Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Уроки судебного разбирательства

Прежде всего, следует обратить ваше внимание, уважаемые читатели, на то важное обстоятельство, что суд фактически не исследовал существенность признаков формулы изобретения, охраняемого патентом РФ № 2109668. Иными словами, в оценке существенности признаков формулы изобретения суд безоговорочно доверился мнению заявителя и экспертизы Федерального института промышленной собственности Роспатента. Хотя имел все основания в процессе судебной экспертизы тщательно оценить объективность отнесения к категории существенного каждого признака независимого пункта формулы изобретения. Более того, при толковании формулы изобретения по патенту РФ № 2109668, а также при сопоставлении признаков изобретения с признаками контрафактного изделия судебная экспертиза не использовала доктрину эквивалентов. В свое время вопросам толкования патентной формулы при определении нарушения патента было посвящено много публикаций в отечественной специальной литературе (см., например, Сборник статей «Ответственность за нарушение патента в капиталистических странах». // М.: ВНИИПИ, 1985). Наиболее подробно эти вопросы исследовались в работах известного отечественного специалиста И.С. Мухамедшина. Однако сейчас приходится заново «изобретать велосипед». Во многом, мягко говоря, недопонимание этого вопроса предопределяется «недоговорками» п. 2 ст. 10 Патентного закона РФ.

Кроме того, необходимо обратить внимание на такую «деталь» судебного разбирательства, как назначение экспертов. Как известно, эксперт должен назначаться судом исходя из принципа независимости (неаффилированности) по отношению к объекту и субъектам судебного разбирательства. В этой связи назначение в качестве эксперта представителя Федерального института промышленной собственности Роспатента, т. е. органа, проводившего патентную экспертизу и выдавшего патент на данное изобретение, по нашему мнению, является прямым нарушением принципа независимости судебной экспертизы. И кто бы ни говорил, и что бы ни говорилось на эту тему в оправдание привлечения специалистов Роспатента в качестве судебных экспертов, с учетом норм отечественного процессуального законодательства и мировой практики судебного разбирательства патентных споров можно сделать лишь один вывод: привлечение в качестве судебных экспертов специалистов Роспатента является неправомерным.

Наконец, в заключение можно лишь посетовать на неудачную преамбулу решения Арбитражного суда Липецкой области, где в качестве предмета судебного разбирательства указано не нарушение прав патентообладателя, а «защита авторских прав». Но эта, так сказать, «мелочь» является объективной характеристикой общего уровня знаний наших судей проблематики споров в области интеллектуальной собственности.

Арбитражный суд Липецкой области

398019, г. Липецк, ул. Скороходова,2

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

г. Липецк
Дело № A3 6-163/8-04 «28» октября 2005 г.
Резолютивная часть решения объявлена 12 октября 2005 года

Арбитражный суд Липецкой области в составе председательствующего судьи Пешкова Ю.М., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Синелщиковой М.А., рассмотрев в судебном заседании дело по иску ЗАО «Оборонпродкомплект» к ЗАО «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай» о защите авторских прав и взыскании убытков в сумме 939 240руб.
при участии от истца: Макаров А.К. - ад-вокат, Власова Н. А.,
от ответчика: Смирнова Э.А. - директор, Краева Н.В., Сухинина Н.В.,
установил:

Истец обратился в суд с требованиями к ЗАО «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай»: 1) признать ответчика нарушителем исключительного права ЗАО «Оборонпродкомплект» на использование изобретения, охраняемого патентом № 2109668; 2) запретить ответчику использовать изобретение, охраняемое патентом № 2109668 любым способом, включая изготовление, предложение к изготовлению, продажу, рекламу, хранение, а также введение в хозяйственный оборот в любой иной форме на территории РФ и за рубежом без разрешения ЗАО «Оборонпродкомплект»; 3) взыскать убытки в виде упущенной выгоды в сумме не менее чем полученный ответчиком доход от незаконного использования изобретения по патенту № 2109668 по состоянию на 28.06.04 в размере 903 360 руб.; 4) взыскать в счёт компенсации ущерба деловой репутации 600 руб.; 5) обязать ответчика опубликовать решение суда в целях защиты деловой репутации.

