Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Интеллектуальная собственность и инновационная экономика

Характерным недостатком современной российской экономики является дисбаланс между значительными по масштабу и объемам затрачиваемыми государственными средствами на научно-техническую сферу и низким уровнем технологического развития базовых секторов отечественной экономики. Все еще сохраняющийся в некоторых отраслях высокий научно-технический потенциал, поддерживаемый в последние годы наращиванием государственных расходов, не дает видимого экономического эффекта, не способствует коренной модернизации производства, не обеспечивает диверсификации экономики и внешней торговли за счет производства и экспорта высокотехнологичной продукции и продукции с высокой степенью переработки. Последнее, например, в отношении экспорта, подтверждается цифрами: если в 2000 – 2003 гг. доля высокотехнологичной продукции в общем объеме российского экспорта промышленной продукции (без учета большей части экспортной продукции военно-технического назначения) составляла 13 – 19 %, то впоследствии она сократилась до 9,1% в 2004 г., 8,28 % в 2005 г. и 7,99 % в 2006 г. Российские промышленные товары уступают в конкурентной борьбе и на внутреннем рынке [1].

На это, в частности, оказывают влияние, во-первых, существенный системный разрыв между проводимыми НИОКР и хозяйственной деятельностью и, во-вторых, незаинтересованность предпринимательского сектора вкладывать средства в доведение результатов исследований и разработок, полученных за счет бюджетных средств, до промышленного освоения и производства. В таких условиях отставание от стран – лидеров научного и инновационного развития только нарастает и ставит перед создаваемой национальной инновационной системой проблемы, требующие первоочередного решения: повышение инновационной активности предпринимательского сектора и создание эффективных механизмов коммерциализации результатов НИОКР.

Анализ подходов к коммерциализации НИОКР в ведущих зарубежных странах показывает, что государство, наука и бизнес в них являются ключевыми субъектами национальных инновационных систем. При этом, как отмечается в работе [2], важнейшую роль в инновационном процессе играют не только сами эти субъекты, но и взаимосвязи между ними в виде различных потоков – материальных средств, финансовых операций, закрепления и передачи прав на результаты интеллектуальной деятельности при коммерциализации исследований и разработок, превращающие эти связи в систему. Частные фирмы, научные организации и правительство, взаимодействуя благодаря развитию горизонтальных связей, образуют так называемую «тройную спираль». При этом институциональные сферы науки (например, университеты), промышленности и правительства в дополнение к своим традиционным функциям приобретают новые, свойственные другим участникам национальной инновационной системы. Так, за рубежом университеты, когда они участвуют в развитии инновационной деятельности на региональном уровне, начинают играть роль, которую обычно выполняет государство. Они также все больше адаптируют функции бизнес-сектора, открывая у себя службы по коммерциализации технологий и другие аналогичные структуры и создавая малые фирмы. Таким образом, наука взаимодействует с государством и частным сектором, оказывая влияние друг на друга и вместе определяя направление и скорость экономического развития страны.

Важным фактором успешности инновационных процессов является коммерциализация результатов исследований и разработок, выполняемых университетами. В ведущих зарубежных странах (США, Великобритания, Япония) она осуществляется в условиях развитой конкурентной среды национальных экономик [3]. И это является важнейшей предпосылкой создания в университетах такой инновационной инфраструктуры, как офисы трансфера технологий. Концепция их деятельности основана на общеизвестной идее: новые технологии, какие бы технические преимущества они ни создавали, не будут восприняты бизнесом, если не защищены патентом или комплексом патентов, обеспечивающим конкурентные преимущества за счет временной монополии. Деятельность по правовой охране результатов НИОКР научных организаций, в основном университетов, где создается значительное число инноваций, становится одним из условий выхода новейших разработок на рынок и, как следствие, важнейшим фактором развития экономики.

Такое понимание ситуации необходимо и для развития инновационной деятельности в России. Однако на деле серьезно недооценивается роль интеллектуальной собственности в построении «тройных спиралей» коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, полученных при выполнении НИОКР за счет средств федерального бюджета. По результатам проведенных Роспатентом выборочных проверок организаций – исполнителей государственных контрактов контракты с обеспеченными правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности составляли в 2007 г. около 20%, а в 2008 г.– около 30% (из проверенных в 2007 г. 310 контрактов только в 64 контрактах результаты интеллектуальной деятельности были обеспечены правовой охраной, а в 2008 г. из проверенных 365 контрактов – 118 [4]).

