Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 



Толкование норм патентного закона экспертизой

М.Я.Подоксик - патентный поверенный (Санкт-Петербург).

В соответствии с Патентным законом Российской Федерации и Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение экспертиза на всех стадиях рассмотрения заявки должна осуществлять анализ заявленного изобретения с целью определения того, относится ли оно к перечню принципиально непатентоспособных предложений, перечисленных в п. 3 ст. 4 Закона.

В статье О.В.Ревинского[1] приводится алгоритм действий заявителя, направленных на то, чтобы избежать отнесения заявленного объекта к непатентоспособным по п. 3 ст. 4 Патентного закона. При этом особо подчеркивается, что соответствие заявленного объекта условиям патентоспособности определяется по всей совокупности признаков, приведенных в независимом пункте формулы изобретения, и наличие в формуле признаков как допустимых для патентования объектов, так и объектов, изъятых из патентования, «никак не влияет на отношение к самому объекту изобретения, охарактеризованному в такой формуле изобретения».

Авторы другой статьи, В. Сурин и Т. Фокина[2], приводят алгоритм действий экспертизы по предотвращению выдачи патентов на изобретения, изъятые из патентования в соответствии с той же нормой Патентного закона. Один из этапов этого алгоритма – выяснение, к какому виду непатентоспособного изобретения относится заявленный объект. С этой целью авторы статьи предлагают соотносить смысловое содержание признаков формул с их определением, приведенном в специализированной литературе (энциклопедии, толковые и технические словари, словари русского языка и т.п.).

А что если анализ совокупности признаков, включенных в формулу изобретения показывает, что его нельзя отнести к перечню принципиально непатентоспособных, но эксперт субъективно полагает, что данное изобретение относится к непатентоспособным? Тогда судьба заявки во многом зависит от субъективного толкования экспертом норм Патентного закона.

К сожалению, на практике встречаются случаи, когда эксперт, неправильно оценив заявленное техническое решение, отказывает в выдаче патента, отнеся заявленное решение к перечню объектов, исключенных из охраны в соответствии с п. 3 ст. 4 Патентного закона. При этом, аргументируя свой вывод, он субъективно толкует нормы закона, манипулируя отдельными, изъятыми из Закона словами и фразами, соотнося их с определениями в специализированной литературе.

На примерах из практики рассмотрим, к чему это приводит. Подчеркнем, что приведенный анализ не относится к разбору конкретных заявок, поскольку на их месте могут оказаться другие, а лишь проиллюстрируем подход некоторых экспертов к их рассмотрению.

Так, экспертизой были рассмотрены две заявки на изобретения: одна – на способ обучения, а вторая – на способ игры. По обеим заявкам заявители получили аналогичные по формулировке отказные решения. Отказ мотивировался тем, что заявленные объекты отнесены к «методам организации и правилам». И на основании п. 3 ст. 4 Патентного закона оба предложения признавались непатентоспособными. Для подтверждения своих доводов два разных эксперта одного отраслевого отдела ссылались на энциклопедические понятия слов «организация» и «правила».

При рассмотрении этих заявок эксперты Апелляционной палаты Роспатента подтвердили правильность доводов экспертов отраслевого отдела. Во-первых, они подтвердили правильность формулировок отказных решений экспертов отраслевого отдела, в которых заявленные предложения были отнесены к «методам организации и правилам, а не к методам организации и управления хозяйством». Во-вторых, в решениях Апелляционной палаты утверждалось, что Патентный закон «разделяет методы организации и методы управления хозяйством», и что «в третьем абзаце п. 3 ст. 4 Закона идет речь о двух разных непатентоспособных объектах». При этом эксперты ссылались на несоответствие падежей слов «организация» и «хозяйством», которые, по их мнению, не образуют словосочетания.

Для подтверждения своих выводов эксперты Апелляционной палаты привели следующие ссылки, относящиеся к словам «организация» и «правила».

Организация – это «1) Внутр. упорядоченность, согласованность, взаимодействие более или менее дифференцированных и автономных частей целого, обусловленные его строением. 2) Совокупность процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого. 3) Объединение людей, совместно реализующих программу или цель и действующих на основе определ. правил и процедур»[3].

Правило – «собрание, свод каких-либо положений, установок, определяющий порядок чего-либо»[4].

