтожение» (грязи, беспорядка), и компонент «созидание» (восстановление чистоты, порядка). «Окраска» скорее тяготеет к компоненту «созидание». Однако наличие термина «обновление», находящегося с первым в сочинительной связи («окраска и обновление вывесок»), позволяет усмотреть и компонент «уничтожение». Между тем семантическая структура термина «обновление» (одежды) скорее включает компонент «созидание» (делать одежду новой, другой, иной по сравнению с той, что была).

Однако все это из области далеких ассоциаций. Нет прямой смысловой связи между процессами строительства, ремонта, с одной стороны, и глажения, дезинфекции, дератизации, мытья, набивки, обновления, окраски, стирки, уборки, уничтожения (паразитов), создания искусственного снежного покрова – с другой. Наблюдается тенденция к расширению семантического поля всего списка услуг класса по отношению к названию класса. Подобная практика относится к издержкам точного перевода иноязычных рубрик.

На наш взгляд, следует максимально, насколько это возможно при переводе текста, придерживаться единообразия в подаче терминов при составлении списка услуг. Возможно, необходимо учитывать, что при переводе МКТУ в соответствии с ее структурой следует указывать в квадратных скобках функцию по отношению к отрасли, идущей первой в рубрике. Тем самым будет соблюден удобный для пользователя отраслевой подход.

Следует обратить внимание на Постановление Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 24 декабря 2002 г. № 10268/02*, которым, в частности, затрагивались вопросы применения МКТУ и трактовки рубрик. Не останавливаясь на сути спора, приведем определения, касающиеся функционирования МКТУ в России: «…согласно статье 2 Ниццкого соглашения о Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков от 15.06.57 принятая классификация не связывает страны ни в отношении определения объема охраны товарного знака, ни в отношении признания знаков обслуживания, а также того, что товарный знак согласно пункту 2 статьи 4 Закона «О товарных знаках» охраняется против использования в отношении однородных товаров и услуг (идентичных и сходных, то есть выполняющих ту же функцию). Классификация не имеет влияния на оценку однородности товаров и услуг».

* Вестник Высшего Арбитражного Cуда Российской Федерации. 2003. № 4. С. 72.

Констатируя тот факт, что «не дана оценка тому обстоятельству, что Роспатентом 03.06.02 в перечень услуг выданного банку свидетельства № 114345 внесено изменение: после слов «банковские операции» следует дополнение: «в том числе выпуск кредитных (банковских) карточек, обслуживание по кредитным (банковским) дебетовым карточкам», постановление устанавливает, что «указанные вопросы требуют дополнительного исследования».

Рубрики товаров

В 8-й редакции предпринята попытка сгруппировать товары по родо-видовому признаку. Так, группа «воды» включает газированные воды, минеральные воды, литиевую воду, сельтерскую воду, содовую воду, столовые воды. Группа «пиво» объединяет товары «пиво имбирное», «пиво солодовое». Однако данный принцип группировки товаров по родо-видовому признаку выдерживается непоследовательно. Так, в 8-й редакции представлены три товара: «сусла», «сусло виноградное», «сусло пивное», хотя здесь, как и в предыдущих случаях, напрашивается группировка по родовому слову «сусла» с его видовыми наименованиями «сусло виноградное», «сусло пивное». Подобная логика работает также в отношении товаров: «изделия макаронные» и «вермишель», «лапша», «спагетти» (29 класс).

Правовое значение выбора столь многозначных родо-видовых формулировок рубрик состоит в достижении возможности для заявителя наиболее точного и подробного или, при необходимости, наоборот, наиболее общего определения объема притязаний. Именно поэтому МКТУ включает в 30 классе как видовые названия типа «сухари», «петифуры», «пироги», «печенье», так и родовое наименование «продукты мучные».

