Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 


Федерация Защиты Правообладателей

Уголовное законодательство и защита интеллектуальной собственности

Бедарева Елена Павловна

Е.П.Бедарева - патентный поверенный (Санкт-Петербург).

Как известно, совершенных законов не бывает. Особенно это характерно для нашего общества, где полным ходом идет реорганизация всего законодательного «парка»: вводятся в действие новые законы, вносятся изменения в старые законодательные акты.

Развитие рыночных отношений в России, расширение мировых интеграционных процессов в социально-экономической и правовой сферах вызывают необходимость приведения отечественного законодательства в соответствие с современными условиями и международно-правовыми принципами. Как показывает практика, посягательства на авторские, смежные и патентные права влекут за собой не только материальный и моральный ущерб авторам или иным правообладателям, но и сопряжены с незаконным извлечением не контролируемых государством доходов, нарушением государственных интересов, препятствуют реализации принципов правового государства.

Увеличение числа преступных деяний, причиняющих вред обладателям исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, обусловлено не только высоким уровнем нарушений правоотношений интеллектуальной собственности в целом, но и недостаточно эффективной реализацией принципа неотвратимости ответственности в случае совершения преступлений, предусмотренных ст. 146, 147 и 180 Уголовного кодекса Российской Федерации. Из-за слабой разработки уголовно-правовых средств защиты объектов интеллектуальной собственности правоприменительные органы испытывают серьезные проблемы в единообразном понимании и толковании ряда объективных и субъективных признаков состава нарушения авторских, патентных и иных прав по ст. 146, 147 и 180 УК РФ.

Несовершенство уголовного законодательства в области интеллектуальной собственности налицо. На мой взгляд, это объясняется несколькими причинами. Прежде всего – несовершенством норм самого уголовного законодательства. С моей точки зрения, ст. 146 и 147 УК РФ следовало бы поместить в главу, посвященную экономическим преступлениям, поскольку вред наносится больше собственности, нежели личности. Собранные воедино, статьи, посвященные преступлениям в области интеллектуальной собственности, позволили бы правоохранительным органам выработать более четкую правоприменительную практику.

Действующая редакция ст. 146 УК РФ таит в себе много сложностей, которые существенно затрудняют процесс квалификации преступных посягательств на исключительные права авторов и иных правообладателей. Возможно, законодатель, во-первых, не считал это деяние достаточно распространенным, а во-вторых, не предполагал, что на самом деле здесь все гораздо сложнее, чем простой плагиат. В результате ст. 146 допускает различные толкования, что недопустимо для закона. Это как раз та норма, о практике применения которой говорят: «Два юриста – три мнения».

Однако законодательство не стоит на месте. Под давлением юридической общественности, занимающейся проблемами авторского права, 11 июня 2002 г. Государственная дума приняла во втором чтении новую редакцию ст.146 УК РФ*.

* Проект федерального закона № 162866-3 «О внесении изменений в статью 146 Уголовного кодекса Российской Федерации»/Правовая система «КонсультантПлюс».

Законопроект ужесточает наказание за преступление, предусмотренное ст. 146 УК РФ, причем предлагается выделить присвоение авторства в отдельный состав, что довольно разумно. Привлечение к уголовной ответственности за простой плагиат – слишком суровое наказание. По всей вероятности, в таких случаях должна наступать разумная гражданско-правовая ответственность, так как наиболее общественно опасные последствия создает именно незаконное использование объектов авторских прав.

Законопроект конкретизирует действия, характеризующие противоправность и общественную опасность посягательств на объекты авторского и смежных прав. Так, новая редакция ч. 2 ст. 146 помимо уже существующего в нынешней редакции «незаконного использования», содержит такие понятия, как «незаконное распространение объектов авторского права или смежных прав, а также незаконное приобретение, хранение и перевозка с целью сбыта контрафактных экземпляров произведений и фонограмм».

В новой редакции ч. 3 ст. 146 введен новый квалифицирующий признак, а именно: совершение деяния «лицом с использованием своего служебного положения». Появление такого признака должно остановить тех, кто в силу своих служебных обязанностей имеет дело с первоисточниками авторских и смежных прав, которые потом продаются изготовителям пиратских копий.

Судебная практика подтверждает, что нарушение авторских и смежных прав совершается из корыстных побуждений и сопряжено с извлечением дохода. Однако понятие крупного ущерба при нарушении авторских и смежных прав представляет собой оценочный признак объективной стороны данного состава преступления, не раскрытый в уголовном законе. Поэтому особенно актуально появление в новой редакции ч. 2 ст. 146 УК РФ альтернативного условия уголовной ответственности за совершение рассматриваемого преступления. А именно: «крупного размера» и «особо крупного размера». Законодатель предусмотрел примечание (чего ранее не было) к анализируемой статье. Оно содержит пояснение, что «под крупным размером в настоящей статье понимается стоимость экземпляров произведений или фонограмм, которая в двести раз превышает минимальный размер оплаты труда, а под особо крупным – в пятьсот раз».

Хотелось бы также отметить появление новой санкции в ч. 3 ст. 146 УК РФ – «лишение свободы с конфискацией имущества». Таким образом, статья из плохо работающей должна превратиться в статью-трудягу, которая поможет правоохранительным органам в борьбе с пиратством, а авторам и правообладателям – защищать свои права.

