Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Практика охраны наименований мест происхождения товаров: что изменилось? Часть I

В перечне объектов интеллектуальной собственности, распределенных по их экономической (народнохозяйственной) значимости, где перечисление начинается с наиболее важных, наименования мест происхождения товаров до недавнего времени прочно занимали не очень почетное последнее место, деля его с топологиями интегральных микросхем. Это иллюстрирует степень отставания нашей экономики от развитых стран мира: самый культурно значимый и по сути практически бесценный объект (наименование места происхождения товара) и самый высокотехнологичный объект (топология интегральной микросхемы) оказались аутсайдерами регистрации прав промышленной собственности. Хорошо, что ситуация стала меняться.

Немногочисленность зарегистрированных за последнее десятилетие наименований мест происхождения товаров не соответствовала уровню их значимости как объектов национального достояния. Сравнительно слабый интерес к ним специалистов по праву промышленной собственности определялся, по-видимому, с одной стороны, недостаточным пониманием важности их правовой охраны, а с другой – множеством нерешенных основополагающих вопросов этой охраны. Данное обстоятельство не мешало подготовке кандидатских диссертаций о правовой охране наименований мест происхождения товаров, которые, хотя и закладывали основы на будущее, но не стимулировали практические исследования.

Еще один аспект, который необходимо упомянуть, это молчание специалистов о случаях прекращения правовой охраны наименований мест происхождения товаров, спорах, связанных с их использованием.

Проблемы

Имеется множество нерешенных проблем, касающихся наименований мест происхождения товаров.

В этой сфере употребляется усложненная терминология, до сих пор не унифицированная на международном уровне, что вызывает нечеткое разграничение понятий: указания происхождения, географические указания, наименования мест происхождения товаров.

Есть разночтения в понимании основного понятия – географического объекта, являющегося базой для определения наименования.

Часто объективное выражение особых свойств товара трудно достижимо, а в некоторых случаях недостижимо.

Дополнительную неоднозначность создает изначально присущее наименованиям мест происхождения товаров «раздвоение» на природные продукты (воды, минералы и т.п.) и комбинированные, в основном зависящие от людских факторов.

Затруднено включение наименований мест происхождения товаров в общую структуру права промышленной собственности.

Попытки решить эти проблемы предпринимали многие исследователи. Терминологический аспект разграничения географических указаний и наименований мест происхождения товаров рассматривался при защите диссертаций. В частности, можно отметить диссертационные исследования Н.В.Чанга[1] и Г.И.Тахирова[2], выполненные на кафедре правовой охраны интеллектуальной собственности РГИИС. Последняя по времени аналитическая публикация на эту тему принадлежит В.П.Рассохину[3], который высказал мнение о том, что «во избежание смешения понятий и терминологической путаницы следовало бы в нормативно-правовых и других официальных документах применять в однозначном толковании три основных термина, относящиеся к трем бесспорно сформировавшимся видам географических обозначений, четко разделяемым по их правовым признакам: указания происхождения; наименования мест происхождения; географические указания». Несмотря на столь категоричный подход, В.П.Рассохину после обоснования определения трех перечисленных понятий и анализа простых и квалифицированных географических указаний пришлось констатировать, что нормативные требования правовой практики сосредоточены «на гораздо более узких, но четко определенных и наиболее острых ситуациях, чаще всего встречающихся в реальной жизни»[4]. Можно добавить, что и эти практические ситуации зачастую разрешаются по-разному. Ниже мы к этому вернемся.

Общие принципы подхода к пониманию сущности географической среды применительно к наименованиям мест происхождения товаров изложены в Комментарии к закону РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»[5]. С.А.Горленко и В.И.Еременко считают, что географическую среду можно понимать как совокупность элементов физической и экономической географии. По их мнению, «…название географического объекта, использованное в обозначении товаров, свидетельствует о том, что соответствующие товары имеют отличительные свойства, наличием которых они обязаны природным условиям и/или людским факторам (географической среде). …Название географического объекта является названием определенной, ограниченной территории, независимо от ее величины. Это может быть территория целой страны, ее части и любого населенного пункта»[5].