Нельзя сказать, что Правительство РФ и федеральные органы исполнительной власти, отвечающие за развитие национальной инновационной системы, не понимают всю серьезность создавшейся ситуации в этой сфере и ее негативные последствия для российской экономики, особенно в условиях кризиса, когда сырьевые секторы терпят огромные убытки. Достаточно напомнить, что уже в первом официальном государственном документе, относящемся к созданию национальной инновационной системы, – «Основные направления политики Российской Федерации в области развития инновационной системы на период до 2010 года» (утверждены председателем Правительства РФ 5 августа 2005 г.) было дано определение национальной инновационной системы в соответствии с международными стандартами, перечислены ее основные элементы. Однако документ не дал ожидаемого импульса инновационной деятельности в стране, поскольку не подкреплялся эффективными мерами по реализации провозглашенных принципов построения национальной инновационной системы.

Попытка выработать более детализированную государственную инновационную политику была осуществлена в «Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года», одобренной межведомственной комиссией по научно-технической политике под председательством министра образования и науки 15 февраля 2006 г. В этом документе научный потенциал рассматривается как один из ресурсов экономического роста, а среднесрочная цель стратегии сформулирована как «формирование сбалансированного сектора исследований и разработок и эффективной инновационной системы, обеспечивающих технологическую модернизацию экономики и повышение ее конкурентоспособности на основе передовых технологий, и превращение научного потенциала в один из основных ресурсов устойчивого экономического роста».

В «Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу», одобренной Распоряжением Правительства РФ от 19 января 2006 г. № 38-р, также подчеркивается, что стимулирование инноваций является средством достижения стратегических целей страны.

Как видим, в названных документах центральной задачей провозглашены переход на конкурентоспособную инновационную продукцию и создание конкурентоспособной экономики страны. Вместе с тем можно заметить определенный изъян в сформулированной идеологии построения национальной инновационной системы, на что обращено внимание, в частности, в работе [1]: в списке основных целей и задач сектор исследований и разработок и вопросы обеспечения правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности рассматриваются отдельно от национальной инновационной системы, а в списке инновационных ресурсов отсутствует система образования. Можно полагать, что такое обособление элементов построения национальной инновационной системы изначально вело к недооценке, формальному восприятию, а порой и к непониманию государственными заказчиками, действующими от имени Российской Федерации, и многими исполнителями работ по государственным контрактам на выполнение НИОКР для государственных нужд роли и места интеллектуальной собственности в создании и развитии российской национальной инновационной системы.

Продекларированная правительством необходимость создания благоприятного климата для инноваций при осуществлении инновационной политики свелась в основном к прямому финансированию исследований и разработок (главным образом через государственные заказы с упором на федеральные целевые программы и попыткам встроить в этот механизм схемы государственно-частного партнерства) и фрагментарной поддержке инновационной деятельности.

Пока в России развиваются только «двойные», практически без заинтересованного активного участия предпринимательского сектора и без использования возможностей интеллектуальной собственности в коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, а не «тройные спирали». Это прежде всего наиболее распространенные структуры типа «государство – государственный сектор», которые пока еще не до конца понятными способами должны быть связаны с коммерциализацией результатов интеллектуальной деятельности, полученных при выполнении НИОКР за счет бюджетных средств, и предусмотренные законодательством для этого некие правовые механизмы. «Двойная спираль» в данном случае выглядит следующим образом: государство (в основном в лице федеральных органов исполнительной власти – государственных заказчиков) – государственный сектор науки (организации РАН, высшие учебные заведения – университеты, ФГУПы и другие научные организации – исполнители государственных контрактов).