Как известно, в п. 3 ст. 4 Патентного закона представлен исчерпывающий перечень объектов, которым не предоставляется правовая охрана, и, в частности, сказано: «Не признаются патентоспособными изобретениями: ...методы организации и управления хозяйством; условные обозначения, расписания, правила;...».

Однако сам Закон не расшифровывает такие понятия, как «методы организации и управления хозяйством» и «условные обозначения, расписания, правила». Их расшифровка содержится в комментариях к Патентному закону[5]: «Методы организации и управления хозяйством относятся к рациональному использованию средств и предметов труда и рабочей силы без изменения самих средств и предметов труда и характера их взаимодействия, планированию, учету и т.п.».

Можно добавить, что аналогично они толковались и в действовавшем до 1991 г. Положении об открытиях и изобретениях. В нем методы организации и управления хозяйством, которым не предоставлялась правовая охрана, расшифровывались как: «планирование, финансирование, снабжение, учет».

Что касается понятия «правила», то в Патентном законе оно указано среди понятий, разделенных между собой запятой: «условные обозначения, расписания, правила[5]». Здесь также можно сослаться на комментарии в упомянутом выше сборнике под редакцией А.Д.Корчагина:

«Условные обозначения, расписания, правила являются средством представления информации и служат удовлетворению общественных потребностей не сами по себе, а опосредованно, в результате интерпретации информации, в соответствии с предшествующей договоренностью, о ее смысле, что особенно видно на примере условных обозначений. В ряде случаев такие предложения граничат с методами организации и управления хозяйством (например, расписание движения автобусов, правила пользования метрополитеном)».

Для толкования понятия «правило», употребляемого в смысловом контексте формулировки, приведенной в Патентном законе: «условные обозначения, расписания, правила», можно также сослаться на «Толковый словарь русского языка», где сказано, что слово «правило» означает «положение, выражающее закономерность, постоянные соотношения в чем-то и являющееся основанием какой-то системы, какого-то ряда явлений, действий»[6].

Анализируя вышеприведенные доводы экспертов и соотнося их с известным толкованием норм, перечисленных в п. 3 ст. 4 Патентного закона, а также с соответствующими определениями в специализированной литературе, можно сделать следующие выводы.

Относительно мнения экспертов Апелляционной палаты о словосочетании «организация и управление хозяйством» и о несоответствии падежей в словах «организация» и «хозяйством» следует сказать, что словосочетание «организация и управление хозяйством» относится к устоявшимся за многие десятилетия существования СССР терминам, широко применявшимся в управлении социалистическим общественным производством. Это словосочетание используется в производственно-хозяйственной деятельности, причем «ни одна из категорий – «организация» или «управление» – не является первичной по отношению к другой, а обе они взаимодополняют друг друга»[7].

Данное словосочетание входит в описание кода Государственного рубрикатора научно-технической информации (ГРНТИ), который представляет собой универсальную иерархическую классификационную систему областей знаний, принятую для систематизации всего потока научно-технической информации в государствах СНГ (код 06.75.00 – экономические проблемы организации и управления хозяйством страны).

Как известно, в СССР патентный закон разрабатывался в конце 1980 – начале 1990-х гг. (когда еще не вошли в обиход термины подобные «менеджменту» (в пер. с англ. – «управление, организация»), и данное словосочетание вошло в формулировку юридической нормы сначала в законе СССР «Об изобретениях в СССР», а затем – в Патентном законе Российской Федерации и в Патентной инструкции к Евразийской патентной конвенции).

Утверждение экспертов Апелляционной палаты о том, что Патентный закон «разделяет методы организации и методы управления хозяйством», явно искажает смысл закона, поскольку, во-первых, рассматриваемая норма относится к единому понятию «организация и управление хозяйством», а, во-вторых, словосочетание «методы организации» не имеет самостоятельного смысла (методы организации кого? чего?; или методы какой? организации).

Относительно понятия «организация» эксперты в подтверждение своих доводов процитировали «Советский энциклопедический словарь»: «Совокупность процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого».

В «Философской энциклопедии» по поводу этого понятия сказано, что «Определяя организацию, ее обычно прежде всего характеризуют через упорядоченность»[8].

