Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Некоторые прецеденты защиты прав промышленной собственности

Сенников Николай Львович

Сенников Н.Л.- к.э.н., доцент по кафедре гражданского права (ВАК), профессор РАЕ, заведующий Правовым управлением Национальной библиотеки им. Ахмет-Заки Валиди Республики Башкортостан.

«Нарушение прав...», «Контрафактный товар распространялся...», «Не законное использование исключительных прав...» вот лишь некоторые выдержки из ежедневной хроники событий, освещаемых средствами массовой информации.

Что это? - последствие глобальной информационной революции или свидетельства наличия явных пробелов в международной системе защиты прав промышленной собственности (недостаточно определена мера ответственности в законодательстве и/или неурегулированы процедуры судебной защиты прав), не позволяющие обеспечить всемерную защиту исключительных имущественных прав авторов, законных правообладателей?

Почему субъекты предпринимательских отношений, имеющие устоявшиеся на рынке бренды на названия фирмы или товары, услуги, ими поставляемые на рынок, располагающие юридическими службами имеющие все средства для защиты исключительных прав, оказываются в роли потерпевшей стороны и на первый взгляд совершенно не защищены перед натиском производителей контрафактных товаров, услуг («левых» китайских и иных производств).

Нюанс состоит в том, что эти корпорации - лидеры Hi-Tec производств, обладающие многомиллиардными активами и контролирующие все рынки выпускаемых ими товаров, в том числе и китайских производителей, мирятся с присутствием этих товаров, в том числе и контрафактных только потому, что это выгодно им, поскольку подобные ситуации являются неформальным способом получения подлинными товаропроизводителями от этого соответствующих дивидентов (реализация имущественных и неимущественных прав). Каким образом это достигается?

Конкретизируем ответ в контексте прав интеллектуальной собственности, а именно в какой области: правовой или неформальной - политико-предпринимательской стоит искать разгадку.

Для этого необходимо рассмотреть несколько достаточных известных примеров нарушения прав интеллектуальной собственности.

Пример 1. Крупнейший сотовый оператор Mobile не смог достигнуть соглашения с американской корпорацией Apple о продаже смартфона iPhone в 2007г. в Китае. Тем не менее, с начала 2008 г. поставки «серых», т.е. не модифицированных моделей iPhone, лишенных гарантийных обязательств по цене 570 $ за штуку, осуществляются во всех крупных городах Китая[1].

Налицо явная несговорчивость контрагентов предпринимательского соглашения, не позволившая законным образом договориться о тысячных поставках новейшего коммуникатора и, как следствие, появление на китайском рынке «серой» партии товара, лишенной каких-либо гарантийных обязательств. Из текста соглашения и руководствуясь логикой защиты прав промышленной собственности следует признать явный факт нарушения исключительных прав корпорации Apple, выпускающей изобретение коммуникатор I - Poid.

Чтобы определить факт (факты в аналогичных примерах 2, 3) нарушения прав сторон предпринимательских отношений, необходимо рассмотреть абстоятельства дела в правовой плоскости нормативных положений Гражданского кодекса РФ. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью правовой системы России[2].

Поскольку лицензионное соглашение сторон, в данном случае достигнуто не было, то необходимо обозначить основания для возникновения прав интеллектуальной собственности и рассмотреть существо дела, обозначив нормативные положения сторон, участвующие в договорном процессе[3].

Согласно общим положениям гражданского законодательства участники предпринимательских отношений имеют права на неприкосновенность собственности (следует понимать интеллектуальной собственности)[4], свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственное осуществлене гражданских прав и их судебную защиту[5]. Лицензионные соглашения между корпорацией Apple и сотовым оператором Mobile не были установлены, а поскольку не модифицированные («серые») модели коммуникатора iPhone появились в крупных китайских городах, то следовательно имеет место нарушение исключительных прав корпорации Apple[6].

Теперь необходимо представить, как на полностью робототизированном предприятии корпорации Apple пропадают тысячи зарегестрированных коммуникаторов iPhone (ведь каждое изделие имеет серийный номер, подтверждающий гарантийные обязательства) и появляются в «сером» немодифицированном виде в крупных китайских городах.