В приведенном высказывании отразилось некоторое противоречие, присущее наименованиям мест происхождения товаров и выраженное в вопросе: границы этой «определенной, ограниченной территории» географического объекта определяются по границам местности как элемента физической географии (река, гора и т.п.) или по административным границам страны или населенного пункта? Практика идет двумя путями, второй из которых способен завести в тупик. Также важен вопрос о возможности регистрации в качестве наименования места происхождения товара исторического, ныне не существующего на карте географического обозначения. Каковы географические границы, например, Руси?

В 1985 г. Г.И.Тыцкая, И.Э Мамиофа и В.Я.Мотылева следующим образом определили соответствие качеств товаров, маркированных наименованием места происхождения товара, качествам и свойствам, определенным при регистрации: «Субъективному праву пользования зарегистрированным наименованием мест происхождения изделий соответствует обязанность третьих лиц, выпускающих в этой же местности изделия того же рода, воздерживаться от простановки на своих изделиях наименования места происхождения товара, если последнее не удовлетворяет качествам (свойствам), определенным при регистрации как присущие такого рода товарам из данной местности»[6]. Авторами введен определенный примат свойств товара, зафиксированных при регистрации. Из этого можно сделать вывод, что все последующие заявители наименования места происхождения товара столкнутся с проблемой не только доказывания особых свойств, но и соответствия их тем свойствам, которые заложил первый заявитель.

Если проанализировать зарегистрированные в России около 80 наименований мест происхождения товаров, то в них четко проявляется изначально присущее этому объекту «раздвоение» на чисто природные продукты и товары, качество которых зависит от людских факторов. Доказывание особых свойств для первых и вторых объектов – совершенно различные вещи. Очень трудно добиться соответствия вторых объектов первично зарегистрированным особым свойствам. При попытках четкой правовой регламентации требований к наименованию места происхождения товара объект «ускользает»: слишком уж товары, маркированные наименованием места происхождения товара, близки к предметам искусства, а способы их изготовления часто зависят от интуитивного, не определяемого строгими понятиями мастерства конкретной личности.

И, наконец, последняя из обозначенных проблем касается такой тонкой сферы, как взаимодействие прав на наименование места происхождения товара и на другие объекты интеллектуальной собственности. Если Закон о товарных знаках в п. 2 ст. 7 однозначно запрещает регистрацию товарного знака, включающего наименование места происхождения товара для всех лиц, кроме имеющих право пользования таким наименованием, то Патентный закон не содержит конкретной отсылки о включении в уровень техники сведений о наименовании мест происхождения товара. Согласно ст. 4 Патентного закона «уровень техники включает любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения». Подобная норма содержится в ст. 5 в отношении полезной модели и в отношении сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца, в ст. 6 Патентного закона.

Сведения о наименованиях мест происхождения товаров должны включаться в уровень техники при проверке условий патентоспособности патентуемых объектов, поскольку это требование к экспертизе введено подзаконными нормативными актами. Приведем в пример промышленный образец, так как именно этот объект наиболее часто соприкасается с наименованиями, что на практике приводит к множеству случаев параллельного патентования промышленного образца и регистрации наименования места происхождения товара, природа прав на которые совершенно различна. (Однако такое переплетение заставляет еще раз задуматься о сходстве товара с наименованием места происхождения и предмета искусства или объекта уникального промышленного дизайна).

П. 19.1 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на промышленный образец[7] предусмотрена «проверка соответствия промышленного образца … установленным Законом условиям патентоспособности на основании результатов информационного поиска». Порядок проведения проверки патентоспособности раскрыт в п. 19.5 Правил: «Проверяется также, не относится ли заявленное предложение к числу не признаваемых патентоспособными решениям изделий согласно положению пункта 2 статьи 6 Закона …

К решениям изделий, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали, не признаваемым патентоспособными в смысле пункта 2 статьи 6 Закона, относятся содержащие изображения и (или) слова, и (или) словесные обозначения, сходные до степени смешения или воспроизводящие:

– охраняемые «Законом Российской Федерации о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров и услуг, право на которые в отношении однородных изделию товаров не принадлежит заявителю...». И несмотря на эту новеллу подзаконного акта, практика показывает наличие параллельного патентования.