Рубрики услуг

В качестве примера рассмотрим рубрики услуг 41 класса, в котором функциональные и отраслевые термины перечисляются по-разному:

1) наименование учреждения, предоставляющего услугу + наименование услуги, которую оно предоставляет: «академии [обучение]», «спортивные лагеря [стажировка]»;

2) название услуги: «субтитрование», «формирование цифрового изображения», «фотографирование», «воспитание физическое», «сочинение музыки»;

3) по формуле: существительное «услуги» + название услуги без называния учреждения, их предоставляющего – «услуги по написанию сценариев», «услуги образовательно-воспитательные»;

4) по формуле: существительное «услуги» + наименование учреждения, предоставляющего услугу + название услуги – «услуги музеев [презентация, выставки]»;

5) по формуле: существительное «услуги» + наименование учреждения, предоставляющего услугу – «услуги казино», «услуги студий записи»;

6) по формуле: существительное «предоставление» + существительное «услуги» + наименование учреждения, предоставляющего услугу – «предоставление услуг игровых залов», «предоставление услуг кинозалов»;

7) по формуле: существительное «услуги» + субъект, осуществляющий услугу – «услуги переводчиков», «услуги оркестров»;

8) наименование учреждения, предоставляющего услугу: «школы-интернаты», «киностудии», «цирки», «клубы здоровья», «сады зоологические».

Множественность формулировок услуг ставит заявителя в ситуацию выбора. Предпочтение может быть не самым удачным, например, в случае называния услуги по типу «сады зоологические». Исторические предпосылки повторения рубрик в соответствии с алфавитом («сады зоологические» на букву «с» и «зоологические сады» на букву «з») известны: это делается для удобства поиска заявителем нужной рубрики. Однако при возрастании числа рубрик от редакции к редакции МКТУ и увеличении числа классов такая практика представляется избыточной. Аккуратно составленный алфавитно-предметный указатель позволит заявителю найти нужную рубрику без повторения и усложнения их структуры. Поэтому логично ожидать в перечне классов услуг стандартизированных формулировок, построенных по какой-то единой схеме.

Обращает на себя внимание тот факт, что в перечнях услуг (классы 35 – 45) указываются не сами услуги, а те объекты (организации), которые эти услуги оказывают. Например, в 35 классе: «агентства по импорту-экспорту», «бюро по найму». Отмечены случаи включения в термин, предполагающий наименование услуги, название объекта этой услуги. Например, «сведения о деловых операциях». В 36 классе указаны, с одной стороны, услуги «предоставление ссуд», «предоставление ссуд под залог», с другой – «ссуды ипотечные». Следовало бы и третью услугу дать через отглагольное существительное: «предоставление ссуд ипотечных».

Поскольку услуга есть совершение какого-то действия, она должна называться глаголом или отглагольным существительным, именующими это действие. При отсутствии в терминологическом сочетании слова, называющего услугу, можно включить существительное «услуги». Например: «услуги бань общественных», «услуги диспансеров», «услуги домов отдыха и диспансеров» и т.д.

Не понятно, что представляет собой услуга «дискотеки». Существительное «дискотека» имеет в современном русском языке два значения: 1. Собрание грампластинок, дисков. 2. Музыкальный молодежный клуб, где прослушивают музыкальные записи и танцуют под них; музыкально-танцевальный вечер [3, т. 4, стр. 249]. Следовательно, услуга, названная словом «дискотека», может означать и предоставление грампластинок, дисков для записи, прослушивания, и услуги клуба, где прослушивают музыкальные записи и танцуют под них, и организацию музыкально-танцевальных вечеров.

Как быть с сувенирами и лизингом?

Методические рекомендации по составлению перечня товаров и услуг для заявок на регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания не советуют использовать термины «сувениры» и «лизинг» [4, стр. 4 – 5]. Отказ от термина «сувениры» в пользу терминологического сочетания «художественные изделия», на наш взгляд, не является обязательным. В толковых словарях современного русского языка существительное «сувениры» объясняется через атрибутивное словосочетание «художественные изделия». Так, в Словаре русского языка под редакцией Е.П.Евгеньевой читаем: Сувенир. Подарок на память // Художественное изделие, вещь как память о посещении страны, города [5, т. 4, стр. 299]. Таким образом, если авторы Методических рекомендаций советуют отказаться от термина «сувениры» по причине его абстрактности, то следует признать, что предлагаемый ими термин абстрактен в той же мере.

При этом отметим справедливость мнения авторов Методических рекомендаций относительно неидентифицируемости термина «сувениры». При попытке подачи заявки на товарный знак, маркирующий сувенирный магазин, пришлось перечислять основные сувенирные товары по их функциональному назначению: продукция Гжели как «посуда фарфоровая; посуда фаянсовая» – 21 класс, матрешки как «игрушки» – 28 класс, майки как «одежда» – 25 класс. Конечно, такой подход к наполнению перечня товаров и услуг создает проблемы и для заявителя, и для экспертизы. Заявителю приходится платить большие суммы пошлин за весь спектр выбранных классов. При этом велик риск обнаружения при экспертизе сходного обозначения (даже и не маркирующего сувенирную продукцию) как раз в силу размытости рубрик. Но в данном случае это представляется все-таки оправданным самим характером коммерческой деятельности заявителя, ведь как предприниматель он отвечает за качество не только, к примеру, сувенирного рисунка на майке или часах, но и за качество майки как предмета одежды или часов как устройства для определения времени.

