Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Доверительное управление исключительными правами

Г.Н.Черничкина - доцент кафедры гражданского права Военного университета Минобороны России, канд. техн. наук.

К числу гражданско-правовых сделок, в силу которых осуществляется распоряжение правами на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, принадлежащими Российской Федерации прежде всего в силу п. 1 ст. 13 и ст. 306 Патентного закона РФ, относят лицензионный договор.

В то же время в литературе отмечается, что право использовать объект исключительных прав может быть передано в рамках других гражданско-правовых договоров. Среди них называют договоры коммерческой концессии (ст. 1027 – 1040 ГК РФ), доверительного управления имуществом (ст. 1012 – 1026 ГК), купли-продажи, в том числе предприятия как имущественного комплекса, в состав которого входят права на изобретения. Дополнительно к перечисленным можно отнести договоры аренды предприятия как имущественного комплекса с передачей арендатору исключительных прав (п.1 ст. 656 ГК РФ), дарения (п. 1 ст. 572 ГК). Права могут быть реализованы при продаже с публичных торгов в качестве предмета залога (п.1 ст. 336, 350 ГК РФ) либо при продаже предприятия (бизнеса) должника при внешнем управлении или конкурсном производстве, а также быть предметом брачного договора[1].

Очевидно, что не все указываемые в литературе гражданско-правовые сделки могут являться формой распоряжения правами, принадлежащими Российской Федерации.

Как справедливо отмечал В.А.Дозорцев, в законодательстве предусмотрена правовая форма, позволяющая удовлетворить запросы практики, – право доверительного управления. В обороте выступает хозяйственная организация (доверительный управляющий), а государство (правообладатель) сохраняет руководство и контроль за его действиями. При такой системе право на выгоды от эксплуатации изобретения остается за правообладателем, а доверительный управляющий имеет право на вознаграждение за проделываемую работу[2].

На основе доверительного управления предлагается не представлять права хозяйственным субъектам, в отличие от закрепления за ними прав по договору уступки патента. Институт доверительного управления в качестве наиболее оптимального средства для осуществления коммерциализации результатов научно-технической деятельности предлагает применять Н.С. Борщ-Компанеец[3].

Г.Громберг и Г.Соловьева[4] предлагают использовать договор доверительного управления в качестве правового средства распоряжения государством правами на результаты научно-технической деятельности, закрепленными за Российской Федерацией. Они указывают, что в качестве учредителя управления от имени государства могут выступать федеральные органы власти, а в качестве доверительного управляющего – коммерческая организация, которую государство в лице своих органов уполномочило осуществлять доверительное управление принадлежащими ему правами в его интересах в течение определенного срока.

Осуществление исключительных прав в рамках договора доверительного управления по сравнению с лицензионным договором и договором коммерческой концессии было исследовано Е.В.Зубковой[5]. Она пришла к выводу, что для обладателя исключительными правами предпочтительнее заключение договора доверительного управления.

Следует отметить, что институт доверительного управления имуществом достаточно новый для российского гражданского права. Тем более управление исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности. Однако российскому законодательству известен правовой институт доверительного управления исключительными правами. В законе РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» в разделе IV установлен институт доверительного управления имущественными правами авторов произведений науки, искусства, литературы. Думается, вполне логично применение этого правового института и для управления имущественными правами на иные результаты интеллектуальной деятельности и от имени иных правообладателей. Например, управление исключительными правами, принадлежащими Российской Федерации, в том числе на секретные изобретения.

Е.В.Зубкова считает, что на сегодняшний день вопрос управления правами на результаты научно-технической деятельности, принадлежащими государству, не является простым, и рассуждать о доверительном управлении такими правами можно лишь в теоретическом (исследовательском) смысле. Помимо экономических причин, основной правовой проблемой она считает невозможность по действующему законодательству доверительному управляющему совершать юридические действия с исключительными правами (заключать договоры: лицензионный, уступки и др.), поскольку ст. 13 Патентного закона РФ наделяет только патентообладателя правом распоряжаться исключительными правами. По этой же причине, по ее мнению, доверительный управляющий не вправе совершать и фактические действия.