Еще один вопрос – возможность распространения правовой охраны наименований мест происхождения товаров на сферу услуг. В Законе о товарных знаках услуги приравнены к товарам, то есть включены в понятие «товар» (раздел I, ст. 1). Это, очевидно, распространяется на все статьи раздела I и не распространяется на нормы раздела II Закона. Таким образом, в соответствии с названием объекта промышленной собственности – наименование места происхождения товара – отечественное законодательство не знает наименований мест происхождения услуг.

Однако мировая коммерческая практика показывает все возрастающую роль услуг в современном мире. Обоснование необходимости распространения правовой охраны наименований мест происхождения товаров на услуги обусловлено, во-первых, фактической возможностью для некоторых уже зарегистрированных в России наименований мест происхождения товаров распространяться и на соответствующие услуги. Так, наименования «Великоустюжское чернение по серебру» или «Златоустовская гравюра на стали» могут быть восприняты потребителем и как соответствующая услуга – чернение или изготовление гравюры, выполненные с применением соответствующей уникальной техники по заказу потребителя.

Во-вторых, в мире существуют примеры введения наименований мест происхождения для услуг (Куба), и с таким подходом трудно не согласиться. Пока не будет расширена правовая охрана наименований мест происхождения и на услуги, возможны случаи перенесения уникальной услуги в другую географическую область, что в настоящее время и происходит, например, с такими услугами, как тайский массаж или обертывание грязями Мертвого моря, что нарушает уникальность перечисленных услуг и снижает их качество в случаях, когда они оказываются за пределами соответствующих географических границ.

Резюмируя, можно отметить некоторые общие тенденции в регистрации наименований мест происхождения товаров.

В некоторых случаях, особенно касающихся давно и широко известных наименований, это – активное параллельное получение различных охранных документов: как свидетельств на товарные знаки, включающие наименования, так и патентов на изобретения и промышленные образцы, предметом которых являются технологии или дизайн зарегистрированных в качестве наименований мест происхождения товаров. Это может свидетельствовать о серьезном отношении обладателей свидетельств на наименования мест происхождения товаров к своему объекту и одновременно – о желании расширить свою патентную монополию.

Присутствие в перечне особых свойств как способов, технологий, так и устройств.

Применение в качестве географического объекта как мелких, легко локализуемых (Хохлома) местностей, так и трудно локализуемых общих названий (Оренбургский, Тульский, Русская), для которых трудно определить конкретную географическую принадлежность.

Все эти обстоятельства должны привлечь к наименованиям мест происхождения товаров внимание широкого круга специалистов.

Повышение значимости наименований мест происхождения товаров

Проведенная в 2002 г. реформа российского законодательства о товарных знаках, хотя и затронула наименования мест происхождения товаров, но изменила не самые существенные вопросы их правовой охраны.

Вместе с тем мы считаем, что уровень значимости наименований повысили два события. Первое из них связано с двумя датами: 27 декабря 2002 г. и 21 сентября 2004 г.

Как известно, российский Закон о товарных знаках в своей первоначальной редакции предусматривал, что к заявке на регистрацию и на предоставление права пользования наименованием места происхождения товара должно быть приложено заключение «компетентного органа» о том, что заявитель находится в указанном географическом объекте и производит товар с особыми свойствами (п. 4 ст. 32 Закона). Из этого следовало, что без такого заключения компетентного органа Роспатент был не вправе зарегистрировать наименование места происхождения товара. Иными словами, Роспатент был не компетентен произвести такое действие.