Впоследствии истец уточнил свои требования и заявил отказ от требований о признании ответчика нарушителем исключительного права на использование изобретения, охраняемого патентом № 2109668. По мнению истца, этот вопрос исследуется при рассмотрении требования о запрете ответчику использовать патент истца. В соответствии со ст.49 АПК РФ изменение иска - это право истца. Поскольку изменение исковых требований не нарушает действующего законода-тельства, суд рассматривает иск с учётом его изменения.

Ответчик иск оспорил и заявил, что, прежде чем приступить к изготовлению упаковки для рационов питания, он в течение 2-х лет исследовал вопрос о возможности изготовления упаковки рационов питания, не нарушая патента истца. По его мнению, упаковка рационов питания, изготовляемая ответчиком, не нарушает прав истца, охраняемых патентом №2109668.

Выслушав представителей сторон, рассмотрев представленные материалы, суд установил - что 27 апреля 1997 г. Российским агентством по патентам и товарным знакам (Роспатентом) зарегистрирован в государственном реестре изобретений патент № 2109668 на изобретение «Переносной контейнер». Патентообладателем указано закрытое акционерное общество «Оборонпродкомплект». Приоритет изобретения установлен с 8 февраля 1996 года.

В описании изобретения в разделе «Формула изобретения» предусмотрено, что изобретением является переносной контейнер, имеющий отдельные отсеки для размещения предметов, преимущественно продуктов питания, отличающийся тем, что он содержит ручку и состоит из нижней и верхних частей, идентичных по форме в плане и изготовленных из пластмассовых листовых материалов, отсеки выполнены в нижней части упаковки в виде трёх соединенных Т-образной перемычкой углублений, при этом ручка и два меньших отсека расположены с противоположных более длинных сторон большего отсека, а верхняя и нижняя части упаковки герметично соединены одна с другой по меньшей мере по периметру каждого из отсеков (т. 1, л. д. 33 - 38). 12.01.2004 года в информационно-аналитическом бюллетене «Конкурсные торги» были опубликованы результаты конкурса на закупку «Индивидуальных рационов питания» (ИРП). Ответчик признан победителем конкурса в части поставок 72 тыс. ИРП по цене 150,59 руб. и по цене 191,71 руб. (т. 1, л. д. 30 - 31). Истец считает, что ответчик добился победы в конкурсе благодаря использованию исключительного права на изобретение, принадлежащего ЗАО «Оборонпродкомплект», поскольку индивидуальные рационы питания были упакованы в переносные контейнеры, изготовленные с использованием патента № 2109668.

В качестве доказательства использования изобретения истец представил в суд образец переносного контейнера, изготовленного ответчиком, и образец своего переносного контейнера.

«По заключению патентных поверенных Туленинова Н.А. от 14.06.04 и Денисовой С.Н. от 24.06.04 в изделии ЗАО «Грязинский пищевой комбинат + Компания КонцентратЧай» «Упаковка рациона питания» использован каждый признак изобретения независимого пункта 1 формулы изобретения по патенту RU № 2109668 (т. 1, л. д. 21-24).

Ответчик представил в суд патент № 40305 на полезную модель «Упаковка для хранения продуктов питания», выданный Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. Согласно патенту полезная модель зарегистрирована в Государственном реестре полезных моделей Российской Федерации 10 сентября 2004 года, а патентообладателем является закрытое акционерное общество «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай» (т. 1, л .д. 94). Кроме того, ответчик представил заключение патентного поверенного Поздняковой В.М., в котором указано, что «запатентованное изобрете-ние по патенту RU № 2109668 не использовано в изделии «Упаковка рациона питания», производимом ЗАО «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай», поскольку в этом изделии не использован каждый признак, приведённый в независимом пункте 1 формулы изобретения по указанному патенту» (т. 1, л. д. 98 - 99).