Решить названные проблемы Е.В. Зубкова считает возможным путем внесения изменений в Патентный закон, дополнительно указав рядом с патентообладателем и «уполномоченного им доверительного управляющего». После такого дополнения он будет вправе наряду с патентообладателем уступать патент, регистрировать лицензионные договоры и иным образом распоряжаться правами на патент.

Л.Ю.Михеева[6] говорит о необходимости совершения доверительным управляющим юридических действий по доверенности, поскольку, считает она, имущественное право не может быть передано, как вещь, во «владение». Оно может быть лишь уступлено, а в этом случае правообладатель утратил бы его, чего не должно произойти при доверительном управлении имуществом. Такой договор весьма трудно назвать именно договором доверительного управления, он сочетает в себе также элементы поручения. Однако от договора поручения его будет отличать предмет: управляющий совершает также и фактические действия. Кроме того, управляющий хотя и выступает в отношениях от собственного имени, но с обязательным указанием на то, что он действует в качестве доверительного управляющего.

Для того, чтобы исключить необходимость совершения доверительным управляющим юридических действий по доверенности, в законодательство следует внести дополнение об обязательной регистрации договора доверительного управления исключительными правами. На основе факта регистрации договора доверительного управления федеральному органу исполнительной власти по интеллектуальной собственности (ныне Роспатент) становится известен управляющий исключительными правами. Все его действия перед Роспатентом и другими лицами становятся легитимными, и он может действовать без доверенности. Аналогичны действия без доверенности перед Роспатентом патентного поверенного, который ссылается на факт регистрации его в реестре патентных поверенных*.

* Согласно ч. 2 п. 7 (4) Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение, если представителем заявителя является патентный поверенный, доверенность представляется только в случае необходимости по запросу федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Однако дополнение о регистрации договоров доверительного управления исключительными правами следует вносить не в Патентный закон, а в Гражданский кодекс, поскольку институт доверительного управления имуществом – институт гражданского права. Именно он определяет форму договора, на основе которого устанавливается институт управления правами.

Полагаем, что ст. 1017 ГК РФ «Форма договора доверительного управления имуществом» следует дополнить новым п. 3, предусматривающим регистрацию договора доверительного управления исключительными правами в федеральном органе исполнительной власти по регистрации прав на результаты интеллектуальной деятельности, а в п. 4 указать, что отсутствие регистрации влечет недействительность договора. Предлагаемые дополнения приведены курсивом. П. 3 ст. 1017 ГК РФ: «Договор доверительного управления исключительными правами подлежит регистрации в федеральном органе исполнительной власти в области патентов и товарных знаков»*. П. 4 ст. 1028 ГК РФ: «Несоблюдение формы договора доверительного управления имуществом или требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление либо требования о регистрации договора доверительного управления исключительными правами влечет недействительность договора».

* Название федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности приведено так, как он указан в Гражданском кодексе, а именно: в ч. 4 п. 2 ст. 1028 ГК РФ, регламентирующей регистрацию договора коммерческой концессии на использование объекта, охраняемого в соответствии с Патентным законом.

В связи с этим необходимо внести дополнения в п. 5.2 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам[7] и в п. 4 Правил регистрации договоров о передаче исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец, товарный знак, знак обслуживания, зарегистрированную топологию интегральной микросхемы и права на их использование, полной или частичной передаче исключительного права на программу для электронных вычислительных машин и базу данных[8], дополнив их указанием о регистрации договора доверительного управления исключительными правами.

Формулировку предлагаемых изменений приводим курсивом. П. 5.2 Положения о Федеральной службе: «осуществляет регистрацию договоров о предоставлении права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, … а также договоров коммерческой концессии на использование объектов интеллектуальной собственности, договоров доверительного управления исключительными правами, охраняемых в соответствии с патентным законодательством Российской Федерации». П. 4 Правил: «Подлежит регистрации в федеральном органе исполнительной власти в области патентов и товарных знаков согласно статье 1028 Гражданского кодекса Российской Федерации договор коммерческой концессии (субконцессии); согласно статье 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления исключительными правами на изобретение, полезную модель, промышленный образец. При несоблюдении этого требования договор считается ничтожным».