Очевидно, предполагалось, что когда Правительство Российской Федерации «определит государственные органы, на которые будет возложен контроль за производством и реализацией товаров, обозначенных зарегистрированным наименованием места происхождения» (такое поручение правительства было дано постановлением от 23 сентября 1992 г. «О введении в действие Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»), то эти органы и будут являться «компетентными органами» по п. 4 ст. 32 Закона. Правительство этого поручения не выполнило, но заявки на регистрацию наименований мест происхождения товаров стали поступать, и их надо было рассматривать. Потому Роспатент стал проводить регистрацию, опираясь на заключения тех органов, которые считал компетентными.

27 декабря 2002 г. вступила в силу новая редакция Закона о товарных знаках, в которой появилось прямое указание на то, что компетентный орган должен определяться Правительством Российской Федерации. Согласно указанию Роспатент мог регистрировать наименования мест происхождения товаров или предоставлять право на пользование ими только на основе заключения такого компетентного органа, а до тех пор, пока такой компетентный орган не будет определен, не вправе предоставлять такое право.

В этой связи огромное значение имеет Постановление Правительства РФ от 17 сентября 2004 г. № 481[8], содержащее перечень таких компетентных федеральных органов. Это три федеральных министерства: Минздравсоцразвития, Минпромэнерго и Минсельхоз. С момента вступления в силу 21 сентября 2004 г. указанное Постановление «развязало руки» Роспатенту по предоставлению прав на наименования мест происхождения товаров. Вместе с тем нельзя не указать на несовершенство этого Постановления: из него не вытекает обязанности данных компетентных органов давать заключения, предусмотренные в п. 2 ст. 36 Закона.

Вторым важным событием стало заседание Консультативного совета при Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам по вопросу «О правах Российской Федерации на средства индивидуализации», состоявшееся 29 декабря 2004 г. В сообщении заместителя руководителя Роспатента А.Д.Корчагина, сделанном на этом заседании, содержится ряд предложений, направленных на совершенствование правовой охраны наименований мест происхождения товаров и придание ей публично-правового характера.

Суть предложений, изложенная в статье А.Д.Корчагина[9] заключается в том, что «приобретение ими [наименованиями мест происхождения товаров] экономической значимости в России увеличило число конфликтов между их правообладателями»[9].

Автор сформулировал еще одну важную проблему соответствия зарегистрированных наименований мест происхождения товаров и ГОСТов: «В рамках указанной проблемы столкновение интересов правообладателей возникает при регистрации одного и того же обозначения в качестве … наименования места происхождения товара, а также ввиду существования ГОСТов, в которых названия товаров (видов товаров) являются наименованиями географических объектов, зарегистрированными в качестве наименований мест происхождения товаров или могущих быть признанными таковыми...

Наличие ГОСТов позволяет изготовителям, независимо от их нахождения, при соблюдении определенной ГОСТом технологии использовать подобные наименования в отношении товаров, не обладающих особыми свойствами,… географических объектов, наименования которых они используют».

Это еще раз подчеркивает остроту дискуссии о возможности применения публично-правового подхода к наименованиям. Во время заседания высказывались предложения о составлении некоего списка наименований мест происхождения товаров по областям России, возможности централизованного контроля особых свойств.

Два вида обозначений места происхождения товара

В национальных законодательствах и международных соглашениях предусматривается правовая охрана двух видов обозначений места происхождения товара. Первое обозначение указывает лишь на место изготовления товара. Второе – на место изготовления товара, обладающего известными особыми качествами. Из этих определений следует сделать вывод, что первое обозначение является широким, относящимся к любым товарам, второе – более узким и относится далеко не ко всем товарам. Вместе с тем очевидно, что второе обозначение представляет собой разновидность первого и входит в первое обозначение.