В связи с возникшими противоречиями в заключениях патентных поверенных, суд назначил патентоведческую экспертизу, поручив её проведение Федеральному институту промышленной собственности РФ. Производство по делу на время проведения экспертизы было приостановлено.

Согласно заключению эксперта Осиповой Н.И. (ведущего государственного патентного эксперта отдела пищевой промышленности и биотехнологии Федерального института промышленной собственности) в изделии ЗАО «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай» «упаковочный короб» использованы все признаки независимого п. 1 формулы изобретения по патенту № 2109668, зарегистрированного Роспатентом 27.04.1996 г. (т.2, л. д. 39).

После возобновления производства по делу в суд поступило заявление от эксперта Осиповой Н.И. о том, что «в связи с выявленными неточностями, допущенными при составлении экспертного заключения по делу № А36-163/8-04, экспертное заключение от 29.11.2004 отзываю» (т.2, л. д. 55,66).

Согласно письму директора Федерального института промышленной собственности Никитина А.В. в отношении эксперта Осиповой Н.И. по поводу данного ею заключения была проведена служебная проверка. И хотя заключение эксперта судом ещё не оценивалось, руководство института сделало вывод о некомпетентности экспертного заключения (т. 2, л. д. 129-131). Указанные действия руководства института явились основанием для отзыва экспертом Осиповой Н.И. своего заключения.

01.04.05 в Арбитражный суд Липецкой области поступило письмо эксперта Осиповой Н.И., в котором она указала, что отозвала своё заключение в связи с его критикой руководством института промышленной собственности. По смыслу данного письма эксперт Осипова Н.И. свои выводы не опровергает, фактически она их подтверждает, заявляя о том, что неточности содержатся в «доказательственной части» заключения (т.2, л. д. 111-112).

Статьи 82-87 АПК РФ не предоставляют права эксперту отзывать своё заключение. Однако суд в связи с возникшими сомнениями в обоснованности заключения эксперта назначил повторную экспертизу. Директор Федерального института промышленной собственности Никитин А.В. предлагал провести повторную экспертизу в институте экспертами Гавриловой Е.Б. и Уткиной Е.А. (т.2, л. д. 77). Поскольку руководство института вмешивается в деятельность экспертов, проводит служебные проверки без поручения суда по поводу данных экспертом заключений, тем самым вмешивается в осуществление правосудия, суд посчитал невозможным проведение экспертизы в институте промышленной собственности.

Производство повторной экспертизы было поручено Российскому федеральному центру судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации.

Согласно заключению экспертов Воронкова Ю.М., Кошелевой Л.И., Тимофеевой В.И. и Афанасьева А.Ю. изделие «Переносной контейнер», изготовленное ЗАО «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай», содержит каждый признак, включенный в независимый пункт 1 формулы изобретения «Переносной контейнер» по патенту РФ № 2109668.

Эксперт Воронков Ю.М. указал, что параметры изделия «Упаковка для хранения продуктов питания» производства ЗАО «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай» (размеры и площади отсеков, химический состав используемых материалов) частично соответствуют признакам зависимых пунктов 2-13 формулы изобретения «Переносной контейнер» по патенту № 2109668 (т. 3, л. д. 2-13).

В соответствии со ст. 10 Патентного закона никто не вправе использовать запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец без разрешения патентообладателя.

Пункт 2 указанной статьи предусматривает, что запатентованные изобретение или полезная модель признаются использованными в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения действий, указанных в пункте 1 настоящей статьи, в отношении продукта или способа.

Оценив заключения экспертов, суд считает установленным факт использования в изделии «упаковочный короб» ЗАО «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай» каждого признака независимого пункта формулы изобретения по патенту №2109668.

