Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



От договора о законах по товарным знакам 1994 г. - к Сингапурскому договору 2006 г.

Л.Л.Кирий - начальник управления по контролю и надзору в сфере охраны объектов интеллектуальной собственности Роспатента,
С.А.Горленко - помощник директора ФИПС по товарным знакам, канд. техн. наук.

Пересмотренный договор о законах по товарным знакам разработан в развитие действующего Договора о законах по товарным знакам (далее – Договор или TLT), подписанного 27 октября 1994 г. в Женеве и вступившего в силу 1 августа 1996 г.

На начало 2006 г. в Договоре участвовали 34 государства, в том числе Австралия, Великобритания, Греция, Дания, Испания, Нидерланды, США, Украина, Узбекистан, Швейцария, Югославия, Япония. Российская Федерация участвует в Договоре с мая 1998 г.

Подготовка Договора велась в рамках ВОИС с 1989 по 1994 г. специальным комитетом экспертов. В работе участвовали делегации большинства ведущих государств мира – членов ВОИС, ЕЭС, а также международных правительственных и неправительственных организаций, что свидетельствует о большом интересе к товарным знакам и гармонизации законодательства в этой области.

Первоначально программа ВОИС предусматривала разработку договора, который охватывал бы все аспекты законодательства по товарным знакам, включая определение товарного знака, требования к обозначениям, способным быть зарегистрированными в качестве товарного знака, условия и последствия регистрации знака, обязанность его использовать и последствия неиспользования, применение учрежденной Ниццким соглашением Международной классификации товаров и услуг (МКТУ), внесение изменений в регистрации и др.

Однако в силу обстоятельств было принято решение, не затрагивая материальные нормы, сосредоточить внимание комитета экспертов только на административных процедурах, то есть процедурах, осуществляемых национальными или региональными ведомствами в отношении регистрации знаков, исключая экспертизу.

Договор сопровождается Инструкцией, к которой прилагаются типовые международные бланки. Положения Договора не распространяются на обозначения, не воспроизводимые визуально (голографические и другие экзотические знаки: звуковые и обонятельные, воспроизведение которых графическими средствами затруднено или невозможно). Он также не применяется к коллективным, сертификационным и гарантийным знакам. В отношении объемных знаков, охрана которых предусмотрена не всеми странами, положения Договора распространяются только на страны, регистрирующие такие знаки. Договор применяется к знакам, относящимся к товарам и услугам. Этот международный правовой акт обязывает страны-участницы регистрировать знаки обслуживания и применять к ним положения Парижской конвенции по охране промышленной собственности.

Договор устанавливает максимум сведений, которые могут быть затребованы патентными ведомствами в отношении заявок на регистрацию товарных знаков, и определяет перечень условий, выполнение которых ведомство потребовать не может. Среди них – представление выписки из торгового реестра о том, что заявитель осуществляет производственную или торговую деятельность или деятельность, соответствующую перечисленным в заявке товарам и/или услугам, а также представление доказательств того, что знак зарегистрирован в реестре другой договаривающейся стороны или государства – участника Парижской конвенции, не являющегося договаривающейся стороной, за исключением случаев, когда заявитель испрашивает применение положений ст. 6 quinquies Парижской конвенции.

Исходя из норм Договора одна заявка может относиться к нескольким товарам и/или услугам независимо от их принадлежности к одному или нескольким классам МКТУ. Ведомство обязано принимать многоклассовую заявку, то есть заявку, в которой товары и/или услуги относятся к нескольким классам, и при этом выдавать один документ о регистрации.

Нормы Договора позволяют заявителю или владельцу знака представлять ведомству одну генеральную доверенность для ведения дел конкретной фирмы по нескольким заявкам или регистрациям, включая будущие заявки или регистрации. Международным соглашением унифицируются требования, которые должны соблюдаться при установлении даты подачи заявки. Это дата получения заявки ведомством при наличии в заявке определенных элементов.

Договаривающиеся стороны обязаны принимать от заявителя просьбу о разделении заявки или регистрации товарного знака в ходе соответствующих процедур. Договор обязывает использовать МКТУ и закрепляет принцип определения сходства товарных знаков и знаков обслуживания, исходя из однородности товаров и услуг, а не из отнесения их к соответствующим классам МКТУ. Согласно Договору ошибка, допущенная ведомством, должна быть исправлена ex officio по просьбе владельца знака.

Возможность в одном заявлении испросить осуществление нескольких юридически значимых действий является одним из преимуществ Договора. В этом случае ведомство обязано принимать одно заявление независимо от того, относится изменение к имени или адресу заявителя, владельца или поверенного, к заявителю или владельцу, либо касается исправления ошибки, к назначению поверенного или его отзыву.

Кроме того, Договор предусматривает для первоначальной регистрации товарного знака 10-летний срок действия, который может продлеваться неограниченное число раз на последующие 10 лет.

Ни одна договаривающаяся сторона не может требовать в ходе проведения экспертизы по заявке или в связи с заявлением о продлении срока действия регистрации знака выполнения условий, отличающихся от указанных в Договоре. Исключение составляют случаи, когда у ведомства возникли обоснованные сомнения относительно достоверности сведений, содержащихся в заявке или заявлении.

Договор запрещает ведомству требовать на стадии продления регистрации не только представления доказательств использования знака, но и проводить экспертизу охраняемого знака по существу. Это мотивируется тем, что продление срока действия регистрации является автоматическим, в связи с которым не может быть поставлен вопрос о правомерности регистрации знака.

Договор дает заявителю или владельцу знака право среагировать на отказ ведомства в принятии заявлений об изменении их имени, адреса, исправлении ошибок, продлении срока действия регистрации, отказ в регистрации знака. В случае предполагаемого отказа ведомство должно предоставить стороне, подавшей заявление, возможность в разумный срок сделать замечания в связи с предполагаемым отказом. Договор предусматривает право ведомства требовать, чтобы любая заявка или уведомление оформлялись на языке или одном из языков, принятых ведомством.

Договор не содержит никаких обязательств для договаривающейся стороны о присоединении к другим международным конвенциям. Вместе с тем в нем определено, что договаривающиеся стороны должны применять МКТУ при группировке товаров и услуг и соблюдать положения Парижской конвенции в отношении знаков.

Принципиально важно, что стороной Договора могут стать не только государства – члены ВОИС, но и любая межправительственная организация, имеющая ведомство, в котором могут регистрироваться знаки, действующие на территории применения Договора. Любое государство, которое на дату принятия Договора является членом Парижской конвенции, не будучи членом ВОИС, может стать участником Договора. Договор называет конкретные положения, в отношении которых предусмотрен переходный период. На дипломатической конференции 1994 г., где был подписан Договор, принята Инструкция по применению Договора и прилагаемые к ней бланки.

Почти 10-летний период применения Договора, оказавшего влияние на совершенствование законодательств в области товарных знаков стран-участниц, показал целесообразность продолжения работ по дальнейшей гармонизации административных процедур в этой области.

В условиях глобализации рынка возникла необходимость создать более современное международное соглашение, способствующее снижению затрат на административные процедуры для участников бизнеса, владельцев товарных знаков, что в целом должно способствовать развитию международной торговли и инновационных процессов. С этой целью с 2002 по 2005 г. постоянным комитетом ВОИС по законодательству в области товарных знаков, промышленных образцов и географических указаний (далее – Комитет), участниками которого являлись специалисты в области правовой охраны товарных знаков многих стран, в том числе специалисты Роспатента, проводилась работа по подготовке такого соглашения.

Разработанные комитетом документы – Основные предложения в отношении пересмотренного договора о законах по товарным знакам и Инструкция к этому договору (далее – Инструкция) были представлены на обсуждение дипломатической конференции в Сингапуре в марте 2006 г.

В связи с названиями упомянутых выше документов следует отметить, что первоначально комитет действительно занимался пересмотром TLT. Однако в процессе работы цели его деятельности изменились. Это привело к тому, что TLT сохранился неизменным и продолжает действовать сегодня, а результаты работы комитета явились основой для рассмотрения и принятия на дипломатической конференции нового международного соглашения, получившего название Сингапурский договор о законах по товарным знакам.

В работе дипломатической конференции в Сингапуре участвовали 162 делегации государств – членов ВОИС (обычные делегации – члены), три специальные делегации – члены ВОИС: Африканской организации интеллектуальной собственности, Африканской региональной организации промышленной собственности и Европейского сообщества и представители 16 межправительственных и неправительственных организаций, приглашенных на конференцию в качестве наблюдателей.

Обсуждение Договора проходило постатейно с одновременным рассмотрением соответствующих правил Инструкции. Основные предложения в отношении Договора и Инструкции включали новые положения, значительно развивающие TLT, которые касались следующих статей:

ст. 2 «Знаки, к которым применяется Договор», предусматривающая возможность для стран-участниц регистрировать новые виды знаков – объемные, голографические, изменяющиеся, цветовые, позиционные, а также знаки, представляющие собой невизуальные обозначения;

ст. 4 «Представительство», устанавливающая возможность договаривающейся стороны определить широкий круг лиц, которые могут выступать в роли представителя заявителя и/или правообладателя перед ведомством по товарным знакам;

ст. 8 «Сообщения», отражающая необходимость учета технических достижений последних лет, преимущество и потенциал электронных средств связи, предусматривающая возможность для любой договаривающейся стороны выбрать средства и форму передачи сообщений, а также форму приема таких сообщений: на бумаге, в электронной или иной форме. При этом в Правиле 6 Инструкции к Договору прописаны подробности передачи таких сообщений. В случае, если договаривающаяся сторона предусматривает электронную форму передачи сообщений, она может потребовать, чтобы их подлинность была удостоверена. Таким образом, Договор предусматривает возможность перехода ведомств договаривающихся сторон на электронный документооборот, в том числе электронную подачу заявки и иных материалов. Более того, в этих случаях Договор позволяет договаривающейся стороне прекратить прием заявок и сообщений на бумаге. Вместе с тем согласно Договору эти положения не применяются к средствам связи между заявителем и его представителем;

ст. 14 «Послабления в случае несоблюдения сроков», призванная обеспечить правовую охрану товарных знаков и создать комфортные щадящие условия для заявителя, владельца или другого заинтересованного лица в ходе процедуры в ведомстве договаривающейся стороны в отношении заявки или регистрации, а именно: послабления до и после истечения установленного срока, продление такового, продолжение процедуры и восстановление прав заявителя, владельца или другого заинтересованного лица в отношении заявки или регистрации;

ст. 17, 18, 19, 20, соответственно, «Заявление о регистрации лицензии», «Заявление об изменении или аннулировании регистрации лицензии», «Последствия отсутствия регистрации лицензии», «Указание о наличии лицензии», регулирующие процедуры лицензирования товарных знаков. Статьи регламентируют требования к заявлению о регистрации лицензии, к изменению или аннулированию записи о регистрации лицензии, предусматривающие возможность подачи одного заявления, относящегося к нескольким регистрациям, регулирующие права лицензиата, к использованию знака при отсутствии записи о регистрации лицензии.

Перечисленные положения отсутствуют в TLT и включены в Договор после переработки соответствующих положений Совместной рекомендации по лицензиям, принятой в 2000 г. Ассамблеей Парижского союза по охране промышленной собственности и Генеральной ассамблеей ВОИС. Названные статьи гармонизируют важные с позиции законодательства Российской Федерации процедуры в этой области.

Комментируя положения, касающиеся действий, относящихся к лицензиям, необходимо отметить, что действующее российское законодательство по регулированию регистрации лицензий соответствует указанным выше нормам. Вместе с тем в п. 3 ст. 19 Договора предусмотрено, в частности, что договаривающаяся сторона не может требовать регистрации лицензии в качестве условия того, чтобы использование знака лицензиатом рассматривалось как использование от имени владельца в ходе процедуры, связанной с поддержанием знака в силе. Такая возможность не установлена российским законодательством о товарных знаках.

Использование товарного знака является необходимым условием сохранения действия его регистрации. В соответствии со ст. 22 закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее – Закон) действие регистрации может быть прекращено досрочно по решению Палаты по патентным спорам, если знак не используется непрерывно в течение установленного Законом срока. При этом использованием считается использование знака правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основе лицензии. Поскольку в соответствии со ст. 27 Закона при отсутствии регистрации лицензии договор считается недействительным, доказательства использования знака лицом на основе незарегистрированной лицензии не могут быть приняты как доказательства использования знака в смысле ст. 22 Закона.