Среди международных договоров в рассматриваемой сфере Мадридское соглашение о пресечении ложных или вводящих в заблуждение указаний происхождения на товарах от 14 апреля 1891 г. (действует в Лиссабонской редакции от 31 октября 1958 г., участниками на 18 марта 2004 г. являются 34 государства) относится к первой, широкой категории обозначений, а Лиссабонское соглашение об охране наименований мест происхождения товаров и их международной регистрации от 31 октября 1958 г. (действует в Стокгольмской редакции от 14 июля 1967 г., на 15 января 2004 г. в нем участвуют 20 государств) относится к узкому понятию обозначений мест происхождения товаров. В настоящее время Россия не участвует ни в одном из названных международных договоров.

Итак, существуют два вида географических обозначений товаров: общие и специальные. Они именуются разными терминами: обозначения (или указания/наименования) товаров (или изделий), касающиеся географического места (или места их происхождения). Варианты в скобках являются синонимами основных терминов. Приведенные выше наименования относятся к первому (широкому) виду географических обозначений. Для второго вида названия не придумано. Он называется либо описательно, либо условно. Иными словами, в русском языке не найдены наименования, отражающие отличие первого вида таких обозначений от второго.

В п. 2.5.1 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания[10] первый вид указанных обозначений именуется как обозначения… о месте происхождения… товара, а второй вид как наименование места происхождение товара (ст. 30 Закона о товарных знаках), либо как обозначения, идентифицирующие [товары] как происходящие с… территории… географического объекта… и имеющие особое качество, репутацию или другие характеристики, которые главным образом определяются их происхождением (п. 5 ст. 6 Закона).

Особые свойства товара

Наименование места происхождения товара регистрируется лишь в случае, если оно указывает на товар, обладающий особыми свойствами. Об этих особых свойствах товара упоминается в ст. 30, 32, 35, 36, 38, 40, 421 Закона.

В ст. 30 Закона это понятие поясняется следующим образом: особые свойства определяются исключительно или главным образом характерными для данного географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами. Анализируя эту норму, мы приходим к выводу, что особые свойства это – качество товара, его отличительные особенности и характеристики. Поскольку эти качества товара в ходе регистрации оцениваются, это должны быть объективные качественные характеристики.

В п. 18 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию и представление права пользования наименованием места происхождения товара и заявки на предоставление права пользования уже зарегистрированным наименованием места происхождения товара[11] (далее – Правила НМПТ) подчеркивается, что при описании особых свойств товара «свойства товара должны быть описаны четко и ясно в соответствии с общепринятой специальной терминологией (товароведческой, технической и т.д.)». Это, по сути, и является требованием о наличии объективных качественных показателей. Для того, чтобы проследить, соблюдается ли это требование на практике, обратимся к некоторым примерам.

Свидетельство 1/1 – «Красносельская скань»: «крупно-узорчатый рисунок», «стилизованные цветы» на ювелирных изделиях, корпусах и браслетах для часов могут означать все, что угодно. Эти определения, конечно, имеют субъективный характер.

Свидетельство 47/1 – «Жостово»: изделия выполнены в стиле русской лаковой росписи на металле, базирующейся на традиционной [?] технологии ручного изготовления предметов быта и сочетающей в себе определенную [?] последовательность ремесленных приемов со свободным [?] творчеством мастера-художника. Живопись отличается живой экспрессией письма [?] и высоким мастерством [?] художественного исполнения. Изделия разнообразны [?] по форме и т.д.

Очевидно, что на основе такого описания особых свойств товаров «Жостово» их невозможно отделить от сходных товаров и подделок. Границы действия права на наименование места происхождения товара размываются.

Особые свойства должны отличать данные товары от аналогичных. Именно они приводят к уникальности, неповторимости товаров, обозначенных зарегистрированным наименованием. Поэтому в число особых свойств не должны входить тривиальные, неопределенные или субъективные характеристики.

«Воронежский хлеб» (свидетельство 45/1) занимает «особое [?] место среди других сортов», «выпекается с соблюдением производственных традиций по характерной для Воронежской области технологии хлебопечения». При приготовлении закваски используется «очищенная определенным образом [?] вода» и т.п.