Для таких структур одним из главных инструментов, направленным на развитие связей между наукой и бизнесом и одновременно на решение задач в зоне традиционной ответственности государства (финансирование приоритетных направлений развития), определены федеральные целевые программы. Свидетельством бюджетной поддержки НИОКР является в последние годы значительный рост финансирования федеральных целевых программ, в которых университеты, научно-исследовательские организации и частные компании могут участвовать на конкурсной основе. Однако, как отмечено в работе [5], по этим федеральным целевым программам реализация полученных результатов интеллектуальной деятельности организована согласно сложившейся еще в советский период практике: НИОКР, финансируемые из бюджета, в основном проводятся государственными научно-исследовательскими организациями и университетами. Требования федерального центра к софинансированию со стороны частного сектора незначительные, а стимулы для бизнеса инвестировать средства в работы по доведению этих НИОКР до реализации крайне низки. Поэтому нередко результаты инновационных проектов, профинансированные государством, остаются невостребованными частным сектором. Результаты выборочных проверок Роспатентом подтверждают, что отсутствие потребности в создаваемых результатах интеллектуальной деятельности, полученных за счет средств бюджета, не редкость. Особенно страдают этим университеты и многие организации РАН.

Одна из последних инициатив российского руководства в области развития государственно-частного партнерства при коммерциализации технологий – так называемые важнейшие инновационные проекты государственного значения. Особенностью их финансового обеспечения должно стать совместное финансирование из средств бюджета и внебюджетных источников, а также привлечение бизнеса к участию в отборе проектов. Эти проекты реализуются с 2003 г. сначала в рамках ФЦНТП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники на 2002 – 2006 годы», а в настоящее время в рамках ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 – 2012 годы».

Предполагалось, что нормы действующего законодательства и преимущественного закрепления прав интеллектуальной собственности за исполнителем работ по государственным контрактам в гражданской сфере, а также привлечение внебюджетных средств и средств предприятий бизнес-сообщества позволят решать задачу коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, полученных за счет бюджета, в национальной инновационной системе, похожей на «тройную спираль».

Согласно Постановлению Правительства РФ от 17 ноября 2005 г. № 685 и принятому в его развитие Постановлению Правительства РФ от 22 апреля 2009 г. № 342, когда бюджетное финансирование в основном ограничено проведением НИОКР, предусматривается преимущественное закрепление прав на результаты интеллектуальной деятельности в гражданской сфере за исполнителем на условиях, определяемых в госконтрактах. В данной ситуации все заботы о коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности ложатся на плечи исполнителя, поскольку на основе зарубежной практики предполагается, что разработчик лучше знает механизмы их коммерциализации. Участие госзаказчика в деле коммерциализации в данной ситуации нормативно закреплено в его праве указывать исполнителю лицо, которому он как патентообладатель обязан предоставить безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование интеллектуальной собственности для государственных нужд. Однако на практике какого-либо формализованного порядка использования охраняемых результатов интеллектуальной деятельности в условиях государственных контрактов обычно не содержится. И в то же время нормы организационно-правового характера о привлечении частного предпринимательского сектора к коммерциализации полученных результатов интеллектуальной деятельности, как это предусматривается, например, в США или Японии, российское законодательство в настоящее время практически не предлагает.

При закреплении прав на результаты интеллектуальной деятельности, полученные при выполнении работ по государственным контрактам, за Российской Федерацией или за Российской Федерацией и исполнителем совместно несомненный интерес представляет норма, когда в случае закрепления прав на результаты интеллектуальной деятельности за РФ финансирование важнейших инновационных проектов государственного значения из средств федерального бюджета осуществляется до стадии промышленного применения (включая изготовление опытной партии). Организационная структура регулирования науки и инновационной деятельности и в этом случае больше относится к традиционной ведомственного типа, с малой степенью координации их взаимодействия: государственный заказчик – исполнитель государственного контракта, создающий результат интеллектуальной деятельности с закреплением прав на них за Российской Федерацией, – предприятие-изготовитель (последним может быть и исполнитель контракта), получающий финансирование как из бюджета на изготовление опытной партии, так и привлекающий внебюджетные средства на организацию производства, проведение маркетинга и т п. Права интеллектуальной собственности могут передаваться государственным заказчиком предприятию-изготовителю на условиях неисключительной лицензии без права сублицензирования. Однако на практике такое закрепление прав на результаты интеллектуальной деятельности обычно не сопровождается финансированием государством работ до промышленного применения. В лучшем случае госзаказчик по завершении работ решает вопрос о целесообразности доведения результатов интеллектуальной деятельности до стадии реализации (и это при том, что, как правило, работа заказчиком принята и бюджетные средства затрачены), и при положительном решении стороны в течение определенного срока заключают договор на доведение разработок до стадии промышленной применимости и реализации готовой продукции.

