Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



О проблемных вопросах общих положений четвертой части Гражданского Кодекса России

Сенников Николай Львович

Сенников Н.Л.- к.э.н., доцент по кафедре гражданского права (ВАК), профессор РАЕ, заведующий Правовым управлением Национальной библиотеки им. Ахмет-Заки Валиди Республики Башкортостан.

Кодификация правоотношений интеллектуальной собственности в России была направлена на формирование законных условий обеспечения юридических мер защиты прав авторов, законных правообладателей при создании и использовании в гражданском обороте объективных результатов интеллектуальной творческой деятельности.

Критика предлагаемых вариантов специальных разделов Гражданского Кодекса Российской Федерации, разработанные под руководством Дозорцева В.А. и Сергеева А.П., породило третейское решение объединить действующие нормативные положения законов регулирующих отношения интеллектуальной собственности, и сделать унифицированный правовой документ, отменяющий и одновременно заменяющие эти нормативные положения. Тем самым была поставлена задача создать универсальный закон, позволяющий обеспечить действие юридических механизмов, регулирующих отношения интеллектуальной собственности, осуществляемые по поводу различных объектов интеллектуальной творческой деятельности.

Поставленная задача создания универсального закона по интеллектуальной собственности предполагала следующие действия:
   1) систематизацию общих положений правового регулирования отношений интеллектуальной собственности;
   2) подготовку специальных разделов, учитывающих специфику отдельных институтов права интеллектуальной собственности;
   3) согласование нормативного раздела по интеллектуальной собственности с другими разделами Гражданского Кодекса РФ.

Результатом стало появление IV части Гражданского Кодекса РФ состоящей из более чем 300 статей закона.

Одновременно действующие законы по институтам права интеллектуальной собственности отменялись с момента начала действия IV части Гражданского Кодекса РФ (с 1 января 2008 года).

В главе 69 IV части Гражданского Кодекса РФ по замыслу законодателя должны были содержаться общие положения для различных институтов права интеллектуальной собственности, ранее действующие в законах.

Однако, этого сделано не было. Вместо этого законодатель предпринял попытку законодательного реформирования не только права интеллектуальной собственности, но и некоторых положений гражданского права.

Это выразилось в восстановлении прежнего «социалистического» понимания института собственности, прав собственности, не позволившего законодателю внедрить опыт международного права интеллектуальной собственности в нормы российского гражданского права[1]. Законодатель, движимый прежними законодательными традициями, подменил юридическое и хозяйственное понятие объекта в праве интеллектуальной собственности на понятие объекта в праве собственности[2].

Конкретно в главе 69 Гражданского кодекса РФ применяется нерыночная модель права интеллектуальной собственности. Для утверждения этого законодатель предложил объекты интеллектуальной собственности не считать собственностью, а некими результатами интеллектуальной деятельности, не имеющими непосредственной связи с отношениями собственности.[3]

Подобные казусы находятся также в противоречие с основными нормативными положениями Гражданского кодекса России, например, со статьей 209 «Содержание права собственности», в которой собственность понимается как совокупность прав владения, пользования, распоряжения.

В дополнение законодатель подтверждает внесенные несоответствия в нормах Гражданского Кодекса РФ, предлагая дифференцировать по его мнению понятия права собственности и прав на результаты интеллектуальной творческой деятельности, что окончательно вносит несоответствие в юридическое понятие собственности и интеллектуальной собственности «Интеллектуальные права и право собственности»[4].

То есть законодатель предлагает не считать собственность собственностью. Тогда зачем все-таки применять термин интеллектуальная собственность?

Дело в том, что законодатель справедливо посчитал, что если этого не сделать, то тогда возникнет противоречие с нормами международного права, узаконившими это понятие на основе принципов защиты и реализации прав собственности в гражданском обороте.

Поэтому законодатель как - бы не отрицает термин «интеллектуальная собственность», но тут же отрицает право интеллектуальной собственности, вводя новое определение «интеллектуальных прав» - это права исключительные, личные неимущественные, иные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации[5].

Термин интеллектуальных прав - новый для российского законодательства и введение в юридический инструментарий совершенно не обосновано, так как вызовет появление большого количества поправок, комментариев, уточняющих данное определение и порядок применения законодательства по поводу этих прав.

При этом законодатель не добавляет слово «творческой» деятельности в норму статьи 1225 «Охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации»: «…результаты интеллектуальной творческой деятельности и ...».

Это важно, поскольку в русском языке определение интеллектуальной деятельности буквально не означает умственное, духовное занятие одного (автора) или нескольких физических лиц (авторов), направленное на создание нематериального объекта интеллектуальной собственности, поскольку интеллектуальная деятельность может и не явиться результатом появления объектов интеллектуальной собственности. Например, любитель помечтать тоже занят интеллектуальной деятельность, но к творчеству эту деятельность отнести нельзя, так как нет объективного результата его мечтаний.

Первым признаком возможности регулирования общественных отношений по созданию и использованию объективных нематериальных результатов интеллектуальной деятельности правом интеллектуальной собственности является осуществление творческой деятельности в области литературы, искусства, науки, технического творчества. Следовательно, законодателю необходимо было в статье 1225 Гражданского Кодекса РФ определить, что такое «творческая деятельность» - это: «созидательное творчество одного или нескольких авторов по созданию объектов интеллектуальной собственности и/или их использованию в гражданском обороте (этим правом помимо авторов могут обладать и правообладатели)».

В главе 69 «Общие положения» раздела «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации» содержатся нормы закона, не являющиеся общими для всей совокупности результатов интеллектуальной творческой деятельности - это все статьи с 1239 по 1249 Гражданского Кодекса РФ.

В действительности содержание главы 69 «Общие положения» должно состоять только из трех статей.

Первая статья - определяет перечень охраняемых результатов интеллектуальной творческой деятельности, одновременно являющихся объектами прав интеллектуальной собственности (с юридическим определением творческой деятельности).

Вторая статья - определяет субъектов интеллектуальной творческой деятельности, определяющим критерием для которых признается их деятельность по созданию и/или использованию объектов интеллектуальной собственности в гражданском обороте.

Третья статья - определение прав интеллектуальной собственности, состоящих из исключительных имущественных, личных неимущественных, иных определяемых законом прав на использование объективных результатов интеллектуальной творческой деятельности в гражданском обороте.


[1] Принцип коммунистического толкования прав собственности, выражающийся в отмене института частной собственности и предлагающий усеченное, ограниченое понимание прав собственности действующее при определенных государством регламентируемых условиях.
[2] Смотри статьи 1225-1229 и другие Гражданского Кодекса РФ.
[3] Смотри статью 1225 Гражданского Кодекса РФ.
[4] Смотри статью 1227 Гражданского Кодекса РФ.
[5] Смотри статью 1226 Гражданского Кодекса РФ).