В заключение еще один пример. Какое изделие (его название – наименование места происхождения товара) «обладает высокой художественностью, выразительностью форм, строгим ритмом, декоративным богатством и совершенством техники исполнения»? Тому, кто догадается, надо без экзаменов присвоить звание патентного поверенного по наименованиям мест происхождения товаров. Недогадливые могут посмотреть отгадку. Это вологодское кружево, свидетельство 3/1.

Особые и основные свойства товара

Во втором абзаце п. 3 ст. 31 Закона упомянуто понятие «основные свойства товара», впервые введенное Законом 2002 г. В ст. 18 Правил НМПТ поясняется, что в случае подачи заявки на предоставление права пользования уже зарегистрированным [очевидно, на имя другого лица] наименованием места происхождения товара, описание особых свойств производимого заявителем товара должно совпадать с описанием основных свойств товара, в отношении которого зарегистрировано данное наименование места происхождения товара.

В прежней редакции Закона указывалось, что право пользования уже зарегистрированным наименованием может быть предоставлено [другому] лицу, находящемуся в том же географическом объекте и производящему товар с теми же свойствами. Таким образом, если ранее, при наличии нескольких владельцев наименования места происхождения товара, особые свойства их товаров должны были совпадать полностью, то теперь допустимо, чтобы особые свойства их товаров совпадали не полностью, а в основном. Это очень важная новая норма. Несомненно, она должна применяться и в случае, когда два или несколько заявителей подают заявки одновременно или почти одновременно.

Более трудно ответить на вопрос: какие свойства товара из числа особых являются основными, а какие нет и потому могут быть проигнорированы? Этот вопрос законодатель не решил. Очевидно, он оставил его на усмотрение либо компетентного органа, либо экспертизы. Такое решение законодателя ошибочно. Вопрос о том, какие особые свойства являются основными, а какие нет, очень важен, поскольку затрагивает интересы потребителей.

Чтобы представить, о чем конкретно идет речь, приведем пример. Минеральная вода «Нарзан» по свидетельству 15/1 содержит в своем составе гидрокарбонаты от 100 до 1500 мг/л, а по свидетельству 15/3 – от 800 до 1200 мг/л. Таким образом, если потребитель желает пить «Нарзан», содержащий гидрокарбонатов не менее 800 мг/л, он должен приобретать только «Нарзан» определенного изготовителя. Иными словами, признано [кем? неясно], что если в составе «Нарзана» содержится от 100 до 800 мг/л гидрокарбонатов, то такой «Нарзан» не соответствует особым свойствам, указанным в свидетельстве 15/3, а потому владелец этого свидетельства вправе ставить вопрос об аннулировании свидетельства 15/1. Вот какие сложные вопросы возникают при применении нормы об основных свойствах товара.

Ответить на них пытался В.Ю.Джермакян[12]. Он подробно проанализировал ситуацию с водой «Нарзан», приведя наименования источников углекислых минеральных вод с использованием в разных сочетаниях слова «нарзан»: Сульфатный нарзан, Доломитный нарзан, Бирголыкский нарзан, Магомет нарзан, Нарзан Терскол и т.д. Причем указанный в свидетельстве 15/1 состав воды «Нарзан» соответствовал только «Кисловодскому нарзану».

Мы готовы согласиться с мнением В.Ю.Джермакяна о том, что «уникальность [названия минеральной воды] зависит от исторически сложившихся фактов и реальных событий». Но попытка применения по аналогии норм ст. 22 Соглашения ТРИПС для подобных случаев, разрешающей применение одинаковых указаний для вин при условии соблюдения справедливого режима с исключением введения в заблуждение, то есть по сути разрешающей локализующие оговорки, представляется несостоятельной для природных вод. По крайней мере, все перечисленные локальные виды воды «Нарзан», по нашему мнению, должны быть зарегистрированы как разные наименования мест происхождения товаров, как это сделано для вод «Обуховская» по свидетельству 42/1 и «Обуховская-13» по свидетельству 70/1, происходящих из села Обуховское Камышловского района Свердловской области.