Теперь обратимся к ст. 147 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за нарушение патентных и изобретательских прав. Известно, что на практике меры уголовной ответственности за такие нарушения не применяются. По мнению ряда специалистов, это не дискредитирует данные нормы, поскольку они выполняют превентивные функции. Такой вывод представляется спорным. Бездействие механизма уголовной ответственности в условиях, когда нарушения прав изобретателей и патентообладателей носят массовый характер, порождает атмосферу беззакония. Поэтому более убедительными являются мнения тех ученых, которые предлагают либо вообще исключить из уголовного законодательства этот состав, либо на практике применять меры уголовно-правовой ответственности к нарушителям.

Диспозиция ст. 147 УК РФ охватывает широкий круг действий. Она предусматривает ответственность не только за незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, но и за разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, а также присвоение авторства или принуждение к соавторству.

Применение одинаковых санкций за такие разные деяния, перечисленные в ст. 147 УК РФ, нарушает принцип справедливости уголовного права (ст. 6 УК РФ). Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления. В связи с исключительным характером изобретательских и патентных прав, нарушение которых грубо ущемляет интересы правообладателей, необходимо выделить присвоение авторства и принуждение к соавторству в отдельный состав.

Кроме того, бланкетный характер этой статьи также создает трудности при квалификации данного преступления. Поэтому нужно конкретизировать действия, которые определяют противоправность и общественную опасность посягательства на объекты патентного права. Ст.147 УК РФ довольно емкая, но степень ее изученности в научной литературе обратно пропорциональна ее обширности. Поэтому задача патентоведов совместно с юристами – подготовить свои предложения для внесения изменений в действующую редакцию статьи.

Другой проблемой использования уголовного законодательства при защите объектов интеллектуальной собственности является невозможность привлечения к уголовной ответственности юридических лиц. Согласно ст. 19 УК РФ субъектом преступления может быть лишь физическое лицо.

Известно, что при обсуждении проекта действующего УК мнение о введении ответственности юридических лиц превалировало, но по результатам голосования в первом чтении в Государственной думе данная норма в Кодекс не вошла. Думается, что обсуждение вопроса об уголовной ответственности юридических лиц все равно должно продолжаться, хотя бы для того, чтобы законодатель понял необходимость такой ответственности. Ведь, например, ответственность юридических лиц в административном и гражданском праве считается обоснованной.

Вопрос об уголовной ответственности юридических лиц за преступления в области интеллектуальной собственности чрезвычайно актуален. Действующим уголовным законодательством все преступления в этой области отнесены к категории преступлений небольшой тяжести. Следовательно, законодатель не считает необходимым сдерживать преступность в области интеллектуальной собственности при помощи наказания в виде лишения свободы. Но, как уже отмечалось, нельзя признать эффективным применение и других видов наказания, предусмотренных за преступления в области интеллектуальной собственности. Поэтому законодатель должен не ужесточать наказания в отношении физических лиц, а внести изменения как в общую, так и в особенную части УК РФ, предусматривающие в определенных случаях уголовную ответственность юридических лиц.

Известно, что в системе уголовных наказаний (ст. 44 УК РФ), наряду с лишением свободы, ее ограничением и т. д., существуют такие виды наказания, которые могли бы применяться как к физическим, так и юридическим лицам. Речь идет о штрафах, лишении права заниматься определенной деятельностью и конфискации имущества. Необходимо назначать такие уголовно-правовые санкции за преступления в области интеллектуальной собственности, чтобы сделать экономически невыгодной деятельность предприятий при нарушении уголовно-правовых норм. Имеется в виду существенный размер штрафов, которые могли бы налагаться на юридическое лицо. Таким образом, установление имущественных уголовно-правовых санкций для юридических лиц за совершение рассматриваемой категории преступлений поможет более эффективно использовать систему наказаний, предусмотренных законом.

В рамках уголовного судопроизводства существует возможность путем предъявления гражданского иска заинтересованному лицу (гражданский истец или прокурор) реализовать право на возмещение материального, а также морального ущерба от преступления. Основанием такого гражданского иска являются юридические факты, которые дают повод для обращения с требованием о возмещении вреда и порождающие правоотношения между истцом и обвиняемым (гражданским ответчиком) в совершении преступления, и, как следствие, причинение вреда частным или юридическим лицам.

Согласно ст. 54 Уголовно-процессуального кодекса РФ в качестве гражданских ответчиков могут быть привлечены предприятия, учреждения и организации, которые в силу закона несут ответственность за вред, причиненный преступлением.

Гражданский иск в уголовном деле освобождается от государственной пошлины (ч. 2 ст. 44 УПК РФ), что является его характерной особенностью в сравнении с исковым производством в гражданском процессе. Кроме того, доказывание гражданского иска, предъявленного по уголовному делу, производится по правилам, установленным УПК. Это означает, что в отличие от гражданского процесса, где каждая сторона должна сама доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, в уголовном процессе доказывание является обязанностью лица, производящего дознание, следователя и прокурора.

При наличии достаточных данных о причинении преступлением вреда орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны принять меры обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска. Обеспечение гражданского иска осуществляется путем наложения ареста на имущество обвиняемого, подозреваемого или иных лиц (в том числе и юридических), несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем.