Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Нет товара – нет и наименования места происхождения товара

Джермакян Валерий Юрьевич

В.Ю.Джермакян - канд. техн. наук (ООО «Юридическая фирма «Городисский и партнеры»).

В журнале «Патенты и лицензии» № 1 за 2006 г. опубликована интересная и весьма актуальная статья Э.П.Гаврилова и Е.А.Данилиной «Практика охраны наименований мест происхождения товаров: что изменилось?». На стр. 11 авторы статьи ссылаются на мое мнение по одному из вопросов рассмотренной темы и указывают источник информации[1]. Но, к сожалению, они ошибочно прокомментировали мою публикацию. И дело не в том, чтобы исправить досадное недоразумение. Важно, чтобы читатели журнала поняли суть проблемы и, опираясь на то или иное мнение специалистов, не совершали ошибок в практической деятельности.

Приведем полностью ту часть текста, в которой указывается на несостоятельность якобы моего мнения о природных минеральных водах.

«Более трудно ответить на вопрос: какие свойства товара из числа особых являются основными, а какие нет и потому могут быть проигнорированы? Этот вопрос законодатель не решил. Очевидно, он оставил его на усмотрение либо компетентного органа, либо экспертизы. Такое решение законодателя ошибочно. Вопрос о том, какие особые свойства являются основными, а какие нет, очень важен, поскольку затрагивает интересы потребителей.

Чтобы представить, о чем конкретно идет речь, приведем пример. Минеральная вода «Нарзан» по свидетельству 15/1 содержит в своем составе гидрокарбонаты от 100 до 1500 мг/л, а по свидетельству 15/3 – от 800 до 1200 мг/л. Таким образом, если потребитель желает пить «Нарзан», содержащий гидрокарбонатов не менее 800 мг/л, он должен приобретать только «Нарзан» определенного изготовителя. Иными словами, признано [кем? неясно], что если в составе «Нарзана» содержится от 100 до 800 мг/л гидрокарбонатов, то такой «Нарзан» не соответствует особым свойствам, указанным в свидетельстве 15/3, а потому владелец этого свидетельства вправе ставить вопрос об аннулировании свидетельства 15/1. Вот такие сложные вопросы возникают при применении нормы об основных свойствах товара.

Ответить на них пытался В.Ю. Джермакян. Он подробно проанализировал ситуацию с водой «Нарзан», приведя наименования источников углекислых минеральных вод с использованием в разных сочетаниях слова «нарзан»: «Сульфатный нарзан», «Доломитный нарзан», «Бирголыкский нарзан», «Магомет нарзан», «Нарзан Терскол» и т.д. Причем указанный в свидетельстве 15/1 состав воды «Нарзан» соответствовал только «Кисловодскому нарзану».

Мы готовы согласиться с мнением В.Ю.Джермакяна о том, что «уникальность [названия минеральной воды] зависит от исторически сложившихся фактов и реальных событий». Но попытка применения по аналогии норм ст. 22 Соглашения ТРИПС для подобных случаев, разрешающей применение одинаковых указаний для вин при условии соблюдения справедливого режима с исключением введения в заблуждение, то есть по сути разрешающей локализующие оговорки, представляется несостоятельной для природных вод. По крайней мере, все перечисленные локальные виды воды «Нарзан», по нашему мнению, должны быть зарегистрированы как разные наименования мест происхождения товаров…».

А теперь приведем оригинальный текст моего мнения по тем же вопросам. В главе «О множестве тождественных названий»[1] отмечено следующее:

«Имеют место ситуации, когда тождественные географические названия относятся к разным странам (разным регионам внутри страны) или когда они стали относиться к разным странам в результате распада тех или иных государств и деления территорий между вновь образовавшимися странами.

Приведенный ниже пример касается вина «Токай», но по принципиальным положениям является классическим и может по аналогии применяться при рассмотрении правомерности использования наименований минеральных вод.

С распадом Австро-Венгрии девять десятых Токайской области, знаменитой своим вином, перешло к Венгрии, а одна десятая – к Чехословакии (до очередного распада Чехословакии).