Вообще, наличие двух или нескольких тождественных наименований, имеющих разные особые свойства, порождает серьезные правовые проблемы. Попытки на практике решить эти проблемы добавлением к наименованию места происхождения товара разных цифр (например, свидетельства 40/1 – 40/9 – «Горячий ключ»), а свидетельство 40/10 – «Горячий ключ-2» (есть некоторые отличия в особых свойствах), имеются также «Горячий ключ-3» и «Горячий ключ-1481» к положительным результатам не приводят, поскольку не решается главный вопрос: что это – разные наименования (тогда они могут иметь разные особые свойства) или одно наименование (тогда особые свойства могут быть только едиными).

Следует обратить внимание и на то, что обозначения «Обуховская» и «Обуховская-13» для потребителей являются сходными до степени смешения, а потому их нельзя признавать разными наименованиями мест происхождения товаров. Это относится и к другим наименованиям, которые различаются лишь добавлением какого-либо числа.

Попытаемся сформулировать выводы о соотношении «особых свойств» и «основных свойств» товара. Любой заявитель (как первый, так и последующие) имеет основания считать, что все заявляемые им особые свойства товара являются существенными. Поэтому, если особые свойства, указанные в заявке, не совпадают (не полностью совпадают) с особыми свойствами товара, указанными в другой ранее поданной заявке, то экспертиза должна предложить заявителю их унифицировать. Если этого не произойдет в течение определенного срока, заявитель может ходатайствовать о регистрации нового, отличного от прежнего наименования места происхождения товара (например, «Нарзан-2» при наличии наименования «Нарзан»). В противном случае заявка отклоняется.

Публикация сведений об особых свойствах товара

Сведения об особых свойствах товара являются важной составной частью наименования места происхождения товара, как заявки на регистрацию и предоставление права пользования, так и заявки на предоставление права пользования уже зарегистрированным наименованием (ст. 32 Закона). Более того, описание особых свойств товара должно содержаться и в прилагаемом к заявке заключении компетентного органа (п. 19 Правил). Как можно понять из последнего абзаца п. 41 Правил, описание особых свойств товара, приводимое в заявке, должно быть тождественно заключению компетентного органа.

В случае принятия положительного решения по заявке в Государственный реестр наименований мест происхождения товаров вносятся, в частности, сведения об обладателе свидетельства на право пользования наименованием, а также описание особых свойств товара. Как указывают А.Д.Корчагин, В.В.Орлова и С.А.Горленко, описание особых свойств товара содержится и в свидетельстве на право пользования наименованием места происхождения товара[13].

В соответствии со ст. 421 Закона любое лицо имеет право подать заявление о прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара в связи с тем, что выявлена (наступила) невозможность производства товара, обладающего указанными в Реестре особыми свойствами. В статье также предусмотрено право любого лица подать заявление о прекращении действия свидетельства, если товар не имеет особых свойств, указанных в Реестре.

Для практического применения этих норм необходимо обеспечить известность перечня особых свойств товара широкому кругу лиц. Ст. 38 Закона устанавливает, что сведения о регистрации и предоставлении права пользования наименованием, внесенные в Реестр, публикуются Роспатентом в официальном бюллетене. Но сведения, содержащие описание особых свойств товара, в публикацию не включаются. Это создает серьезные практические трудности, во-первых, у лиц, желающих присоединиться к уже зарегистрированному наименованию места происхождения товара путем получения на свое имя свидетельства на право пользования, и, во-вторых, у лиц, желающих оспорить регистрацию наименования или конкретное свидетельство.

Действительно, первая группа лиц должна сформулировать свои особые свойства товара, не зная особых свойств товара, для которого наименование места происхождения уже зарегистрировано. Вторая группа лиц просто не сможет обосновать свои заявления о прекращении правовой охраны или о прекращении действия свидетельства.

Между тем п. 2.5 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам[14] предусматривает, что указанные заявления должны содержать фактические данные о невозможности производства товара, обладающего особыми свойствами, или об утрате товаром особых свойств, указанных в Реестре.