Если с сувенирной продукцией ясность достигнута, то с другими двумя терминами, рассмотренными в Методических рекомендациях: «лизинг» и «консалтинг», не все однозначно. Не совсем понятно, почему, по мнению авторов Методических рекомендаций, следует избегать при рубрикации перечня товаров и услуг термина «лизинг». Данное слово уже зарегистрировано в толковом словаре. Следовательно, оно принадлежит лексической системе русского языка, получило широкое распространение в экономической практике и успешно функционирует в языке науки. Более того, данный термин вынесен в заглавие проекта закона РФ «О лизинге», что подтверждает факт его признания на государственном уровне.

Другое дело, что данный термин в перечне следует конкретизировать, то есть указывать, что является объектом лизинга, как при уточнении объекта аренды, проката, посреднических операций. Дискуссия, прошедшая среди экономистов после выхода закона РФ «О лизинге», проиллюстрировала сложности подхода к этому понятию. При подаче заявки на товарный знак заявителем, оказывающим лизинговые услуги, выяснилось, что лучше всего из терминов МКТУ понятию «лизинг» соответствует рубрика «аренда финансовая» из 36 класса. При этом данной рубрикой не охвачены все стороны лизингового процесса – кредитование, страхование, выплаты, гражданско-правовые вопросы. В настоящее время, с урегулированием лизинга в отечественной коммерческой практике, стали более понятны его этапы и составные части и, соответственно, проясняются условия рубрикации этого сложного понятия.

Проблемы перевода МКТУ

Как известно, МКТУ разрабатывалась на французском и английском языках, после чего были сделаны официальные переводы на другие языки. При этом предусматривалось, что все версии одинаково аутентичны. Однако при переводе оригинальных терминов возможны трудности. Так, в русской версии МКТУ дважды представлен термин «мармелад»: в 29 и 30 классах с уточнением в последнем – «кондитерские изделия». Оригинальные термины на английском языке даны следующим образом: 29 класс, Marmalade и 30 класс, Fruit jellies [confectionery], Jellies (Fruit -) [confectionery], существительные «marmalade» и «jellies» имеют разные значения: Marmalade: 1) мармелад; 2) варенье (особенно апельсиновое); повидло и Jelly 1) желе; 2) студень [6, стр. 412]. В русском языке существительное «мармелад» имеет значение «кондитерское изделие из фруктово-ягодного сока, картофельной муки и сахара» [7, стр. 417]; «кондитерское изделие из фруктово-ягодного пюре с сахаром в виде желе и конфет», у него нет значения «несладкое желе, несладкий студень» [5].

Различают два вида мармелада: фруктово-ягодный – кондитерское изделие из фруктово-ягодного пюре или сока, патоки и сахара, и желейный, в который, кроме того, входят растительные желирующие вещества. Здесь уместно задать вопрос: должен ли заявитель при регистрации товарного знака на мармелад указывать в перечне оба класса или он вправе ограничиться указанием одного из них? Положительный ответ на вторую часть вопроса означает признание факта включения «лишнего» термина «мармелад» в состав 29 класса, который не будет использоваться русскоязычными заявителями.

Анализ оригинальных терминов со словом «services» и их переводов на русский язык показал, что в ряде случаев сохранено значение действия, что, как мы говорили выше, является вполне обоснованным: Educational services (Instruction services) – услуги образовательно-воспитательные; Orchestra services – услуги оркестров; Recording studio services – услуги студий записи. Однако встречается перевод наименований без русского соответствия этим словам: Health club services – клубы здоровья; Club services [entertainment or education] – клубы культурно-просветительные и развлекательные; Bookmobile services Library services (Mobile -) Mobile library services – передвижные библиотеки; Music composition services – сочинение музыки.