Полагаем, что внесенные в Положение и Правила изменения дополнят полномочия Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам и позволят регламентировать регистрацию договоров в дополнение к действующему порядку. В связи с этим законодателю следует также разработать особенности регистрации договоров доверительного управления исключительными правами, указав виды документов, предоставляемые для регистрации договора доверительного управления исключительными правами.

Таким образом, по мнению автора, указание в законодательстве о регистрации договора доверительного управления исключительными правами позволит легитимировать управляющего на совершение как юридических, так и фактических действий.

Следует отметить, что если рассматривать институт доверительного управления правами на секретные изобретения как один из способов осуществления Российской Федерацией прав на такие результаты интеллектуальной деятельности, то возникает еще одна правовая проблема. Она связана с оборотоспособностью объектов гражданских прав.

Существует точка зрения, что объект управления не должен быть изъят из гражданского оборота и отнесен к ограниченно оборотоспособным. В.В.Горбунов[9] считает, что «в доверительное управление могут быть переданы лишь те права, которые могут быть использованы в гражданском обороте».

В качестве примера Л.Ю.Михеева[10] приводит невозможность передачи в доверительное управление недр, лесов и водных ресурсов, поскольку законом допускается их передача в пользование. Вместе с тем, замечает она, право на пользование указанными ресурсами может быть передано в доверительное управление при соблюдении требований законодательства.

Полагаем, что несмотря на то, что исключительные права на изобретения, удостоверенные секретным патентом, ограничены в гражданском обороте кругом лиц, имеющими допуск к государственной тайне, институт доверительного управления в отношении таких изобретений может быть применен. Объективно законодательство позволяет применить доверительное управление в качестве способа осуществления Российской Федерацией прав на такие результаты интеллектуальной деятельности военного назначения.

Прежде всего, доверительным управляющим может быть лицо, имеющее допуск к государственной тайне. Доверительное управление правами на секретные изобретения позволяет, с одной стороны, не допустить отчуждение прав, принадлежащих государству, а с другой стороны, наделяет управляющего свободой действий в отношении введения в хозяйственный оборот изобретений. Кроме того, оно дает возможность осуществлять контроль за использованием прав на изобретения. Представляется, что передача прав на изобретения государственным предприятиям для введения в хозяйственный оборот должно осуществляться на основе договора доверительного управления. Договор доверительного управления может ограничивать предприятие на отчуждение права на изобретение, в то время как п. 2 ст. 295 ГК РФ допускает для предприятия самостоятельное распоряжение «остальным имуществом», не являющимся недвижимым. Однако новизна для российского законодательства данного способа осуществления прав, в особенности прав на изобретения военного назначения, предполагает дальнейшее как правовое, так и экономическое исследование данного института.


[1] Зенин И.А. Обязательства по использованию исключительных прав и ноу-хау. В кн.: Гражданское право. В 2-х т. Т. II. Полутом 1/Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: изд-во «БЕК», 2000. С. 573.
[2] Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятия. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. М.: Статут. 2003. С. 317.
[3] Борщ-Компанеец Н.С. Доверительное управление при использовании интеллектуальной собственности//Патенты и лицензии. 1999. № 12. С.20.
[4] Бромберг Г., Соловьева Г. А кесарю – кесарево…//ИС. 2000. № 2. С. 17.
[5] Зубкова Е.В. Доверительное управление исключительными правами: Дисс. канд. юрид. наук. М., 2002. С. 115.
[6] Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом/Под ред. В.М.Чернова. М.: Юрист, 1999. С. 117.
[7] Патенты и лицензии. 2004. № 8. С. 79.
[8] Там же. 2003. № 7. С. 55.
[9] Горбунов В.В. Договор доверительного управления имуществом: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000. С. 18.
[10] Михеева Л.Ю. Указ соч. С. 113 – 114.