С правовой точки зрения, заявители обеих стран имели возможность использования этого географического названия для обозначения вина.

Была информация о том, что Венгрия скупала у Чехословакии по мировым ценам всю продукцию, производимую на виноградниках этой области и, тем самым, практически не допустила чешский «Токай» на мировой рынок вина, сохранив таким образом «Токай» только за Венгрией.

«Токай» не превратился и не превратится в видовое обозначение несмотря на то, что вина каждого урожая и из каждой области в определенной мере отличаются одно от другого по вкусовым качествам.

После распада Чехословакии принадлежавшая ей часть Токайской области перешла к Словакии. Тем самым Словакия также теоретически получила право на использование названия «Токай» для тех же вин.

Однако на рынке вина, кроме венгерского, другого «Токая» нет.

Принципиальный выход при столкновении интересов (если страны не договорятся между собой иным образом) один – географическое название может быть зарегистрировано для заявителей разных стран (регионов), но с обязательным включением в наименование указания страны (региона) происхождения.

Именно такой путь предусмотрен в Соглашении TRIPS. Статья 23 пункт 3 указанного Соглашения содержит следующее предписание:

«В случае одинаковых географических указаний для вин охрана предоставляется каждому указанию при условии соблюдения положений пункта 4 статьи 22. Каждый член определяет практические условия, по которым одинаковые указания будут отличаться одно от другого, с учетом потребности обеспечить справедливый режим для соответствующих производителей и предотвратить введение в заблуждение потребителей».

В пункте 4 статьи 22 речь идет о географических указаниях, хотя и являющихся верными в отношении конкретной территории, но дающих ошибочное представление обществу о том, что местом происхождения товара является другая территория.

Такое требование говорит о том, что необходимо учитывать исторический временной фактор как происхождения товаров, так и существования одноименных географических местностей, и отдавать предпочтение тому товару, чье более раннее происхождение создало и ему и, соответственно, одноименному месту его происхождения славу.

Новый товар (даже обладающий прекрасными потребительскими свойствами), полученный на одноименной местности, не может получить права именоваться этим географическим названием, так как популярность товара и его отождествление в обществе с определенным историческим и широко известным географическим названием достигнуты не благодаря появлению нового товара, а благодаря длительному существованию на рынке «товара-первопроходца».

Но это правило не касается ситуации, когда название товара не является историческим географическим наименованием местности, а изначально представляет собой название товара.

В Соглашении TRIPS не говорится непосредственно о минеральных водах, и в основном речь идет о винах и крепких спиртных напитках.

Однако представляется, что в подобной ситуации правомерно если не прямое применение на практике принципа «аналогии закона», то хотя бы понимание «аналогии проблемы» и того, что статья 22 Соглашения TRIPS регулирует вопросы охраны географических указаний (наименований) в общем виде, независимо от вида продукта. Только статья 23 данного Соглашения затрагивает дополнительную охрану географических указаний для вин и крепких спиртных напитков.

Если не учитывать все факторы, то как, например, может быть предоставлена на территории одного государства охрана наименования для минеральной воды «Ак-Су», давно добываемой и в Российской Федерации на Северном Кавказе, и в Киргизии?

Название воды «Ак-Су», добываемой на Северном Кавказе, сопровождалось указанием – г. Нальчик, скважина 62-Г, Кабардино-Балкария, «Минеральные воды СССР» (пояснительная записка к карте минеральных вод СССР масштаба 1: 4000000), ЦНИИ курортологии и физиотерапии, Министерство здравоохранения СССР, Профиздат, М., 1974, стр. 108. На Северном Кавказе название «Ак-Су» используется только для обозначения минеральной воды.

Такое же название «Ак-Су» использовано для обозначения минеральной воды, источник которой расположен в Киргизии, ГОСТ СССР 13273- 88, «Воды минеральные питьевые лечебные и лечебно-столовые», стр.4.