Если же обратиться к упомянутому выше сборнику под редакцией А.Д.Корчагина, то в нем на с. 24 о способе, как объекте изобретения, прочтем:

«Представляется целесообразным воспринять устоявшееся представление о способе как о процессе выполнения действий над материальным объектом с помощью материальных объектов. Наличие процесса, характеризуемого такого рода действиями (или хотя бы одним действием), является неотъемлемой чертой способа, как объекта изобретения». И далее: «Если способ включает несколько действий, то, поскольку процесс могут составить только взаимосвязанные действия, в числе признаков способа должны быть такие, которые характеризуют взаимосвязь этих действий посредством указания их последовательности, одновременности или другим образом, в том числе и в виде взаимосвязи режимов разных действий, условий перехода от предыдущего действия к последующему и др.».

Сопоставляя приведенное выше понятие о способе с энциклопедическими понятиями слова «организация», можно сделать однозначный вывод о том, что к любому способу, как объекту изобретения, относится понятие «организация». При этом следует подчеркнуть, что если существует «взаимосвязь этих действий посредством указания их последовательности…», значит существует их упорядоченность, которая также характеризует наличие организации!

По этой причине любой способ, если следовать мнению экспертов Апелляционной палаты и рассматривать изъятое из контекста Патентного закона слово «организация», может быть отнесен к «методам организации», и в соответствии с п. 3 ст. 4 как объект изобретения не может быть признан патентоспособным.

Следует отметить еще одно важное обстоятельство, возникающее вследствие произвольного обращения с нормой Закона и «выдергивания» из него отдельных фраз и слов.

В «Философской энциклопедии»[9] в определении значения слова «правило» сказано: «Всякий метод, или способ, можно рассматривать как систему (список) правил».

Об этом и было сказано в поданных заявителями обеих заявок в Апелляционную палату возражениях, содержащих ссылку на книгу А.П.Сергеева[10]. В ней понятие «способ» определяется как «совокупность приемов, выполняемых в определенной последовательности или с соблюдением определенных правил».

Поэтому в поданных в Апелляционную палату возражениях утверждалось, что выделить слово «правила» из контекста нормы закона нельзя, так как его значение может иметь смысл, не соответствующий норме закона. Но если следовать мнению экспертов Апелляционной палаты, то к любому способу можно отнести и понятие «правила», и в соответствии с п. 3 ст. 4 Патентного закона любой способ, как объект изобретения, не может быть признан патентоспособным.

Из приведенного анализа очевидно, что искажение нормы закона, неправомочное ее препарирование и выделение отдельных слов и фраз приводит к неправильному толкованию нормы закона и ее неверному использованию.

В статье А.Д.Корчагина, В.Ю.Джермакяна, В.К.Казаковой[11] проанализирован подход экспертов Госпатента Украины к решению вопроса о неправомочном отнесении заявленного объекта к принципиально непатентоспособным объектам промышленной собственности, и высказано мнение, что «такой опыт не привьется на отечественной почве». К сожалению, на практике мнения отдельных экспертов расходятся с нормами Патентного закона, а это непременно приводит и к нарушению законных прав заявителей.


[1] Ревинский О.В. Если признаки объектов не признаны патентоспособными…//Патенты и лицензии. 2001. № 2. С. 16.
[2] Сурин В., Фокина Т. О заявленных обозначениях, не подлежащих правовой охране по закону//Интеллектуальная собственность. 2000. № 10. С. 40.
[3] Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1986. С. 935.
[4] Словарь русского языка. Т. 3. М., 1959. С. 482.
[5] Охрана изобретений и полезных моделей по Патентному закону Российской Федерации/Под ред. А.Д.Корчагина. СПб., 1993. С. 34.
[6] Толковый словарь русского языка. Т.З/Под ред. Д.Н.Ушакова. М., 1993. С. 692.
[7] Управление социалистическим производством: Словарь. М.: Экономика, 1983. С 144.
[8] Философская энциклопедия. Т.4. М.: Советская Энциклопедия, 1967. С. 160 – 161.
[9] Указ. соч. С. 329 – 330.
[10] Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. М.: Проспект, 1996. С. 359.
[11] Корчагин А.Д., Джермакян В.Ю., Казакова В.К. Квалификация условных обозначений при экспертизе//Патенты и лицензии. 1997. № 8. С. 1.