Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Доказательства промышленной применимости композиций

А.Н.Шведова - заведующая сектором промышленной собственности ОАО «СевкавНИПИгаз»
Е.К.Расулова - научный сотрудник (г.Ставрополь).

В подпункте 3.2.4.5 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение указываются сведения, подтверждающие возможность осуществления изобретения. Анализируя собственную практику патентной защиты композиций (составов и смесей), полученных физико-химическим путем, мы решили поделиться своими соображениями, которые, на наш взгляд, необходимо учесть при обновлении Правил.

Достаточно неконкретен следующий абзац из подпункта 3.2.4.5 (3): «Если изобретение относится к композиции (смеси, раствору, сплаву, стеклу и т.п.), приводятся примеры, в которых указываются ингредиенты, входящие в состав композиции, их характеристика и количественное соотношение. Описывается способ получения композиции, а если он содержит в качестве ингредиента новое вещество, описывается способ его получения».

По нашему мнению, необходимо расширить понятие «характеристика». Характеристика ингредиентов, в первую очередь, должна включать ГОСТ, ОСТ либо ТУ на компоненты, имеющие широкую известность, в том числе и по патентной документации. В этом случае в материалах заявки достаточно указывать только номера соответствующих документов, а на экзотические реагенты (всевозможные отходы или полупродукты технологических процессов) необходимо представлять ТУ (желательно вместе с материалами заявки), что существенно облегчит работу государственных патентных экспертов.

Относительно «нового вещества» непонятно, что значит «описать способ его получения»? Скорее всего в произвольной, хвалебной форме, ведь от себя, любимого: автора, заявителя, патентообладателя. Не требуется подтверждать такие сведения актами наработки заявляемых реагентов и опытной проверки их физико-химических свойств, а также заверять подписями независимых третьих лиц или подписью руководителя организации, скрепленной печатью.

Но возникает вопрос: можно ли доверять такой информации? Не рискует ли ФИПС Роспатента, в первую очередь, своей репутацией как орган, осуществляющий государственную экспертизу технических решений? Многие скажут: «Ну и пусть такие патентообладатели охраняют пустоту своими «дутыми» патентами». Но, как знать, может быть, в будущем именно они помешают получить патент на перспективное решение, имеющее значительный промышленный результат?

Подпункт 19.5.1 (2) гласящий, что «при отсутствии возможности использования изобретения проверяется, содержат ли материалы заявки указания назначения заявленного объекта изобретения», также необходимо дополнить. Ибо каким образом государственный патентный эксперт устанавливает факт использования изобретения, в частности, на композицию, полученную физико-химическим путем?

Прежде всего проверкой известности реагентов, т.е. наличие номеров ГОСТов, ОСТов и особенно ТУ. Быть может они устарели, не переоформлены. Если есть сомнения, то, конечно, необходимо запросить такие ТУ у заявителя.

В случае неизвестности одного или нескольких реагентов, входящих в заявляемую композицию, – проверкой документации, подтверждающей факт их получения. Конечно, в эту документацию должны входить акты по наработке реагентов, причем в объемах, достаточных для промышленного применения заявляемой композиции. Таким же образом должны подтверждаться физико-химические свойства реагентов.

Собственно говоря, мы не открыли Америку. Аналогичная практика государственной экспертизы существовала в 1970 – 1980-х гг. Судить о ней мы можем в основном по работе экспертов отдела горного дела и строительства ФИПС. Хотя и в то время, в пору действия ЭЗ-1-74, ЭЗ-2-74, не было нормативной базы для такого подхода. Так, в процессе ведения делопроизводства по заявке «Структурообразователь кислых почв» (авт. свид. № 1331882) предварительная экспертиза, а также эксперты отдела сельского и лесного хозяйства запросили ГОСТ, ОСТ или ТУ на отработанные буровые растворы, а также на их отдельные компоненты. По заявке «Композиция для цементного раствора» (авт. свид. № 1773093) эксперты отдела горной промышленности обратились с просьбой выслать ТУ на смесь олигоэтилсилоксанов и суперпластификатор С-3.

Аналогичную практику мы используем и теперь при составлении заявки на патент. Рассмотрим различные ситуации.

Патент СССР № 1836849 «Буровой раствор». Прототипом к этой композиции взят состав, содержащий натрийкарбоксиметилцеллюлозу (Nа-КМЦ), модифицированную алюминием со степенью замещения по карбоксиметильным группам 60,0-85,0, ТУ 6-55-5-88. В патенте заявлена физико-химическая композиция на основе низкозамещенной Nа-КМЦ, со степенью замещения 49,5-59,0.

Этот реагент выпускал НПО «Полимерсинтез» (г.Владимир). При подготовке первичных материалов мы не выявили источников информации об этом реагенте. По неизвестным нам причинам НПО «Полимерсинтез» не защитил способ получения этого вещества, а впоследствии – и индивидуальное химическое соединение. Чтобы доказать, что этот реагент действительно существует, мы представили в первичных материалах заявки акт о выпуске экспериментальных образцов низкозамещенной Nа-КМЦ с подтверждением ее физико-химических свойств, утвержденный руководителем НПО «Полимерсинтез».

Такая же ситуация возникла с композицией, защищенной патентом РФ № 2013435 «Буровой раствор». В ней одним из компонентов являлась натриевая соль КМЦ, модифицированная алюминием и лапролом – продуктом поликонденсации окиси этилена с сернокислым натрием. Нами также был представлен акт о наработке указанного реагента.

В патенте РФ № 200577 «Твердый пенообразователь для удаления жидкости из газовых и газоконденсатных скважин» защищена композиция, содержащая в том числе неионогенное поверхностно-активное вещество (ПАВ). В материалах заявки представлен широкий перечень реагентов, относящихся к неионогенным ПАВ: ОП-10 по ГОСТ 8433-88 с указанием характеристики реагента, неонол марки АФ4 по ТУ 38.103625-81, а также блок-сополимеры особой общей формулы. Последние не гостированы, но их характеристика изложена в описании в авт. свид. № 1198191, что и было указано.

Консультации с государственными патентными экспертами отдела горного дела и строительства о том, как повысить достоверность заявочных материалов на композиции, не изменили суть дела. Эксперты считают, что заявитель, патентообладатель за все сведения несет персональную ответственность.

Отсутствие расширительного толкования термина «характеристика» в Правилах затрудняет работу патентоведов на местах, так как разработчик НИР не всегда корректен в этих вопросах, а подкрепить наше требование документально нечем. Это, в свою очередь, чревато возникновением конфликтной ситуации, отсылкой недоброкачественных материалов. А если прогнозировать эту негативную ситуацию далее, возможны ссылки на ТУ с просроченным сроком действия или даже подделка их номеров. Вот и получается, что ТУ на технологический процесс давно устарели, либо их вообще не существовало, а реагенты (конечные продукты процесса, полупродукты, отходы) якобы существуют. О какой промышленной применимости может идти речь?

Кроме того, в подпункте 3.2.4.5 Правил указано на необходимость подтверждать возможность получения при осуществлении изобретения того технического результата, который указан в разделе «Сущность изобретения».

Для композиций, применяемых при бурении скважин и их капитальном ремонте, технический результат может быть комплексным, отражающим как физико-химические свойства композиций (например, для пенных систем: повышение кратности и устойчивости, коэффициент восстановления проницаемости, что может быть подтверждено актом лабораторных испытаний), так и ее технологические свойства (т.е. эффект в промышленных условиях, например, сокращение сроков освоения скважин за счет сохранения естественной проницаемости продуктивных пластов).

В связи с этим в материалах заявки наряду с лабораторными примерами мы обязательно приводим один пример с использованием промышленного оборудования и достаточно уверенно прогнозируем технологичность заявляемых композиций.

К сожалению, Правилами жестко не регламентируется представление актов как лабораторных испытаний, так и промышленных. В результате достоверность прогнозов не всегда подтверждается на практике. Так что прав А.В.Лисовский[1]: Правила необходимо совершенствовать.


[1] Лисовский А.В. Давайте править правила//Патенты и лицензии. 2001. № 2. С. 35.