Но даже при таком исходе сектор науки в этих ситуациях скорее всего будет представлен предприятиями и организациями, находящимися под прямым (подведомственные организации) или косвенным (когда государство владеет контрольным пакетом акций) государственным контролем. В результате значительная доля государства в затратах на работы по контракту будет пропорциональна государственному контролю над научными организациями предпринимательского сектора науки. И чем дольше сохраняется такое участие государства в предпринимательском секторе исследований и разработок, тем сильнее разрыв между научно-исследовательской деятельностью и ее результатами, с одной стороны, и инновационной активностью и темпами экономического роста, с другой.

По сообщениям пресс-службы Минобрнауки, в качестве предварительного итога реализации важнейших инновационных проектов государственного значения ожидалось, что к концу 2007 г. прибыль составит 20 млрд. руб., а после завершения полного цикла работ будет реализовано продукции в объеме не менее чем на 30 млрд. руб. при вложенных бюджетных средствах, не превышающих 3,8 млрд. руб. [2].

Однако, если не считать упомянутые в публикации [6] отдельные разрозненные цифры о работе в 2008 г. промышленных организаций в рамках реализации ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 – 2012 годы», какие-либо официальные заключения по достигнутым на основании мониторинга итогам закончившихся важнейших инновационных проектов государственного значения в открытой печати или в Интернете (в том числе на сайтах Роснауки и Минобрнауки) не появлялись.

На практике организации – участники конкурса в заявках ограничиваются указанием соисполнителей проектов, а информация о том, где конкретно будут реализованы полученные в ходе выполнения проектов результаты интеллектуальной деятельности и как оценить их эффективность, как правило, отсутствует. Это проецируется и на государственные контракты. Во многих из них (чаще всего в технических заданиях) указываются лишь предполагаемые области применения полученных результатов интеллектуальной деятельности. Доля же охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, полученных при выполнении работ по госконтрактам, по данным выборочных проверок, составляет 20 – 30%, и задействовать предусмотренные законодательством правовые механизмы передачи прав на интеллектуальную собственность для коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности при таких показателях вряд ли возможно в большинстве НИОКР, выполняемых по госконтрактам. Таким образом, выполнение возложенных Правительством РФ на государственных заказчиков задач по созданию и использованию охраняемых результатов интеллектуальной деятельности в рамках национальной инновационной системы оказалось малоэффективным.

Для усиления внимания к проблемам интеллектуальной собственности Правительство РФ своим Постановлением от 18 ноября 2006 г. № 696 возложило на Роспатент осуществление контроля в сфере правовой охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности во взаимодействии с государственными заказчиками и академиями наук, имеющими государственный статус. Контроль проводится в соответствии с Административным регламентом [7] в форме выборочных проверок комиссиями Роспатента организаций государственного сектора науки (университетов, академических институтов и отраслевых организаций) – исполнителей государственных контрактов.

Выше уже приводились некоторые обобщенные сведения о результатах выборочных проверок, свидетельствующие о плачевном состоянии дел с правовой охраной и использованием результатов интеллектуальной деятельности, полученных при выполнении НИОКР по госконтрактам. Надо сказать, что этому способствуют и нередко встречающиеся факты несоблюдения положений нормативных документов и законодательных актов в отношении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности или нетребовательность к их исполнению со стороны государственных заказчиков при проведении НИОКР по государственным контрактам. Однако ни Постановление РФ № 696, ни Административный регламент фактически не распространяют контрольные функции Роспатента по этим вопросам на государственных заказчиков, поскольку в этой части в перечне контролируемых указаны не федеральные органы исполнительной власти и РАН, а организации, распоряжающиеся правами РФ на результаты интеллектуальной деятельности. Таких организаций, выступающих от имени РФ, сравнительно немного, и они являются исполнителями контрактов, хотя одновременно и могут выполнять функции госзаказчиков для других организаций-соисполнителей.

Что касается государственных заказчиков в лице федеральных органов исполнительной власти, то по результатам проверки Роспатент может направлять лишь информационные уведомления, не обязывающие их в обязательном порядке принимать меры по устранению выявленных недостатков. И получается по известному выражению И.А.Крылова: а Васька (государственные заказчики) слушает да ест (бюджетные ассигнования на НИОКР).

Проблема неиспользования охраняемых результатов интеллектуальной деятельности связана с отсутствием в российской законодательной системе экономических механизмов управления интеллектуальной собственностью. Примером тому, как справедливо отмечено в статье [8], являются некоторые нормативные акты. Например, Постановление Правительства РФ от 2 сентября 1999 г. № 982, где упоминается о введении интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот, но сам оборот ни в этом, ни в иных документах фактически не описан, хотя понятно, что интеллектуальная собственность в хозяйственном обороте является юридическим инструментом регулирования отношений именно в коммерческой сфере, где создается прибыль. Все это заставляет думать, что интеллектуальная собственность продолжает оставаться для наших экономистов абсолютно новым и крайне сложным фактором, поскольку имеет характер многоуровневый, междисциплинарный и многокритериальный, а управление бизнесом и интеллектуальной собственностью в стране уже много лет формируется стихийными нескоординированными действиями чиновников разных ведомств и разного уровня управления, что поддерживает стагнацию в науке и высокотехнологичном бизнесе.

Переход от структуры «двойных спиралей» национальной инновационной системы, учитывая ее слабые места, к «тройным спиралям» во взаимоотношениях, в частности, государства в лице государственных заказчиков с исполнителями НИОКР прикладного характера в гражданской сфере в лице ФГУПов и научно-технических центров в целях правовой охраны и коммерциализации полученных по госконтрактам охраняемых результатов интеллектуальной деятельности видится прежде всего в:

повышении ответственности государственных заказчиков за обоснованность и компетентное определение государственных нужд, для удовлетворения которых открывается тот или иной государственный контракт на НИОКР с тем, как будут востребованы его результаты;

разработке методологического обеспечения расчетов коммерческой и народно-хозяйственной эффективности предлагаемых к реализации проектов;

формировании трехстороннего государственного контракта на прикладные НИОКР с указанием предприятия, которое будет осваивать новую технологию или выпускать продукцию, имея соответствующие производственные мощности;

четкой регламентации прав и обязанностей государственных заказчиков и исполнителей работ по госконтрактам и адекватных мер ответственности;

развитии инфраструктуры национальной инновационной системы на основе реализации федерального закона от 2 августа 2009 г. № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности».


[1] Иванова Н.И. и др. Анализ инновационной политики//Инновации. 2008. № 7.
[2] Дежина И.Г. Государство, наука и бизнес в России: особенности развития взаимосвязей//Наука, инновации, образование. 2008. Вып. 4.
[3] Шульгин Д.Б. Трансфер университетских технологий. Екатеринбург: ГОУ ВПО «Уральский государственный технический университет – УПИ», 2004.
[4] Роспатент: 2008. Раздел 2 «Деятельность Роспатента по контролю в сфере правовой охраны и использования РНТД, полученных за счет средств федерального бюджета». М.: ФГУ ФИПС, 2009.
[5] Воронкина Л.В., Иванова О.В., Рыбакова Л.И. Важнейшие инновационные проекты государственного значения как инструмент коммерциализации научно-технических разработок на принципах частно-государственного партнерства//Наука, инновации, образование. 2008. Вып. 4.
[6] Симонов А. «Черная метка» для академиков. Министр Андрей Фурсенко намерен жестко контролировать госконтракты//Российская газета. 2008. № 255.
[7] Административный регламент Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам по исполнению государственной функции по осуществлению контроля в сфере правовой охраны и использования результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения, выполняемых за счет средств федерального бюджета//Патенты и лицензии. № 4. 2007.
[8] Леонтьев Б. Как сделать страну богатой//ЭЖ. 2006. № 16.