Представили!? Абсолютно верно - это представить нельзя. Всякое сравнение с известными Вам производственными отечетственными линиями не уместны. Кроме того, нигде нет информации об исчезновении нескольких тысяч коммуникаторов iPhonе.

Как же объяснить необъяснимое. Все предельно просто, дело в том, что продаваемые «серые» не модифицированные коммуникаторы iPhone не имеют гарантийных обязательств, включая и программное обеспечение, а следовательно позволяют экономить корпорации Apple огромные деньги. Признанный факт, что доля затрат на так назыаемое «железо» - товар, в котором объективно воплощено новейшее комплексное мобильное изобретение, составляет незначительные доли процентов от стоимости лицензионных исключительных прав, затрат на гарантийное обслуживание (более 75% стоит использование исключительных прав).

На основании п.2 ст.1 Гражданского кодекса РФ юридические лица приобретают и осуществляют свои предпринимательские права в своем интересе, при свободе выбора на основании договора или в определении иных не противоречащих законодательству, условий договора. А поскольку предпринимательские отношения это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на получение прибыли от продажи товара[7], то следовательно допустимо предположить, что реализация немодифицированных экземпляров коммуникатора iPhone это один из способов неформального получения прибыли за счет экономии, получаемой при отказе от затрат на гарантийное, послегарантийное обслуживание товара.

Пример 2. Китайская компания Shenzen клонировала телефон Sony Ericsson W900i выпустив на товарный рынок медиаплеер Shenzen ZM3800. Сходный по своему форм-фактору медиаплеер Shenzen ZM3800 существенно отличается от прототипа характеристиками и функциональностью и соответственно стоит меньше, чем Sony Ericsson W900i [8].

В данной ситуации факт нарушения китайской компанией Shenzen исключительных имущественных прав еще одного мирового лидера, выпускающего мобильные устройства - Корпорации Sony Ericsson повторяется, а объектом нарушения является промышленный образец телефона Sony Ericsson W900i.

Объектами промышленной собственности, действительно являются результаты интеллектуальной творческой деятельности в научно-технической деятельности, отвечающие условиям патентоспособности и отвечающие установленным Гражданским кодексом РФ требованиям к промышленным образцам[9].

Теперь проанализируем содержание информации в Примере 2, повествующее о нарушении исключительных прав на промышленный образец телефона Sony Ericsson W900i. Получается, что Shenzen ZM3800 клонированный телефон - нет это только медиаплеер, напоминающий по внешнему виду многофункциональный телефон Sony Ericsson W900i и, следовательно, какое-либо нарушение исключительных прав, в данном случае нет.

Тогда, может быть, в информационной справке содержатся данные о нарушении личных неимущественных прав производителей телефона Sony Ericsson W900i. Неимущественные права, как нематериальные блага в соответствии с п.2 ст.2 Гражданского кодекса РФ защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа нематериальных благ.

Личные неимущественные права являются одним из видов объектов гражданских прав[10]. Оборотоспособность этих прав не допускается[11] они неотчуждаемы и непередаваемы и защищаются законом[12]. На основании ст.1226 Гражданского кодекса РФ личные неимущественные права включаются в состав интеллектуальных творческих прав. Автору объектов промышленной собственности принадлежат личные неимущественные права[13].

Следовательно, предметом нарушения определяются личные неимущественные права корпорации Sony Ericsson?

Разве по содержанию информационного сообщения ясно, что компания Shenzen присвоила их себе? По тексту этого нет, медаплеер выпускается под собственной торговой маркой Shenzen ZM3800.

На основании этого следует признать отсутствие факта нарушения исключительных имущественных и личных неимущественных прав корпорации Sony Ericsson, а информацию, изложенную в Примере 2, некорректной. Имидж корпорации Sony Ericsson от этого пострадать не может, а наоборот данное свидетельство лишь подтверждает конкурентоспособность товаров Sony Ericsson, которые служат эталоном для подражания фирмами, не утвердившимися на рынке.

Пример 3. Компания из Китая ZTC клонировала и выпустила телефон ZTC 8898, частично напомнающий коммуникатор Nokia Е90. Телефон ZTC 8898 -менее функциональное устройство чем коммуникатор Nokia Е90 и имеет только эмулятор не новых приставочных игр и QWERTY клавиатуру. Стоимость ZTC 8898 около 190 $, что значительно ниже стоимости Nokia Е90[14].