Обратимся теперь к обоснованию новой нормы не указывать в официальном бюллетене описания особых свойств. Такое обоснование (его можно считать также полуофициальным объяснением) состоит в следующем: «Исключение… из Закона [нормы о публикации особых свойств товара] объясняется тем, что публикация особых свойств может явиться причиной раскрытия ноу-хау, технологии производства, секретов мастерства, что, в свою очередь, может привести к появлению подделок и, как следствие, к нарушению прав обладателей свидетельств на право пользования наименованием, а, в конечном счете, к превращению объекта в видовое обозначение.

Внесенное изменение опирается на практику ряда стран, охраняющих данный объект, и практику, сложившуюся в рамках Лиссабонского соглашения об охране наименований мест происхождения товаров и их международной регистрации»[15].

Аргументы второго абзаца этого обоснования, конечно, производят сильное впечатление: все, что существует за рубежом, обычно лучше и продуманнее нашего, хотя есть и некоторые исключения.

Что касается аргументов, приводимых в первом абзаце этого обоснования, то они не кажутся нам убедительными: никто не заставляет заявителя раскрывать в заявке ноу-хау, технологию производства, секреты мастерства. Достаточно показать, что они приводят к новому, конкретно выраженному результату. И если у имитатора (автора подделки) получается такой же результат, то он имеет полное право пользоваться этим же наименованием места происхождения товара.

Но самый главный практический недостаток новой нормы о засекречивании описания особых свойств товара в том, что она серьезно затрудняет подачу последующих заявок на получение свидетельств, а также заявлений о прекращении правовой охраны наименований и действия свидетельств. Если засекречивание описания особых свойств наименования места происхождения товара имеет определенный смысл, то не следует ли распространить этот прием и на другие объекты? Нет никаких сомнений, что засекречивание описаний и формул запатентованных изобретений снизит их копирование, хотя и затруднит возможности патентообладателя защищать свои права.

(Окончание следует)


[1] Чанг Н.В. Географические указания как объекты правовой охраны во Вьетнаме и России: Автореф. дисс. М.: РГИИС, 2003.
[2] Тахиров Г.И. Совершенствование правовой охраны географических указаний в Республике Таджикистан: Автореф. дисс. М.: РГИИС, 2004.
[3] Рассохин В.П. Географические указания: точный правовой смысл или неопределенность понятия/В кн.: Russland im Kontext der internationalen Entwicklung. Festschrift fuer M.M.Boguslavskij. Берлин, 2004. С. 480.
[4] Рассохин В.П. Указ. соч. С. 475.
[5] Комментарий к закону РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименований мест происхождения товаров/В кн.: Комментарий к законодательству об охране интеллектуальной собственности. М.: фонд «Правовая культура», 1997. С. 138.
[6] Тыцкая Г.И., Мамиофа И.Э., Мотылева В.Я. Правовая охрана товарных знаков, фирменных наименований, указаний и наименований мест происхождения товаров в капиталистических и развивающихся странах. М.: ВНИИПИ, 1985. С. 68.
[7] Патенты и лицензии. 2003. № 9. С. 42.
[8] Патенты и лицензии. 2004. № 10. С. 81.
[9] Корчагин А.Д. Права Российской Федерации на средства индивидуализации//Патенты и лицензии. 2005. № 2. С. 6-7.
[10] Патенты и лицензии. 2003. № 5. С. 32.
[11] Патенты и лицензии. 2003. № 6. С. 30.
[12] Джермакян В.Ю. Теория и практика охраны в Российской Федерации названий природных минеральных вод в качестве объектов промышленной собственности. М.: ИНИЦ Роспатента, 2002.
[13] Корчагин А.Д., Орлова В.В., Горленко С.А. Комментарий к закону РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». М.: ФИПС, 2003. С. 112.
[14] Патенты и лицензии. 2003. № 7. С. 44.
[15] Корчагин А.Д., Орлова В.В., Горленко С.А. Указ. соч. С. 115.