Интересно, что один и тот же термин переводится на русский язык по-разному. Так, существительное «rental» переводится то как аренда, то как прокат: Boat rental – аренда водного транспорта (39 класс) и Rental of road sweeping machines – прокат машин для уборки улиц; Cleaning machines (Rental of -) – прокат машин для чистки (37 класс), Car rental – прокат автомобилей, Rental of motor racing cars – прокат гоночных машин (39 класс), Coach rental – прокат наземных транспортных средств, Frozen-food locker rental – прокат рефрижераторов, Vehicle rental – прокат транспортных средств.

Заметим, что объект аренды (проката) – один и тот же (транспортное средство). В русском языке существительные «аренда» и «прокат» не являются абсолютными синонимами, о чем свидетельствует сравнение систем значений этих слов. Аренда: 1. Наем помещения, земельной площади, спортивных сооружений и т.п. во временное пользование. 2. Плата за такой наем [7, стр. 76]; Временное пользование недвижимым имуществом на договорных началах; Плата за такое пользование [5, т. 1, стр. 44]. Прокат: 1. Предоставление чего-л. во временное пользование за определенную плату, а также само пользование чем-л. предоставленным [5, т. 3, стр. 493]. Как видим, в первом случае объект аренды обозначен, во втором – нет. Думается, при переводе одного и того же термина в сходной лингвистической ситуации следует придерживаться единообразия.

Возможности усовершенствования русскоязычных рубрик МКТУ

Методические рекомендации указывают на факт повторов наименований товаров (типа «подкладочные ткани» и «ткани подкладочные») [4, стр. 6]. 8-я редакция МКТУ выгодно отличается от предыдущих редакций в смысле дублирования рубрик, поскольку предыдущие издания МКТУ изобиловали их повторами. Однако и здесь есть случаи дублирования наименований товаров и услуг. Например: «консультации по вопросам организации и управления бизнесом», с одной стороны, и «консультации по организации бизнеса», «консультации по управлению бизнесом» – с другой.

Семантическое дублирование, по-видимому, можно отметить и в терминах «услуги портных» и «пошив одежды», поскольку суть услуги портного – шитье платья [2, т. 2, стр. 233], «оформление интерьера» и «дизайн художественный», поскольку «дизайн»«оформление интерьеров, художественное конструирование предметов и проектирование изысканного облика» [2, т. 1, стр. 384].

В 41 классе встречаются случаи однотипных услуг: «предоставление спортивного оборудования» и «прокат спортивного оборудования». Неясно, почему в 43 классе наряду с услугой «базы отдыха» указаны «услуги баз отдыха [предоставление жилья]». Имея в виду расшифровку последнего наименования, логично поставить вопрос: что представляет собой услуга базы отдыха, если не обеспечение временного проживания, как следует из названия класса?

В 35 классе представлены услуги: «агентства рекламные», «распространение рекламных материалов», «реклама интерактивная в компьютерной сети», «реклама почтой», «реклама телевизионная» и «реклама». Очевидно, перечисленные виды рекламных услуг группируются вокруг доминирующей «реклама». Относительно термина «агентства рекламные», если имеются в виду «услуги агентств рекламных», непонятно, чем они отличаются от услуги «реклама»? Во всяком случае при наличии таковых нелишне было бы указать их при термине в скобках.

Резюмируя, следует отметить большую работу разработчиков русскоязычной версии МКТУ. Особенно удачным представляется перевод 8-й редакции. Текст 8-й редакции МКТУ отредактирован и обработан в соответствии с лексическими и фразеологическими особенностями русского языка, чем в целом достигнута для русскоязычного пользователя декларируемая во введении к МКТУ возможность находить соответствующий товар/услугу в алфавитном перечне классификатора в любой языковой версии.

Понимая всю сложность идентификации терминов МКТУ в разных языках, авторы статьи попытались рассмотреть русскоязычную версию с целью ее возможного совершенствования.


[1] Смирнова М.В., Эмиров Э.Х. Использование МКТУ: есть проблемы // Патенты и лицензии. 1999. № 3. С. 10.
[2] Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. В 2-х т. М.: Русский язык, 2000.
[3] Словарь современного русского литературного языка. В 20 т. М., 1991.
[4] Горленко С.А. и др. Методические рекомендации по составлению перечня товаров и услуг для заявок на регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания. М.: ИНИЦ Роспатента, 2000.
[5] Словарь русского языка. В 4-х т. / Под ред. Е.П.Евгеньевой. М., 1981 – 1984.
[6] Англо-русский словарь /Сост. В.К.Мюллер. М.: Советская энциклопедия, 1971.
[7] Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М.: Русский язык, 2000.