Таким образом, с целью приведения Закона в соответствие со ст. 19(3) Договора Роспатентом подготовлено предложение внести в ст. 22 Закона дополнения примерно следующего содержания: «Для целей настоящего пункта использованием товарного знака признается также использование товарного знака физическими или юридическими лицами, иными, чем правообладатель, если такое использование осуществляется с его согласия».

На конференции также обсуждались предложения к нижеследующим статьям:

ст. 20, согласно которой заявка или любое заявление, в том числе заявление в соответствии с названными выше ст. 17 и 18, не могут быть полностью или частично отклонены ведомством без предоставления заявителю или другой ходатайствующей стороне возможности сделать замечания в связи с предполагаемым отказом в течение разумного срока;

ст. 23 «Ассамблея», учреждающая ассамблею договаривающихся сторон и определяющая ее компетенцию;

ст. 24 «Международное бюро», определяющая функции и роль Международного бюро ВОИС в отношении Договора.

При постатейном обсуждении Договора и соответствующих правил Инструкции наиболее острую дискуссию вызвали вопросы, касающиеся представительства перед ведомством для целей любой процедуры по товарным знакам, возможности принятия отдельных регистраций для товаров и услуг, относящихся к нескольким классам, использования средств передачи и формы сообщений (в том числе – электронной подачи заявок в ведомство).

В связи с положением о представительстве высказывалась озабоченность низким качеством представляемых в национальное ведомство документов, что обусловливает необходимость обязательного получения всеми лицами, имеющими право представительства заявителя в ведомстве, стандартного сертификата. Данная процедура позволяет обеспечить высокий уровень ведения делопроизводства в ведомстве и надлежащее качество представительства, регулировать его порядок.

Вместе с тем делегаты конференции обратили внимание на актуальность расширения круга лиц, имеющих право представительства перед ведомством по товарным знакам. В обоснование этого предложения указывалось на подход, применяемый в патентном праве. Как известно, согласно положениям Договора о патентном праве (PLT) представителем может выступать не только патентный поверенный. При этом вопросы, решаемые представителем в связи с заявкой на патент или патентом, не менее сложны, чем те, с которыми сталкивается представитель в отношении товарного знака. В связи с этим было предложено не ограничивать круг лиц, имеющих право на ведение дел по товарным знакам, например, в ведомстве, а в дальнейшем и в судебных органах. Такими представителями могут быть не только патентные поверенные, но и специалисты, знакомые со всеми процедурами ведомства по товарным знакам и компетентные в решении юридических вопросов.

В процессе обсуждения было найдено компромиссное решение. Согласно внесенной в положение Договора поправке договаривающаяся сторона устанавливает круг лиц, имеющих право на ведение дел в ведомстве по товарным знакам, а в необходимых случаях требует, чтобы представитель был допущен к практике в ведомстве путем соответствующей аттестации или аккредитации. В Договор введено положение, согласно которому действие представителя по любой процедуре в ведомстве имеет силу действия, осуществляемого заявителем, владельцем или другим заинтересованным лицом.

Дискуссия на конференции затронула и другие статьи Договора, в частности, ст. 6, обязывающую страны производить одну регистрацию для товаров и/или услуг, относящихся к нескольким классам, ст. 13(4), запрещающую проводить экспертизу зарегистрированного товарного знака по существу для продления регистрации, и ст. 19(2), регулирующую отношения, возникающие в связи с отсутствием регистрации лицензии.

По итогам обсуждения в ст. 29 «Оговорки» были внесены дополнительные положения, оставляющие договаривающим сторонам право с помощью оговорки заявить о неприменении положений названных статей, а именно: предусмотреть возможности отдельной регистрации для нескольких классов товаров и отдельной регистрации для нескольких классов услуг, проводить экспертизу по существу в связи с продлением регистрации, распространяющейся на услуги, устанавливать требование регистрации лицензии в качестве условия для предоставления лицензиату любого права участвовать в процедуре в связи с нарушением прав, начатой по инициативе владельца, или получения посредством такой процедуры возмещения ущерба, нанесенного в результате такого нарушения прав на знак, который является предметом лицензии.