В Киргизии географическое место, занятое курортным санаторием, где расположен указанный источник, также именуется Ак-Су.

Очевидно, что решение должно быть и законным, и справедливым, не ущемляющим права и законные интересы обеих сторон.

Подобная ситуация возможна и тогда, когда на территории одного государства, но в разных географических территориях исторически и традиционно добывается и реализуется природный продукт с близкими свойствами и имеющий или одно общее название, или включающий одно общее название и вместе с ним еще какое- либо иное название.

Название минеральной воды – «Нарзан» – зарегистрировано на имя ОАО «Нарзан», Кисловодск, под № 0015/0001 в качестве наименования места происхождения товара – минеральной воды, а под № 0015/0002 – на имя ТОО «Кавказские минеральные воды», Кисловодск, зарегистрировано свидетельство на право пользования данным наименованием места происхождения товара.

В качестве особых свойств минеральной воды «Нарзан» указаны следующие: прозрачная, без цвета, без запаха и обладает вкусом родниковой воды. Основной состав воды, мг/л: гидрокарбонаты 100–1500, сульфаты 300–500, хлориды 100–150, магний 80–120, кальций 300–400, натрий + калий 130–200. Используется в лечебной, курортной и диетической практике, относится к категории углекислых маломинерализованных (минерализация М = 2–3 г/л) сульфатно-гидрокарбонатных магниево-кальциевых.

Указанный в регистрации состав соответствует только «Кисловодскому нарзану».

В разъяснении, данном по поводу рассмотрения одной из заявок на обозначение «Нарзан» (письмо от 25.12. 1998 г. № 7-618 руководителя Федеральной службы геодезии и картографии России А.А. Дражнюка), отмечено, что одно лишь это слово не указывает на род или вид какого-либо географического объекта. Для обозначения места происхождения применяются различные формы обозначений, например, «Нарзан Кисловодский» или «Кисловодский нарзан».

В книге Г.С. Вартаняна «Месторождения углекислых вод горно-складчатых районов», М., Недра, 1977 на стр. 254–361 приведен каталог выходов углекислых вод Центрального и Северного Кавказа.

Отмечено 17 фактов исторического наименования источников углекислых минеральных вод с использованием в различных сочетаниях слова «нарзан», например:

«Сульфатный нарзан», «Доломитный нарзан», «Бирголыкский нарзан», «Даутский нарзан», «Магомет нарзан», «Тохтар нарзан», «Мисост нарзан», «Нарзан Терскол», «Касарский нарзан» и т.д.

Отсутствие в регистрации № 0015/0001 указания на наименование конкретного географического места происхождения минеральной воды может привести к столкновению с другими производителями минеральной воды, название которой также исторически включает в общее наименование само слово – «нарзан», но при условии, что воды именно этих источников также получили промышленное использование и превратились в товар, реализуемый на рынке.

В этом состоит основная проблема сохранения уникального названия минеральной воды, а уникальность зависит от исторически сложившихся фактов и реальных событий».

Таким образом, неверно указание Э.П.Гаврилова и Е.А.Данилиной на то, что я, якобы, предлагал в отношении наименований минеральных вод применить по аналогии ст. 22 Соглашения ТРИПС как «разрешающую применение одинаковых указаний для вин». О винах и спиртных напитках речь идет только в ст. 23 Соглашения ТРИПС «Дополнительная охрана географических указаний для вин и спиртных напитков».

Ст. 22 Соглашения ТРИПС «Охрана географических указаний» регулирует общие принципы предоставления охраны географическим указаниям в отношении различных товаров, особое качество, репутация или другие характеристики которых главным образом определяются их географическим происхождением.

Природные минеральные воды, будучи товаром, отвечают таким условиям, как «обладание особым качеством» и «географическое происхождение», а соответствие условию «репутация» (естественно, хорошая) нужно заслужить. Однако последнее условие касается любых товаров, претендующих на вхождение в клуб правообладателей наименований мест происхождения товаров.