Абзац 3 пункта 2 ст. 10 Закона предусматривает, что в случае, если при использовании запатентованных изобретения или полезной модели используются также все признаки, приведенные в независимом пункте формулы других запатентованных изобретения или полезной модели, а при использовании запатентованного промышленного образца - все признаки, приведенные в перечне существенных признаков другого запатентованного промышленного образца, другие запатентованные изобретение, полезная модель, промышленный образец также признаются использованными (п. 2 в ред. Федерального закона от 07.02.2003 N 22-ФЗ).

В этой связи факт наличия патента у ЗАО «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай» на полезную модель «Упаковка для хранения продуктов питания» (т.2, л. д. 94 - 97) не может быть принят судом в качестве обстоятельства, дающего право выпускать продукцию с использованием изобретения по патенту № 2109668.

При таких обстоятельствах требование истца о запрете ответчику использовать изобретение, охраняемое патентом № 2109668, зарегистрированное Роспатентом 27.04.1098 г., любым способом, включая изготовление, предложение к изготовлению, продажу, рекламу, хранение, а также введение в хозяйственный оборот в любой иной форме на территории Российской Федерации и за рубежом без разрешения ЗАО «Оборонпродкомплект» подлежит удовлетворению.

Подлежат удовлетворению и требования о взыскании убытков в виде упущенной выгоды в размере 939 240руб. по следующим основаниям. В соответствии со ст. 14 Закона любое физическое или юридическое лицо, использующее запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец с нарушением настоящего Закона, считается нарушителем патента. В этом случае патентообладателю предоставляется право требовать возмещения убытков в соответствии с гражданским законодательством. Статья 15 ГК РФ предусматривает, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения убытков, в том числе упущенной выгоды (неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота).

Истец представил расчёт своих убытков, связанный с договорами поставки рационов питания по результатам конкурсных торгов, опубликованных 12.01.04 года. Предметом этих торгов стали индивидуальные рационы питания боевые (ИРП-Б) - 36 000 шт. и индивидуальные рационы питания повседневные (ИРП-П) - 36 000 шт. Как пояснял истец в судебном заседании, обязательным условием конкурса было использование упаковки из негорючих материалов. Ответчик указанное утверждение не оспорил. Ответчик стал победителем конкурса, поскольку использовал изобретение истца защищенное патентом № 2109668.

Согласно расчёту истца прибыль от реализации одного рациона питания ИРП-Б (стоимость 202,42 руб. с НДС за один рацион) составляет 15,09 руб., ИРП-П (стоимость 151,12 руб.) составляет 11 руб. Всего, по мнению истца, прибыль от реализации 72 000 шт. индивидуальных рационов питания должна была составить 939 240 рублей. Ответчик представленный расчёт истца не оспорил. В своих возражениях заявил, что он получил прибыль от реализации индивидуальных рационов питания (ИРП-Б стоимостью 191,71 руб. по 18 коп. с од-ного рациона, а всего 6426,93 руб.), от (ИРП-П стоимостью 150,59 руб. - 14коп. с одного рациона, всего 5049,74 руб.). Фактическая рентабельность предприятия, по данным ответчика, составила по этим сделкам менее 0,1%, а плановая прибыль истца составляет около 8%. Суд делает вывод о том, что ответчик умышленно осуществлял реализацию товара по демпинговым ценам, поскольку если бы он применил рентабельность 8%, то стоимость его рациона была бы выше, чем у истца. Довод ответчика о том, что он получил от реализации 72 000 шт. рационов питания прибыль в размере 11 476 руб., не может являться основанием для отказа истцу в иске о взыскании неполученной прибыли в размере 939 240 рублей. Суд считает, что истец имел возможность получить доход в указанном размере, если бы ответчик не нарушил его авторских прав.