При обсуждении положений Договора и Инструкции к нему, касающихся средств передачи и формы сообщений, делегаты группы наименее развитых стран (НРС) предложили конференции принять не предусмотренный повесткой дня документ. Такой документ под названием «Резолюция» должен был устанавливать обязанность оказывать постоянную технологическую помощь НРС развитыми странами и ВОИС с целью модернизации инфраструктуры информационных и коммуникационных технологий, обеспечения институциональных и административных возможностей для выполнения положений Договора и, в конечном итоге, создания условий для пользования в полной мере НРС преимуществами, предоставляемыми Договором.

В процессе длительных консультаций был выработан компромиссный вариант Резолюции, принятый конференцией на основе консенсуса. Помимо вышеназванных, Резолюция содержит положение о возможности договаривающейся стороны принимать решения о том, следует ли и когда предусматривать регистрацию новых видов знаков: объемных, голографических, изменяющихся, цветовых, позиционных, а также знаков, представляющих собой невизуальные обозначения.

На конференции активно дискутировался вопрос о функциях, полномочиях и компетенции Ассамблеи договаривающихся сторон (далее – Ассамблея), целесообразности предоставления ей права вносить поправки в некоторые положения Договора. Группа НРС высказала озабоченность тем, что рамки полномочий Ассамблеи чрезвычайно широки, и часть предусмотренных в Договоре функций Ассамблеи и вопросов, которые она должна решать, являются прерогативой дипломатической конференции, предполагающей другой состав участников и имеющей более высокий статус.

На основе обсуждений конференция приняла решение внести поправки в ст. 23 и 25 Договора, ограничивающие первоначально предполагаемые полномочия Ассамблеи. В принятом тексте Договора у Ассамблеи нет права вносить в Договор поправки. Согласно ст. 25 такие поправки могут вноситься только на дипломатической конференции. Вместе с тем, как отмечалось на конференции, благодаря созданию Ассамблеи Договор получил механизм, позволяющий пересматривать административные детали, имеющие большое значение для владельцев товарных знаков, рассматривать вопросы, относящиеся к его развитию, вносить поправки в Инструкцию, включая типовые международные бланки, определять даты применения каждой поправки, осуществлять другие функции, необходимые для того, чтобы упростить процедуры внесения изменений в Инструкцию, способствовать оперативному учету в Договоре изменяющихся потребностей рынка.

Итогом работы конференции стало принятие документа, получившего название «Сингапурский договор о законах по товарным знакам», Инструкции к нему и Резолюции к договору. В завершение был подписан заключительный акт конференции и Договор. Согласно полномочиям и мандатам Договор подписали делегации 41 страны, заключительный акт – делегации 120 стран, в том числе Российской Федерации. В соответствии с заключительным актом Договор открыт для подписания в штаб-квартире ВОИС в Женеве в течение года после его принятия.

Конференция достигла позитивных результатов благодаря слаженной, интенсивной работе всех участников. Она проходила в атмосфере делового, конструктивного сотрудничества и взаимопонимания, результатом которого стали подготовка и одобрение на основе консенсуса перечисленных выше документов.

Участие в дипломатической конференции делегаций 162 государств (в дипломатической конференции 1994 г. по принятию ТLТ участвовало 96 государств) свидетельствует о большом значении, придаваемом во всем мире средствам индивидуализации, одним из которых является товарный знак.

Принятие Сингапурского договора, развивающего содержащиеся в ТLТ положения, в котором Россия участвует с 1998 г., может рассматриваться как очередной этап гармонизации национальных законодательств стран – участниц ВОИС в области товарных знаков. Сингапурский договор, предусматривающий использование преимуществ электронных средств связи, нацелен на сокращение расходов на процедуры, связанные с предоставлением правовой охраны товарным знакам.

Возможное участие Российской Федерации в Сингапурском договоре облегчит получение правовой охраны товарных знаков отечественным заявителям в странах – участницах Договора, а также будет способствовать увеличению числа заявок, подаваемых заявителями этих стран на регистрацию своих знаков в России.

Договор в основном соответствует действующему в нашей стране законодательству, за исключением некоторых положений, отмеченных выше, и отвечает интересам российских заявителей, регистрирующих свои товарные знаки за рубежом. Исходя из этого представляется необходимым проведение комплекса мероприятий, направленных на обеспечение участия в Договоре Российской Федерации.