Повторяюсь, что в моей публикации в отношении природных минеральных вод отмечено следующее: «Однако представляется, что в подобной ситуации правомерно если не прямое применение на практике принципа «аналогии закона», то хотя бы понимание «аналогии проблемы» и того, что статья 22 Соглашения TRIPS регулирует вопросы охраны географических указаний (наименований) в общем виде, независимо от вида продукта».

Именно в контексте изложенного и на основании ст. 22, а не 23 Соглашения ТРИПС в моей публикации приведен пример разных по составу природных минеральных вод под одинаковым названием «Ак-Су» (белая вода), добываемых или добывавшихся в России и в Киргизии.

Нельзя не согласиться с утверждением авторов, что «вопрос о том, какие особые свойства являются основными, а какие нет, очень важен, поскольку затрагивает интересы потребителей». Однако в отношении природных минеральных вод этот вопрос, простите, не стоит. Для природных минеральных вод состав является определяющим (особым) свойством, и двух одинаковых по составу минеральных вод, добываемых из разных источников, в природе просто не существует, поэтому на этикетках минеральных вод обязательно указывается их состав.

Ни законодатель в области интеллектуальных прав, ни эксперты, рассматривающие заявки, не могут и не должны по своему усмотрению дифференцировать свойства товаров на особые и не особые. По моему убеждению, только компетентный орган (или уполномоченные им организации) вправе устанавливать качественные и иные свойства, которым должен отвечать товар, наименование которого претендует на столь высокое звание – наименование места происхождения товара. Но сегодня компетентные органы в лице соответствующих министерств пока «отлынивают» от участия в разрешении данных вопросов.

И последнее в отношении высказывания Э.П.Гаврилова и Е.А.Данилиной о том, что «все перечисленные локальные воды «Нарзан», по нашему мнению, должны быть зарегистрированы как разные наименования мест происхождения товаров».

Авторы под термином «локальные воды «Нарзан», видимо, имели в виду «Бирголыкский нарзан», «Даутский нарзан», «Магомет нарзан», «Тохтар нарзан», «Мисост нарзан», «Нарзан Терскол», «Касарский нарзан» и т.д., перечисленные в процитированной ранее книге Г.С. Вартаняна. Нельзя согласиться с мнением Э.П.Гаврилова и Е.А.Данилиной о том, что все названия природных минеральных вод, включающие слово «нарзан», должны быть зарегистрированы как разные наименования мест происхождения товаров.

Соглашение ТРИПС в качестве объекта охраны рассматривает географические указания не в отношении продуктов как таковых, а в отношении товаров, и закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» рассматривает в качестве объекта охраны – наименование товара, а не наименование любого продукта.

Между понятиями «продукт» и «товар» не может стоять знак равенства. Товар – категория экономическая. Под товаром понимается продукт труда, произведенный для продажи. Если конкретный природный продукт не является товаром (хотя и может когда-то им стать), его название не может охраняться в качестве наименования места происхождения товара.

В моей цитируемой публикации непосредственно при анализе ситуаций с нарзанами указано:

«Отсутствие в регистрации № 0015/0001 указания на наименование конкретного географического места происхождения минеральной воды может привести к столкновению с другими производителями минеральной воды, название которой также исторически включает в общее наименование само слово – «нарзан», но при условии, что воды именно этих источников также получили промышленное использование и превратились в товар, реализуемый на рынке».

Если какая-либо природная минеральная вода, взятая из источника, потребляется населением, это еще не означает ее автоматического превращения в товар. Но как только эту природную минеральную воду будут продавать как товар, название ее исторически существующего природного источника может быть зарегистрировано в качестве наименования места происхождения данной минеральной воды, ставшей товаром. Естественно, что при этом подразумевается наличие разрешительных официальных документов на добычу и продажу воды, а также наличие всех сопутствующих легальному бизнесу сертификатов и лицензий.


[1] Джермакян В.Ю. Теория и практика охраны в Российской Федерации названий природных минеральных вод в качестве объектов промышленной собственности. М.: ИНИЦ Роспатента, 2002.