В этом примере все те - же китайские производители пытаются нарушить права интеллектуальной собственности мирового лидера мобильных технологий корпорации Nokia, а нарушителем выступает компания ZTC. Объектом нарушения исключительных прав здесь является комплексное изобретение и промышленный образец коммуникатора Nokia E90.

Теоретически нарушение исключительных имущественных и личных неимущественных прав корпорации Nokia усмотреть можно - это связано прежде всего с нарушением прав на запатентованный промышленный образец Nokia Е90 компанией ZTC.

Нарушение прав интеллектуальной собственности на изобретение Nokia Е90 доказать будет достаточно сложно, поскольку перечисленные в формуле изобретения признаки, определяющие существенные свойства коммуникатора Nokia Е90 и ZTC 8898 не совпадут, а это значит, что иозбретение ZTC 8898 скорее всего будет признано самостоятельным объектом промышленной собственности, подтвержденным соответствующий патентом[15].

Конечно, у корпорации Nokia есть основания для обращения в судебные инстанции для отстаивания исключительных имущественных и личных неимущественных прав на предмет их нарушения компанией ZTC[16].

Осуществление и пределы прав интеллектуальной собственности не допускают действия субъектов предпринимательской деятельности, причиняющие вред контрагентам рынка, не допускается использование исключительных имущественных и личных неимущественных прав в целях ограничения конкуренции[17].

Результат предполагаемого дела предугадать достаточно сложно, но одно то, что подобных прецедентов множество, позволяет допустить, что права промышленной собствености следует прежде всего отстаивать там, где правонарушение повлекло за собой значительные убытки и согласуется с выбором автором, правообладателем способа защиты гражданских прав[18].

Рассмотренные примеры подтверждают, что инновационные предпринимательские отношения строятся на использовании исключительных имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности и защита прав на продукты, в которых используются эти объекты, предполагает не только формальное патентование исключительных имущественных прав, но и неформальные способы введения товара в гражданский оборот (пример 1) с целью получения дохода и своеобразные PR акции (пример 2, 3), обеспечивающие соответствующий успех в рекламе основных-лицензионных товаров, услуг, а не их контрафакт-аналогов. Следовательно производители и потребители «серых» немодефицированных, контрафакт-аналогов лишь укрепляют имидж и конкурентоспособность лидеров мобильных технологий, поскольку эталонами и образцами качества являются товары, услуги, предоставляемые именно ими и недоступные потребителям контрафактной продукции только из-за относительно высокой цены. Представьте, если подлинный и контрафактный товар, услуга будет поставляться на рынок по одинаковой цене, то какой именно товар предпочтет потребитель - конечно же подлинную лицензионную продукцию, а это лишний раз подтверждает конкурентоспособность лидеров производителей хай-теч технологий, чьи исключительные права надежно защищены законом – международной системой охраны исключительных и личных неимущественных прав промышленной собственности.


[1] см. Китайский рынок не стал ждать официальных соглашений/Metro,Санкт-Петербург,17 января 2008.
[2] см. п.1 ст.7 ГКРФ.
[3] см. п.1 ст.8 ГКРФ.
[4] см. разд. VII ГКРФ.
[5] см. ст.1 ГКРФ.
[6] см. ст.1250-1254, §8 гл.72 ГКРФ.
[7] см. п.1 ст.2 ГКРФ.
[8] см. Shenzen ZM3800 - медиаплеер с дизайном телефона Sony Ericsson W900i/Новости НРС.23.11.2007//www.hpc.ru/news/nw/222/2241.shtml.
[9] см. п.1 ст.1349 ГКРФ.
[10] см. ст.128 ГКРФ.
[11] см. ст.129 ГКРФ.
[12] см. ст.150 ГКРФ.
[13] см. ст.1345 ГКРФ.
[14] см. ZTC 8898 - очередная поделка на тему продукции Nokia/Новости НРС.23.11.2007//www.hpc.ru/news/nw/222/2241.shtml.
[15] см. ст.1350, 1352, §5 гл.72 и др. ГКРФ.
[16] см. ст. 11, §8 гл. 72 ГКРФ.
[17] см. ст.9, 10 ГКРФ.
[18] см. ст.12 ГКРФ.