Требования о защите деловой репутации и о понуждении осуществить публикацию решения суда в порядке п. 2 ст. 14 Патентного закона удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

Защита деловой репутации предусмотрена п. 1,7 ст. 152 ГК РФ, где предусмотрено, что юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Истец не представил доказательств распространения ответчиком сведений об истце, которые могли бы порочить деловую репутацию истца. Поскольку не установлен факт распространения порочащих сведений, то не подлежат удовлетворению и требования о взыскании компенсации ущерба деловой репутации.

В соответствии со ст. 110 АПК РФ в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально удовлетворенным исковым требованиям.

В ходе рассмотрения дела по платёжному поручению № 990 от 02.07.04 истец уплатил 22 116,8 руб. государственной пошлины, по поручению № 1041 от 09.07.04 - 3 000 руб. доплата государственной пошлины, по платёжному поручению № 1481 от 20.09.04. истец перечислил 30 000 руб. за проведение экспертизы. Всего истец уплатил судебных расходов в сумме 55 116,8 руб.

Ответчик перечислил на депозитный счёт суда 12.10.04 платёжное поручение № 94 - 30 000 руб. за проведение экспертизы. За проведение экспертиз судом в общей сложности перечислено 60 000 рублей. Государственная пошлина составляет сумму 22 392,4 руб. Фактически истец уплатил 25 116,8 руб. Переплата государственной пошлины составляет 2724,4 руб., которая подлежит возврату из федерального бюджета.

Истец отказался от требования о признании ответчика нарушителем исключительного права истца, в этой связи согласно ст.333.40 Налогового кодекса подлежит возврату из федерального бюджета 2000 рублей. Всего истцу подлежит возврату 4724,4 руб. из федерального бюджета.

Таким образом, общая сумма судебных расходов, подлежащая распределению между сторонами, составит 80 392,4 руб. Из этой суммы ответчик понёс расходы по оплате экспертизы в сумме 30 000 руб., оставшиеся 50 392,4 руб. уплачены истцом. Поскольку истцу отказано во взыскании ущерба деловой репутации и понуждении ответчика опубликовать решение, на истца относятся расходы в сумме 2500 руб. Оставшуюся сумму 47 892,4 руб. ответчик обязан компенсировать истцу.

Уплаченные истцом в качестве встречного обеспечения по платёжным поручениям № 1085 от 15.07.04 в сумме 425 000 руб.; № 1105 от 19.07.04 в сумме 27 000 руб., № 1136 от 23.07.04 в сумме 451 960 руб. подлежат возврату истцу с депозитного счёта Арбитражного суда Липецкой области.

Руководствуясь статьями 110, 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд
РЕШИЛ:

Запретить Закрытому акционерному обществу «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай» использовать изобретение, охраняемое патентом № 2109668, зарегистрированным РОСПАТЕНТОМ 27.04.1998 года, любым способом, включая изготовление, предложение к изготовлению, продажу, рекламу, хранение, а также введение в хозяйственный оборот в любой иной форме на территории Российской Федерации и за рубежом без разрешения ЗАО «Оборонпродкомплект».

Взыскать с Закрытого акционерного общества «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай» в пользу Закрытого акционерного общества «Оборонпродкомплект» 939 240 руб. убытков в виде упущенной выгоды. В остальной части иска отказать.

Взыскать с Закрытого акционерного общества «Грязинский пищевой комбинат + компания КонцентратЧай» в пользу Закрытого акционерного общества «Оборонпродкомплект» 47 892,4 руб. судебных расходов.

Исполнительные листы выдать после вступления решения в законную силу.

Возвратить Закрытому акционерному обществу «Оборонпродкомплект» 903 960 руб. с депозитного счёта Арбитражного суда Липецкой области.

Решение в окончательном виде изготовлено 28 октября 2005 года.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию Арбитражного суда Липецкой области в месячный срок с момента изготовления решения в окончательном виде.

Судья Ю.М. ПЕШКОВ