Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Временные границы действия права на товарный знак

Патентный поверенный, канд. юрид. наук В.Н.Дементьев

К исследованию и обсуждению темы побуждают два обстоятельства:

во-первых, отсутствие в Законе о товарных знаках прямых ответов на вопросы об определении моментов возникновения и прекращения действия права на товарный знак;

во-вторых, неустоявшаяся и подчас противоречивая судебная практика по этим проблемам. Хотя информационное письмо Президиума Высшего арбитражного суда от 29 июля 1997 г. № 19 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак»[1] сыграло важную роль в правоприменительной практике, оно основывалось еще на достаточно скромном числе принятых судебных актов и объективно не могло содержать рекомендаций по ряду принципиальных вопросов.

Когда у владельца возникает исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также запрещать его использование другим лицам: с момента внесения знака в государственный реестр или с более поздней даты – публикации сведений о регистрации в официальном бюллетене патентного ведомства, или вообще с какой-то другой даты?

Казалось бы, на этот вопрос дается ответ в п. 1 указанного Обзора: «Правовая охрана товарного знака обеспечивается на основании его государственной регистрации».

Однако, если обратиться к контексту этого заключения Высшего арбитражного суда, можно увидеть, что проблема государственной регистрации товарного знака и, в частности, может ли она считаться законченной, состоявшейся, если сведения о ней еще не опубликованы, не нашла здесь своего решения.

22 января 1998 г. (т.е. через полгода после выхода в свет указанного информационного письма) апелляционная инстанция Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, отказывая в иске по делу № А56-16622/97 владельцу товарного знака, в своем постановлении исходила из следующего:

«Правовая охрана товарного знака в РФ предоставляется на основании его государственной регистрации в соответствии со ст. 2, 8 – 19 Закона РФ «О товарных знаках...». Установленный указанным Законом порядок регистрации включает обязательную публикацию сведений, относящихся к регистрации товарного знака в официальном государственном бюллетене» (подчеркнуто мноюВ.Д.). И далее:

«При отсутствии государственной публикации порядок регистрации не может считаться законченным.

Исключительное право на товарный знак, приравненный к результатам интеллектуальной деятельности, возникает как «результат» и «объект правовой защиты» только после соблюдения всех требований, установленных ст. 18 – 19 Закона РФ «О товарных знаках...».

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, отменяя данное постановление апелляционной инстанции, заключил следующее:

«Вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии у истца исключительного права на товарный знак в связи с тем, что сведения, относящиеся к регистрации товарного знака, не опубликованы в официальном бюллетене, является необоснованным.

Согласно ст. 2 Закона РФ «О товарных знаках...» исключительное право на товарный знак возникает в силу его государственной регистрации».

Мнение, что правовая охрана товарного знака до публикации сведений о его регистрации не возникает, служило основанием для принятия решения об отказе владельцу знака в иске по делу № А56-20578/98, рассматривавшемуся Арбитражным судом г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В решении от 26 ноября 1998 г. суд исходил из того, что «с момента регистрации товарного знака до предоставления правовой охраны законодатель предусмотрел временной промежуток для упорядочения взаимоотношений сторон, не прибегая к злоупотреблению правом» (подчеркнуто мноюВ.Д.).

Чтобы дать основанный на законодательстве ответ на вопрос о моменте возникновения права на товарный знак, необходимо рассмотреть содержание каждого из правомочий, образующих в комплексе это право. В соответствии с п. 1 ст. 4 Закона о товарных знаках оно включает следующие правомочия владельца товарного знака:
   право пользоваться знаком;
   право распоряжаться знаком;
   право запрещать его использование другими лицами.

Право пользоваться знаком

Иногда высказывается мнение, что это право само по себе не имеет значения, что регистрация того или иного обозначения в качестве товарного знака – дело добровольное, и что право на использование того или иного обозначения для индивидуализации товара или услуг возможно и без его регистрации, что регистрация необходима только для того, чтобы разрешать или запрещать использование обозначения другим лицам.

Представляется, что такая точка зрения глубоко ошибочна. Именно право пользоваться товарным знаком является главным в рассматриваемой триаде. Прежде всего, только это право из всех трех может быть нарушено и, соответственно, защищено. Нельзя нарушить право распоряжения товарным знаком, поскольку Роспатент не зарегистрирует договор об уступке знака или лицензионный договор, если в качестве «распорядителя» правом выступает не его владелец.

В отношении права запретить использование знака также трудно представить ситуацию, когда такой запрет исходит от неправомочного на это лица. В то же время право пользоваться знаком нарушается и подлежит защите каждый раз, когда другое лицо вторгается в зону действия знака (использует его или обозначение, сходное с ним до степени смешения, для однородных товаров и услуг).

Другой аспект права использования заключается в том, что владелец товарного знака в отличие от других лиц имеет право использовать его даже в том случае, если зарегистрированный знак является сходным до степени смешения с другим знаком, имеющим более ранний приоритет.

Факт государственной регистрации раскрывает над таким спорным знаком защитный зонтик. Владелец более раннего знака не может запретить использование спорного знака до тех пор, пока не докажет, что его регистрация была ошибочной и таковая будет признана недействительной. Только с момента прекращения действия регистрации такого знака его дальнейшее использование повлечет за собой ответственность перед владельцем старшего знака.

Для реализации рассматриваемого правомочия пользования знаком достаточно юридического факта его государственной регистрации. Факт уведомления третьих лиц об этой регистрации, т.е. официальная публикация сведений о ней, не имеет значения. С момента регистрации знака у владельца возникает и правомочие на предупредительную маркировку, предусмотренное ст. 24 Закона о товарных знаках.

В соответствии с п. 4 ст. 46 Закона о товарных знаках лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет за это ответственность. Это относится и к владельцу знака, если маркировка была осуществлена до момента регистрации, например, после подачи заявки. Закон о товарных знаках не определяет формы ответственности за незаконную предупредительную маркировку, отсылая к законодательству Российской Федерации.

Право распоряжаться знаком

Для реализации этого права, так же, как и для права пользования знаком, факт публикации сведений о его регистрации значения не имеет.

Законодательство устанавливает уголовную (ст. 180 Уголовного кодекса Российской Федерации) и административную (ст. 10 Закона о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках) и ответственность за незаконную предупредительную маркировку (ст. 7 закона «О рекламе»).

Правопреемник (если речь идет об уступке знака) или лицензиат находится с владельцем знака в относительных правоотношениях, для возникновения и осуществления которых достаточного факта регистрации знака. Более того, уступка знака может быть осуществлена еще до его регистрации в соответствии с п. 6 (4) Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания.

Как известно, мнение Арбитражного суда г. Москвы и Федерального арбитражного суда Московского округа (дело № А40-6516/00-26-7 в отношении уступки заявки на товарный знак «Юнкерский») о том, что указанные Правила в этой части не подлежат применению, как противоречащие гражданскому законодательству, не было поддержано Высшим арбитражным судом Российской Федерации (Постановление Президиума Высшего арбитражного суда от 23 января 2001 г. № 5660/00).

Право запрещать использование знака

Следует различать запрещение готовящегося использования знака и запрещение уже осуществляемого использования.

Запрет готовящегося использования знака (например, при размещении в типографии заказа на изготовление этикеток с нанесенным на них товарным знаком или сходным обозначением) может осуществляться или в порядке самозащиты гражданского права, предусмотренной ст. 12 ГК РФ, в форме предупредительного письма, или же, вне зависимости от этого письма, или вследствие отрицательной реакции на него, в форме судебного иска, поскольку согласно ст. 1065 ГК РФ «опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность».

Такой предупредительный запрет использования знака является мерой защиты прав его владельца. Как известно, применение мер защиты не связывается с характером поведения нарушителя (виновным или невиновным). А поскольку это так, не имеет значения, знал или не мог знать нарушитель о регистрации знака. То есть право предупредительного запрета использования знака возникает в силу регистрации знака и не зависит от факта публикации сведений о ней.

Иное дело, когда речь идет о запрете фактически осуществляемого другими лицами несанкционированного использования товарного знака. Такой запрет означает прекращение дальнейшего использования («прекращение нарушения»), которое ст. 46 Закона о товарных знаках относит к видам юридической ответственности, наряду с взысканием с нарушителя причиненных убытков. Юридическая ответственность в гражданском праве возникает лишь вследствие виновного поведения (за исключением случаев, когда закон прямо определяет наступление ответственности без вины).

Виновным же поведение лица, несанкционированно использующего товарный знак, становится лишь в случае, если оно знало или должно было знать о регистрации используемого товарного знака.

Моментом, с которого третьи лица должны знать о факте регистрации того или иного товарного знака, считается дата публикации сведений о регистрации. Начиная с нее, продолжение использования чужого знака порождает вину или в форме злого умысла (знал о регистрации, но продолжал использование), или в форме небрежности (не знал о регистрации, так как не интересовался ею).

Таким образом, по общему правилу запретить использование знака третьими лицами можно с момента публикации сведений о регистрации. Именно с него исключительное право владельца знака становится абсолютным (действующим против любых лиц).

Вместе с тем право запретить использование другим лицом товарного знака может быть реализовано и до момента официальной публикации сведений о регистрации, если это лицо было уведомлено владельцем знака о приобретении им исключительных прав на знак (после момента регистрации). Продолжающееся и после уведомления использование знака определяет поведение пользователя как виновное.

Таким образом, в период между регистрацией знака и публикацией сведений о ней обязанность воздерживаться от его использования существует лишь у лиц, уведомленных о факте регистрации знака, и только они несут ответственность за его использование в этот промежуток времени. То есть исключительное право (право исключить других хозяйствующих субъектов из зоны действия знака) является в период между регистрацией знака и публикацией о ней относительным, касающимся, относящимся лишь к конкретным, адресно уведомленным о регистрации знака лицам. И лишь с момента официальной публикации сведений о регистрации право владельца знака становится абсолютным, т.е. относящимся к любым лицам, а не только к специально уведомленным.

Наступление ответственности третьих лиц за несанкционированное использование товарного знака после уведомления о его регистрации обосновывалось ранее Э.П.Гавриловым[2].

Правовое разделение исключительных прав на относительные в период между регистрацией и публикацией и абсолютные с момента публикации, уже реализовано в смежном, патентном праве. Речь идет о ст. 22 Патентного закона Российской Федерации, определяющей режим временной правовой охраны.

Согласно п. 1 этой статьи временная охрана в отношении изобретений предоставляется с даты публикации сведений о поданной заявке на выдачу патента. Но, если использующее изобретение лицо уведомлено заявителем о факте подачи заявки до ее официальной публикации, временная правовая охрана возникает (в отношении этого лица) с даты уведомления. С этой же даты она возникает и в отношении промышленных образцов и полезных моделей, заявки на которые вообще не публикуются.

Проект изменений и дополнений Закона о товарных знаках, находящийся на рассмотрении в Государственной думе, содержит дополнение п. 1 ст. 4 следующим абзацем: «Исключительное право на товарный знак осуществляется в период действия регистрации товарного знака, начиная с даты публикации в официальном бюллетене сведений о регистрации товарного знака».

Как видим, предлагается установить единый момент возникновения исключительного права на товарный знак – дату публикации сведений о его регистрации.

Как показано выше, для правомочий использования знака и распоряжения им достаточно юридического факта регистрации знака. Кроме изложенных рассуждений в пользу установления для них в качестве момента их возникновения даты регистрации знака, можно обратить внимание разработчиков законопроекта на то обстоятельство, что использование знака его владельцем в соответствии с Законом – это не только право, но и обязанность владельца под угрозой прекращения действия регистрации знака в случае его неиспользования. Исчисление же периода обязательного использования ст. 22 Закона о товарных знаках связывает, в частности, с датой регистрации знака, и нелогично устанавливать разные даты для моментов возникновения, с одной стороны, права, а с другой –обязанности использования знака.

Поэтому указанная формулировка нуждается в уточнении, заключающемся в том, что не исключительное право в целом осуществляется с даты публикации сведений о регистрации, а лишь право запрещать использование знака другими лицами.

С учетом вышеизложенного эта формулировка могла бы быть следующей:

«Исключительное право владельца знака использовать знак и распоряжаться им возникает с момента регистрации знака. Право запретить использование товарного знака осуществляется в период действия регистрации товарного знака, начиная с даты публикации в официальном бюллетене сведений о регистрации товарного знака, а если лицо, использующее зарегистрированный знак, было уведомлено о факте регистрации до даты указанной публикации – с даты уведомления этого лица».

В отличие от начального момента действия права на товарный знак определение конечного момента особых сложностей не вызывает. Перечисленные в ст. 29 Закона о товарных знаках причины аннулирования регистрации (а значит и прекращения действия знака) можно разделить на:

аннулирование по воле владельца (куда можно отнести прекращение срока действия регистрации товарного знака, отказ владельца от регистрации, ликвидацию юридического лица или прекращение предпринимательской деятельности физического лица – владельца знака);

аннулирование по решению органа, которому законом предоставлено это право.

В первом случае действие охраны прекращается, соответственно, на дату истечения срока действия регистрации или подачи заявления об отказе от регистрации (поскольку таковое удовлетворяется автоматически) и, наконец, на дату внесения изменений в документы госрегистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Причины второго рода можно, в свою очередь, разделить на два разных вида с разными последствиями в отношении прекращения действия регистрации:

отмена регистрации в связи с признанием ее недействительной, поскольку она производилась в нарушение требований, установленных Законом о товарных знаках. Регистрация такого обозначения считается не возникшей, она была изначально юридически ничтожной, не порождающей прав владельца товарного знака и корреспондирующих ему обязанностей других лиц;

прекращение действия регистрации по причинам, возникшим в период ее действия (по причине неиспользования знака или из-за превращения его в обозначение, вошедшее во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида). Моментом прекращения действия исключительного права на товарный знак в этих случаях является дата вступления в силу решения уполномоченного органа. В настоящее время это Высшая патентная палата, решения которой вступают в силу с даты его направления заинтересованным лицам.

В заключение несколько слов об исчерпании прав, основанных на регистрации товарного знака. В соответствии со ст. 23 Закона о товарных знаках оно не означает прекращение действия регистрации товарного знака. Она не действует лишь в отношении тех лиц, которые осуществляют (вернее продолжают) гражданский (хозяйственный) оборот товаров, введенных в него самим владельцем знака или с его согласия.


[1] Патенты и лицензии. 1997. № 11. С. 40.
[2] Гаврилов Э.П. Исключительные права на нематериальные объекты//Патенты и лицензии. 2001. № 3. С. 17 – 18.